К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 49


Содержание тома 49

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Москва-1974


К. МАРКС
и
Ф.ЭНГЕЛЬС

ТОМ

49

3K1

., 10101—307 „


[ v

»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сорок девятый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит четыре экономические работы К. Маркса: 1) «Глава шестая. Результаты непосредственного процесса производства»; 2) «Форма стоимости»; 3) фрагменты из авторизованного фран­цузского издания I тома «Капитала» и 4) рукопись первого варианта второго тома «Капитала» — «Вторая книга. Процесс обращения капитала». Эти работы написаны Марксом в период с июля 1863 по ноябрь 1875 г., когда было завершено первое французское издание I тома «Капитала».

Создание «Капитала» потребовало от автора многолетних •упорных исследований, напряженного неустанного творчества. •Главному произведению Маркса предшествовали такие теперь •широко известные труды, как «Экономическо-философские рукописи 1844 года», «Нищета философии», «Наемный труд и капитал» и другие. Из предварительных работ наиболее крупным обобщением и в известной мере итогом занятий Маркса полит­экономией с конца 1843 г. являются экономические рукописи 1857—1859 гг., которые мы вправе рассматривать в качестве пер­вого чернового варианта всего «Капитала». В настоящем издании эти рукописи составляют 46 том Сочинений. В 1859 г., на основе лишь одной части этих рукописей, Маркс подготовил к печати и издал книгу «К критике политической экономии. Первый выпуск» (настоящее издание, т. 13, стр. 1—167).

В течение августа 1861 — июня 1863 г. Маркс создает новую рукопись объемом около 200 печатных листов под общим загла­вием «К критике политической экономии». Эта рукопись в 23 тет­ радях отражает дальнейшие усилия Маркса и может быть оха-


VI


ПРЕДИСЛОВИЕ


растеризована как более или менее систематическая, х отя тоже еще черновая и незаконченная, разработка всех четырех томов «Капитала». Большая ее часть известна под названием «Теории прибавочной стоимости» (настоящее издание, т. 26, ч. I III ), остальная часть составляет содержание 47 и 48 томов настоящего издания. В точение следующих двух с половиной лет, т. е. с июля 1863 и до конца 1865 г., Маркс создаст новую рукопись — теперь это уже расчлоношшо па книги, более законченные ва­ рианты текста трех теоретических томов «Капитала». В январе 1866 г. он приступил к окончательной отделке первого тома «Ка­питала» для печати, а в сентябре 1867 г. этот том вышел в свет.

Таким образом, между 1863 и 1867 гг. Маркс не только под­готовил для печати рукопись первого тома, но и вчерне завер­шил второй и третий тома «Капитала».

После выхода в свет первого немецкого издания I тома Маркс продолжает работать над II и III томами своего главного труда.

Кроме того, в 1872 г. вышли в свет второе существенно пере­работанное автором немецкое и первое русское, а в 1872 —■ 1875 годах — французское издание I тома «Капитала».

Рукопись, которой открывается настоящий том и которая озаглавлена «Глава шестая. Результаты непосредственного про­цесса производства», представляет собой единственную, дошед­ шую до пас, часть того чернового текста первого тома «Капи­тала», который был написан Марксом в период с июля 1863 примерно по июнь 1864 года. Публикуемые здесь, кроме того, отдельные разрозненные страницы, относящиеся к другим несохранившимся главам этого варианта первого тома «Капи­тала», написаны в разное время на протяжении 1863—1867 годов.-Прямые или косвенные доказательства более точной их дати­ровки отсутствуют.

Рукопись «Глава шестая» представляет огромный историко- теоретический интерес и не может не привлечь внимания чита­телей, глубоко интересующихся многосложным творческим процессом развития экономической теории марксизма. Эта глава была задумана автором как завершающая часть первого тома «Капитала». В пей подводится итог всестороннему исследованию процесса производства капитала и намечен переход к анали­зу процесса обращения капитала, т. е. к основному предмету второго тома.

В рукописи преобладают положения, которые встречаются в известных вариантах «Капитала», но здесь они исследованы в иных аспектах и связях, раскрывающих новые стороны про­цессов или явлений экономической жизни.


ПРЕДИСЛОВИЕ


VII


Большое значение имеют ценнейшие обобщения, весьма актуальные и важные для понимания противоречивой природа Капитализма, его исторической обреченности, для уяснения того, как в рамКах буржуазных отношений постепенно вызревают объективные и субъективные предпосылки неизбежной победы более высокого общественного строя, коммунизма.

В первом разделе рукописи, где исследуется «Товар как про­ дукт капитала», Маркс рассматривает товар уже не как исходный пункт и предпосылку капиталистического производства, а как непосредственный результат капиталистического производства. В поле зрения — не отдельный товар, не элементарная форма буржуазного богатства, а совокупность товаров, товарная масса, в которой воплощено определенное количество общественно необходимого труда, воспроизведена стоимость авансирован­ного капитала и прибавочная стоимость, безвозмездно присва­иваемая владельцами средств производства. Помимо производ­ства продуктов в собственном смысле, Маркс раскрывает и дру­гой результат, другую сторону капиталистического процесса. Он показывает, что обращение товаров есть процесс обращения капитала, процесс воспроизводства условий его существования. Капиталистическое производство есть не только йройзводство материальных вещей, включающих: в себя также и прибавочный продукт, но вместе с тем и воспроизводство всего капиталисти­ческого отношения во все более увеличивающемся масштабе (на­стоящий том, стр. 22).

Во втором разделе рукописи дается обобщающая характе­ристика капиталистического Строя, как строя, при котором «йройзводство прибавочной Стоимости... выступает как опреде­ляющая цель, движущий интерес и конечный результат капита­ листического процесса производства» (там же, стр. 33). В другом месте рукописи, дополняя эту характеристику, Маркс устанав-йийает, что «самовозрастание капитала — создание прибавочной стоимости — есть, следовательно, определяющая, Господствую­щая и всепоглощающая цель каниталйста, абсолютный импульс [Trieb] и содержание его деятельности» (там же, стр. 47).

Отвечая, что Необходимым условием образования капитала и непременной предпосылкой капиталистического производства ЯМяется система Наемного 'Труда, Маркс подчеркивает без­различие рабочего к характеру, содержанию своего труда, и Поэтому перемена труда занимает рабочего лишь Постольку, поскольку каждый особый, каждый новый ойд труда требует иного развития рабочей силы. «Чем более развито капиталисти­ ческое производство в данйой стране, — Пишет Маркс, — тем больше требование иаменчивостщ предъявляемое к рабочей


VIII


ПРЕДИСЛОВИЕ


силе, тем безразличнее рабочий к особому содержанию своего труда...» (там жо, стр. 69).

Особого внимания экономистов и философов заслуживают своим оригинальным и предельно четким изложением те стра­ницы Марксовой рукописи, где речь идет о производстве капи­тала, как процессе отчуждения рабочим результатов его соб­ственного труда.

В литературе имеются утверждения, что проблемой отчуж­ дения Маркс занимался лишь в самый начальный период своих экономических исследований, в частности и главным образом в «Экономическо-философских рукописях 1844 года», и что в дальнейшем он будто бы начисто отказался от этой категории, традиционной для немецкой классической философии.

Буржуазные критики Маркса нередко упрощают содержа­ ние этой чрезвычайно емкой социально-экономической катего­рии, отождествляя ее с передачей из рук в руки производимого продукта, которая в свою очередь обусловливается свойственным всем развитым способам производства разделением труда, рас­пределением обязанностей во всех сферах человеческой деятель­ ности. Иначе говоря, такие критики Маркса совершенно выхо­ лащивают категорию «отчуждение труда», придают отчуждению труда неисторический характер, объявляют его одинаково действительным как в условиях капитализма, так и в усло­виях социалистической системы.

Между тем Маркс не оставляет сомнений в том, что и в его зрелый период, а именно в 1864 г., категория отчуждения остается у него в научном обороте и что в сущности своей она есть господство вещи над человеком, мертвого труда над живым трудом, возникающее на основе частнокапиталистической соб­ственности, господство капиталиста над рабочим. Это господ­ ство в материальном производстве, в действительном процессе общественной жизни Маркс сравнивает с тем извращением в области религии, где, как показал еще Фейербах, человек наде­ляет бога чертами своей собственной сущности и таким образом происходит извращение действительного положения вещей, идея завладевает ее творцом, происходит подмена, превращение субъекта в объект. Вместе с тем извращенное истолкование человеком своей родовой сущности в форме религии является столь же необходимым переходным этапом истории человечества, как и господство мертвого труда над живым трудом. Изменение обстоятельств жизни, развитие производительных сил, а вме­сте с ним и революционные преобразования производствен­ных, всех общественных отношений кладут конец извращен­ным формам сознания и отчуждению труда.


ПРЕДИСЛОВИЕ


IX


В рукописи обстоятельно рассмотрены все существенные аспекты формального и реального подчинения труда капиталу, в ней содержится дополнительный материал, показывающий исторический процесс возникновения и развития капиталисти­ческих отношений (там же, стр. 74—93).

В период зарождения и на ранней ступени капитализма, — указывает Маркс, — процесс труда технологически совершается так же как и раньше, однако он уже подчинен капиталу, ибо капиталист, монополизировав условия труда и противопоставив их рабочей силе как чужую собственность, вступает в процесс труда как его управляющий, его руководитель. Такое положе­ние Маркс называет формальным подчинением труда капиталу. При этом в самом способе труда все остается прежним; иным становится только метод принуждения к труду, метод выкола­чивания прибавочной стоимости. «Чем в большей степени эти условия труда противостоят ему (рабочему. — Ред.) как чужая собственность, тем полнее формально имеет место отношение капитала и наемного труда, тем полнее, следовательно, фор­мальное подчинение труда капиталу» (там же, стр. 81).

В самом процессе производства, —пишет Маркс,— развивает­ ся экономическое отношение господства и подчинения, потребле­ ние рабочей силы капиталистом и под управлением капиталиста, и, кроме того, усиливается непрерывность и интенсивность труда, что ведет к росту производства, превращению отношения вла­дельцев условий труда и рабочих «в чистое отношение купли и продажи, или в денежное оттшение, и освобождает отноше­ ние эксплуатации от всяких патриархальных и политических, а также религиозных пут» (там же, стр. 82). Когда на базе формального подчинения труда капиталу появляются крупные промышленные капиталисты и капиталистическое производ­ство, развиваясь, охватывает все отрасли, тогда наступает реальное подчинение труда капиталу.

Развившийся таким образом собственно капиталистический способ производства «не связывается, — как указывает Маркс,— предопределяющими и предопределенными границами потреб­ ностей» (там же, стр. 92), причем производство вступает в про­тиворечие с производителем, действительный производитель становится простым средством производства, а цель производ­ ства состоит в том, «чтобы отдельный продукт и т. д. содержал возможно больше неоплаченного труда» (там же, стр. 93).

Если выражением формального подчинения труда капиталу служит,— как отмечал Маркс,— производство абсолютной при­бавочной стоимости, то выражением реального подчинения труда капиталу служит производство относительной приба-


X


ПРЕДИСЛОВИЕ


вочной стоимости (см. там же, стр. 80). Если формальное подчинение труда капиталу — подчеркивает далее Маркс — несет с собой возникновение свойственных капитализму противо­речий, то реальное подчинение труда капиталу приводит к пол-пому развитию этих противоречий.

Далее во втором раздело рукописи излагаются результаты исследования производительного и непроизводительного труда, критериев производительного и непроизводительного работни­ка, первоначально изложенные им в рукописи 1861—1863 годов. В анализируемой рукописи категории производительного и не­производительного труда рассматриваются Марксом как с точки зрения процесса труда вообще, так и в специфических условиях капиталистического производства в частности. Подлинно науч­ное исследование этой проблемы требует именно такого разгра­ничения. Буржуазные же экономисты, считающие капиталисти­ческую форму производства абсолютной, естественной и вечной, смешивают производительный труд с точки зрения капитала с производительным трудом вообще.

Маркс установил, что если рассматривать процесс труда как таковой, то производителен всякий труд, результатом которого является товар. «С точки зрения просто процесса труда вооб­ще, — пишет Маркс, — нам представляется производительным тот труд, который реализуется в продукте, точнее — в товаре».

Иной вывод вытекает из анализа капиталистической формы. «С точки зрения капиталистического процесса производства здесь применимо более конкретное определение, а именно, что производителен тот труд, который непосредственно увеличивает стоимость капитала, или производит прибавочную стоимость» (там же, стр. 93—94).

Резюмируя учение о прибавочной стоимости, Маркс указы­вает здесь на особенности капиталистической системы эксплуа­тации, подчеркивает противоречия этого способа производства, в частности, «производство ради производства» прибавочной стоимости, вследствие чего производство постоянно стремится выйти за пределы платежеспособного спроса общества. «Отсюда кризисы, перепроизводство и т. д.» (там же, стр. 92). Другим существенно важным фактом является то, что производство оказывается в противоречии с производителем. «Действительный производитель выступает как простое средство производства, а вещное богатство—как самоцель. Отсюда и развитие этого вещного богатства в противоположность человеку и за его счет» (там же).

В третьем разделе рукописи, посвященном анализу капитали­стического производства как производства и воспроизводства


ПРЕДИСЛОВИЕ XI

специфически капиталистического' производственного отноше­ ния, Маркс формулирует ряд общих положений, характери­зующих процесс накопления капитала. Капитал — отмечает Маркс — производит не только капитал, но и рабочих как наем­ ных рабочих, «капитал регулирует это производство самой рабо­чей силы, производство эксплуатируемой им людской массы сообразно его эксплуататорским потребностям» (там же, стр. 115).

В процессе капиталистического производства воспроизво­ дятся пе только средства производства и рабочая сила, но также капиталистические производственные отношения, а следова­ тельно, и общественное положение агентов производства по отношению друг к другу. Капиталистическое производственное отношение «лишь по форме отличается от других более прямых форм порабощения труда и собственности на труд со стороны владельцев условий производства» (там же, стр. 117). Эти отно­ шения увековечиваются, воспроизводятся при все более благопри­ятных условиях для одной стороны, для капиталистов, и при все более неблагоприятных условиях для другой стороны, для наемных рабочих (см. там же, стр. 116).

Важное теоретическое значение имеет приведенный в публи­куемой рукописи вариант формулировки всеобщего закона ка­питалистического накопления: «Капиталистическое производ­ство есть не просто воспроизводство этого отношения, оно есть его воспроизводство в постоянно возрастающем масштабе. В той же Мере, в какой вместе с капиталистическим способом произ­водства развивается общественная производительная сила труда, растет противостоящее рабочему накопленное богатство, как господствующее над ним богатство, как капитал, расши­ряется противостоящий рабочему мир богатства как чуждый ему, господствующий над ним мир. В противоположность этому в Той же мере растет нищета, нужда и зависимость рабочего. Обнищание рабочего и обогащение капиталиста соответствуют друг другу, идут нога в ногу. Вместе с тем увеличивается масса sïhx живых средств производства капитала, трудящийся проле­тариат. Поэтому возрастание капитала и рост пролетариата являются связанными между собой, хотя и полярно разделен­ными продуктами одного и того же процесса» (Там же, стр. 115— 116). Эту формулировку можно рассматривать также как исходную основу общей марксистской теории обнищания рабочего класса при капитализме. Как видно из приведен­ ных положений, дело не сводится, вопреки уверениям буржуаз­ных схоластов, к размерам и объему вынужденно отпускаемых рабочему материальных благ, к "абсолютному сокращению их


XII


ПРЕДИСЛОВИЕ


с сегодня на завтра, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год; Главное здесь — неравноправие, углубление социаль­ ной пропасти между капиталистами и рабочими, постоянная социальная необеспеченность рабочих.

Весьма ценным является содержащееся в рукописи эконо­ мическое обоснование неизбежности социалистического пере­ устройства общества.

Рассматривая капиталистический способ производства исто­рически, Маркс подчеркивает, что капитализм является «необ­ходимым этапом ...создания неограниченных [rücksichtslosen] производительных сил общественного труда, которые только и могут образовать материальный базис свободного человече­ского общества» (там же, стр. 47).

Воспроизводство капиталистических производственных отно­ шений сопровождается — отмечает Маркс — созданием таких новых материальных производительных сил, которые ведут к наступлению «полной экономической революции» (там же, стр. 118). Эта революция создаст реальные условия для нового способа производства, снимающего противоречивую форму капи­талистических отношений, иными словами, создаст «материаль­ный базис по-повому устроенного общественного процесса жизни и тем самым — новой общественной формации» (там же, стр. 119).

В рамках капитализма — резюмирует Маркс — не только воспроизводятся ого отношения, но «вместе с тем в нем создаются материальные условия его разложения и тем самым упразд­ няется его историческое правомочие как необходимой формы экономического развития, производства общественного богат­ства» (там же).

Причем вместе с процессом создания материального базиса нового, социалистического общества происходит процесс роста и развития пролетариата — могучей общественной силы, спо­ собной революционным путем осуществить переход от капита­лизма к социализму; оба эти процесса, взятые в совокупности, представляют собой подготовку объективных и субъективных условий социалистического переворота в способе производства.

Характеризуя пролетариат, как могучую силу общественного прогресса, Маркс обосновывает его всемирно-историческую' миссию объективными условиями его положения в производ­стве и обществе.

Таким образом, рукопись «Глава шестая. Результаты непо­ средственного процесса производства» обогащает теоретическую сокровищницу марксизма и полностью сохраняет свое значение не только как выдающийся документ истории экономической


ПРЕДИСЛОВИЕ


XIII


и философской мысли, но также для научного анализа современ­ного государственно-монополистического капитализма, для кри­ тики его новейших апологетов, для творческой разработки актуальных проблем международного рабочего и коммунисти­ческого движения, экономического соревнования двух противо­положных миров, в частности, в связи с современной научно-технической революцией.

Отдельные страницы из других глав рукописи первого тома «Капитала», публикуемые в настоящем томе вслед за текстом «Главы шестой», содержат ряд важных положений, дополня­ ющих в какой-то степени соответствующие разделы «Капитала», в которых исследуются проблемы стоимости рабочей силы, заработной платы, положение пролетариата при капитализме, задачи профсоюзов и другие. Представляет значительный инте­рес замечание Маркса о том, что при капитализме рабочий постоянно вынужден сокращать свои потребности, ограничи­вать их крайним минимумом средств существования. Кроме человека — пишет Маркс — «нет ни одного животного, которое было бы способно до такой невероятной степени сокращать свои потребности и ограничиваться таким минимумом условий своей жизни» (там же, стр. 122).

Работа Маркса «Форма стоимости», написанная 17—22 июня 1867 г. и впервые опубликованная в качестве приложения к главе I («Товар и деньги») первого немецкого издания I тома «Капитала», содержит детальную разработку одного из слож­нейших и очень важных разделов экономического учения Маркса — исторического процесса образования денег. Этот вопрос весьма важен и с теоретической, и с практической точек зрения. Дело в том, что не только высшая форма стоимости, деньги, но даже «простейшая форма товара, в которой его стои­ мость выражена еще не в виде отношения ко всем другим това­рам, но лишь в виде отличия от его собственной натуральной формы, заключает в себе всю тайну денежной формы и тем самым, в зародыше — тайну всех буржуазных форм продукта труда» (настоящее издание, т. 31, стр. 260).

Как свидетельствует сам Маркс в послесловии ко второму изданию I тома «Капитала», совет написать это приложение исходил от Л. Кугельмана, который, прочитав весной 1867 г. первые корректурные листы книги, убедил гостившего тогда у него Маркса, что «для большинства читателей необходимо дополнительное, более дидактическое выяснение формы стои­мости» (настоящее издание, т. 23, стр. 12). Энгельс тоже считал, что данная Марксом трактовка формы стоимости в первой главе первого издания получилась недостаточно популярной и нагляд-


XIV


ПРЕДИСЛОВИЕ


ной, что изложение этой темы выиграло бы, если бы Маркс дал его в более развернутом виде и расчленил его по примеру гегелевской «Энциклопедии философских наук в сжатом очерке» на краткие параграфы, подчеркивая каждый диалекти­ческий переход особым заголовком (настоящее издание, т. 31, стр. 257).

Маркс, придававший большое значение первой главе своей книги, охотно последовал совету своих друзей. Прочитав на­ писанное Марксом приложение, Энгельс выразил полное удо­влетворение и поздравил друга с удачей (там же, стр. 290).

В анализируемой работе Маркс более обстоятельно, чем в первой главе, рассмотрел и яснее, доходчивее изложил процесс развития форм стоимости от простой до денежной формы. Рас­членение текста, заголовки и подзаголовки, введенные Марксом в этой работе, облегчили восприятие и усвоение сложного предмета.

Для второго и последующих изданий первого тома «Капи­ тала» Маркс заново переработал и объединил основной текст раздела о форме стоимости из первой главы и указанное прило­ жение к ней (настоящее издание, т. 23, стр. 56—80). При этой переработке некоторые места приложения были опущены и поэтому оно сохраняет известное самостоятельное значение, наряду с более поздним объединенным текстом.

Исследуя относительную и эквивалентную формы стоимости товара, Маркс в «Приложении» подчеркивает их нераздельность и в то же время полярность. Убедительно и ярко излагается суть товарного фетишизма.

Большое значение имеет изложенное здесь положение о соот­ ношении между абстрактным и конкретным, выдвинутое в связи с анализом особенностей эквивалентной формы.

«Приложение» представляет немалый интерес и как этап в развитии мысли Маркса по одному из весьма сложных и в пол­ ном смысле новаторских разделов его экономического учения.

Публикуемые далее в настоящем томе фрагменты из автори­зованного французского издания I тома «Капитала» представ­ ляют собой совершенно переработанные Марксом части текста указанного труда. Первое авторизованное французское издание I тома .«Капитала» было осуществлено в Париже отдельными. выпусками (частями) в период с сентября 1872 по ноябрь 1875 года.

Хотя перевод на французский язык первоначально был выполнен уже известным переводчиком, знатоком обоих языков Ж. Руа, тем не менее он в общем не удовлетворил Маркса. Он был убежден также в необходимости частичной переработки


ПРЕДИСЛОВИЕ


XV


оригинала соответственно особенностям французского читателя, с учетом данного уровня французской теоретической мысли, в частности, в области политэкономии и философии, с учетом, не в последнюю очередь, тогдашнего уровня французского рабо­чего движения, уроков и опыта Парижской Коммуны, которая только что пала в кровавой схватке с озверевшей реакциоцнои буржуазией. Поэтому Маркс «был вынужден переделывать целые куски французского текста, чтобы сделать их доступными для французской публики» {настоящее издание, т. 33, стр. 402), Не случайно на титульном листе этого издания указано: «пол­ностью переработанный автором».

Маркс основательно изменил структуру произведения по сравнению не только с первым немецким, но и с более совер­шенным вторым немецким изданием (J872 г.), а также внес су­щественные изменения и дополнения в текст.

Проделывая эту, по определению самого Маркса, «адскую» работу, он считал, что подготовленное таким образом фраи-г цузское издание облегчит в дальнейшем перевод книги на английт ский и романские языки.

Характеризуя текст французского издания, Маркс отмечал, что в цем «много важных изменений и добавлений» (настоящее издание, т. 34, стр. 277), и рекомендовал пользоваться им, наряду с оригиналом.

Французское издание I тома «Капитала» Маркс считал лучшцм и в отношении структуры, названий глав и разделов.

Пубдикурмые фратменты из этого издания либо существенно отличаются от соответствующих пассажей, либо вовсе отсутст^ вуют в других изданиях «Капитала», в том числе в четвертом немецком издании 1890 г., вышедшем под редакцией Ф. Энгельса и обычно используемом в качестве оригинала для всех иностран­ных переводов, хотя, впрочем, при подготовке четвертого немент кого издания Энгельс внес в него из французского издания «несколько новых добавлений» (настоящее издание, т. 23, ОТР, 3.5).

Изменения и дополнения внесены Марксом в целый ряд разделов его труда. Так, представляется предпочтительной Новая редакция знаменитого параграфа о фетишистском хараК' тере товарного мира. Прежде всего, текст стал более популяр» црм и ясным, Без всякого ущерба Маркс упростил отдельны§ формулировки и выражения, уточнил отдельные определения, снял трудные для восприятия широкого читателя примечания и т, д. филосрфское наследие Гегеля, его специфический язык были тогда езде мало известны во Франции и Маркс, естественно, учитывал это, срздавая французский текст ероего главного.


XVI


ПРЕДИСЛОВИЕ


труда. Здесь мы фактически не встречаем внешних следов влияния великого философа на стиль и язык «Капитала», хотя по существу во французском переводе столь же блестяще, как и в оригинале, представлена материалистически переработанная диалектика.

Дополняя и развивая свое учение о производительном и непроизводительном труде, Маркс в публикуемых фрагментах совершенно четко определяет, что «с того момента, когда инди­видуальный продукт превращается в продукт общественный, в продукт совокупного работника, различные члены которого участвуют в весьма различной степени в обработке предмета, непосредственно или издали, или даже совсем не соприкасаясь с ним, с этого момента определения производительного труда, производительного работника необходимо приобретают более широкое значение. Чтобы быть производительным, вовсе не обязательно непосредственное приложение рук к предмету; достаточно быть органом совокупного работника или выполнять какую-либо из его функций» (настоящий том, стр. 190).

В томе публикуются также фрагменты, раскрывающие важ­ ные стороны воздействия технического прогресса на развитие производительных сил общества. Внедрение новой техники в производство, отмечает Маркс, сказывается не только на пони­жении цены рабочей силы, но также на эффективности производ­ ства средств производства, на массе и ценах ередств производ­ства. Прогресс науки и техники позволяет заменять изношенные средства труда другими, «более эффективными и относительно более дешевыми» (там же, стр. 217). «Следовательно, ...непре­рывный прогресс науки и техники сообщает капиталу способ­ ность к расширению, не зависящую в известных пределах от величины тех приобретенных богатств, из которых он состоит» (там же, стр. 218).

Много изменений и дополнений имеется в седьмом отделе, в котором исследуются проблемы накопления, капитала. Некото­рые из публикуемых отрывков представляют собой новый текст Маркса. Заново написаны, например, фрагменты, трактующие проблему относительного перенаселения в связи с техническим прогрессом. С ростом накопления капитала увеличивается и переменный капитал, однако увеличивается он в уменьша­ющейся пропорции. Согласно открытому Марксом закону про­грессивного уменьшения относительной величины переменного капитала, т. е. спроса на труд, класс наемных рабочих, про­изводя капитал, тем самым — как пишет Маркс — «произво­дит орудия своего вытеснения из производства» (там же, стр. 222). Капиталистическое производство «образует про-


ПРЕДИСЛОВИЕ


XVII


Мышленную резервную армию, которая принадлежит капиталу настолько абсолютно, как будто он вырастил и организовал ее на свой собственный счет» (там же, стр. 223). Эта резерв­ная армия труда постоянно имеется наготове и может быть в распоряжении капитала, чтобы подвергнуться им эксплу­атации.

Представляют большой научный интерес положения о цикли­ческом характере развития капиталистической экономики, о возможной деформации в будущем цикла капиталистического воспроизводства.

Циклический характер развития капиталистического про­ мышленного производства в пору его зрелости связан, указывает Маркс, с быстрым и все более ускоряющимся техническим про­грессом. И напротив, цикл, включающий периоды «активности, производства под высоким давлением, кризис и стагнацию», был невозможен в период детства капиталистического производ­ ства. «Тогда, — продолжает Маркс, — благодаря тому, что технический прогресс происходил медленно и еще медленнее становился всеобщим, изменения в строении общественного капитала едва ощущались» (там же, стр. 223).

В эпоху крупной промышленности, пишет Маркс, ее новые технические средства, развитый кредит и мировой рынок содей­ствуют тому, что торговые превратности сочетаются с перемен­ными движениями общественного капитала и в конечном счете содействуют внезапному расширению или столь же внезапному сокращению масштабов производства. «Расширение производ­ства путем прерывистых движений есть первая причина его внезапного сокращения» (там же, стр. 224). Именно такой бес­покойной, внутренне противоречивой, спазматичнои является жизнь современной промышленности с ее неизбежно повторя­ющимися кризисами и другими потрясениями (там же).

Особый интерес представляет в наши дни предвидение Марк­ сом того, что продолжительность циклов в будущем будет уменьшаться.

«До сих пор, — писал Маркс, — периодическая продол­жительность ...циклов составляла десять или одиннадцать лет, однако нет никаких оснований считать это число постоян­ным. Напротив, изложенные нами законы капиталистического производства позволяют сделать вывод, что это число изменя­ющееся и что период циклов будет постепенно укорачиваться» (там же, стр. 224—225).

Наконец, четвертой работой, составляющей примерно поло­вину настоящего тома, является рукопись, которую Маркс озаглавил «Вторая книга. Процесс обращения капитала». Эта


XVIII


ПРЕДИСЛОВИЕ


рукопись представляет собой первый авторский вариант вто­рого тома «Капитала», «первую самостоятельную, — как писал ф. Энгельс, — но более или менее отрывочную обработку книги II в ее настоящем построении» (настоящее издание, т. 24, стр. 7),

Первый вариант, или первая «обработка книги II», т. е. второго тома «Капитала», явился непосредственным продол­жением работы над первой книгой, которую Маркс завершил (в составе рукописи 1803—1805 гг.) в середине 1804 года.

Из замечания Маркса к структуре «Главы тестой» следует, что одни нз разделов этой главы, а именно — «Товары, как про­дукт капитала, капиталистического производства», должен был послужить переходом ко второй книге «Капитала», посвященной проблемам обращения индивидуального и всего общественного капитала или, иначе говоря, проблемам реализации и воспро­изводства капитала. Поэтому есть все основания предполагать, что публикуемая здесь рукопись II тома была разработана сразу же после «Главы шестой».

Первую научную попытку решения сложнейших в эконо­мической теории проблем обращения и воспроизводства обще­ственного продукта предприняли французские физиократы. Однако позднейшая политэкономия не только не развила их достижений, но по существу совершила попятное движение. Ошибочные доктрины выдвинули экономисты-романтики (Сис­монди), А. Смит и другие. Марксу в этой области пришлось начинать почти с чистого листа. Общепризнано, что и в этой области он совершил научный подвиг.

Первые результаты исследования процесса обращения капи­тала Маркс частично изложил в рукописи 1857—1858 гг.; в рукописи 1861—1863 гг. они были расширены. Рукопись «Вторая книга. Процесс обращения капитала» является не толь­ко продолжением этих исследований, но и первым системати­ческим изложением теории обращения капитала.

Оставленный Марксом рукописный материал ярко свидетель^ ствует о том, с какой несравненной добросовестностью, с какой строгой самокритикой он старался разработать до полного совершенства свои великие экономические открытия, прежде чем предложить их вниманию читателей.

Первый вариант рукописи второго тома «Капитала» (ру-' копись I), включенный в настоящий том, состоит из трех главг 3 первой главе, имеющей четыре раздела, исследуются проблемы обращения капитала. Помимо анализа метаморфозов денежного, производительного и товарного капиталов, занимающего пре­обладающую часть текста, здесь исследованы также время про­изводства и время обращения, а также издержки обращения,


ИРЕДИСЛОВИЕ


XIX


Во второй главе анализируются проблемы оборота капитала. Особенно обстоятельно в этой рукописи рассмотрены основной и оборотный капитал, влияние времени оборота на создание продукта и производство прибавочной стоимости.

В заключительной, третьей главе исследуются проблемы воспроизводства, причем обстоятельнее других рассмотрены реальные условия обращения, воспроизводства постоянного капитала и денежное обращение, опосредствующее накопле­ние.

В публикуемой рукописи блестяще показана диалектика взаимосвязи индивидуального и всего общественного капитала. Подобно тому, как метаморфоз отдельного товара является звеном в цепи превращений целого товарного мира, так и мета­морфоз отдельного капитала является частью большого круго­оборота общественного капитала. Движение общественного капитала представлено как сумма, или совокупность, оборотов многих индивидуальных капиталов.

В этом анализе Маркс вплотную подходит к им же самим предложенному делению всего общественного производства на два подразделения и к его знаменитым схемам воспроизвод­ства, которые стали классической иллюстрацией марксистской экономической теории воспроизводства. Вся рукопись Маркса, даже с неизбежными скидками на ее предварительный характер, является великолепным образцом того, что на современном языке принято называть макроэкономическим анализом всех структур и взаимосвязей народного хозяйства.

Характеризуя рукописи второго тома «Капитала», Энгельс отмечал, что они «содержат почти исключительно строго науч­ные, очень тонкие исследования процессов, которые происходят внутри самого класса капиталистов» (настоящее издание, т. 36, стр. 55). Он называл эти рукописи «чудесными исследованиями», в которых развиты теории «высокого порядка».

Хотя круг проблем, рассмотренных в «Рукописи I » и в издан­ ном Ф. Энгельсом втором томе «Капитала» (настоящее издание, т. 24), в значительной мере совпадает, текст данной рукописи отличается от текста книги. Эта рукопись имеет самостоятельную научную ценность. Ее значение состоит не только в том, что она является известным этапом в истории экономического уче­ния Маркса и, следовательно, в истории экономической мысли в целом, но и в том, что многие ее положения дают солидную исходную основу для творческой разработки современных проблем товарного и денежного обращения и воспроизводства, а также помогут в развертывании научной критики новейших концепций буржуазной политэкономии.


XX


ПРЕДИСЛОВИЕ


» * *

Составившие содержание настоящего тома работы рас­ положены согласно проблемно-хронологическому принципу.

Перевод на русский язык работ «Глава шестая. Результаты непосредственного процесса производства» и «Вторая книга. Процесс обращения капитала» сделан с авторской рукописи; перевод работы «Форма стоимости» — с текста первого немец­кого издания первого тома «Капитала»; наконец, перевод фраг­ментов ил французского издания I тома «Капитала» сделан с книги: Le Capital. Paris, 1872—1875.

При этом были заново проверены фактические данные и ссылки на источники.

Включенные в том первые три работы Маркса были в разное время опубликованы на русском языке: «Глава шестая» — в 1933 г. в издании «Архив Маркса и Энгельса», том II ( VII), «Форма стоимости» — впервые в 1872 г. в составе первого рус­ского издания I тома «Капитала», а второй раз в 1967 г. в журнале «Вопросы философии» № 9; фрагменты из автори­зованного французского издания первого тома «Капитала» ча­ стично были опубликованы в 1972 г. в журнале «Вопросы эко­номики» № 6. Рукопись первого варианта II тома «Капитала» публикуется впервые.

Редакционные заголовки, отдельные слова или выражения, поясняющие труднопереводимые места текста, названия и выход­ные данные работ, там, где Марксом упоминается только их автор или только название периодического органа, а также названия и страницы русских переводных изданий цитирован­ных Марксом произведений, заключены в квадратные скобки. В квадратных же скобках указаны цифры, обозначающие стра­ницы рукописей Маркса.

Научно-справочный аппарат настоящего тома состоит из при­мечаний, аннотированного указателя имен, указателя цитиру­емой и упоминаемой литературы, указателя русских переводов цитируемых Марксом книг и предметного указателя.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС


[1

К. МАРКС

[КАПИТАЛ

КНИГА ПЕРВАЯ ]

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО

ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА1

Написано К. Марксом Печатается по рукописи

в июле 1863 — июне 1864 г. _ „ „„,„,„ „

Перевод с немецкого

Впервые опубликовано на русском язык«

в «Архиве Маркса и Энгельса»,

том Л ( VII ) в 1933 г.


f 3

[КАПИТАЛ]

КНИГА ПЕРВАЯ

ПРОЦЕСС ПРОИЗВОДСТВА КАПИТАЛА

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА

ПРОИЗВОДСТВА

14411 2 В этой главе следует рассмотреть три вопроса:

1)         Товары как продукт капитала, капиталистического про­изводства;

2)         Капиталистическое производство есть производство при­ бавочной стоимости;

3)         Оно есть, наконец, производство и воспроизводство всего отношения, благодаря которому этот непосредственный процесс производства характеризуется как специфически капитали­стический.

Из этих трех разделов первый должен быть при последней обработке для печати поставлен в конце, а не в начале, так как он составляет переход ко второй книге — к процессу обращения капитала. Ради удобства здесь мы начинаем с первого раздела.

1) ТОВАРЫ КАК ПРОДУКТ КАПИТАЛА

Товар как элементарная форма буржуазного богатства был нашим исходным пунктом, предпосылкой возникновения капитала. С другой стороны, товары теперь выступают как продукт капитала.

Этот ход нашего изложения соответствует также и исто­рическому развитию капитала, для которого обмен щоваров, торговля товарами является рдним из условий его врзвикнр-вения, которое, однако, в свою очередь создается на основе различных ступеней производства; общим для всех этих сту­пеней является то, что капиталистическое производство пока еще совсем не существует или существует только спорадически,


4


К. МАРКС


С другой стороны, развитый обмен товаров и форма товара как всеобще необходимая общественная форма продукта сами суть только результат капиталистического способа произ­водства.

Если мы рассматриваем, с другой стороны, общества с раз­ витым капиталистическим производством, то там товар вы­ступает как в качество постоянной элементарной предпосылки капитала, так и в качестве непосредственного результата капиталистического процесса производства.

Товар и деньги суть элементарные предпосылки капитала, но они развиваются в капитал только при известных условиях. Образование капитала не может иметь места, кроме как на основе обращения товаров (которое включает и денежное обра­щение), следовательно, на уже данной, в известной мере раз­ витой ступени торговли, между тем как, наоборот, производство товаров и обращение товаров отнюдь не предполагают капита­листического способа производства в качестве предпосылки своего существования; напротив, как я уже раньше разъяс­нил 1), они относятся также «к добуржуазным формам об­ щества». Они — историческая предпосылка капиталистического способа производства. [442] Однако, с другой стороны, лишь на основе капиталистического производства товар становится всеобщей формой продукта; всякий продукт должен принять форму товара; купля и продажа охватывают не только из­лишек производства, но и основную массу произведенного, и различные условия самого производства выступают в ка­честве товаров, которые из обращения входят в процесс про­изводства. Поэтому, будучи, с одной стороны, предпосылкой образования капитала, товар, с другой стороны, поскольку он есть всеобщая элементарная форма продукта, выступает по существу как продукт и результат капиталистического процесса производства. На более ранних ступенях производ­ства продукты частично принимают форму товаров. Капитал, напротив, производит свой продукт необходимо как товар 2>. Поэтому по мере развития капиталистического производства, т. е. капитала, всеобщие законы товара, например законы, касающиеся стоимости, реализуются в особой форме денеж­ного обращения.

Здесь обнаруживается, как даже относящиеся к более ран­ним эпохам производства экономические категории приобре-

11 [К. Маркс]. К критике политической экономии. [Первый выпуск]. Берлин, 1859, стр. 74 [настоящее издание, т. 13, стр. 79]. " Sismondi.


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 5

тают па основе капиталистического способа производства специфически отличный, исторический характер.

Превращение денег, которые сами суть лишь превращен­ ная форма товара, в капитал имеет место лишь с тех пор, когда рабочая сила превратилась в товар для самого рабочего и, следовательно, категория товарной торговли уже овладела сферой, которой она прежде не касалась или касалась только спорадически. Лишь с тех пор как трудящееся население пе­рестало либо само еще принадлежать к числу объективных условий труда, либо само выступать на рынке как товаропро­изводитель, лишь с тех пор как оно продает не продукт своего труда, а самый труд свой или, точнее, свою рабочую силу, про­изводство во всем своем объеме, во всей своей глубине и широте становится товарным производством, весь продукт превращает­ся в товар, и вещные условия каждой отдельной сферы про­изводства сами вступают в нее как товар. Только на основе капиталистического производства товар действительно стано­вится всеобщей элементарной формой богатства. Если, на­пример, капитал еще не овладел земледелием, то большая часть продукта еще будет производиться непосредственно как жизнен­ные средства, а не как товар; большая часть рабочего населе­ния еще не превратится в наемных рабочих и большая часть условий труда еще не превратится в капитал. Сюда включено' также и то, что развитое разделение труда, как оно выступает i случайным внутри общества, и капиталистическое разделение труда внутри мастерской взаимно обусловливают и произ­водят друг друга. Ибо товар как необходимая форма продукта, и поэтому отчуждение продукта как необходимая форма его присвоения, предполагает вполне развитое разделение обще­ственного труда, между тем как, с другой стороны, только на основе капиталистического производства, следовательно, также капиталистического разделения труда внутри мастер­ской, весь продукт необходимо принимает форму товара, и все производители поэтому необходимо суть производители товаров. Поэтому только при капиталистическом производстве становится всеобщим то, что потребительная стоимость опо­средствуется меновой стоимостью.

Три пункта.

1)        Только капиталистическое производство делает товар всеобщей формой всех продуктов.

2)        Товарное производство необходимо приводит к капита­ листическому производству, как только рабочий перестал быть частью условий производства (рабство, крепостничество), или перестает быть базисом первобытная община (Индия), с того


6


К. МАРКС


момента, как сама рабочая сила повсюду [allgemein] стано­вится товаром.

3) Капиталистическое производство устраняет базис то­варного производства, обособленное, независимое производство и обмен между владельцами товаров или обмен эквива­лентов. Обмен капитала и рабочей силы становится формаль­ным.

С этой точки зрения совершенно безразлично также, в ка­кой форме сами условия производства входят в процесс труда, передают ли они, как это происходит с постоянным капиталом, машинами и т. д., свою стоимость продукту постепенно или, как сырой материал, переходят материально в продукт; упо­требляется ли часть [443] продукта, как например, семена в зем­леделии, опять самим производителем прямо, как средство труда, или продукт сначала продается и потом снова превра­щается в средство труда. Все произведенные средства труда функционируют теперь, независимо от их служебного назна­чения как потребительных стоимостей в процессе производства, вместе с тем как элементы процесса уоеличения стоимости. Если они не превращаются в действительные деньги, то они превращаются в счетные деньги, рассматриваются как меновые Стоимости, и точно вычисляется элемент стоимости, который они тем или иным образом прибавляют к продукту. Например* в той мере, в какой земледелие становится отраслью произ­водства, ведущейся капиталистически, — капиталистическое Производство внедряется и в деревне, — в той мере, в какой земледелие производит для рынка, производит товары, пред­меты! Для продажи, а не для собственного непосредственного потребления, в той самой мере оно исчисляет свои издержки, рассматривает каждую их часть как товар, (покупает ли оно ее у третьих Лиц или у самого себя, у производства) и поэтому, как деньги, поскольку товар рассматривается как самостоя­тельная меновая стоимость. Так как, следовательно, пшеница, сено, скот, всевозможные семена и т. д. продаются как товары,— а без продажи они вообще не считаются продуктами, — они и в производство входят как товары или как деньги. В той же мере, как и продукты, становятся, естественно, товарами и условия производства, элементы продуктов, которые суть вещи, тождественные с этими продуктами; и, поскольку речь идет о процессе увеличения стоимости, они входят в расчет в само­стоятельной форме меновой стоимости, как денежные величины. Непосредственный процесс производства здесь постоянно пред­ставляет собой нераздельно процесс труда и процесс увеличе­ния стоимости, а продукт —. единство потребительной сто-


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 7

имости и меновой стоимости, т. е. товар. Отвлекаясь от этой формулы, отметим: в той же мере развивается торговля; фер­мер, например, для своих нужд производит покупки [Auslagen/, между тем как свои доходы он реализует путем продажи; стало быть, развивается торговля семенами, торговля удобре­нием, торговля племенным скотом и т. д., следовательно, также для отдельного фермера эти условия производства действи­тельно из обращения входят в его процесс производства, обра­щение фактически становится предпосылкой его производства, так как условия производства все более и более суть действи­тельно купленные (или могущие быть купленными) товары. Товарами они и без того являются для него как вещи, средства труда, которые вместе с тем образуют части стоимости его капитала. (Поэтому он зачисляет их проданными самому себе как производителю, когда он снова в натуре возвращает их производству.) И это развивается именно по мере того, как развивается капиталистический способ производства в зем­леделии, стало быть, по мере того, как оно все более и более редется фабричным способом.

Товар как всеобщая необходимая форма продукта, как спе­цифическая особенность капиталистического способа произ­водства наглядно обнаруживается в производстве в широком масштабе, которое создается развитием капиталистического производства, в односторонности и массовости продукта, ко­торая неизбежно придает ему общественный и тесно связанный с общественными отношениями характер; напротив, его непо­средственное отношение в качестве потребительной стоимости к удовлетворению потребностей производителя выступает как нечто совершенно случайное, безразличное и несущественное. Этот массовый продукт должен быть реализован как меновая стоимость, должен претерпеть метаморфоз товара не только как необходимость для поддержания жизни производителя, который производит как капиталист, но такя^е как необходимость для возобновления и непрерывного продолжения самого процесса производства. Поэтому он становится также достоянием тор­говли. Его покупатель — не [444] непосредственный потреби­тель, а купец, который занимается метаморфозом товаров как самостоятельным делом 3). Наконец, продукт раскрывает свой характер в качестве товара и тем самым свой ха^ рактер в качестве меновой стоимости тем, что вместе с капи­талистическим производством постоянно умножается разно-

" SUmondi, [Npuveau* Principes d'Economie Politique, ou Ре la rieljesee dans ses rapports avec fa population. Parie, 1827, t. I , p. 136, 139, 140. Руоокий перевод, т. I, стр. 207—209].


8


К. МАРКС


образие сфер производства, следовательно, и сферы обмена продукта 4).

Мы исходим из товара, этой специфически общественной формы продукта, как основы и предпосылки капиталистиче­ ского производства. Мы берем в руки отдельный продукт и анализируем определенности формы, которые он содержит как товар и которые накладывают на него клеймо товара. До капита­листического производства большая часть продукта произво­дится не как товар, не становится товаром. С другой стороны, следовательно, большая часть продуктов, входящих в произ­водство, суть не товары, они входят в производственный процесс не как товары. Превращение продуктов в товары имеет место только в отношении отдельных из них, касается только излишка производства или же отдельных его сфер (мануфактурные продукты) и т. д. Продукты во всем своем объеме не входят в процесс как предметы торговли и не выходят во всей своей массе из него как таковые 5). Тем не менее обра­щение товаров и денежное обращение в определенных грани­цах, а потому и определенная степень развития торговли, есть предпосылка, исходный пункт образования капитала и капитали­стического способа производства. Как такую предпосылку рассматриваем мы товар, исходя из него, как из простейшего элемента капиталистического производства. Но, с другой сто­роны, товар есть продукт, результат капиталистического произ­водства. То, что сначала было элементом капиталистического производства, позднее оказывается его собственным продук­том. Только на его основе товар становится всеобщей формой продукта, и чем больше развивается капиталистическое произ­водство, тем больше все составные части производства входят в его процесс как товар.

Товар, как он выходит из капиталистического производства, определенно отличается от товара, который служит элементом, предпосылкой капиталистического производства. Мы исходили из отдельного товара как самостоятельного предмета, в кото­ром овеществляется определенное количество рабочего вре­мени и который поэтому имеет меновую стоимость данной ве­личины.

Теперь товар выступает в следующем двояком опреде­лении:

" Ср. [К. Маркс] К критике политической экономии. [Первый выпуск. Берлин, 1859], стр. 17 [настоящее издание, т. 13, стр. 26]. См. также Wakefield 3.

51 Смотри французское .сочинение, вышедшее около 1752 г., где утверждается, что (здесь в рукописи Маркс оставил место для вставки. Ред.) во Франции только пше­ница считалась предметом торговли '.


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 9

1) В нем овеществлено — отвлекаясь от его потребитель­ ной стоимости — определенное количество общественно необ­ходимого труда; но в то время как относительно товара как такового остается совершенно неизвестным (и фактически без­различно), чей этот овеществленный труд и т. д., товар как продукт капитала содержит частью оплаченный, частью не­оплаченный труд. Ранее было отмечено, что это выражение является неточным постольку, поскольку сам труд прямо не покупается и не продается. Но в товаре овеществлена совокупная масса труда. Одна часть этого овеществленного труда (если отвлечься от постоянного капитала, за который уплачен экви­валент) получена в обмен на эквивалент заработной платы, другая часть присвоена капиталистом без эквивалента. Обе части овеществлены, поэтому они налицо как части товарной стоимости. И в целях сокращения мы называем одну часть оплаченным, другую — неоплаченным трудом.

[445] 2) Отдельный товар выступает не только материально как часть совокупного продукта капитала, как кратная часть произведенной им товарной массы. Мы вообще имеем перед собой уже не отдельный самостоятельный товар, не отдельный продукт. Не отдельные товары выступают как результат про­ цесса, а товарная масса, в которой воспроизведена стоимость авансированного капитала плюс прибавочная стоимость — при­своенный прибавочный труд, и каждый отдельный товар есть носитель стоимости капитала и произведенной им приба­вочной стоимости. Труд, затраченный на отдельный товар — уже вследствие оценки средним числом, т. е. идеальной оценки, применяемой к той части постоянного капитала, которая входит просто как затрата [Déchet] в стоимость совокупного про­ дукта, как и вообще к сообща потребленным условиям произ­водства, равно как, наконец, вследствие непосредственно об­щественного труда, который выравнивается и оценивается как средний труд многих работающих сообща индивидов — со­вершенно невозможно исчислить. Этот труд имеет лишь зна­чение как кратная часть совокупного труда, приходящегося на него и оцененного идеально. При определении цены отдельного товара он выступает как простая идеальная часть совокупного продукта, в котором воспроизводится капитал.

3) Товар как таковой, — носитель совокупной стоимости капитала плюс прибавочная стоимость, в отличие от товара, который первоначально выступал перед нами самостоятельно, как продукт капитала, фактически как превращенная форма капитала, прошедшего свой процесс увеличения стоимости, теперь обнаруживается в объеме, в размерах продажи, которые


10


К. МАРКС


должны иметь место, чтобы реализовалась прежняя стоимость капитала и ditto * вышеназванная произведенная им прибавоч­ная стоимость, что ни в коем случае не может быть достигнуто тем, что отдельные товары или часть их будет продаваться по их стоимости.

Мы уже раньше видели, что товар, для того чтобы быть го­товым к обращению, должен получить двойственную форму существования. Он должен противостоять покупателю не только как вещь с определенными полезными свойствами, не только как определенная потребительная стоимость, удовлетворяю­щая определенные потребности, будь то индивидуального или производительного потребления. Его меновая стоимость должна получить отличную от его потребительной стоимости и опре­деленную самостоятельную, хотя и идеальную форму. Он дол­жен выступать как единство потребительной стоимости и ме­новой стоимости, но вместе с тем и как раздвоенное в этом един­стве. Его меновая стоимость получает эту самостоятельную, совершенно независимую от его потребительной стоимости форму, как простое бытие материализованного общественного рабо­чего времени, в его цене, в этом выражении, в котором меновая стоимость выражена как меновая стоимость, т. е. как деньги, и она выражена таким образом именно в счетных деньгах.

В действительности имеются единичные товары, как, на­пример, железные дороги, крупные строения и т. д., которые, с одной стороны, по своей природе неделимы, а с другой сто-роны, имеют такой объем, что весь продукт авансированного капитала выступает как единичный товар. Здесь, следовательно, имел бы силу закон, который обнаружил себя при рассмотрении единичного товара, именно, что цена товара есть не что иное, как выраженная в деньгах его стоимость. Совокупная стоимость капитала плюс прибавочная стоимость заключалась бы в еди­ничном товаре и должна была бы выражаться в счетных деньгах. Определение цены такого товара не отличалось бы более ничем от ранее данного определения цены единичного товара, потому что совокупный продукт капитала здесь действительно был бы перед нами как единичный товар. Следовательно, нет нужды дольше на этом останавливаться.

Однако большинство товаров имеет дискретную природу (и даже неделимые можно обычно идеально рассматривать как дискретные величины), т. е. они, если рассматривать их как массу известных предметов, могут делиться па части, соот­ветствующие обычно употребляемым для данной потребитель-

• — »акже. Ред.


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДОТЙЕЙНОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА И

ной стоимости мерам, [446] например, а квартеров пшеницы, Ъ центнеров кофе, с аршин холста, х дюжин ножей, где едини­цей измерения служит сам единичный товар, и т. д.

Теперь перейдем к рассмотрению совокупного продукта ка­питала, продукта, который, независимо от объема и от того, делим или неделим он по своей природе, можно всегда считать единичным товаром, единой потребительной стоимостью, меновая стоимость которой поэтому и проявляется в совокупной цене, как выражение совокупной стоимости этого совокупного продукта.

При рассмотрении процесса увеличения стоимости обнару­жилось, что часть авансированного постоянного капитала, как-то: строения, машины и т. д., передает продукту только опре­ деленные доли стоимости, которые постоянный капитал, в ка­честве средств труда, теряет в процессе труда, что постоянный капитал никогда не входит в продукт материально в форме своей собственной потребительной стоимости, что он в течение более долгого периода продолжает в процессе труда служить и что та часть стоимости, которую он в течение определенного периода времени передает производимому в течение этого периода про­дукту, определяется отношением этого определенного периода ко всему периоду, в продолжение которого он, как средство труда, изнашивается, теряет вследствие этого всю свою сто­ имость и переносит тем самым ее на продукт; так что, если он служит в Среднем, например, в течение десяти лет, то он пере­дает продукту одного года V10 часть своей стоимости, прибав­ляет 1/10 часть своей стоимости к годовому продукту капитала. Поскольку эта часть постоянного капитала, после выпуска из­вестного количества продуктов, продолжает служить средством труда и продолжает все еще представлять по вышеупомянутой средней оценке определенную стоимость, то она не входит в обра­ зование стоимости выпущенной массы продуктов. Ег*о совокуп­ ная стоимость вообще только постольку играет определяющую роль Для стоимости выпущенной массы продуктов, той массы продуктов, для производства которой он уж послужил, по­скольку передаваемая им в течение определенного периода времени стоимость оценивается как кратная часть его совокуп­ной стоимостей, определяется отношением периода времени, в Течение которого он служил и передавал часть своей стоимости, ко всему периоду времени, в течение которого он служит и пере­дает продукту всю свою стоимость. В остальном его еще про­ должающая Существовать стоимость не принимается в расчет при определении стоимости уже выпущенной массы товаров. Ее можно, следовательно, по отношению к последней, принять


12


К. МАРКС


равной нулю. Или, что то же самое, для данной цели можно ради упрощения считать, что совокупный капитал — также и та доля его постоянной части, которая лишь в течение более длительных периодов производства переходит в продукт полностью, — пол­ностью содержится, растворяется в рассматриваемом нами про­ дукте совокупного капитала.

Итак, предположим, что совокупный продукт = 1 200 ар­шинам холста. Пусть авансированный капитал — 100 ф. ст., из которых 80 ф. ст. представляют постоянный капитал и 20 ф. ст. — переменный капитал; норма прибавочной стоимо­сти = 100%, так что рабочий в течение одной половины рабо­ чего дня работает для себя, а в течение другой половины работа­ет даром для капиталиста. В этом случае произведенная приба­вочная стоимость = 20 ф. ст., а совокупная стоимость 1 200 ар­шин = 120 ф. ст., из которых 80 ф. ст. представляют стои­мость, приложенную постоянным капиталом, 40 ф. ст. — вновь присоединенный труд, половина которого возмещает заработную плату, а вторая половина выражает прибавочный труд [447] или образует прибавочную стоимость.

Так как, за исключением вновь присоединенного труда, эле­ менты капиталистического производства сами входят в процесс производства уже как товары, следовательно, с определенными ценами, то стоимость, прибавляемая постоянным капиталом, уже дана как цена, например, в приведенном выше случае 80 ф. ст. за лен, машины и т. д. Что же касается вновь присоеди­ненного труда, то он, если заработная плата, определяемая необходимыми жизненными средствами = 20 ф. ст., а прибавоч­ный труд равен количеству оплаченного труда, должен выра­жаться в цене, равной 40 ф. ст., ибо стоимость, которую пред­ставляет присоединенный труд, зависит от его количества, а от­нюдь не от условий, при которых труд оплачивается. Итак, совокупная цена 1 200 аршин холста, произведенных капита­лом в 100 ф. ст., = 120 фунтам стерлингов.

Как же теперь определить цену отдельного товара, в данном
случае — аршина холста? Очевидно, деля всю цену совокупного
продукта на число, получающееся от деления продукта на крат­
ные части, соответственно данным мерам, деля совокупную цену
продукта на число единиц меры, которой измеряется потреби­
ли
ф. ст.
тельная стоимость, т. е., например, в данном случае ---- ;

для одного аршина холста это составляет цену в 2 шиллинга. Если аршин, служащий мерой холста, развить как масштаб дальше путем его деления на более мелкие кратные части, то мы можем точно так же определить далее цену половины аршина


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 13

и т. д. Таким образом для определения цены единичного товара его потребительная стоимость исчисляется как крат­ная часть совокупного продукта, а его цена — как соответст­вующая кратная часть произведенной капиталом совокупной стоимости.

Мы видели, что, соответственно различным степеням произ­водительности или производительной силы труда, одно и то же рабочее время представляется в весьма различном количестве продуктов, или равновеликая меновая стоимость представляет­ся в совершенно различных количествах потребительных сто­имостей. Предположим, что в вышеприведенном случае произ­водительность льноткачества учетверяется. Постоянный ка­питал: лен, машины и т. д., который приводился в движение трудом, выражающимся в 40 ф. ст., был равен 80 ф. ст. Если производительность труда ткача учетверится, то он приведет в движение вчетверо большее количество постоянного капитала, т. е. на 320 ф. ст. льна и т. д. И число аршин холста учетвери­лось бы, возросло бы с 1 200 до 4 800 аршин. Однако вновь присоединенный труд ткача по-прежнему выражался бы в 40 ф. ст., так как его количество осталось бы неизменным. Со­вокупная цена 4 800 аршин холста, следовательно, теперь рав-

ООП у 360 4. СТ. Л , ,

на öbO ф. ст., а цена одного аршина = ■, 80Q ---------- = lVa шил­
линга. Цена одного аршина холста понизилась бы с 2 шил­
лингов, или 24 пенсов, до
1V2 шиллингов, или 18 пенсов, т. е.
на 1/4, потому что содержащийся в аршине холста постоянный
капитал вобрал в себя на 1/4 меньше присоединенного к нему
при его превращении в холст живого труда, или то же коли­
чество труда ткача разделилось на большее количество продукта.
Для данной цели, однако, еще лучше взять пример, когда со­
вокупный авансированный капитал остается неизменным, про­
изводительная же сила труда вследствие только природных
условий, например, благоприятного или неблагоприятного года,
представляется в весьма различных количествах одной и той же
[448] потребительной стоимости, например, пшеницы. Предпо­
ложим, что количество труда, затраченное на акр земли, на­
пример, при производстве пшеницы, представляется в 7 ф. ст.,
из которых 4 ф. ст. — это вновь присоединенный труд, а 3 ф. ст. —
уже овеществленный в постоянном капитале труд. Из 4 ф. ст.
пусть 2 ф. ст. — заработная плата и 2 ф. ст. — прибавоч­
ный труд; согласно предположенному нами отношению
прибавочный труд 100 тт „ -.

необходимый труд = Г65- Но уРожаи бУдет изменяться с измене-нием условий сезона.

2 М. и Э., Т. 49


14


К. МАРКС


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ость ена упного кта

Общее количество

квартеров

 

 

Цена

за 1

квар.

 

iwsS

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СТО! или

СОВ(

про,

«Если у него 5 ке

артеров —

он может

продать каждый

за 28

шилл.

7 ф. ст.

4V*

» —

»

)>

»

»

 

» примерно

 

 

 

 

 

 

 

 

31

нилл.

та же

4

» —

»

»

»

»

 

» 35

»

»

3V,

»

»

»

>>

»

 

» 40

»

»

3

» —

»

»

»

>>

 

» 46

» 8п

. »

21/,

» —

»

»

»

»

 

» 56

»

»

2

» —

»

»

»

»

 

» 70

»

» »в1.

Стоимость или цена совокупного продукта капитала в 5 ф. ст., авансированного на 1 акр, остается здесь все той же — равной 7 ф. ст., так как авансированная сумма овеществленного и вновь присоединенного живого труда остается постоянной. Но этот же самый труд представляется в весьма различных количествах квартеров, и поэтому отдельный квартер, та же самая кратная часть совокупного продукта, имеет иоэтому весь­ма различные цены. Это изменение в ценах единичных товаров, произведенных одним и тем же капиталом, совершенно ни­чего не изменяет в норме прибавочной стоимости, в отношении прибавочной стоимости к переменному капиталу, или в отноше­нии, в котором весь рабочий день делится на оплаченный и не­ оплаченный труд. Совокупная стоимость, в которой представ­ляется вновь присоединенный труд, остается неизменной, по­ тому что к постоянному капиталу по-прежнему присоединяется такое же количество живого труда, и отношение прибавочной стоимости к заработной плате, или отношение оплаченной части труда к неоплаченной, остается неизменным, стоит ли аршин холста при различной производительности труда 2 или 11/2 шил­линга. Что изменилось в отношении к отдельному аршину холста, так это совокупное количество труда ткача, которое к нему присоединилось; отношение же, в котором это совокупное количество делится на оплаченный и неоплаченный труд, ос­тается неизменным для каждой кратной части этого общего ко­личества, содержащейся в отдельном аршине, независимо от того, будет ли она больше или меньше. Точно так же, при данном предположении, повышение цены квартера во втором

" U. Arbuthnot]. An Inquiry into the connection [between the present price of pro-vision», and the size of farms] etc. By a farmer . London, 1773, p . 108.


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 15

случае при падающей производительности труда, явилось след­ствием того обстоятельства, что вновь присоединенный труд делится на меньшее количество квартеров и на каждый квартер приходится поэтому большее количество вновь присоединен­ного труда, [449]; это обстоятельство отнюдь не внесло бы ника­ кого изменения в то отношение, в каком это большее или мень­шее количество труда, поглощаемое отдельным квартером, делится на оплаченный и неоплаченный труд, никакого изме­нения ни в совокупном количестве прибавочной стоимости, которую произвел капитал, ни в той кратной части прибавоч­ной стоимости, которая содержится в стоимости отдельного квартера, пропорционально вообще вновь присоединенной к нему стоимости. Если при данных предпосылках к определен­ному количеству средств труда присоединяется больше живого труда, то к этим средствам труда присоединяется оплаченного и неоплаченного труда пропорционально больше; если — мень­ше, то оплаченного и неоплаченного труда присоединяется пропорционально меньше; но отношение между этими двумя составными частями вновь присоединенного труда остается неизменным.

Если отвлечься от отдельных противодействующих влияний, рассмотрение которых не имеет значения для данной цели, то тенденция и результат капиталистического способа производ­ства состоит в том, чтобы постоянно повышать производитель­ность труда и, следовательно, постоянно увеличивать массу средств производства, превращаемых в продукты этим допол­нительным трудом, чтобы постоянно, так сказать, расклады­вать вновь присоединенный труд на большую массу продуктов и понижать таким образом цену отдельного товара, или вообще удешевлять товарные цены. Но это удешевление товарных цен само по себе не заключает в себе никакого изменения ни в массе произведенной данным неременным капиталом прибавоч­ной стоимости, ни в заключенном в отдельном товаре пропор­циональном делении вновь присоединенного труда на оплачен­ный и неоплаченный, или в реализованной в отдельном товаре норме прибавочной стоимости. Если определенное количество льна, веретен и т. д. при своем превращении в один аршин холста поглощает меньше труда ткача, то это отнюдь ничего не изменяет в том отношении, в котором этот больший или мень­ ший труд ткача делится на оплаченный и неоплаченный. Аб­солютное количество живого труда, вновь присоединенного к известному количеству уже овеществленного труда, ничего не изменяет в том отношении, в котором это, изменяющееся в отдельном товаре, большее или меньшее количество делится

2*


16


К. МАРКС


на оплаченный и неоплаченный труд. Таким образом, не­смотря на вытекающее из изменения в производительной силе труда изменение в ценах товаров, или понижение то­варных цен и удешевление товара, отношение между опла­ченным и неоплаченным трудом, вообще реализованная ка­питалом норма прибавочной стоимости, может оставаться постоянной. Если бы изменение произошло не в производи­тельной силе труда, вновь присоединяемого к средствам труда, а в производительной силе труда, создающего средства труда, и цены последних поэтому повысились бы или упали бы, то точно так же вызванное таким образом изменение в товарных ценах не изменило бы постоянного деления содержащегося в них присоединенного живого труда на оплаченный и неопла­ченный.

Наоборот. Если изменение в товарных ценах не исключает сохранения постоянной нормы прибавочной стоимости, постоян­ного деления присоединяемого труда на оплаченный и неопла­ ченный, то постоянство товарных цен не исключает изменения в норме прибавочной стоимости, перемены в пропорциональном делении вновь присоединенного труда на оплаченный и неопла­ченный. Предположим, упрощения ради, что в отрасли труда,

0   которой идет речь, не происходит никакого изменения в про­ изводительной силе всего заключенного в ее продуктах труда, следовательно, например, в вышеприведенном случае, в про­изводительности труда ткача или труда, который доставляет лен, веретена и т. д. По сделанному выше предположению 80 ф. ст. вложено в постоянный капитал и 20 ф. ст. — в пере­ менный капитал. Пусть эти 20 ф. ст. представляют 20 дней (будничных), например, 20 ткачей. По предположению, они производили 40 ф. ст., т. е. работали полдня для себя, полдня для капиталиста. Предположим далее, [450] что рабочий день равен 10 часам и удлиняется до 12, так что прибавочный труд увеличивается на 2 часа на человека. Весь рабочий день вырос бы на Vs, с 10 часов до 12. Так как 10 : 12 = 16 2/3 : 20, то теперь нужно было бы лишь 16 2/3 ткача, чтобы привести в дви­жение тот же постоянный капитал в 80 ф. ст. и произвести

1   200 аршин холста. (Ибо 20 человек, работающих по 10 часов, дают 200 часов труда, а 16 2/3 рабочих, работающих по 12 ча­сов, дают также 200 часов труда.) Или, если мы оставим по-прежнему 20 рабочих, то теперь они присоединят вместо 200 часов — 240 часов труда. И так как стоимость 200 часов еже­дневно выражается в течение недели в 40 ф. ст., то стоимость 240 часов ежедневно выразится в течение недели в 48 ф. ст. Но так как производительная сила труда и т. д. осталась преж-


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 17

ней и так как на 40 ф. ст. приходится 80 ф. ст. постоянного капитала, то на 48 ф. ст. придется 96 ф. ст. постоянного капи­тала. Вложенный капитал составил бы, следовательно, 116 ф. ст., и произведенная им товарная стоимость = 144 ф. ст. Но так как 120 ф. ст. = 1 200 аршинам холста, то 128 ф. ст. == = 1 280 аршинам холста. Следовательно, аршин холста будет

128 ф. ст. 1 v 0 тт

стоить— j-oän — — Тп Ф- ст-> т.е. = Z шиллингам. Цена одного

аршина холста осталась бы неизменной, так как он по-прежнему стоил бы того же самого совокупного количества труда, овещест­ вленного в средствах труда, и вновь присоединенного труда ткача. Но содержащаяся в каждом аршине холста прибавоч­ная стоимость возросла бы. Раньше на 1 200 аршин холста приходилось 20 ф. ст. прибавочной стоимости, следовательно,

. 20 ф. ст. 2 1 , 1 .

на 1 аршин—Доп ~12Ö~6Ö Ф' СТ'=шилл- = ^ пенса.

Теперь на 1 280 аршин холста приходится 28 ф. ст. прибавочной стоимости, на один аршин — 5 V3 пенса, так как 5 1/3 пенса, помноженный на 1 280 = 28 ф. ст., что и есть действитель­ная сумма заключенной в 1 280 аршинах холста приба­вочной стоимости. Добавочные 8 ф. ст. прибавочной стои­мости равны 80 аршинам холста (по 2 шиллинга на каждый аршин) и, действительно, число аршин увеличилось с 1 200 до 1 280.

Товарная цена остается здесь той же самой; производитель­ная сила труда — также. Затраченный на заработную плату капитал также не изменился. Тем не менее сумма прибавочной стоимости повышается с 20 до 28 или на 8, что получается от деления 20 на 2V2 или на 5/2, ибо 8 х Б/2 = 40/2 = 20, т. е. повышается на 40%. Это — то число процентов, на которое уве­личилась совокупная прибавочная стоимость. Что же касается нормы прибавочной стоимости, то она первоначально была равна 100%, а теперь - 140%.

Эти цифры могут быть впоследствии уточнены. Пока доста­точно, что при постоянных товарных ценах [451] прибавочная стоимость растет, потому что тот же переменный капитал при­ водит в движение больше труда, и поэтому производит не только больше товаров по той же цене, но и больше товаров, в которых содержится больше неоплаченного труда.

Правильное вычисление показано в нижеследующем со­ поставлении, которому надо предпослать еще следую­щее:

Если 20 v первоначально = 20 десятичасовым дням (ко­торые, как будничные дни, могут быть умножены на 6, что


18


К. МАРКС


ничего не изменяет), а рабочий день равен 10 часам, то этот общий труд = 200 часам.

При удлинении рабочего дня с 10 до 12 часов (и росте при­бавочного труда с 5 до 7 часов), совокупный труд 20 дней ра­вен 240 часам.

Если 200 часов труда представляются в 40 ф. ст., то 240 — в 48 ф. ст.

Если 200 часов труда приводят в движение постоянный капитал в 80 ф. ст., то 240 часов — постоянный капитал в 96 ф. ст.

Если за 200 часов производится 1 200 аршин холста, то за 240 часов — 1 440 аршин холста.

А теперь следующее сопоставление:

 

 

С V

m

Стоимость совокуп­ного продукта

Норма приба­вочной стоимо­сти

Сумма приба­вочной стоимо­сти

I.

80 ф. ст. 20 ф. ст.

20 ф. ст.

120 ф. ст.

100%

20

II.

96 ф. ст. 20 ф. ст.

28 ф. ст.

144 ф. ст.

140%

28

 

Количество аршин холста

Цена одного аршина

холста

Количество труда ткача

в 1 аршине

Прибавочный

труд

в одном

аршине

Норма прибавочного труда

1200

2 шилл.

8 пенс.

4 пенс.

4:4 = 100%

1440

2 гаи лл.

8 пенс.

42/3 пенс.

473:3V3 = 140%

 

7:5=число часов увеличилось с 5 до 7.

Вследствие повышения абсолютной прибавочной стоимости, т. е. вследствие удлинения рабочего дня, отношение в совокуп­ ном количестве примененного труда [между неоплаченной и оплаченной частью] повысилось с 5 : 5 до 7 : 5, со 100 до 140%, и это отношение обнаруживается так же в каждом аршине


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 19

холста. Совокупная масса прибавочной стоимости определяется количеством рабочих, применяемых при этой повышенной норме. Если бы последняя вследствие удлинения рабочего дня умень­шилась, если бы применялось то же количество труда, что прежде, т. е. если бы вследствие удлиненного рабочего дня применялось уменьшенное количество рабочих, то неизменным осталось бы повышение нормы прибавочной стоимости, но не повышение ее абсолютной суммы.

Теперь предположим, наоборот, что рабочий день остается без изменения, он равен 10 часам, но вследствие увеличения производительности труда, — не в производстве постоянного капитала, который применяет труд ткача и но в самом труде ткача, а в других отраслях промышленности, продукты кото­рых входят в заработную плату, — необходимый труд умень­шился бы с 5 до 4 часов, так что рабочие теперь работали бы для капиталиста 6 часов вместо 5, а для себя 4 вместо 5.

[452] Отношение прибавочного труда к необходимому было

5:5 = J°° = 100%, теперь оно 6:4 = 150 : 100 = 150%.

Как и прежде применяется 20 человек в течение 10 часов, что составляет 200 часов; они по-прежпему приводят в движе­ние тот же постоянный капитал в 80 ф. ст. Стоимость совокуп­ного продукта по-прежнему = 120 ф. ст., количество аршин холста == 1 200, цена одного аршина холста равна 2 шиллин­гам, ибо в ценах производства вообще ничего не изменилось. Совокупный продукт (по стоимости) одного рабочего был равен 2 ф. ст., а 20-ти рабочих равен 40 ф. ст. Но если 5 часов необ­ходимого труда ежедневно в течение недели равны 20 ф. ст., то 4 часа равны 16 ф. ст., на которые он теперь покупает прежнее количество жизненных средств. Оплата 20 рабочих, каждый из которых теперь ежедневно выполняет только 4 часа необходи­мого труда, равна 16 ф. ст. вместо прежних 20. Переменный капитал уменьшился с 20 до 16 ф.. ст., но он по-прежнему при­водит в движение то же самое абсолютное количество труда. Однако это абсолютное количество труда делится на части иначе. Раньше х/2 оплачивалась и 1/2 не оплачивалась. Теперь из 10 часов 4 оплачиваются и 6 не оплачиваются, т. е. 2/6 оплачи­ваются и 3 /s не оплачиваются; или вместо отношения 5:5 отношение 6:4, т.е. вместо нормы прибавочной стоимости в 100% норма в 150%. На 50% увеличилась норма приба­вочной стоимости. На аршин холста приходилось бы 3 1/6 пен­са оплаченного и 44/5 пенса неоплаченного труда ткачей; это составляет 24/5 : 16/6 или 24 : 16, как выше. Мы имели бы поэтому:


20


К. МАРКС


 

 

с

V

m

Стоимость

совокупного

продукта

Норма

прибавочной

стоимости

Сумма

прибавочной

стоимости

III.

80

16

24

120 ф. ст.

150%

24

 

Количество аршин холста

Цена одного аршина холста

Количество труда ткача

Приба­вочный труд

Норма прибавочного труда

1200

2 шилл.

8 пенс.

44/5 пенс.

44/6:3V5 = 24:16=150%

Здесь мы замечаем, что сумма прибавочной стоимости состав­ляет только 24, вместо 28, как в примере II. Но если бы в при­мере III также затратить переменный капитал в 20 ф. ст., то совокупное количество приложенного труда возросло бы, ибо оно остается неизменным, когда расходуется переменный ка­питал в 16 ф. ст. Оно, следовательно, поднялось бы на 1/4, так как 20 ф. ст. на 1/4 больше 16. Повысилось бы совокупное коли­ чество приложенного труда, а не только отношение прибавочного труда к оплаченному. Так как 16 при этой новой норме дают 40 ф. ст., то 20 дают 50 ф. ст., из которых 30 ф. ст. прибавочная стоимость. Если 40 ф. ст. равны 200 часам, то 50 ф. ст. были бы равны 250 часам. И если 200 часов приводили в движение 80 с, то 250 часов — 100 с. Если, наконец, за 200 часов производят 1 200 аршин холста, то за 250 часов — 1 500 аршин холста. Расчет был бы, следовательно, такой:

 

 

0

о

m

Совокупная

стоимость

Норма

прибавочной

стоимости

Сумма

прибавочной

стоимости

Ш-а.

100

20

30

150

150%

30

 

Количество аршин холста

Цена одного аршина холста

Количество труда ткача

Прибавочный

труд

Норма

1500

2 шилл.

8 пенс.

44/5 пенс.

150%

Вообще следует заметить, что если вследствие понижения заработной платы (здесь — как следствие увеличенной произ­ водительной силы) необходимо меньше переменного капитала для применения того же количества труда, т.е. для применения того же количества труда с большей выгодой для капитала,


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 21

благодаря тому, что оплаченная часть этого же количества умень­шается по сравнению с неоплаченной, то в тех случаях, когда капиталист продолжает вкладывать прежнюю сумму перемен­ного капитала, он выигрывает вдвойне, так как он получает не только повышенную норму прибавочной стоимости на преж­нюю общую сумму, но и эксплуатирует при этой повышенной норме прибавочной стоимости большее количество труда, хотя его переменный капитал и не возрос в своей величине. [453] Итак, мы выяснили:

1)         при изменяющихся товарных ценах норма и масса при­ бавочной стоимости могут оставаться постоянными; и

2)         при постоянных товарных ценах норма и масса приба­вочной стоимости могут изменяться.

Товарные цены вообще, как это было показано при рассмо­трении производства прибавочной стоимости, влияют на нее лишь поскольку они входят в издержки воспроизводства ра­бочей силы и влияют таким образом на ее собственную стои­мость; воздействие, которое в более краткие периоды может быть парализовано противоположными влияниями.

Из пункта 1) следует, что вытекающее из развития произ­ водительной силы труда понижение товарных цен, удешевление товаров, — оставляя в стороне ту часть товаров, которая своим удешевлением удешевляет самое рабочую силу (или, наоборот, их вздорожание удорожает рабочую силу), — озна­чает, что в отдельных товарах материализовано меньше труда, или что то же самое количество труда выражается в большем количестве товаров, вследствие чего на отдельный товар прихо­дится меньшая кратная часть труда; но это удешевление само по себе не означает, что изменяется пропорциональное деление заключающегося в каждом отдельном товаре труда на оплачен­ ный и неоплаченный. Два выведенных выше закона действитель­ны вообще для всех товаров, следовательно, и для тех, кото­ рые не входят, прямо или косвенно, в воспроизводство рабочей силы, удешевление или вздорожание которых, следовательно, безразлично для определения стоимости самой рабочей силы.

Из пункта 2) следует (смотри примеры /// и П1-а), что хотя товарные цены остаются теми же и производительная сила живого труда, применяемого непосредственно в той отрасли производства, результатом которой являются эти товары, ос­тается той же, норма и масса прибавочной стоимости могут уве­личиваться. (Можно было бы точно так же развить обратное, что они могут уменьшаться, если сокращается совокупный ра­бочий день или возрастает, вследствие вздорожания других товаров, необходимое рабочее время при неизменном рабочем


22


К. МАРКС


дне.) Это происходит потому, что переменный капитал данной величины может применять весьма неравные количества труда данной производительной силы (а товарные цены оста­ются неизменными, пока не изменяется производительная сила труда) или переменный капитал изменяющейся величины при­меняет равные количества труда данной производительной силы. Короче, переменный капитал определенной величины стоимости отнюдь пе приводит в движение всегда одни и те же количества живого труда; поэтому, поскольку он рассматри­вается как простой символ тех количеств труда, которые он приводит в движение, он есть символ переменной величины.

Это последнее замечание — (к пункту 2) и 2-й закон) пока­зывает, что товар, как продукт капитала, как кратная состав­ная часть капитала, как носитель капитала, который увели­чился в стоимости и поэтому заключает в себе кратную часть произведенной капиталом прибавочной стоимости, должен рас­сматриваться иначе, чем мы его рассматривали раньше, в нача­ле нашего исследования отдельного самостоятельного товара.

(Когда мы говорим о товарных ценах, то всегда предпола­гается, что совокупная цена произведенной капиталом массы товара равна совокупной стоимости этой массы, и поэтому цена кратной части отдельного товара равна кратной части этой совокупной стоимости. Цена здесь вообще только — де­нежное выражение стоимости. Цены, отличные от стоимостей, вообще до сих пор в нашем изложении не рассматривались.)

[454]8 Мы видели, что капиталистическое производство есть производство прибавочной стоимости и как такое производство прибавочной стоимости (при накоплении) оно есть вместе с тем производство капитала и производство и воспроизводство всего капиталистического отношения во все более расширенном (уве­личенном) масштабе. Но прибавочная стоимость производится лишь как часть товарной стоимости, она выражается в опреде­ленном количестве товара или прибавочного продукта. Капитал производит прибавочную стоимость и воспроизводит себя са­мого только как производитель товаров. Поэтому мы должны прежде всего вновь заняться товаром как его непосредственным продуктом. По, как мы видели, товары, рассматриваемые с точки зрения их формы (их экономической определенности формы) суть неполный результат. Они должны предварительно проделать известные превращения формы — они должны опять войти в процесс труда, в котором они проделывают эти пре­вращения формы, — прежде чем они снова смогут функциони­ровать как богатство, в форме ли денег или как потребительные стоимости. Итак, мы должны теперь детальнее рассмотреть


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 23

товар как ближайший результат капиталистического процесса производства, а затем дальнейшие процессы, которые он дол­жен пройти. (Товары суть элементы капиталистического про­изводства и товары суть продукт последнего, суть форма, в которой капитал выступает снова в конце процесса произ­водства.)

Отдельный товар — как продукт капитала, на деле как элементарная часть воспроизведенного и увеличившегося в сто­имости капитала, — обнаруживает свое отличие от отдельного товара, из которого мы исходили как из предпосылки образо­вания капитала, от товара, рассматриваемого самостоятельно, еще в том, — кроме пункта, уже рассмотренного и касающегося определения цены, — что когда товар продается по своей цене, стоимость авансированного на его производство капитала не реализуется и тем более не реализуется созданная этим капи­талом прибавочная стоимость. Как простые носители капи­тала — не только материально, как части потребительной стои­ мости, из которой состоит капитал, но и как носители стоимости, из которой состоит капитал — товары могут продаваться по цене, соответствующей их стоимости, и тем не менее быть про­данными ниже их стоимости, как продукта капитала и как составных частей совокупного продукта, в котором теперь прежде всего существует увеличивший свою стоимость капитал.

В вышеприведенном нами примере капитал в 100 ф. ст. воспроизводился в 1 200 аршинах холста ценой в 120 ф. ст.

с

Согласно ранее данному объяснению и так как мы имели 80,

v m

20, 20, мы можем представить дело так, что 80 ф. ст. постоянного капитала представлены в 800 аршинах холста или в 2/3 сово­купного продукта; 20 ф. ст. переменного капитала или заработ­ная плата — в 200 аршинах холста или в х/в совокупного про­дукта и 20 ф. ст. прибавочной стоимости — также в 200 арши­ нах холста или в последней 1/6 всего продукта. Если же не один аршин, а, например, 800 аршин холста продаются по их цене, равной 80 ф. ст., а две другие части не могут быть проданы, то даже из первоначальной стоимости капитала в 100 ф. ст. было бы воспроизведено только */8. Как носители совокупного капитала, т. е. как единственный действенный продукт сово­купного капитала в 100 ф. ст., 800 аршин холста были бы про­даны ниже их стоимости, именно на 1/3 ниже их стоимости, так как стоимость совокупного продукта равна 120, и 80 ф. ст. равны только 2 /s всего продукта, а недостающее количество стоимости в 40 ф. ст. равно остальной 1/а этого продукта. Эти 800 аршин холста, рассматриваемые сами по себе, могли


24


К. МАРКС


бы также быть проданы выше своей стоимости и были бы все-таки, как носители всего капитала, проданы по их стоимости, например, если они сами были бы проданы за 90 ф. ст., а осталь­ные 400 аршин холста — только за 30 ф. ст. Но мы вовсе не намерены касаться продажи отдельных частей товарной массы выше или ниже их стоимости, так как согласно нашему предпо­ложению товары вообще продаются по их стоимости.

[455] Здесь речь идет не только о том, что товары продаются по своей стоимости, как это имело место при анализе самостоя­ тельного товара, но и о том, что они продаются по своей стои­мости (цене) как носители авансированного на их производство капитала и поэтому как кратная часть совокупного продукта капитала. Если из этого совокупного продукта, 1 200 аршин холста, равные 120 ф. ст., будет продано лишь 800 аршин, то эти 800 аршин холста представляют не 2/3 совокупной стоимости, а всю совокупную стоимость, и представляют, следовательно, стоимость в 120 ф. ст., а не в 80 ф. ст., и отдель-

80 8 4 2 » о

ныи товар не равен «00 ~ 80 = 40 = 20 *" ст,=2 шилл.,

120 12 3 а = 800 = Ш~ 20 ~ ^ шиллингам. Таким образом, отдельный

товар продавался бы на 50% дороже, если бы он продавался за 3 шиллинга вместо 2. Как кратная часть произведенной со­вокупной стоимости отдельный товар должен продаваться по своей цене и, стало быть, как кратная часть проданного сово­купного продукта. Он должен быть продан не как самостоятель-

1 ныи товар, а, например, как -Гщ) совокупного продукта, стало

1199 быть, как дополнение к остальным ;пщ. Дело заключается

в том, чтобы отдельный товар продавался по своей цене, по­множенной на количество, которое является знаменателем его как кратной части.

(Отсюда уже само собой вытекает, что необходимо постоян­ ное расширение рынка, так как с развитием капиталистичес­ кого производства и с соответствующим ему удешевлением товара растет его масса, растет количество товаров, которые должны быть проданы; это — потребность для капиталистического спо­соба производства. Но этот пункт скорее относится к следую­щей книге.) (Этим объясняется также, почему, если капиталист продает, например, 1 200 аршин холста по 2 шиллинга за ар­шин, он не мог бы поставить по этой цене 1 300 аршин холста. Ибо добавочные 100 аршин, может быть, потребовали бы над­лежащих изменений [Vorkehrungen] в постоянном капитале и т. д., которые были бы оправданы этой ценой при добавочном


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 25

производстве в 1 200 аршин, а не при производстве в 100 ар­шин холста и т. д.)

Отсюда видно, как товар, как продукт капитала, отличает­ ся от отдельного товара, рассматриваемого самостоятельно, и это различие будет все более и более обнаруживаться и все более и более влиять и на реальное определение цены товаров, чем дальше мы будем прослеживать процесс капиталистического производства и обращения.

Пункт, на который я здесь, однако, еще специально хочу обратить внимание, следующий:

В главе II, параграфе 3 этой первой книги8 мы видели, как различные части стоимости продукта капитала — стоимость постоянного капитала, стоимость переменного капитала и при­бавочная стоимость — с одной стороны, представляются, пов­торяются в своих пропорциональных частях в каждом отдель­ ном товаре как кратной части произведенной совокупной по­требительной стоимости и как кратной части произведенной совокупной стоимости; как, с другой стороны, совокупный продукт может быть разделен на известные части, доли произ­ веденной потребительной стоимости, предмета, из которых одна часть представляет лишь стоимость постоянного капитала, другая — лишь стоимость переменного капитала, третья, на­конец, — лишь прибавочную стоимость. Хотя оба эти выраже­ния, как было показано раньше, по существу тождественны, они противоречивы в способе их выражения. Ибо в последнем понимании отдельные товары, принадлежащие к первой части, воспроизводящей только стоимость постоянного капитала, вы­ступают так, как будто они выражают только овеществленный до процесса производства труд. Следовательно, например, 800 аршин холста, равные 80 ф. ст., равные стоимости аванси­рованного постоянного капитала, представляют только стои­мость потребленной льняной пряжи, масла, угля, машин и т. д., но не представляют никакой части стоимости вновь приложенного труда ткача, между тем как, с другой стороны, рассматриваемый как потребительная стоимость, каждый аршин холста, кроме содержащегося в нем льна и т. д., содер­жит определенное количество труда ткача, которое именно придало ему форму холста, и в своей цене в 2 шиллинга содер­жит 16 пенсов, воспроизводящих потребленный им постоянный капитал, 4 пенса, возмещающих заработную плату, и 4 пенса — материализованный в нем неоплаченный труд. Это кажущееся противоречие, — неумение разрешить его, как увидим позже, дало повод к фундаментальным ошибкам в анализе, — с пер­вого взгляда совершенно сбивает с толку того, кто имеет в виду


26


К. МАРКС


только цену отдельного товара, сбивает с толку так же, как не­сколько ранее выставленное положение, что отдельный товар или определенная доля совокупного продукта может прода­ваться по своей цене ниже своей цены, выше своей цены по своей цене и даже выше своей цены ниже своей цены. Пример этой путаницы — Прудон 7.

(Цена одного аршина холста в вышеприведенном примере определяется не изолированно, а как кратной части совокупного продукта.)

[456] (Вышесказшшое об определении г^ены я изложил ранее; мо­ жет быть, отдельные положения оттуда следует включить сюда).

Первоначально мы брали отдельный товар самостоятельно, как результат и прямой продукт определенного количества труда. Теперь, когда он — результат, продукт капитала, дело изменяется формально (позже действительно в ценах производства) таким образом: произведенная масса потреби­тельных стоимостей представляет количество труда, равное стоимости заключенного в продукте и потребленного по­стоянного капитала (определенного количества овеществленного труда, переданного им продукту) плюс обмененное на перемен­ный капитал количество труда, одна часть которого возмещает стоимость переменного капитала, а другая образует прибавоч­ ную стоимость. Если содержащееся в капитале рабочее время, выраженное в деньгах, равно 100 ф. ст., из которых 40 ф. ст. составляют переменный капитал, а норма прибавочной стои­мости равна 50%, то совокупная масса содержащегося в про­дукте труда выражается в 120 ф. ст. Прежде чем товар может войти в обращение, его меновая стоимость должна быть пред­варительно превращена в цену. Поэтому, если совокупный продукт не есть один неделимый предмет, когда весь капитал воспроизводится в единичном товаре, как например, дом, то капитал должен исчислить цену отдельного товара, т. е. вы­разить меновую стоимость отдельного товара в счетных день­гах. В зависимости от различной производительности труда совокупная стоимость в 120 ф. ст. будет делиться на большее или меньшее количество продуктов; следовательно, цена от­дельного товара будет представлять, в обратном отношении к общему количеству товаров, большую или меньшую кратную часть 120 ф. ст. на единицу товаров. Например, если совокупный продукт = 60 тоннам угля, то 60 тонн = 120 ф. ст. = 2 ф. Ст.

120 , __

за тонну = ид ф. ст.; если продукт равен 7о тоннам, то тон-

120 на = -—- — 1 ф. ст. 12 шилл.; если продукт равен 240 тоннам,


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 27

120 12 1 , т ,

т0 = 2Л) = 24 = ~2~ *• ст" и т' Д- ^так' Чена отдельного това-

совокупная цена продукта

ра = ------------------- -—-—, т. е. совокупная цена, разделен-

г общее количество продуктов J ^ ' г "

ная на общее количество продуктов, которое измеряется раз­ личными мерами, соответственно потребительной стоимости продукта.

Если, таким образом, цена отдельного товара = совокупной цене массы товаров (числа тонн), произведенной капиталом в 100 ф. ст., разделенной на общее количество товаров (в данном случае число тонн), то, с другой стороны, общая цена совокуп­ного продукта равна цене отдельного товара, умноженной на общее число произведенных товаров. Если с ростом произво­дительности труда возрастает масса товаров, следовательно, и их количество, то цена отдельного товара падает. Обратное происходит, когда производительность понижается; тогда один фактор — цена — повышается, а другой фактор — количество— уменьшается. Пока затраченное количество труда неизменно, оно выражается в неизменной совокупной цене в 120 ф. ст., сколько бы из нее ни приходилось на отдельный товар в зави­ симости от его количества, изменяющегося в зависимости от производительности труда.

Если часть цены, которая приходится на отдельный про­дукт, — кратная часть совокупной стоимости — стала меньше вследствие большего количества продуктов, т. е. вследствие большей производительности труда, то меньше будет и прихо­дящаяся на него часть прибавочной стоимости, кратная часть совокупной цены, в которой выражается прибавочная стоимость в 20 ф. ст. и которая связана с продуктом. Но это не изменяет отношения той части цены отдельного товара, которая выра­жает прибавочную стоимость, к той части цены товара, которая представляет заработную плату или оплаченный труд.

Впрочем, при рассмотрении капиталистического процесса производства [обнаружилось], что, — оставляя в стороне удли­ нение рабочего дня, — с удешевлением товаров, определяющих стоимость рабочей силы, входящих в необходимое потребление рабочего, имеется налицо тенденция удешевлять самое рабо­чую силу и поэтому одновременно укорачивать оплаченную часть труда и удлинять неоплаченную при неизменной величине рабочего дня.

Следовательно, если при прежней предпосылке доля при­ бавочной стоимости в цене отдельного товара была пропорцио­нальна той доле, которую эта цена составляет в совокупной стоимости, в совокупной цене, то теперь, несмотря на падение


28


К. МАРКС


цены продукта, часть этой цены, выражающая прибавочную стоимость, будет возрастать. Но это происходит только потому, что вследствие роста производительности труда прибавочная стоимость занимает пропорционально большее место в сово­купной цене продукта. Та же самая причина, — возросшая производительность труда (обратное имело бы место при умень­шающейся производительности), вследствие которой то же количество труда, та же стоимость в 120 ф. ст. представляется в большей массе продуктов и поэтому цена отдельного товара понижается, — уменьшает стоимость рабочей силы. Поэтому хотя цена отдельного товара падает, хотя общее количество заключающегося в нем труда и, стало быть, его стоимость уменьшается, однако пропорциональная составная часть этой цены, состоящая из прибавочной стоимости, увеличивается, или в меньшем общем количестве труда, заключенном в от­дельном товаре, например, в отдельной тонне угля, заклю­чается большее количество неоплаченного труда, чем прежде, когда труд был менее производительным, масса продукта была меньше, цена отдельного товара — выше. В совокупной цене в 120 ф. ст. заключается теперь больше неоплаченного труда, а следовательно, его больше и в каждой кратной части этих 120 ф. ст.

[457] Подобные загадки сбили с толку Прудона, который обращает внимание только на цену отдельного, самостоятель­ ного товара, а не рассматривает товар как продукт совокупного капитала и поэтому не рассматривает той пропорции, в которой совокупный продукт делится мысленно ценами отдельного товара.

«Так как в торговле процент на капитал (это только носящая особоо название часть прибавочной стоимости) присоединяется к заработной плате рабочего, чтобы вместе с этой последней составить цену товара, то рабочий не может выкупить продукт своего собственного труда. Жить, работая — это такой принцип, который при господстве процента заключает в себе противоречие» («Gratuité du Crédit». Discussion entre M. Fr. Bastiat et M. Proudhon. Paris, 1850, p. 105).

Совершенно правильно. Чтобы разъяснить вопрос, предпо­ложим, что рабочий, «l'ouvrier», о котором здесь говорится, — это весь рабочий класс. Недельная сумма денег, которую он получает и на которую ему приходится покупать жизненные средства и т. д., расходуется на товары, цена которых, рассма­тривая каждый из них отдельно и все вместе, содержит кроме части, равной заработной плате, часть, равную прибавочной стоимости, часть которой, относительно небольшую пропор­циональную часть, может быть и составляет упоминаемый


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 29

Прудоном процент. Как же может рабочий класс с его недель­ ным доходом, равным только заработной плате, купить массу товаров, равную заработной плате плюс прибавочная стои­мость? Так как недельная заработная плата, если рассматривать рабочий класс в целом, равна лишь недельной сумме жизнен­ных средств, то совершенно ясно, что рабочий на полученную им сумму денег не может купить необходимых жизненных средств. Ибо полученная им сумма денег равна недельной за­работной плате, выплаченной ему недельной цене его труда, между тем как цена еженедельно необходимых жизненных средств равна недельной цепе заключающегося в них труда плюс цене, в которой выражается неоплаченный прибавочный труд. Следовательно, «рабочий не может выкупить продукт своего собственного труда. Жить, работая» при этих предпо­ложениях заключает в себе поэтому «противоречие». Прудон совершенно прав, поскольку дело касается видимости. Но если он, вместо того, чтобы рассматривать товар самостоятельно, будет рассматривать его как продукт капитала, то он найдет, что недельный продукт распадается на одну часть, цена ко­торой, равная заработной плате, равная израсходованному в течение недели переменному капиталу, не содержит приба­вочной стоимости и т. д., и на другую часть, цена которой равна лишь прибавочной стоимости и т. д.; хотя цена товара заключает в себе все эти элементы и т. д., однако рабочий вновь покупает только лишь первую часть (причем для данной цели безразлично, что он при этой обратной покупке может быть обманут и его действительно обманывают лавочники и т. д.).

Так обычно обстоит дело с прудоновскими экономическими парадоксами, кажущимися глубокими и неразрешимыми. Они состоят в том, что путаницу, которую экономические явления вызывают в его голове, он изображает как закон явления.

(На деле его тезис еще хуже, потому что в нем заключается предположение, что истинная цена товара равна заключаю­щейся в нем заработной плате, равна заключающемуся в нем количеству оплаченного труда, а прибавочная стоимость, про­цент и т. д. есть лишь надбавка, произвольная, к этой истин­ной цене товара.)

Но еще хуже критика его со стороны вульгарной экономии. Например, господин Форкад (здесь1' процитировать это место)8 обращает его внимание не только на то, что его тезис, с одной

11 Forcade. [La guerre du socialisme. II. L'économie politique révolutionnaire et sociale. In: «Revue des deux Mondes», nouvelle série, tome XXrv. Paris, 1848, p. 998— 999.]


30


К. МАРКС


стороны, доказывает слишком много, так как, согласно этому тезису, рабочий класс вообще не мог бы существовать, но что он, с другой стороны, в выражении парадокса идет недоста­точно далеко, так как ведь цена товаров, которые рабочий покупает, кроме заработной платы плюс процент и т. д. вклю­ чает также и сырой материал и т. д. (короче — элементы цены постоянного капитала). Совершенно правильно, Форкад. Но что же дальше? Форкад показывает, что проблема в действи­тельности еще труднее, чем в том виде, как ее ставит Прудон, и это для него является основанием не решать ее даже в том объеме, как ее поставил Прудон, а отделаться от нее ничего не говорящей фразой 9 (см. примечание № 1).

[458] В сущности в манере Прудона хорошо то, что когда он с софистическим самодовольством открыто выражает пута­ницу экономических явлений в противоположность вульгар­ным экономистам, которые стараются ее затушевать, но не способны ее понять, их теоретическое убожество вытаскивается на свет. Так, господин В. Фукидид Рошер 10 называет «Qu'est-ce que la propriété?» Прудона «запутанной и запутывающей» и. В слове «запутывающая» выражается чувство бессилия вуль­гарной экономии справиться с этой путаницей. Вульгарная экономия неспособна разрешить противоречия капиталисти­ческого производства даже в той запутанной, поверхностной и софистической форме, в какой их трактует Прудон и обруши­ вает на голову этих экономистов. Вульгарной экономии больше ничего не остается, как апеллировать от теоретически непрео­долимой для нее софистики к «простому» здравому смыслу и ссылаться на то, что ведь все-таки дела идут своим порядком. Прекрасное утешение для людей, которые выдают себя эа «теоретиков».

(N. В. Все это о Прудоне лучше, пожалуй, поместить в третьей главе 2-й книги или еще позже.)

Теперь разрешена вместе с тем трудность, о которой говори­ лось в главе первой. Если товары, составляющие продукт ка­ питала, продаются по ценам, определяемым их стоимостью, если, следовательно, весь класс капиталистов продает товары по их стоимости, то каждый реализует прибавочную стоимость, т. е. он продает часть стоимости товаров, которая ему ничего не стоила, которую он не оплатил. Таким образом, прибыль, которую они получают, достигается не взаимным обманом, — этот последний может состоять только в том, что один отхва­ тывает у другого часть приходящейся тому прибавочной стои­мости, — не тем, что они продают друг другу товары выше их стоимости, а тем, что они продают их друг другу по их стой-


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 31

мости. Эта предпосылка, что товары продаются по ценам, соответствующим их стоимостям, составляет основу также ис­ следований, содержащихся в следующей книге.

Ближайший результат непосредственного капиталистиче­ ского процесса производства, его продукт, это — товары, в цене которых не только возмещается стоимость авансированного, потребленного во время их производства капитала, но вместе с тем материализован, овеществлен, как прибавочная стоимость, потребленный во время их производства прибавочный труд. Как товар продукт капитала должен войти в процесс обмена товаров и тем самым не только войтп в действительный обмен веществ, но вместе с тем проделать те превращения формы, которые мы изобразили, как метаморфозы товаров. Поскольку дело касается только формальных превращений — превра­щения этих товаров в деньги и их обратного превращения в товары, — то этот процесс уже изображен в том, что мы на­звали «простым обращением», т. е. обращением товаров, как таковых. Но эти товары являются теперь вместе с тем носителями капитала; они теперь самый капитал, увеличившийся в стои­мости, чреватый прибавочной стоимостью. И в этом отноше­нии их обращение, которое теперь вместе с тем есть процесс воспроизводства капитала, включает в себя дальнейшие опре­деления, которые были чужды абстрактному рассмотрению то­варного обращения. Поэтому теперь нам предстоит рассмот­реть обращение товаров как процесс обращения капитала. Это делается в следующей книге.

[459] 2) КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО КАК ПРОИЗВОДСТВО ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

Поскольку капитал выступает еще только в своих элемен­тарных формах, как товар или деньги, капиталист выступает в уже известных характерных формах владельца товаров или владельца денег. Но вследствие этого последние сами по себе столь же мало суть капиталисты, как товар и деньги сами по себе — капитал. Подобно тому как товар или деньги только при определенных предпосылках превращаются в капитал, так и владельцы товаров и владельцы денег только при тех же самых предпосылках превращаются в капиталистов.

Первоначально капитал выступал как деньги, которым над­лежит превратиться в капитал или которые еще только ôuvà-(iei * капитал.

* — потенциально. Ред.


32


к. млеке


Экономисты, с одной стороны, делают ошибку, отожествляя эти элементарные формы капитала — товар и деньги — как таковые с капиталом, а с другой стороны, они делают ошибку, объявляя капиталом его способ существования в виде потреби­тельной стоимости — средства труда — как таковой.

В своей первой, предварительной (так сказать) форме как деньги (как исходный пункт образования капитала) капитал существует еще только как деньги, т. е. как сумма меновых стоимостей в самостоятельной форме меновой стоимости, в его денежном выражении. Но эти деньги должны увеличить свою стоимость. Меновая стоимость должна послужить тому, чтобы создать больше меновой стоимости. Величина стоимости должна расти, т. е. наличная стоимость должна не только со­храниться, но и создать прирост, А стоимости, прибавочную стоимость, так чтобы данная стоимость, данная сумма денег представлялась как флюэнта, а прирост — как флюксия 12. Мы вернемся к этому самостоятельному денежному выражению капитала при рассмотрении процесса его обращения. Здесь, где мы имеем дело пока еще с деньгами в качестве исходного пункта непосредственного процесса производства, достаточно одного-единственного замечания: капитал здесь существует еще только как данная сумма стоимости = Д (деньги), в ко­торой всякая потребительная стоимость стерта, стало быть, в форме денег. Величина этой суммы стоимости ограничена размером или количеством денежной суммы, которая должна превратиться в капитал. Следовательно, эта денежная сумма становится капиталом благодаря тому, что ее величина увеличи­вается, что она превращается в переменную величину, что она с самого начала есть флюэнта, и должна предполагать флюксию. Лишь в себе эта денежная сумма есть капитал, т. е. по своему назначению, только потому что она должна применяться, расхо­доваться таким способом, который имеет целью ее увеличение, потому что она расходуется с целью ее увеличения. Если это по отношению к наличной сумме стоимости или денежной сумме проявляется как ее назначение, ее внутренняя движущая сила, тенденция, то по отношению к капиталисту, т. е. владельцу этой денежной суммы, в руках которого она должна выполнить эту функцию, — как намерение, цель. В этом первоначально простом стоимостном или денежном выражении капитала (того, что должно стать капиталом), где абстрагировано всякое от­ношение к потребительной стоимости, где она отпала, отпадают также и всякое нарушающее вмешательство и впоследствии запутывающие случайные факторы действительного процесса производства (производство товаров и т. д.), и в столь же абст-


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 33

рактно простом виде обнаруживается и характерная специфи­ческая природа капиталистического процесса производства. Если первоначальный капитал есть сумма стоимости, рав­ная х, то здесь эта цель и этот х становится капиталом благо­даря тому, что он превращается в х + Ах, т. е. в денежную сумму или сумму стоимости, равную первоначальной сумме стоимости плюс излишек сверх первоначальной суммы стои­мости, в данную денежную величину плюс добавочные деньги, в данную стоимость плюс прибавочная стоимость. Таким обра­ зом, производство прибавочной стоимости, включающее в себя сохранение первоначально авансированной стоимости, вы­ ступает как определяющая цель, движущий интерес и конечный результат капиталистического процесса производства, как то, благодаря чему первоначальная стоимость превращается в ка- питал. Как это достигается, действительная процедура этого превращения х ъ х -\- Ах, ничего не изменяет в цели и резуль­тате процесса. Впрочем, и без капиталистического процесса производства х может превращаться в х + Да;, но не при дан­ном условии и предпосылке, когда конкурирующие члены общества выступают по отношению друг к другу как лица, которые противостоят друг другу лишь в качестве товаровла­дельцев и только в качестве таковых вступают друг с другом в контакт (это исключает рабство и т. д.), и, во-вторых, не при каком другом условии, когда общественный продукт произ­водится как товар. (Это исключает все формы, в которых для непосредственных производителей главной целью является потребительная стоимость, а в товар превращается лишь из­лишек продукта и т. д.)

[460] Эта цель процесса, в котором х превращается в х + Ах, показывает далее, каким путем должно идти исследование. Это выражение должно быть функцией переменной величины или должно превратиться в таковую во время процесса. С са­мого начала х, как данная сумма денег, есть постоянная вели­чина, прирост которой, следовательно, равен нулю. Следова­тельно, х должен в процессе превратиться в другую величину, содержащую переменный элемент. И речь идет о том, чтобы найти эту составную часть и вместе с тем показать, путем каких опосред­ствовании первоначально постоянная величина становится пе­ременной. Так как, — как обнаруживается далее при рассмо­ трении действительного процесса производства, — часть х в свою очередь обратно превращается в постоянную величину, а имен­но в средства труда, которые составляют часть стоимости х лишь в форме определенных потребительных стоимостей, а не в их денежной форме, перемена, которая ничего не изменяет


34


К. МАРКС


в постоянной природе величины стоимости, вообще ничего не изменяет в этой части, поскольку она есть меновая стоимость, то х представляется в процессе как с (постоянная величина) + v (переменная величина) = с + v. Теперь же разница А + v ) = — с + (v + Av), а так как разница с = О, то она = + Д^К То, что первоначально представлялось как Ах, в действитель­ ности есть, следовательно, Av. И отношение этого прироста первоначальной величины х к той части х, прирост которой он составляет в действительности, долншо быть (Av = Ах (так

как Ах = Аг;)), -—=—, что на деле есть формула для нормы

прибавочной стоимости.

Так как совокупный капитал К = с + v, где с постоянно и v переменно, то К можно рассматривать как функцию v . Если v возрастает на Av, то К становится равной К'.

Итак, мы имеем:

1)         К = с + v.

2)         К' = с + (v + Av).

Вычитая уравнение 1) из уравнения 2), получаем разность К' К, прирост К = АК.

3)         К' К = с + v + Av — с v = Av.

4)         AK = Дг;.

Следовательно, получается 3) и поэтому 4): АК = Av. Но К' минус К равно величине, на которую изменилось К(=АК), равно приросту К пли АК, следовательно 4). Или прирост сово­купного капитала равен приросту переменной части капитала, так что Ас или изменение постоянной части капитала равно 0. Следовательно, постоянный капитал в этом исследовании отно­сительно АК или Av предполагается равным нулю, т. е. не должен приниматься во внимание.

Пропорция, в какой возросло v = -- (норма прибавочной

стоимости). Пропорция, в какой возросло К = y~~ZT~

(норма прибыли).

Таким образом, подлинная, специфическая функция капитала как капитала есть производство прибавочной стоимости, ко­торое, как будет показано позже, есть не что иное, как произ­ водство прибавочного труда, присвоение в действительном про­цессе производства неоплаченного труда, который представ­ляется, овеществляется как прибавочная стоимость.

Далее оказалось, что для превращения х в капитал, в х + Ах, необходимо, чтобы стоимость или сумма денег х пре­вратилась в факторы процесса производства, прежде всего


ГЛ . VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 35

в факторы действительного процесса труда. В известных отрас­лях промышленности бывает, что часть средств производства — предмет труда — не имеет никакой.стоимости, не есть товар, хотя и есть потребительная стоимость. В этом случае часть х превращается только в средства труда, а предмет труда, посколь­ ку речь идет о превращении ж, т. е. о закупке входящих в про­цесс труда товаров на х, исключается из закупок средств про­изводства. Один фактор процесса труда, предмет труда, здесь равен 0, поскольку речь идет о стоимости. Но мы рассматриваем вопрос в полной форме, где и предмет труда — товар. В том случае, когда этого нет, этот фактор, поскольку речь идет о стои­мости, принимается равным нулю и в расчет вносится по­правка.

Подобно тому как товар есть непосредственное единство потребительной стоимости и меновой стоимости, так и процесс производства, который есть процесс производства товаров, представляет собой непосредственное единство процесса труда и процесса увеличения стоимости. Подобно тому как товары, т. е. непосредственные единства потребительной стоимости и меновой стоимости, выходят из процесса как результат, как продукт, так они и входят в него как образующие его элементы. Вообще из процесса производства никогда не может выйти ничего такого, что не входило в него в форме условий производства.

Превращение авансированной суммы денег, которая должна увеличиться и превратиться в капитал, в факторы процесса производства, есть акт товарного обращения, процесса обмена, и распадается он на ряд покупок. Следовательно, этот акт про­исходит еще вне непосредственного процесса производства. Он является лишь его введением, но он есть его необходимая предпосылка, и когда мы рассматриваем не непосредственный процесс производства, а капиталистическое производство в це­лом и в его непрерывности, то это превращение денег в фак­торы процесса производства, закупка средств производства и рабочей силы, образует в свою очередь имманентный момент совокупного процесса.

[461] Если же мы рассмотрим форму капитала внутри непосредственного процесса производства, то увидим, что ка­питал, как и простой товар, имеет двойственную форму потре­ бительной стоимости и меновой стоимости. Но в обе формы входят дальнейшие определения, которые отличны от опреде­лений простых, самостоятельно рассматриваемых товаров, суть более развитые определенности.

Что касается прежде всего потребительной стоимости, то ее особое содержание, ее дальнейшая определенность были


36


К. МАРКС


совершенно безразличны для определения понятия товара. Пред­мет, который должен был быть товаром и поэтому носителем меновой стоимости, должен удовлетворять какую-либо обще­ственную потребность, следовательно, обладать какими-либо полезными свойствами. Voilà tout *. Иначе обстоит дело с по­требительной стоимостью товаров, функционирующих в про­цессе производства. Благодаря природе процесса труда сред­ства производства распадаются прежде всего на предметы труда и средства труда, или детальнее, на сырье, с одной стороны, инструменты, вспомогательные материалы и т. д. — с дру­гой. Это — определения формы потребительной стоимости, которые возникают из природы самого процесса труда, и та­ким образом — в отношении средств производства — потре­бительная стоимость получает дальнейшее определение. Опре­деление формы потребительной стоимости само становится здесь существенным для развития экономического отношения, экономической категории.

В дальнейшем, однако, в процессе труда входящие в него потребительные стоимости распадаются на два строго разгра­ниченных в понятии момента и противоположности (точно так же, как указано выше, это происходит с вещными средствами производства), на одной стороне, вещные средства производ­ства, объективные условия производства, на другой — дей­ствующая рабочая сила, целесообразно проявляемая рабочая сила, субъективное условие производства. Это — дальнейшая определенность формы капитала, поскольку он выступает sub specie ** потребительной стоимости внутри непосред­ственного процесса производства. В простом товаре опре­деленный целесообразный труд — прядение, ткачество и т. д.— воплощен, овеществлен в пряже, в ткани и т. д. Целесообраз­ная форма продукта есть единственный след, оставленный целесообразным трудом, и даже этот след может быть стерт, если продукт имеет форму продукта природы, как скот, пше­ница и т. д. В товаре потребительная стоимость выступает как нечто очевидное, как то наличное, что в процессе труда прояв­ляется лишь как продукт. Отдельный товар па доле есть го­товый продукт, позади которого лежит процесс его возникно­вения, продукт, в котором фактически преображен тот процесс, благодаря которому в нем воплотился, овеществился особый полезный труд. В процессе производства возникает товар. Он постоянно отрывается от процесса как продукт, так что са-

* — Вот и все. Ред.

♦* — в качестве. Ред.


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 37

мый продукт выступает лишь как момент этого процесса. Часть потребительной стоимости, в которой капитал выступает внутри процесса производства, есть сама живая рабочая сила, но как рабочая сила определенной, соответствующей особой потребительной стоимости средств производства спецификации и как действующая рабочая сила, как целесообразно проявляю­щаяся рабочая сила, которая делает средства производства вещными моментами своей деятельности и превращает их таким образом из первоначальной формы их потребительной стоимо­ сти в новую форму продукта. Сами потребительные стоимости проделывают поэтому внутри процесса труда действительный процесс превращения, будь то механического, химического или физического характера. В то время как в товаре потребительная стоимость есть данная вещь с определенными свойствами, здесь она есть превращение функционирующих как сырье и сродства труда вещей, потребительных стоимостей, посредством дей­ствующего через них и в них живого труда, который именно и есть рабочая сила actu *, в потребительную стоимость изме­ненного образа — в продукт. Итак, форма, которую капитал, как потребительная стоимость, принимает в процессе труда, распадается, во-первых, на разобщенные в понятии и взаимно связанные средства производства, во-вторых, на [462] соот­ветствующее понятию, из природы процесса труда вытекающее разделение между объективными условиями труда (средствами производства) и субъективными условиями труда, целесооб­разно действующей рабочей силой, т. е. самим трудом. А, в-третьих, если рассматривать процесс в целом, потребительная стоимость капитала выступает здесь как производящий по­требительную стоимость процесс, в котором средства произ­водства функционируют соответственно этой специфической определенности, как средства производства целесообразно дей­ ствующей, соответствующей их определенной природе, спе­ цифической рабочей силы. Или совокупный процесс труда как таковой, в живом взаимодействии его объективных и субъек­тивных моментов, выступает как совокупный образ потреби­тельной стоимости, т. е. как реальный образ капитала в процессе производства.

Процесс производства капитала есть прежде всего, если рас­сматривать его реальную сторону — или если рассматривать его как процесс, который благодаря полезному труду над по­требительными стоимостями образует новые потребительные стоимости, — действительный процесс труда. Его моменты как

в действительности, на деле. Ред.


38


К. МАРКС


такового, его определенные, соответствующие его понятию составные части суть моменты и составные части процесса труда вообще, всякого процесса труда, на какой бы ступени эконо­мического развития и на базисе какого бы способа производства он ни происходил. Следовательно, так как реальный образ или образ объективных потребительных стоимостей, из которых состоит капитал, его материальный субстрат, есть неизбежно образ средств производства,— средств труда и предметов тру­да, — которые служат для производства новых продуктов; далее, так как в процессе обращения, в форме товаров, следо­вательно, во владении капиталиста как товаровладельца, эти потребительные стоимости уже имеются налицо (на рынке), до того, как они функционируют соответственно их специфи­ческой цели в процессе труда; следовательно, так как капи­тал, — поскольку он представляется в объективных условиях труда, — по своей потребительной стоимости состоит из средств производства, т. е. сырья, вспомогательных материа­лов и средств труда, — инструментов, строений, машин и т. д., то отсюда делается вывод, что все средства производства ôuvâfiei *, и поскольку они функционируют как средства производства, суть капитал actu **, и что поэтому капитал есть необходимый момент человеческого процесса труда вообще, не­зависимо от какой бы то ни было его исторической формы, и, стало быть, есть нечто вечное, обусловленное природой чело­веческого труда. Точно так же делается другой вывод: так как процесс производства капитала есть вообще процесс труда, то и процесс труда как таковой, процесс труда при всех обществен­ных формах, есть неизбежно процесс труда капитала. Таким образом, капитал рассматривается как вещь, которая играет в процессе производства известную вещную роль, роль, при­сущую ему как вещи. Здесь та же логика, на основании которой заключают, что так как деньги — золото, то золото само по себе есть деньги, что так как наемный труд — труд, то всякий тр*уд неизбежно есть наемный труд. Таким образом тождество доказывается тем, что фиксируется тождественное всем про­цессам производства и не учитывают их специфических разли­чий. Тождество доказывается тем, что абстрагируются от раз­личий. В этом разделе мы еще вернемся к более обстоятельному рассмотрению этого важного, имеющего решающее значение пункта. Здесь пока ограничимся лишь следующим:

Во-первых: товары, которые капиталист купил, чтобы по­требить их в качестве средств производства в процессе производ-

* — потенциально. Ред. ** — в действительности, на деле. Ред.


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 39

ства или в процессе труда, суть его собственность. Они на деле лишь его деньги, превращенные в товары, и они суть в такой же степени бытие его капитала, в какой им были деньги; даже в еще большей степени, поскольку они имеются в такой форме, в которой они действительно функционируют как капитал, т.е. как средство созидания стоимости, увеличения стоимости, т. е. ее умножения. Стало быть, эти средства производства суть капитал. С другой стороны, капиталист на другую часть аван­сированной суммы денег купил рабочую силу, рабочих; или, как показано в главе IV , это представляется таким образом, что он купил живой труд. Поэтому последний принадлежит ему точно так же, как и объективные условия процесса труда. Однако здесь все же обнаруживается следующее специфическое различие: действительный труд есть то, что рабочий действи­тельно дает капиталисту как эквивалент за превращенную в заработную плату часть капитала, за [463] покупную цену труда. Это есть затрата его жизненной силы, осуществление его производительных способностей, его движение, а не капи­талиста. Если рассматривать труд как личную функцию, в его реальности, то он суть функция рабочего, а не капиталиста. Если рассматривать рабочего с точки зрения обмена, он суть то, что капиталист получает от него в процессе труда, а не то, в качестве чего капиталист выступает по отношению к нему в процессе труда. Следовательно, это составляет противополож­ность объективным условиям труда, таким, как капитал и по­стольку как бытие капиталиста противопоставляются впутри самого процесса труда субъективному условию труда, самому труду или, точнее, рабочему, который работает. Таким образом, выходит, что как с точки зрения капиталиста, так и с точки зрения рабочего средство производства как бытие капитала, в качестве капитала, по самому существу, противопостав­ляется труду, т. е. другому элементу, в который превращается авансированный капитал, и поэтому и вне процесса произ­водства оно ôuvâfiei * выступает как специфический способ существования капитала. В дальнейшем это развивается, как обнаружится, отчасти из всеобщей природы капиталистиче­ского процесса увеличения стоимости (из роли, которую играют в нем средства производства как поглотитель живого труда), отчасти из развития специфически капиталистического спо­соба производства (в котором машина и т. д. становится дей­ ствительным властелином над живым трудом). Отсюда на основе капиталистического процесса производства это неразрывное

• — потенциально. Ред.


40


К. МАРКС


слияние потребительных стоимостей, в которых капитал существует в форме средств производства, и назначения этих средств производства, этих вещей, как капитала, который есть определенное общественное производственное отношение; точно так же как в рамках этого способа производства, для опутан­ных им лиц продукт сам по себе считается товаром. Это обра­зует базис для фетишизма политико-экономов.

Во-вторых: средства производства из процесса обращения входят в процесс труда как определенные товары, например, как хлопок, уголь, веретена и т. д. Они входят в него в образе потребительной стоимости, который они имели, пока они еще находились в обращении в качестве товаров. Войдя в про­цесс, они затем функционируют с соответствующими их потре­бительным стоимостям, им как вещам, вещно принадлежащими свойствами хлопка как хлопка и т. д. Но иначе обстоит дело с той частью капитала, которую мы называем переменной и которая лишь благодаря ее обмену на рабочую силу действи­тельно превращается в переменную часть капитала. Рассматри­ваемые по своему реальному образу, деньги — эта часть капи­тала, которую капиталист затрачивает на покупку рабочей силы, — представляют собой не что иное, как находящиеся на рынке (или при известных условиях выброшенные на рынок) жизненные средства, входящие в индивидуальное потребление рабочего. Деньги — лишь превращенная форма этих жизнен­ных средств, форма, которую рабочий, как только он получает деньги, вновь превращает в жизненные средства. Это превраще­ние, точно так же как и последующее потребление этих товаров как потребительных стоимостей, есть процесс, который непо­средственно не имеет ничего общего с непосредственным про­цессом производства, точнее, с процессом труда; напротив, он происходит вне последнего. Ведь одна часть капитала, а благо­даря этому и весь капитал, именно потому превращается в пе­ременную величину, что вместо денег, стоимости постоянной ве­личины, или жизненных средств, в которых они могут быть представлены, тоже стоимости постоянной величины, приобре­таются, напротив, в обмен на элемент, на живую рабочую силу, которая созидает стоимость и которая в качестве элемента, творящего стоимость, может быть больше или меньше, может выражаться как переменная величина; вообще при всех обстоя­тельствах она входит как фактор в процесс производства лишь как текучая, становящаяся — и поэтому содержащаяся в пере­менных границах — становящаяся величина, а не уже ставшая. Правда, в действительности само потребление жизненных средств рабочими может быть так же включено (заключено)


ГЛ. VI . РЕЗУЛЬТАТЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА ПРОИЗВОДСТВА 41

в процесс труда, как заключено, например, в машинах потреб­ ление ими вспомогательных материалов; так что рабочий вы­ступает лишь как купленное капиталом орудие, которое для своего функционирования в процессе труда нуждается в по­треблении, в добавлении известного количества жизненных средств в качестве своих вспомогательных материалов. Это имеет место в большей или меньшей степени в зависимости от размера и жестокости эксплуатации рабочего. Однако в капита­листическом отношении это потребление не вкладывается в такое узкое понимание (дальнейшее мы увидим в разделе 3) 13 при воспроизводстве всего отношения).Обычно рабочий потреб­ ляет свои жизненные средства во время перерыва непосредст­ венного процесса труда, тогда как машина во время своего функционирования (животное?). Если же рассматривать весь рабочий класс, то часть этих жизненных средств потребляется членами семьи, которые еще не работают или уже не работают. На деле, практически различие между рабочим и машиной мо­жет свестись, в том, что касается вспомогательных материалов и их потребления, к различию между животным и машиной. Однако это не необходимо и поэтому не входит в определение понятия капитала. Во всяком случае, затраченная на заработ­ную плату часть капитала выступает формально как часть, принадлежащая уже не капиталисту, а рабочему, как только она принимает свою реальную форму, форму входящих в по­требление рабочего жизненных средств. Следовательно, форма потребительной стоимости, которую эта часть капитала, стало быть, имеет как товар до своего вступления в процесс произ­ водства — как жизненные средства, — совершенно отлична от формы, которую она принимает внутри этого процесса и кото­ рая есть форма проявляющей себя в действии рабочей силы, а по­тому и самого живого труда. Таким образом, данное обстоя­тельство особенно отличает эту часть капитала от [464] той, которая имеет форму средств производства, и это опять-таки служит причиной того, что на основе капиталистического способа производства средства производства по самому своему существу, в отличие от жизненных средств и в противо­положность им, представляются сами по себе как капитал. Эта иллюзия — не говоря уже о том, что должно быть изложено позднее — исчезает просто потому, что форма потребительной стоимости, в которой капитал существует в конце процесса производства, есть форма продукта и этот продукт существует как в форме средств производства, так и в форме жизненных средств; следовательно, и те и другие в равной мере имеются налицо как капитал и, стало быть,


42


К. МАРКС


имеются налицо также в противоположность к живой рабочей силе.

Перейдем теперь к процессу увеличения стоимости.

В отношении меновой стоимости опять обнаруживается различие между товаром и находящимся в процессе увеличе­ния стоимости капиталом.

Меновая стоимость капитала, вступающего в процесс про­изводства, меньше, чем меновая стоимость выброшенного на рынок или авансированного капитала, так как это лишь стои­ мость товаров, которые входят в процесс как средства произ­водства, т. е. стоимость постоянной части капитала, которая входит в процесс производства как стоимость. Вместо стои­ мости переменной части капитала мы имеем теперь увеличение стоимости как процесс, имеем труд, находящийся in actu * по увеличению стоимости, труд, который постоянно реали­зуется как стоимость и который, созидая стоимость, постоянно выходит за рамки данных стоимостей.

Что же касается прежде всего сохранения старой стоимости, стоимости постоянной части, то это зависит от того, что стои­ мость входящих в процесс средств производства не больше, чем необходимо, т. е. что товары, из которых они состоят, на­пример, строения, машины и т. д., содержат в овеществленном виде лишь общественно необходимое для цели производства рабочее время; и это уже дело капиталиста при закупке этих средств производства следить за тем, чтобы они обладали соот­ ветствующей, необходимой для создания продукта средней доброкачественностью как потребительные стоимости, будь то в виде сырья, или машин, и т. д.; стало быть, чтобы они функ­ционировали со средней доброкачественностью и не ставили ТРУДУ> живому фактору, никаких необычных препятствий; например, сырье должно быть качественным; сюда относится также и то, чтобы применяемые машины и т. д. передавали товару не больше, чем стоимость среднего износа [