К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 43


Содержание тома 43

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Пролетарии всех стран, соединяйтесь ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС

И

Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва'1976


К. МАРКС

И

Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ

43


3K1

10101-183 „

M --------- ~ Подп

07У(О2)-76


[ v

ПРЕДИСЛОВИЕ

43 (дополнительный) том Сочинений К. Маркса и Ф. Эн­гельса содержит произведения, написанные с июня 1848 по август 1849 г., в период буржуазно-демократических рево­люций в Европе, и не вошедшие в 5 и 6 тома настоящего изда­ния. Поскольку эти статьи печатались без подписи, а рукописи их не сохранились, они ранее не включались в состав Сочине­ний. Принадлежность их Марксу и Энгельсу установлена в последние годы в результате тщательной исследовательской работы. В том вошли, также некоторые документы, характери­зующие деятельность основоположников марксизма за это время.

Основную часть тома составляют статьи, опубликованные в издававшемся Марксом и Энгельсом органе революционно-пролетарского крыла немецкой и европейской демократии — «Neue Rheinische Zeitung». Эта газета представляла инте­ресы прогрессивных, демократических сил немецкого народа и прежде всего рабочего класса, впервые выступившего на политическую арену; она откликалась на все важнейшие события революции как в Германии, так и в других европей­ских странах, оценивая их с точки зрения пролетариата. «Neue Rheinische Zeitung» выполняла роль организатора и воспитателя трудящихся масс, через нее Маркс и Энгельс руководили деятельностью членов Союза коммунистов в Гер­мании, сплачивали и мобилизовывали революционные силы страны на борьбу за решение насущных политических и соци­альных проблем.

Большинство публикуемых в томе статей относится к тому nepnoflyj когда в Германии и других странах реакция пере-


VI


ПРЕДИСЛОВИЕ


шла в открытое наступление на демократические свободы, завоеванные народными массами в первые месяцы революции. В статьях Маркса и Энгельса затрагиваются такие проблемы, как тактика рабочего класса и революционной демократии в Германии во время подготовки и осуществления реакцион­ными силами контрреволюционного переворота в Пруссии; вопрос о национальном объединении Германии в связи с вой­ной между германскими государствами и Данией из-за Шлез­виг-Гольштейна; важнейшие аспекты национально-освободи­тельного движения в Италии. Центральное место в томе занимают статьи, освещающие развитие революции в Венгрии, героическую борьбу венгерской народной армии против воо­руженных сил Габсбургской монархии. Тематически примы­кая к уже опубликованным на русском языке статьям Маркса и Энгельса этого периода, работы, включенные в настоящий том, во многих отношениях существенно дополняют их.

Том открывается статьями о войне в Шлезвиг-Гольштейне и о действиях контрреволюции в Пруссии. Эти статьи расши­ряют наши представления о тактике Маркса и Энгельса в бур­жуазно-демократической революции, о борьбе, которую они вели на страницах газеты в защиту революционных завоеваний народных масс, против наступления контрреволюционных сил, против репрессий прусского правительства по отношению к демократическим деятелям. Таковы, например, статьи «Д-р Готшальк», «Попытка выслать Шаппера» и др. Статья Маркса «Падение министерства Кампгаузена» является первым откли­ком на замену этого либерального министерства более правым, знаменовавшую переход реакции к активным действиям.

Анализируя непосредственные результаты мартовской рево­люции в Германии, Маркс и Энгельс отмечали ее незавершен­ность. Народные массы, вырвав ряд уступок у монархов, не сумели добиться решительной победы над феодализмом. Причину такого половинчатого характера германской револю­ции основоположники марксизма видели в первую очередь в политике пришедших к власти либеральных буржуа. Немец­кая буржуазия, дряблая, трусливая, неспособная к решитель­ным действиям, как неоднократно характеризовал ее Маркс, была напугана активностью масс, особенно революционными выступлениями французского пролетариата в июне 1848 г. и пошла на компромисс с дворянско-монархическими кругами, на прямое предательство интересов народа.

Несколько статей непосредственно отражают проводив­шуюся «Neue Rheinische Zeitung» кампанию борьбы за отказ от уплаты налогов. Эта кампания была одним из средств про-


ПРЕДИСЛОВИЕ


VII


тиводействия подготовке контрреволюционного государствен­ного переворота в Пруссии. Редакционное примечание к статье «Финансовый план левых» (8 сентября 1848 г.) представляет собой первое выступление газеты против уплаты налогов и показывает, что инициаторами кампании были именно Маркс и Энгельс (см. настоящий том, стр. 21). Особый интерес пред­ставляет написанная 18 ноября 1848 г. статья «Отказ от уплаты налогов и деревня», в которой отмечается важность вовлечения в борьбу широких крестьянских масс и подчеркивается, что одним из основных условий успешного противодействия кон­солидирующейся реакции является объединение всех демокра­тических сил страны. «Позиция Берлина, — пишет Маркс, имея в виду прусское Национальное собрание, — может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии провинций, позиция крупных провинциальных городов, и особенно главных городов провинций, может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии деревни» (настоящий том, стр. 43). В связи с этой кампанией Маркс и Энгельс подвергают резкой критике колебания и нерешительность оппозиционных депута­тов прусского Национального собрания, а также либералов и буржуазных демократов в общегерманском собрании во Франк­фурте, указывая, что все они, включая левое крыло, оказались неспособными к серьезному сопротивлению контрреволюцион­ной политике правительства Пруссии.

На страницах «Neue Rheinische Zeitung» Маркс и Энгельс вели неустанную борьбу за разрешение основной задачи гер­манской революции — национального объединения страны. Основоположники марксизма выступали за объединение Гер­мании «снизу» путем революционного свержения обветшалого абсолютистского строя в государствах, входивших в Герман­ский союз, в первую очередь в Пруссии и Австрии.

Разоблачение Марксом и Энгельсом непоследовательности франкфуртского Национального собрания в вопросе о нацио­ нальном объединении Германии нашло отражение в нескольких публикуемых в томе статьях, освещающих вооруженный конф­ ликт германских государств с Данией из-за Шлезвиг-Голь­ штейна. Маркс и Энгельс подходили к решению шлезвиг-голь-штейнского вопроса с революционных позиций. Националь­ но-освободительное движение в подвластных датской монархии и населенных в основном немцами герцогствах Шлезвиг и Голь-штейн, отмечала «Neue Rheinische Zeitung», было частью борьбы за преодоление унаследованной от феодальной эпохи политической раздробленности Германии, за объединение немецких земель в едином демократическом государстве.


vin


ПРЕДИСЛОВИЕ


В этих статьях, принадлежащих главным образом перу Энгельса, разоблачается сговор правящих кругов Пруссии с датской короной, которую поддерживали реакционные правящие круги Англии и царской России. Энгельс подчеркивает предатель­ ский характер политики прусского правительства в этом вопросе, препятствовавшей достижению германского единства. В связи с этим он подвергает резкой критике двусмысленную позицию немецкой либеральной буржуазии, которая в данном случае выражалась в бездеятельности франкфуртского Националь­ного собрания во внешнеполитических вопросах, в его по­творстве реакционным силам.

К статьям Маркса и Энгельса по поводу революционного восстания в Вене в октябре 1848 г., опубликованным в 5-м томе настоящего издания, примыкают статьи «Вести из Вены», «Швейцарские свидетельства героических деяний австрий­ской армии в Вене», написанные уже после разгрома восстания. Разоблачая попытки реакционной печати представить само восстание и обстоятельства его поражения в искаженном виде, а также опорочить его участников, Маркс и Энгельс воссоз­дают здесь истинную картину этих событий.

В том входит значительная группа статей и корреспонден­ ций Энгельса, написанных во время его пребывания в Швейца­рии с октября 1848 г. до января 1849 г., куда он вынужден был выехать в связи с репрессиями прусских властей против «Neue Rheinische Zeitung». Энгельс рассеивает иллюзии не­мецких мелкобуржуазных демократов, которые отвергали требование централизованной демократической германской рес­публики и видели образец государственного устройства буду­щей объединенной Германии в основанном на федералистских принципах политическом строе Швейцарии. В корреспонден­циях, посвященных, в частности, деятельности Федерального собрания и его палат, Энгельс обращает внимание на такие отрицательные черты политической жизни Швейцарии, обус­ловленные сохранением пережитков партикуляризма в ее конституции, как ограниченность мелкими кантональными интересами, узость кругозора ее политических деятелей, оторванность от задач европейской революции. В то же время Энгельс указывает и на определенные прогрессивные тенден­ ции в развитии страны, выражавшиеся в ряде реформ, направ­ленных на осуществление буржуазной централизации.

Статья «Германская центральная власть и Швейцария», ряд других корреспонденций Энгельса посвящены конфликту по вопросу о предоставлении права убежища немецким и италь­янским революционным эмигрантам между Швейцарией, с


ПРЕДИСЛОВИЕ


IX


одной стороны, и так называемым имперским правительством Германии и австрийским командованием в Италии, с другой. Энгельс осуждает попытки вмешательства реакционных сил извне во внутренние дела швейцарского народа.

Энгельс освещает и ту борьбу, которую вели между собой консервативные и радикальные круги Швейцарии. Он подчер­ кивает, что сторонники недавно разгромленного «Зондер-бунда» — сепаратистского объединения реакционных канто­нов — пытаются отстоять еще сохранившиеся у них позиции и вернуть утерянные. В ряде статей Энгельс касается стремле­ния консервативных кругов Швейцарии сохранить отжившую систему «капитуляций», которая узаконивала поставку швей­царских наемников наиболее реакционным европейским пра­вительствам и превращала страну, по его выражению, в «старейшее и наиболее устойчивое обиталище реакционного варварства в Европе» (настоящий том, стр. 84—85). Сторон­ники сохранения «капитуляций» опасаются, пишет Энгельс, что отказ от них приведет к увеличению избытка населения и к образованию нового класса «сельских пролетариев, кото­рый одним лишь своим существованием должен опрокинуть все прежние отношения собственности...» (настоящий том, стр. 84).

С большим вниманием Энгельс следил за развитием рабо­чего движения Швейцарии. Подчеркивая, что швейцарские и немецкие рабочие составляют в стране «подлинно рево­люционную силу народа», он в то же время указывал, что «пролетариат еще очень слабо представляет себе свое собственное положение и средства освобождения» (настоящий том, стр. 219). Это обстоятельство, отмечает Энгельс, не раз позволяло кон­сервативным слоям буржуазии использовать швейцарских рабочих в своих интересах.

Публикуемые в настоящем томе статьи и заметки Энгельса о ходе военных действий в Италии — новое свидетельство того, что основоположники марксизма горячо поддерживали национально-освободительное движение итальянского народа против австрийского господства. Перед революцией в Италии, начавшейся еще в январе 1848 г. народным восстанием в Си­цилии, стояла задрча освобождения от иноземного влады­ чества, уничтожения феодально-монархических режимов, объ­единения страны. Маркс и Энгельс рассматривали борьбу итальянцев за свою независимость как один из важных очагов европейской революции.и надеялись на ее успех. «После мно­гих кровавых жертв, — писал Энгельс в августе 1848 г., — Италия все же добьется победы...» (настоящий томл стр. 10).


X


ПРЕДИСЛОВИЕ


При этом Маркс и Энгельс постоянно подчеркивали, что победа итальянского народа зависит от того, сможет ли он взять дело национального освобождения в свои руки. В ряде публи­куемых в томе статей Энгельс вскрывает предательский по существу характер политики сардинского короля Карла-Альберта, его стремление использовать национально-осво­бодительное движение в династических целях. Энгельс убеди­тельно доказывает, что такая политика обусловлена классовыми интересами, страхом перед возможностью установления республиканского строя (см. настоящий том, стр. 14—15). Победа итальянского народа, писал Энгельс в статье «Сводка из Милана», станет возможной только тогда, когда Италия «покажет, что для завоевания свободы и национальной незави­симости она не нуждается в жалкой личности сардинского короля» (настоящий том, стр. 10). Энгельс приветствовал возобновление военных действий Пьемонта против Австрии весной 1849 года. Он полагал, что, несмотря на поражение пьемонтцев, бездарность и граничащую с предательством не­решительность их генералов, итальянский народ сможет про­держаться до подъема новой революционной волны во Фран­ции. Тогда это казалось ему весьма вероятным. Отмечая усиление национально-освободительного движения в Италии, Маркс и Энгельс особо подчеркивали, что оно отвлекало зна­чительные силы Габсбургской монархии с венгерского театра военных действий.

Героической революционной борьбе венгерского народа, как показывают публикуемые в настоящем томе статьи Энгельса, основоположники марксизма уделяли огромное внимание. Маркс и Энгельс считали, что эта борьба, наряду с движением в Ита­лии, и прежде всего в союзе с революционно-демократиче­скими силами внутри самой Австрии, способна сокрушить реакционную монархию Габсбургов. Они подчеркивали, что война венгерского народа за независимость носит под­линно революционный характер и находится в русле борьбы народных масс Европы за революционно-демократические преобразования.

В условиях, когда контрреволюция в Европе повсеместно перешла в наступление и революционным силам приходилось вести тяжелые оборонительные бои, отчаянная схватка венгер­ского народа с одним из столпов европейской реакции откры­вала перспективы нового революционного подъема. Маркс и Энгельс полагали, что события в Венгрии могли послу­жить той искрой, из которой вновь разгорится пламя евро­пейской революции.


ПРЕДИСЛОВИЕ


XI


В ноябре 1848 г., накануне вооруженной интервенции им­ ператорских войск под командованием Виндишгреца в Венгрию, Маркс предложил Энгельсу, находившемуся тогда в Швей­царии, написать для «Neue Rheinische Zeitung» статью о наци­ональных противоречиях в этом районе (см. письмо Маркса Энгельсу от 29 ноября 1848 г. — настоящее издание, т. 27, стр. 124). Вслед за этой статьей, опубликованной в январе 1849 г. под названием «Борьба в Венгрии» (настоящее издание, т. 6, стр. 175—186), Энгельс начал регулярно помещать на страницах газеты обзоры положения на венгерском театре военных действий. Всего с января по май 1849 г. появилось около ста таких статей, большая часть которых до сих пор на русском языке не публиковалась.

Освещение венгерских событий представляло тогда зна­чительные трудности. Венгрия была отрезана от остальной Европы плотным вражеским кольцом. Основным источником информации об обстановке в ней служили официальные сооб­ щения австрийских властей: бюллетени командования импера­торских войск и другие материалы, сознательно искажавшие действительное положение вещей. Не уступали им в этом настроенные откровенно антимадьярски австрийские и герман­ские газеты. Нужно было обладать проницательным умом, талантом публициста, военного историка и теоретика, чтобы отсеять из потока домыслов, лжи и путаницы крупицы прав­дивых сведений и создавать на этой основе не просто объек­тивные обзоры военного положения, но и острые политичес­кие статьи. Эту задачу Энгельс выполнял с большим мастерст­ вом. Впоследствии он с гордостью отмечал: «Мы на основании австрийских сводок удивительно верно изобразили в «Neue Rheinische Zeitung» ход венгерской войны и блестяще, хотя и осторожно, делали предсказания» (настоящее издание, т. 28, стр. 68). Работа над статьями, освещавшими ход военных действий в Венгрии, побудила Энгельса заняться вопросами военной теории и военного искусства еще основательнее, чем при освещении военной стороны июньского восстания 1848 г. в Париже. Изучение кампании в Венгрии дало ему важнейший материал для дальнейшей разработки стратегии и тактики революционных освободительных войн. Публикуемые в томе статьи Энгельса о Венгрии, вместе с известными ранее по 6-му тому настоящего издания, несмотря на отдельные фактичес­кие неточности, по сей день представляют большой интерес как яркое и подробное описание национально-освободитель­ной войны венгерского народа в 1849 г., вышедшее из-под пера пролетарского публициста и знатока военного дела.


XII


ПРЕДИСЛОВИЕ


Энгельс начал публикацию своих военных обзоров и ста­ тей в момент, когда революция в Венгрии переживала трудные дни. Венгерская армия отступала, императорские войска за­няли Буду и Пешт, революционное правительство вынуждено было переехать в Дебрецен. Вся австрийская и проавстрий-ская печать предсказывала полное поражение венгров. В этой обстановке с особой силой проявился блестящий военно-ана­литический талант Энгельса, указавшего, что война в Венгрии еще далеко не закончена, что революция обладает широкими резервами. «Сила венгерского восстания, — писал он в начале февраля 1849 г. в статье «Из Баната», — отнюдь не уничтожена и в данный момент еще весьма велика...»(настоящийтом, стр.104). Оптимизм Энгельса в этом отношении базировался на точном учете всех факторов, способных существенно повлиять на ход военных действий. Настроение населения, выучка и экипировка войск, состояние коммуникаций, снабжение армии, личные качества военачальников, характер местности, особенности климатических условий — все это подвергалось пристальному рассмотрению и критическому анализу. Основным фактором, позволявшим рассчитывать на победу венгерской революции, Энгельс считал преимущества революционного способа ведения войны по сравнению с действиями войск феодально-абсолютист­ской Австрии. Регулярная армия Габсбургской монархии, во многом еще несшая на себе груз традиций феодальной эпохи, столкнулась с тактикой революционной войны народа, борю­щегося за свою независимость. «Императорским войскам, — отмечал Энгельс в статье «Победы венгров», — теперь вновь приходится в Венгрии на своем горьком опыте убеждаться в пра­вильности уроков 50-летней давности, полученных ими при Жемапе и Флёрюсе: вести войну с революцией не так-то легко!» (настоящий том, стр. 387).

В ряде статей Энгельс характеризует отличительные черты революционной войны в Венгрии: ее народный характер, выз­ ванный ею массовый патриотический подъем и широкое соче­тание действий регулярных войск с партизанским движением. Он отмечает высокую маневренность венгерской революционной армии, умелую тактику ее командования, направленную на рас­членение сил противника, заманивание его в глубь незнакомой территории с враждебным населением, создание постоянной угро­зы для вражеских коммуникаций, решительные меры пресечения контрреволюционных происков. Именно эти качества, указывает Энгельс, объясняют военные успехи революционной Венгрии.

Во многих статьях Энгельс разоблачает лживый, тенденциоз­ный характер сообщений о положении-в Венгрии, распростра-


ПРЕДИСЛОВИЕ


XIII


няемых проавстрийскими газетами («Kölnische Zeitung», аугсбургская «Allgemeine Zeitung» и др.) с целью дезинформа­ции немецкого читателя. Его обзоры и корреспонденции несли в массы правду о героических действиях венгерских вооружен­ных сил, мобилизовывали общественное мнение в Германии на защиту национально-освободительной борьбы венгерского наро­да. Тщательный критический анализ содержания официаль­ных сообщений, сопоставление их с другими источниками давали Энгельсу возможность не только восстановить в общем правильную картину хода военных действий, но и во многих случаях верно предугадать их дальнейшее развитие. Так, например, он раньше других понял и указал, что отход венгер­ских войск за Тису предоставит им новые преимущества, обес­печит свободу оперативных действий в степных районах, среди многочисленных рек и болот; точно определил на­правление будущего наступления мадьяр и т. д.

Энгельс высоко оценивал способности венгерских и поль­ ских военачальников, возглавлявших революционную армию Венгрии, особенно Гёргея, Дембинского и Бема. Он противо­поставлял их тактическую гибкость, инициативу и храбрость консерватизму и рутине австрийских генералов. Правда, почти не располагая тогда венгерскими источниками, Энгельс не мог знать о той закулисной борьбе, которая велась так назы­ваемой «партией мира» и, в частности, Гёргеем против левого крыла венгерских революционных сил и имела своим резуль­татом клеветническую кампанию, приведшую к отставке од­ ного из лидеров левых — Ласло Мадараса, смещению Дембин­ского с поста главнокомандующего. Все подробности этих поли­ тических интриг, оказавших отрицательное влияние на исход национально-освободительной борьбы венгерского народа, стали известны Энгельсу лишь позднее, когда он познакомился с мемуарами некоторых участников революции 1848—1849 гг. (см. настоящее издание, т. 28, стр. 68).

Революционный характер войны венгров за свою незави­ симость, участие в ней широких народных масс, стимулом для которого было проведение правительством мер, направлен­ных на ликвидацию феодальных пережитков, Энгельс счи­ тал важнейшим залогом успеха национально-освободительной борьбы.

Оценка Энгельсом потенциальных возможностей венгер­ской революции оказалась правильной. Уже в начале апреля 1849 г. война вступила в новую фазу. Началось победоносное весеннее наступление венгров. Угроза военного поражения нависла над Габсбургской монархией.


XIV


ПРЕДИСЛОВИЕ


Энгельс надеялся, что продвижение венгерской армии к границам Австрии будет поддержано революционным вос­ станием в столице империи. Он указывал, что демократические элементы Вены ждут перехода венгров через Лейту. «В Вене царит сильное возбуждение, — сообщает он. — Рабочие ли­куют» (настоящий том, стр. 400). Отказ венгерского командо­вания от наступления на Вену был серьезной ошибкой, как впоследствии отмечал Энгельс (см. настоящее издание, т. 14, стр. 269—270; т. 28, стр. 54).

Огромную угрозу для венгерской революции Энгельс видел в возможном выступлении на стороне Австрии русского царизма. Николай I опасался, что революционные события вблизи гра­ ниц Российской империи могли значительно ослабить позиции самодержавия в польских землях и оказать революционизирую­щее влияние на демократические силы и борьбу народных масс в самой России. Уже в феврале 1849 г. Энгельс указывал на вероятность сговора между Габсбургами и Романовыми. Учас­тие, хотя и ограниченное, вспомогательных частей царской России в военных действиях против Бема в Трансильвании под­твердило эти опасения. Он полагал, что предотвратить альянс двух династических режимов могло бы только новое революцион­ное восстание в самой Австрии, способное привести к падению монархии Габсбургов еще до того, как на помощь ей придут царские войска.

Значительное место в цикле венгерских статей Энгельса занимает освещение финансовой политики революционного правительства Венгрии. Вторжение осенью 1848 г. в Венгрию войск Елачича, а затем и открытая интервенция австрийской армии потребовали срочной мобилизации средств на создание армии и организацию обороны страны. В этих тяжелых усло­ виях Кошут и его сторонники вынуждены были прибегнуть к широкому выпуску бумажных денег — шаг, который в данной ситуации Энгельс рассматривал как революционную меру. Он отмечал, что финансовая политика революционных влас­тей Венгрии опиралась на широкую поддержку всего насе­ления страны, которое активно сопротивлялось попыткам австрийцев изъять из обращения «кошутовские банкноты».

Публикуемые в настоящем томе статьи Энгельса о собы­тиях в Венгрии существенно расширяют и углубляют также наши представления об отношении основоположников марк­сизма к одной из сложнейших проблем революции 1848— 1849 гг. — национальному вопросу. Эта проблема имела осо­ бую остроту на территории многонациональной Австрийской империи.


ПРЕДИСЛОВИЕ


XV


Возглавившее венгерскую революцию в силу неразвитости капиталистических отношений либеральное дворянство из-за своей двойственности и классовой ограниченности оказалось неспособным flb конца осуществить ликвидацию всех остатков феодализма и, в частности, решить национальный вопрос. Ошибочное представление лидеров венгерской революции, что прогрессивные буржуазные преобразования и предоставле­ние гражданских прав всему населению страны независимо от национальности автоматически снимут национальный вопрос с повестки дня, имело отрицательные последствия. Любое национальное движение заранее рассматривалось ими как контрреволюционное, инспирированное либо Австрией, либо русским царизмом. Были упущены благоприятные возможности поднять против Габсбургской монархии демократические силы славян и румын.

В славянских землях Австрийской империи (за исключе­ нием чешских и словацких) те слои населения, которые объек­тивно были заинтересованы в осуществлении буржуазно-демо­кратических преобразований, — торговая буржуазия, а также городская и сельская мелкая буржуазия, — не смогли возгла­вить национальное движение своих народов. В результате во главе его встали феодально-монархические элементы, ко­ торые пошли на сговор с правящими кругами Габсбургской монархии, что дало возможность реакционным силам исполь­зовать воинские формирования южных славян против венгер­ской революции. Это послужило причиной отрицательного отношения Энгельса к тогдашним планам автономии славян внутри Австрийской империи и под ее эгидой. В то же время Энгельс неоднократно отмечал, что южные славяне были обмануты демагогическими обещаниями австрийских правя­щих кругов и неизбежно окажутся вскоре перед крахом своих иллюзий. Он предсказывал, что австрийские правящие круги, подавив революцию, не только откажутся от всех своих обещаний, данных в 1848—1849 гг. национальным лидерам славян, насе­лявших империю, но и увидят «в будущем гораздо лучшего союзника» в перешедшей на сторону императора венгерской знати, чем в славянских народах (см. настоящий том, стр. 292— 293). Тем самым Энгельс по существу высказал прозорливое предвидение создания дуалистического Австро-Венгерского государства, что и произошло в 1867 году.

Говоря о коварной и лицемерной политике монархии Габс­ бургов по отношению к населению входивших в ее состав сла­ вянских земель, Энгельс подчеркивал, что эта политика стала возможной в результате их экономической и политической


XVI


ПРЕДИСЛОВИЕ


отсталости и что развитие в них капитализма неизбежно приведет к конфликту монархии с ее бывшими союзни­ками.

Публикуемые в томе статьи показывают, с к%ким неослаб­ ным вниманием Энгельс следил за появлением симптомов роста национального самосознания славянских народов, за развитием классовой борьбы в населенных ими землях Австрийской импе­рии. Он приводит множество фактов, свидетельствующих об обострении противоречий между феодально-клерикальным и либеральным крылом в сербском национальном движении, о возмущении сербского населения лицемерной политикой австрийских властей, попиравших его национальные права и интересы. Выражением этой политики явилась октроирован­ ная австрийским императором 4 марта 1849 г. конституция, игнорировавшая вопрос о национальной автономии Хорват­ ских и Сербских земель и вызвавшая глубокое разочарование населения этих районов. В статье «О военной диктатуре в Авст­рии», оставшейся в рукописи, Энгельс по этому поводу писал: «До сих пор манера австрийцев добиваться победы посредством трусливого предательства, а после победы вести себя более варварски, чем самые отъявленные бандиты, вызывала озлоб­ление только у немцев и мадьяр. Теперь это чувство раз­ деляют и славяне. Их заманивали обещаниями создать «славян­скую Австрию», их использовали для того, чтобы одержать победу в Италии и Венгрии, а в благодарность их вновь от­брасывают назад, под гнет старого меттерниховского палоч­ного режима» (настоящий том, стр. 439).

Энгельс отмечает также участившиеся случаи дезертирства в хорватских войсках Елачича, потерявших желание воевать в защиту интересов Габсбургской династии, волнения среди славянского населения пограничных районов империи, так называемой Военной границы (см. настоящий том, стр. 186, 236, 244 и др.). Эти факты вселяли в Энгельса надежду, что у обманутых славян откроются глаза на политику император­ского правительства, что будет способствовать созданию в Авст­ рийской империи единого антимонархического фронта и усилит позиции венгерской революции.

Признаки пробуждения среди славянских народов симпа­тий к революционной Венгрии вызывали у Энгельса особый интерес. Каждое сообщение о тенденциях отдельных участни­ков сербского и хорватского национального движения к сбли­ жению с мадьярами, о контактах между лидерами этих движений и венгерским правительством привлекает его внимание (см. настоящий том2 стр. 226, 235—236 и 318, 342).


ПРЕДИСЛОВИЕ


XVII


С удовлетворением Энгельс указывает, что большинство словаков выступило на стороне венгерской революции. Словаки, писал он, решительно перешли на сторону венгров, «после того как последние освободили словацких крестьян от феодальных повинностей и сделали некоторые уступки в отношении языка и национального чувства» (настоящий том, стр. 404).

Энгельс с большим интересом следил за усилившимися под влиянием венгерской революции крестьянскими волнениями в Галиции, где крестьяне выступали против принудительных рекрутских наборов, и особенно в Буковине, где ширилось крестьянское движение среди гуцулов под руководством Л. Кобылицы. Последнее Энгельс считал возможным прологом к восстанию крестьян в других частях Австрийской империи. «В добрый час, крестьянская война в Австрии!» — писал он (настоящий том, стр. 352).

Энгельс видел необходимость более гибкой национальной политики со стороны руководителей венгерской революции, которые в этом отношении часто не проявляли необходимой дальновидности и последовательности. Оценивая успешные действия генерала Бома в Трансильвании, Энгельс подчеркивал, что его победы были во многом обеспечены продуманной поли­тикой этого талантливого революционного военачальника, учитывающей национальные' требования даже тех народов, которые поначалу были вовлечены в русло антимадьярского движения.

Неблагоприятное для революционного движения соотноше­ние сил как внутри охваченных массовой борьбой стран, так и на международной арене помешало дальнейшему развитию революционного процесса, на которое надеялись Маркс и Эн­гельс. К осени 1849 г. контрреволюция восторжествовала во всей Европе.

После прекращения 19 мая 1849 г. выхода «Neue Rheinische Zeitung» основоположники марксизма лишились печатной три­ буны и не имели тогда возможности проследить до конца ход революционных событий. Опыт буржуазно-демократических революций был обобщен ими лишь в последующие годы, в анг­ лийской эмиграции. Однако статьи Маркса и Энгельса, написан­ ные в революционные годы, навсегда вошли в теоретический арсенал международного рабочего движения и по сей день сохраняют актуальное значение.

В разделе «Из рукописного наследства» публикуются две статьи Энгельса, дошедшие до нас только в рукописи: «О воен­ной диктатуре в Австрии» и «О мобилизации ландвера в Прус­сии», а также его заявление в защиту добровольческого отряда


XVIII


ПРЕДИСЛОВИЕ


Виллиха. Ряд включаемых в раздел документов расширяет наши представления о творческой лаборатории Маркса: фрагмент чернового наброска к статье «Буржуазия и контрреволюция», предварительный набросок речи на первом процессе «Neue Rheinische Zeitung», заметки по поводу ареста В. Вольфа, о факельном шествии кёльнского Рабочего союза и др. Публи­куются также некоторые другие документы, принадлежащие перу основоположников марксизма: расписки Энгельса в связи с получением средств для Союза коммунистов, черновики заявления Маркса по вопросу о праве гражданства и некоторые другие.

В раздел «Приложения» включены материалы, относящиеся к практической деятельности Маркса и Энгельса в период рево­люции 1848—1849 гг., в частности отчеты об их выступлениях на народных собраниях, заседаниях кёльнского Рабочего союза, который они стремились превратить в массовую организацию, опору для создания будущей партии германского пролетариата. Ряд документов отражает репрессии властей против «Neue Rheinische Zeitung», полицейские преследования Маркса и Энгельса в Германии и во Франции.

* * *

Все статьи, вошедшие в основную часть тома, на русском языке публикуются впервые. Некоторые материалы, помещен­ ные в разделе «Из рукописного наследства» и в «Приложениях», уже публиковались на русском языке в периодических органах советской печати, что оговаривается в концовках к этим доку­ментам.

Заглавия статей, данные редакцией, отмечены звездочкой.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС


К.МАРКС

и

Ф. ЭНГЕЛЬС

июнь 1848 -август 1849


К.МАРКС Ф.ЭНГЕЛЬС

СТАТЬИ ИЗ «NEUE RHEINISCHE ZEITUNG»

з июня 1848 -и мая 1849


[1

ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК ПРИ СУНДЕВИТЕ »

Шлеавиг. Итак, германские войска снова разбиты, герман­ско-прусская политика снова потерпела блистательное пораже­ ние! Таков результат торжественных обещаний создать еди­ ную сильную Германию! — Те дни, когда можно было вос­пользоваться первой победой, растрачены в бесполезных пере­говорах, на которые противник пошел лишь вынужденно, чтобы выиграть время для нового сопротивления. А когда Рос­ сия заявляет, что она вмешается, если не будет очищена Ютлан­дия, то и тогда всё еще не замечают, что же лежит в основе предложения о перемирии, не находят в себе мужества решиться на давно угрожавшую, давно ожидаемую, ставшую неизбежной борьбу с Россией! Нет, политика силы не способна себе помочь, она трусливо отступает, и при этом отступлении «храбрых» гвардейцев побеждают «маленькие» датчане! Если здесь не замешана открытая измена, то проявляется столь вопиющая неспособность, что в любом случае руководство всем этим делом надо передать в другие руки. Сочтет ли себя Нацио­нальное собрание во Франкфурте, наконец, вынужденным де­лать то, что давно должно было бы стать его обязанностью, то есть взять в свои руки внешнюю политику? Или же оно и на этот раз, «пребывая в уверенности, что власти исполняют свои обязанности» 2, перейдет к очередному пункту своей повестки дня?

Ниже мы приводим сообщение из «Schleswig-Holsteinische Zeitung» о наступлении датчан при Сундевите:

Рендсбург, 29 мая. На вчерашний день (воскресенье, 28-го) была назначена смена союзных войск, занимавших передовые позиции перед


2 ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК ПРИ СУНДЕВИТЕ

Альзеном. Об этом, должно быть, получили сообщение датчане, которые вообще в той местности хорошо обслуживаются своими шпионами. Зна­чительно усиленные войсками, снова переведенными в последние дни с Фюнена на Альзен, датчане совершили высадку на шлезвигском берегу, однако с немецкой стороны, кажется, не заметили всей опасности этого, поскольку там внимание было поглощено передвижением собственных отводимых и стягиваемых войск. Вскоре после того, как немцы выставили новые пикеты, они были внезапно атакованы значительно превосходя­щими силами пехоты и артиллерии датчан под Дюппельскими высотами, тогда как одновременно западнее Эркенсунда (при Альнёре и Треппе) появилось множество кораблей и канонерок, создавая видимость того, что и здесь также будет производиться высадка. Очевидно, датчане хо­тели, таким образом, расчленить немецкие войска, что, однако, удалось им лишь в незначительной степени. А на Дюппельских высотах уже разго­релся жаркий бой, в ходе которого обе стороны понесли от артиллерий­ского огня большие потери ранеными, а также убитыми (цифры еще не известны). Датчане сражались доблестно. Их войска, введенные в бой под прикрытием корабельных пушек, а также фланкирующего огня сухо­путной артиллерии, исчисляются 8 тысячами человек, тогда как наши силы, вероятно, едва ли насчитывали'7 тысяч человек. Сражение длилось несколько часов, не принося решающего успеха ни одному из противни­ков, пока, наконец, около 7 часов вечера немецкие войска не сочли себя вынужденными начать отступление через Гравенштейн и севернее его вплоть до Кварса, в то время как датчане приблизились примерно на одну номецк.'") милю3 к Гравенштейну, в котором остановился наш арьергард.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

около 2 июня 1848 г. по

Перевод с немецкого

Напечатано ,

в «Neue Rheinische Zeitung» № 3, На Русском языке публикуется впервые

3 июня 1848 г.


[3

ВОПРОС О ПРИСОЕДИНЕНИИ

По всей Северной Италии теперь интригуют, с одной сто­роны, чтобы осуществить присоединение малых государств к Сардинии, а с другой — чтобы его предотвратить. Это как две капли воды похоже на интриги в Германии по вопросу о гегемонии 4. Карл-Альберт пытается создать некую итальян­скую Пруссию «на самой широкой основе», от Ниццы до Триеста. Дело это не отвечает никаким национальным интересам; в обоих случаях речь идет о местных интересах, об удовлетворении провинциального тщеславия, с которым можно будет покон­чить лишь путем образования единой неделимой Италии. До тех же пор в этом вопросе решающими являются лишь сообра­жения целесообразности момента, а они во всяком случае за присоединение, поскольку оно позволит хотя бы до некоторой степени сосредоточить силы для борьбы с Австрией.


Написано Ф. Энгельсом S июня 1848 г.

Напечатано

в «iVeue Rheinische Zeitung» M 4,

4 июня 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


4 ]

ПАДЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА КАМПГАУЗЕНА 5

Кёльн, 21 июня. 10 часов вечера. Нам сообщают из Берлина 20 июня:

Министерство Кампгаузена пало; сегодня утром в 8 часов г-н Камп-гаузен вернул свой портфель королю *. Когда собралось согласитель­ное собраниев, заседания которого были отложены до сегодняшнего утра в связи с предпринимавшимися попытками пополнить состав мини­стерства, его председатель ** зачитал письмо Кампгаузена, в котором тот уведомлял палату о своей отставке, поскольку ему не удалось попол­нить состав министерства. Господа Ганземан, фон Ауэрсвальд, Борне-ман, фон Патов, Рот фон Шреккенштейн и Шлейниц сидели на министер­ской скамье. Шреккенштейн — в качестве вновь назначенного военного министра, а Шлейниц, известный фаворит принцессы Прусской *** и ру­софил, в качестве министра иностранных дел. Ганземан и фон Ауэрсвальд дополнительно сделали заявления о том, что после отставки министра-пре­зидента все они, за исключением фон Шреккенштейна и Шлейница, оста­ются на своих постах лишь временно и что до образования нового каби­нета они будут решать только текущие дела.

К тому же обратились к согласительному собранию с просьбой об отсрочке заседаний палаты на неопределенное время.

Было решено отсрочить заседания до следующего понедельника.

Это известие не ошеломит наших читателей. Ведь мы еже­дневно предсказывали падение министерства Кампгаузена. При этом мы добавляли: либо новая революция, либо откро­венно реакционное министерство. Попытка совершить новую революцию потерпела неудачу. Русофильское министерство будет пролагать путь царю.

Написано К. Марксом 21 июня 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в экстренном приложении Тг ^

к «Neue Rheinische Zeitung» M 22, Но русском языке публикуется впервые
22 июня 1848 г.

* — Фридриху-Вильгельму IV . Ред. ** — К. А. Мильде. Ред. ••• — Августы-Марии-Луизы-Катарины. Ред.


f5

РЕЙХЕНШПЕРГЕР

Кёльн, 25 июня. Мы имели несчастье оказаться хорошими пророками. То, что мы предсказывали в своем № 19 7, слу­чилось. Г-н Рейхепшпергер из Трира действительно стал председателем палаты здешнего окружного суда. Это утешение в столь тяжкое время. Пусть свергают Гизо — Кампгаузена, пусть колеблется почва под ногами Дюшателя — Ганземана — однако гизо-дюшателевская система коррупции, кажется, хо­ чет пустить у нас новые корни. А что значат лица, когда налицо самый факт? — Впрочем, мы рекомендуем г-ну Рейхеншпер- геру адрес из Бернкастеля 8, опубликованный в нашем экстрен­ном приложении сегодня утром.

Написано И5 июня 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinüche Zeitung» M 26,

26 июня 1848 г, **° руоском языке публикуется впервые


6]

«ПЕРЕГОВОРЫ» О ПЕРЕМИРИИ 9

Перемирие все еще не заключено, как и не прекращены окончательно переговоры о нем. Сообщения, поступающие из главной квартиры Врангеля и из Копенгагена, постоянно противоречат друг другу. Известно лишь, что Врангель сна­чала отказался подписать соглашение о перемирии, что г-н Рец вернулся с этим отказом в Копенгаген и что вследствие этого в Ютландию начиная с 15 числа перебрасывались морем све­жие войска. Газета «Börsen-Halle» рассказывает, что, получив известие о заключении нового трехдневного перемирия, англий­ский и шведский посланники *, так же как и г-н Рец, напра­ вились из Копенгагена в Кольдинг. Одновременно с посланным туда же из Берлина генералом Нейманом они должны попы­таться устранить сопротивление Врангеля.

Все эти сведения поступают к нам через Копенгаген, тогда как ни из Берлина, ни из главной квартиры Врангеля не рас­ пространяется ничего, кроме бессодержательных слухов. Наше нынешнее конституционное господство гласности отнюдь не отличается в этом отношении от старой напускной таинствен­ности. О вещах, которые нас ближе всего касаются, мы узнаём из газет самых отдаленных стран.

Согласно письму, помещенному в газете «Faedrelandet», немецкое вторжение встречено ютами довольно миролюбиво.


Написано Ф. Энгельсом около 23 июля 184S г.

Напечатано

в sNeue Rheinische Zeitung» Л » S4/

24 июля 1S4S a.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — Винн и Лагерхейм. Рев,


[7

ПЕРЕГОВОРЫ О ПЕРЕМИРИИ С ДАНИЕЙ ПРЕРВАНЫ 8

Кёльн, 27 июля. Мы только что получили письма из Копен­ гагена, согласно которым переговоры о перемирии в настоящий момент действительно прерваны. 21 июля посланники Шве­ции и Великобритании *, а также остальные отправившиеся в главную квартиру дипломаты, вернулись в Копенгаген, не достигнув никакого результата. Несмотря на то, что генерал Нейман передал генералу Врангелю категорический приказ короля Пруссии ** подписать соглашение о перемирии, а соглашение уже было ратифицировано прусской и датской сторонами, Врангель, однако, столь же определенно отказался подписать его и вместо этого выдвинул новые условия, кото­рые были решительным образом отклонены датской стороной. Сообщают, будто бы он даже не предоставил иностранным дипломатам аудиенции. Датчанам особенно претило то условие Врангеля, согласно которому он предоставлял имперскому регенту *** окончательную ратификацию соглашения.

Таким образом, если на этот раз Германия будет ограждена от одного из позорнейших договоров, какие знает история, то лишь благодаря твердости генерала Врангеля.

Написано Ф. Энгельсом 27 июля 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в iiNeue Rheinische Zeitung» M S8,

28 июля 1848 г. На PI /сокол языке публикуется впервые

* Лагерхейм а Винн. Рев. ** — Фридриха-Вильгельма IV . Рев, •*• — эрцгерцогу Иоганну. Ред.


8]

РАЗНОЕ 10

В ближайшее время на рассмотрение палаты будет пред­ставлен закон о клевете, покоящийся на совершенно новых основах. Как видно, наша критика статьи Code Napoléon * в связи с судебным преследованием, возбужденным Геккером против «Neue Rheinische Zeitung» u, была слишком хорошо обоснованной.

Написано К. Марксом 31 июля 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 64, -

3 августа lSéS г ^ а русском языке публикуется впервые

— Кодекса Наполеона. Р«8.


«


f9


СВОДКА ИЗ МИЛАНА

Во вчерашнем номере нашей газеты была опубликована победная реляция временного правительства в Милане и затем упомянуты победные реляции противоположного содержания из Боцена (в «уроженке Аугсбурга» *) и из Триеста 12.

Мы сочли первую сводку более достоверной, поскольку сведения, содержащиеся в этом полученном нами непосред­ ственно из Милана бюллетене, были подтверждены одновременно сообщениями из двух различных городов Швейцарии — Цюриха и Базеля, имеющих с Миланом разносторонние коммерческие связи, легко осуществимые благодаря географическому поло­жению. Однако решающее значение при оценке положения должно иметь то обстоятельство, что австрийские победные сводки были датированы более ранним числом и в них говори­лось о военных действиях 23 числа, в то время как в бюллетене из Милана речь шла о 24 и утре 25 июля. Такое совпадение обстоятельств не оставило у нас сомнения в правильности све­дений о победе итальянцев. К тому же австрийцы и ранее публиковали победные сводки, например, о победе при Курта-тоне, позже обернувшейся поражением австрийской стороны 18, и как раз «уроженка Аугсбурга» была газетой, которая про­славляла эту мнимую победу. Сравнение сообщений обеих сторон показывает, что победа действительно была одержана итальянцами, но подошедшие свежие войска австрийцев вырвали ее из их рук. Если что и могло ввести нас в заблуждение, то вто личность честолюбивого, но совершенно неспособного

* — «Allgemeine Zeltung», Peö,


10


СВОДКА ИЗ МИЛАНА


Карла-Альберта. Свое мнение об этой личности мы уже не раз высказывали. Однако, несмотря на все дурные качества этого «меча Италии», все же не исключена была возможность, что хотя бы у одного из его генералов при столь исключительно выгодной позиции хватит способностей обеспечить победу итальянцам. Действительность показала, что это не так. Тем самым судьба Карла-Альберта решена. Даже его теперешний трон, не говоря уж об иллюзии воцарения во всей Италии, должен рухнуть в короткий срок. Оказавшись победителем, он мог бы надеяться какое-то время па удовлетворение своего честолюбия, побежденный, он очень скоро будет отброшен самими итальянцами как непригодный инструмент. После мно­гих кровавых жертв Италия все же добьется победы и покажет, что для завоевания свободы и национальной независимости она не нуждается в жалкой личности сардинского короля.


Написано Ф. Энгельсом 1 августа 1848 г.

Напечатано

в «JVeue Rheinische Zeitung» Хз 63,

2 августа 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ И

Д-р ГОТШАЛЬК и

Кёльн, 4 августа. Д-р Готшальк опубликовал в «Zeitung des Arbeiter-Vereines zu Köln» протоколы первых трех допро­сов, которым он был подвергнут. В наказание за это были отстранены его прежние надзиратели, а к нему приставлен новый тюремный страж в лице надзирателя Шредера.

«Этот надзиратель, — говорит здешняя рабочая газета *, — не захо­тел приступить к исполнению своих обязанностей без строгой инвентари­зации, и поэтому д-ра Готшалька и его камеру обыскали еще раз с тща­тельностью таможенников. Хотя и не было найдено абсолютно ничего подозрительного, однако его стали охранять с еще гораздо большей при­дирчивостью, чем раньше».

Публичное судопроизводство в Рейнской провинции представ­ляет собой чистейшую иллюзию, пока наряду с ним существует «испанский инквизиционный процесс» 16.

Чтобы по достоинству оценить арест Готшалька, почитайте «Gervinus-Zeitung». Энергичное гмешательство прокуратуры, говорит она, восстановило доверие. С другой стороны, пред­ стоящие торжества w отвлекают легкомысленных кёльнцев от всякой политики. И эти самые кёльнцы, которым правительство подбрасывает процесс Готшалька и торжества, посвященные годовщине строительства собора, те же самые неблагодар­ные кёльнцы, восклицает «Gervinus-Zeitung», забывают обо всех этих благодеяниях прусского правительства, стоит ему только заикнуться о принудительном займе.

* — «Zeitung des Arbeiter-Vereines zu Köln», Рев , 2 M. и Э., т . 43


12 Д-Р ГОТШАЛЬК

Арест Готшалька и Аннеке, процессы над органами печати и т. д. восстановили доверие. Доверие в городе есть основа общественного кредита. Итак, давайте взаймы прусскому пра­вительству деньги, много денег, и оно будет сажать за решетку еще большее количество людей, учинять еще большее число процессов над органами печати, фабриковать все новые поводы для доверия. Больше арестов, больше процессов над органами печати, больше реакционных мер правительства. Однако при полной взаимности — заметьте себе это хорошенько — боль­ше денег, все больше денег со стороны граждан!

Мы советуем прусскому правительству в его финансовой нужде прибегнуть к средству, зарекомендовавшему себя при Людовике XIV и Людовике XV. Пусть оно продает Lettres de cachet! 17 Lettres de cachet! Lettres de cachet! * для восста­новления доверия и для пополнения прусской государствен­ной казны!

Написано 4 августа 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в и Neue Rheinische Zeitung» M вв.

S августа 1848 г. "а русском языке публикуется впервые

* — Приказы об аресте! ПрийаэЬ! об аресте! Приказы об аресте! Ред.


[13

ПЕРЕМИРИЕ С ДАНИЕЙ И ГАНЗЕМАН 9

Кёльн, 10 августа. Обращаем внимание наших читателей на нашу статью «Дания» 18. Датские газеты раскрывают нам совершенно новые стороны поведения «министерства дела» в вопросе о перемирии. Тайные грехи г-на Гаиземана так или иначе все же становятся явными.


Написано Ф. Энгельсом 10 августа 1S4S г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 72,-

XI августа XS4S г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


14 ]

ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАРЛА-АЛЬБЕРТА

Газеты Турина, Генуи и т. д. громко сетуют, что дело сво­боды и независимости Италии предано именно тем и теми, кто до самого последнего мгновения непрерывно давал клятвенные заверепия привести Италию к победе или умереть за нее. Если раньше лишь немногие утверждали, что Карл-Альберт — предатель, то теперь это громогласно и ежедневно повторя­ется массой людей и всеми газетами, которые не полностью продались вероломному королю Сардинии. Понимание этого принесет позднее свои плоды, но на этот раз оно пришло слиш­ком поздно. Со времени сражений при Гойто и Монцамбано 19 многим становилось все яснее, что сардинец или замыслил предательство, или же совершенно неспособен выполнить мис­сию, взятую им на себя. Он впал в полнейшую апатию, и то, что произошло, противоречит всем нормам здравого смысла, политики и военного искусства. Уже давно напрашивался целый ряд вопросов, ответ на которые фактически частично уже получен, частично станет очевидным в ближайшее время. Кто, например, все время препятствовал мерам, направленным на вооружение всего населения? Кто рассредоточил итальян­скую армию по стольким пунктам и разобщил ее силы, кто отказался от образования линии резервов, так что любое пора­жение должно было привести к неизбежной гибели? Почему Карл-Альберт не пошел на Виченцу? 20 Почему армии в Ва-леджо недоставало хлеба? Почему дезертировали моденцы? Как случилось, что ломбардские добровольцы не нашли па берегах Минчо ни одной пушки? Каким образом во время сражения нескольким цьемонтским корпусам были розданы


ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАРЛА-АЛЬБЕРТА


15


патроны, совершенно непригодные из-за слишком большого размера пуль? И последнее: каким образом Карл-Альберт, давно решившись на отступление, осмелился дать приказ разрушить в пригородах Милана множество домов стоимостью в 30 миллионов лир? Если не предположить самую жалкую и невероятную бездарность, то на данный вопрос нельзя найти другого ответа, кроме того, что Карл-Альберт в 1848 г. действо­вал так же предательски и вероломно, как и в 1821 г., когда он постыдно предал своих соучастников по заговору и помог обречь их на петлю, галеры и ссылку 21.


Написано Ф. Энгельсом

16 августа 1848 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» № 77-78,

17 августа 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевоо с немецкого

На русском языке публикуется впервые


161

ПОПЫТКА ВЫСЛАТЬ ШАППЕРА и

Кёльн, 18 августа.

«Мы требуем общегерманского права гражданства и полной свободы передвижения по всей территории германского отечества!»

Так говорит его величество Фридрих-Вильгельм IV в своем рескрипте от 18 марта 23 .

Но король предполагает, а г-н Гейгер располагает. Г-н Гей­гер, исполняющий обязанности полицей-директора Кёльна, настаивает на том, чтобы выслать г-на Карла Шаппера под тем предлогом, что г-н Шаппер является жителем Нассау и, кроме того, немцем in partibus infidelium *.

Вчера в спальню г-жи Шаппер вторгся сержант полиции и оставил там нижеследующее письмо, которое мы воспроиз­водим в его неподдельной самобытности. То, что представ­ляется некорректностью **,— это, может быть, всего лишь прусское неприятие немецкой грамматики.

Г-ну Шапперу. Мне поручение дано, чтобы я Вам сообщил, что г-н полицей-директор остается настаивающим на том, что Вы должны покинуть город, но если Вы возымели бы что-нибудь возразить против этих предписаний, то Вы могли бы немедленно подать жалобу г-ну полицейскому комиссару не­медленно ему послать.

Кёльн, 17/8. 48 г.

Кветтинг, сержант полиции

• Буквально: «в стране неверных» — добавление к титулу католических епис­ копов, назначавшихся на чисто номинальные должности епископов нехристианских стран. Ред.

»* -Inkorrecktheit» — «некорректность» означав! и »неправильность», и «невеж­ливость». Ред,


ПОПЫТКА ВЫСЛАТЬ ШАППЕРА


il


После этого г-н Шаппер направил полицейскому комиссару следующее письмо:

Ваше Высокородие письмом от 11-го числа с. м. известили меня, что согласно предписанию г-на полицей-директора Гейгера я должен покинуть город Кёльн в недельный срок. Я уже тогда подал протест против этого. Теперь же Вы уведомили меня через сержанта полиции о том, что упомя­нутый приказ о высылке остается в силе, на что я могу подать жалобу. Настоящим я это делаю и ссылаюсь при этом на следующие основания:

1)        Уже за день до мартовской революции, 18 марта 1848 г., король Пруссии издал рескрипт, которым от всех немецких государств требуется предоставление общегерманского права гражданства и свободы передвиже­ния. В том, чего король Пруссии требует для граждан прусского госу­дарства, ни одна прусская инстанция не посмеет отказать гражданам дру­гих немецких государств. Рескрипт от 18 марта либо совершенно лишен всякого значения, либо подразумевает упразднение всех прежних предпи­саний о высылке, касающихся граждан немецких государств, не явля­ющихся прусским"и подданными.

2)        21 июля с. г. германское Национальное собрание во Франкфурте приняло § 1 статьи 1 германских основных прав в такой формулировке, которая категорически запрещает все высылки немцев из немецких го­родов и государств 24. В этом параграфе говорится:

«Всякий немец имеет право избрать себе пребывание и житель­ство в любом пункте имперской территории, приобретать недвижимое имущество и т. д. и т. д., заниматься любым ремеслом...

Условия пребывания и жительства устанавливаются имперской властью законом о гражданстве... для всей Германии. До издания этих имперских законов каждый немец может осуществлять упомянутые права в любом государстве Германии на тех же самых условиях, что и граждане этого государства.

В том, что касается осуществления гражданского, уголовного или процессуального права, ни одно германское государство не должно проводить между своими гражданами и гражданами любого другого германского государства каких-либо различий, согласно которым по­следние как иностранцы оказывались бы в невыгодном положении».

Согласно этому параграфу, до издания соответствующих имперских законов я имею право избрать своим пребыванием и жительством Кёльн как пункт германской имперской территории и заниматься ремеслом корректора на тех же самых условиях, что и граждане прусского государ­ства. Но на основе существующих законов граждане прусского государства могут быть высланы из Кёльна лишь в том случае, если они не распола­гают средствами существования. До сих пор меня не упрекали в том, что я не располагаю таковыми, и я в любой момент смог бы доказать обратное, поскольку мой заработок в качестве корректора «Neue Rheinische Zei­tung» достаточен, чтобы прилично прокормить себя и свою семью.

Мне не могут возразить ссылкой на то, что соответствующий параг­раф основных прав еще не опубликован. Ведь во всех конституционных государствах с давних пор в практике административных властей при­нято приостанавливать осуществление таких норм, как нормы права высылки и прочих ограничений личной свободы в том случае, если поста­новление, упраздняющее эти нормы, уже принято надлежащим законо­дательным собранием и ожидает лишь своего формального опубликова­ния.

Таким образом, здесь имеется налицо постановление Национального собрания, которое упраздняет право высылки, и королевский рескрипт,


18 ПОПЫТКА ВЫСЛАТЬ ШАППЕРА

который заранее признает силу этого постановления. Поэтому я нола-гаю, что действую всецело на основе принадлежащего мне права, если заявляю,

что я протестую против приказа о высылке, сообщенного мне даже без соблюдения письменной формы и без указания осно­ваний, как против беззакония, и подчинюсь только силе. Прошу Ваше Высокородие не отказать в любезности довести этот протест до сведения надлежащей инстанции и без промедления доставить мне ответ, поскольку в случае непринятия во внимание этого протеста я немедленно подам апелляционную жалобу королевскому регирунгс-президенту, соответственно министерству внутренних дел и в последней инстанции — берлинскому Учредительному собранию и германскому Национальному собранию.

Кёльн, 17 августа 1848 г.

(подпись) Карл Шаппер

Первый камень для строительства «храма германского единства», на который наши великие зодчие государственного здания три дня подряд изливали свои торжественные речи, — высылка жителя Нассау из Кёльна на Рейне.

Написано 18 августа 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 80, ,

19 августа 1848 г. русском языке пуОликуется впервые


[ 19

ГЕЙГЕР И ШАППЕР

Кёльн, 22 августа. По настоянию г-на Гейгера (из Кобленца), исполняющего обязанности полицей-директора, г-ну Шапперу отдан приказ покинуть Кёльн, так как он является не прусским подданным, а гражданином Нассау. Рабочий союз 26, деятель­ным членом которого состоит г-н Шаппер, счел себя обязанным взяться за это дело как за свое собственное и протестовать против самовольной высылки г-на Шаппера. В прошлую пят­ ницу протест был вручен г-ну Доллешалю в отсутствие г-на Гей­гера. Поскольку г-н Доллешаль заявил, что ничего не знает об этом деле, визит комиссии, назначенной для вручения про­теста, был отложен на следующий вторник, 22 августа, с тем чтобы комиссия могла переговорить с самим г-ном Гейгером. Сегодня г-н Гейгер принял комиссию, начав с заявления о том, что это дело от него больше не зависит, но что после появления статьи в «Neue Rheinische Zeitung» к нему, Гейгеру, обрати­лось министерство с запросом о представлении точного доклада по делу. Этот доклад отослан сегодня, следовательно, осу­ществление или отмена высылки г-на Шаппера от него, Гей­гера, больше не зависит. Один член комиссии заявил, что понял г-на Гейгера в том смысле, что инициатива высылки г-на Шаппера исходит от министерства; в ответ на это г-н Гей­гер в сильном возбуждении торжественно заверил комиссию своим честным словом, что именно ему принадлежит инициа­тива принятия этой меры. Он ссылается прежде всего на то, что хорошо знает законы, так как раньше был судебным следователем; но это не единственное основание!


20


ГЕЙГЕР И ШАППЕР


«я полагаю, что действовал не только как исполняющий обязанности полицей-директора, но также и в согласии с разумом: я действовал как

личность».

Ему очень хорошо известно, добавил он, что все его слова будут воспроизведены и превратно истолкованы «Neue Rheini­ sche Zeitung», но что это ему безразлично: «я действовал как личность». Другой член комиссии заметил ему, что если г-н Гей­гер действовал как личность, то таковая все же не что иное, как личность исполняющего обязанности полицей-директора, а эта личность конечно может действовать в согласии с разумом. Но Рабочий союз также имеет личность, эта личность — 6 тысяч рабочих, и эта личность может иметь такую же силу, как лич­ность г-на Гейгера, и также быть в согласии с разумом. Рабо­ чий союз протестует против такой меры, которая противоречит всем существующим законам и воле франкфуртского Националь­ного собрания. Первый член комиссии потребовал, чтобы г-н Гейгер по крайней мере дезавуировал эту меру; г-н Гейгер отказался и заверил комиссию, что до ответа министра он, со своей стороны, не будет принимать мер и г-н Шаппер может спокойно оставаться в Кёльне. Комиссии было также отказано во всяком разъяснении того, в каком смысле составлен доклад г-на Гейгера. Или г-н Гейгер принял иные постановления, чем г-н Гагерн, а житель Нассау не является немецким гражда­нином, имеющим право поселиться в любом из 34 немецких отечеств?


Написано 22 августа 1848 г.

Напечатано

Ъ «Neue Rheinische Zeitung» M 84,

24 августа 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[21

* РЕДАКЦИОННОЕ ПРИМЕЧАНИЕ К СТАТЬЕ «ФИНАНСОВЫЙ ПЛАН ЛЕВЫХ»

(Мы, право же, не понимаем, как это депутаты левой еще представляют финансовые планы для добывания необходимых денежных средств тому министерству, которое они хотят сверг­ нуть. Ведь именно отказ в деньгах — это главный способ сверг­нуть министерство, а по отношению к г-ну Ганземану, быть может, и единственный. Пожалуй, если бы в финансовом плане со­держалась еще и реформа, — так нет же, он должен избавить правительство от ненавистной меры — выпуска принудитель­ ного займа. Но что может быть для оппозиции лучше тех дей­ствий министерства, которыми оно само вызывает к себе нена­висть? — Редакция.)


Написано Ф. Энгельсом

8 сектябрл 1848 г.

Напечатано в »Neue Rheinische Zeitung» M 98,

9 сентября 1848 е.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


22 ]

ЕГО ПРЕЕМНИКИ

Кёльн, 9 сентября. Итак, существует перспектива образо­вания министерства Вальдека — Родбертуса. Мы этому не верим. Король * вряд ли подчинится требованиям этих господ, осо­бенно после поездки в Кёльн 27. Тогда не останется другого выбора, кроме Радовица и Финке, открытого разрыва с Собра­ нием, открытого разрыва с революцией, — а что за этим после­дует, нам нечего и говорить.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

9 сентября 1848 г.

Перевод о немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 99, На русском языке публикуется впервые

10 сентября 1848 г.

• — Фридрих-Вильгельм IV , Peô,


[ 23

АРЕСТЫ

Кёльн, 11 сентября. Мы обращаемся к соответствующим господам в прокуратуре со следующей интерпелляцией:

Правда ли, что господа Сальгети Блюм младший из Кёльна, после того как они уже основали Рабочий союз в Касселе, были арестованы г-ном бургомистром фон Гейером по навету г-на пастора вчера в 8 часов вечера в Весселинге, где они также намеревались основать такой Союз, еще до того, как они произнесли публично хотя бы одно слово, еще до того, как началось заседание?

Правда ли, что этот арест, который, впрочем, является реальностью, не имеет никакого иного основания, кроме доноса г-на пастора, заявившего, что оба господина намеревались (!) возмутить рабочих?

Если дело обстоит так, то спрашивается: выступит ли про­ куратура против такого возмутительного беззакония или же, в ожидании образования министерства Радовица и скорой отмены права свободы союзов, она вотирует г-ну Гейеру свою благодарность?


Hanucatto Ф. Энгельсом

11 сентября 1848 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 100,

12 сентября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


24]

ПРИКАЗ ПО АРМИИ. —

КАНДИДАТЫ НА ВЫБОРАХ. —

ПОЛУОФИЦИАЛЬНЫЕ КОММЕНТАРИИ

ПО ПОВОДУ ДВУЛИЧИЯ ПРУССИИ

Мы располагаем датскими газетами вплоть до 9 сентября. Приказ по армии от 4 сентября содержит следующие распоря­ жения: генерал Крог принимает командование в Ютландии с главной квартирой в Виборге. Гарнизон Альсена на время перемирия 28 имеет особое командование. Находящийся на ли­нии фронта корпус размещается по возможности в районах его рекрутирования и, следовательно, рассредоточивается по Ютландии и по островам. В каждой роте остаются в строю 40—50 человек, остальные распускаются по домам; команди­рам бригад поручается частое инспектирование своих частей и подготовка к новому походу. Но так как король * намерен сам проинспектировать свои войска перед их увольнением, то эти предписания вплоть до особого распоряжения пока выполняться не будут. Видимо, это не произойдет также и по­тому, что, как сказано в последующем сообщении «Faedre-landet» от 9-го числа, из частных писем, полученных в Копен­гагене, только что стало известно о решении Национального собрания приостановить отступление.

Достаточно твердая уверенность датчан в солдатах, рекру­тированных в Северном Шлезвиге, видна из того, что именно эта часть армии передислоцирована к шлезвигской границе, соответственно к Альсену.,

Либеральная партия в Копенгагене выставила список своих кандидатов на предстоящих выборах. Представители буржуа­ зии, редакторы «Faedrelandet» и другие «народные деятели»

• — Фредерик VII. Ред,


ПРИКАЗ ПО АРМИИ. — КАНДИДАТЫ НА ВЫБОРАХ


25


«конституционной монархии, созданной на демократической основе» (вот как точно списывают датчане у немцев), собрались вместе и набросали список В него вошли директор банка, директор общества по страхованию жизни, два школьных учи­теля, поверенный, подполковник, морской офицер, два ремес­ленника и «disvacheur» (!). Вот каковы интеллектуальные силы, которыми располагает « hovedstad»*.

Прусскому правительству не повезло. Оно сумело и в дат­ских делах снова снискать Пруссии славу двуличием, почти граничащим с изменой обеим сторонам. Это двуличие, как известно, искони присуще характеру прусской политики, стоит только вспомнить об измене «великого» курфюрста ** по отношению к Польше, когда оп внезапно перешел на сто­рону шведов, о Базельском мире, о 1805 г., и в самое послед­нее время — о двуличии, в результате которого министерство завлекло поляков в ловушку 29, Вот и в датских делах прус­ское правительство пренебрегло интересами немецкого народа, и даже не получает за это благодарности от Дании. Послушайте, что пишет «Faedrelandet»:

«В соответствии с письмом прусского министра-президента Ауэрс- вальда (временному правительству в Рендсбурге), приводимом нами ниже, ясно, что Пруссия играет весьма двусмысленную роль. Во-первых, в высшей степени удивительно, что прусское правительство вообще свя­залось с мятежным правительством в герцогствах. Затем, г-н Ауэрс­ вальд полностью исказил смысл условий перемирия не только в одном аспекте. Несмотря на то, что перемирие никоим образом не должно вы­ даваться за основу для окончательного мира, г-н Ауэрсвальд все же утверждает, будто оно создает положение, которое может привести к бла­гоприятному окончательному решению. Он говорит далее о важности пунктов, касающихся дальнейшего пребывания союзных войск в Шлез- виге и отказа от сокращения шлезвиг-голыптейнского армейского корпуса, хотя по условиям перемирия шлезвигские и голыптейнские войска должны быть разъединены, а союзные войска должны остаться в Альтоне. Нако­нец, он распространяет такую же ложь, когда утверждает, будто право­вое положение герцогств сохраняется на существующей основе, хотя в перемирии сказано, что приказы короля Дании, как и постановления временного правительства, опубликованные после 17 марта, должны быть отменены. Что касается центральной власти 80, то она во время об­суждения вопроса о Лимбурге 31 выказала такое малодушие по отношению к Собранию, что с этой стороны поистине можно ожидать всего».


Написано Ф. Энгельсом

14 сентября 1848 г.

Напечатано в «Neue Rheinüche Zeitung» M 103,

15 сентября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — «столица». Ред. Г* — Фридриха-Вильгельма. Ред,


26 ]

ГАЗЕТА «FAEDRELANDET» О ПЕРЕМИРИИ

Кёльн, 21 сентября. Так называемое Национальное собрание во Франкфурте, как известно, утвердило перемирие 28 после заверений Пруссии в том, что датское правительство официально сообщило о своем согласии пойти на изменение его условий.

Но всем известно, с какими интригами было связано голо­сование по предварительному вопросу. Интриги по поводу главного вопроса происходили уже вне Собрания.

Посмотрим, что пишет «Faedrelandet» от 16 сентября:

После рассмотрения вопроса о недостатках фактически заключенного договора о перемирии по сравнению с его первым проектом газета переходит к вопросу о преимуществах для Дании. В случае возобновления войны последует-де вмешатель­ство Англии и России. Единство Германии, с трудом поддер­живаемое войной с Данией, немедленно распадется. Населе­ ние Ютландии может пройти подготовку путем службы в ланд­вере, численность армии удвоится:

«и 60 тысяч человек на небольшом полуострове, при поддержке флота, будут представлять собой такую Данневирке 32, о нападении на которую великая единая Германия еще весьма серьезно подумает».

«Но перемирие, каково бы оно ни было, все же остается перемирием. Поскольку оно уже заключено, ратифицировано и гарантировано, то было бы безответственным шагом, если бы мы сами отказались выполнять его условия или допустили бы, чтобы оно было нарушено нашими врагами. Этого наше правительство никогда не сделает, в этом можно и должно быть совершенно уверенными, а посему не следует волноваться из-за всех этих слухов об изменениях однажды уже принятых условий, которые распространяются шлезвиг-голынтейнскими правительственными орга­нами. Мы очень хорошо знаем, что прусские генералы и чиновники, как и немцы вообще, за немногими благородными исключениями, не так-то


ГАЗЕТА «FAEDRELANDET» О ПЕРЕМИРИВ


27


уж щепетильны в вопросах долга и обязательств, верности и убеждений. Мы вполне допускаем возможность того, что генерал Врангель имел наг­лость предложить датскому комиссару г-ну Рецу расторгнуть соглашение, чтобы сделать его условия более приемлемыми для своих шлезвиг-голь-штейнских друзей. Мы вполне допускаем, что как Франкфуртское соб­рание, так и прусское министерство считают в порядке вещей навязы­вать нам произвольные изменения того, что уже раз принято и утверж­дено по всем правилам закона. Но мы также считаем, что будет преступ­лением, если наше правительство допустит изменение договора хотя бы в одном словечке, так как в этом случае «немецкая честность» не по­стесняется просто-напросто попрать его. Если Карл Мольтке не может найти себе соправителей, то все же существует определенное положение об их избрании, и датское правительство может избрать двух, в согла­сии которых оно заранее будет уверено; а тогда уже — дело Пруссии найти своих двух соправителей. Если шлезвиг-гольштейнцы не же­лают подчиняться, то заставить их это сделать — задача Пруссии. И если в последний день установленного срока, то есть завтра, 17 сентября, но будут выполнены какие-либо существенные условия договора, в то время как с нашей стороны все условия добросовестно выполняются, то задачей датского правительства является установление крайнего срока, а если и по истечении такового ничего не будет сде­лано, то право и долг датского правительства отдать приказ о на­ступлении датской армии на Шлеавиг и о занятии его. Мы увидим тогда, что скажет Европа и какова ценность гарантий и обязательств. Нам уже действительно нечего бояться каких-либо последствий, во всех случаях мы скорее возьмем на себя ответственность за них, чем унизим себя в своих собственных глазах и в глазах всего мира, допустив, чтобы с нами обращались как с раболепствующими слугами (trael) немецкого высоко­мерия и немецкой бесчестности.

Нас радует, что в тот момент, когда мы заканчиваем эту статью, мы можем дать совершенно определенные заверения: какое бы то ни было изменение уже заключенной конвенции о перемирии со стороны датского правительства невозможно».

Такова точка зрения официозного органа датского кабинета. А что же дальше? Кто же является обманщиком и кто обма­нутым? Кто же обманутый обманщик *?


Написано Ф. Энгельсом 21 сентября 1848 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 109,

га сентября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


• Лессинг. «Натан Мудрый», акт 3, сцена 7. Ред,


28 ]

* ЗАДАЧА

КЁЛЬНСКОГО КОМИТЕТА БЕЗОПАСНОСТИ33

И МЕСТНЫЕ ВЛАСТИ

Кёльн, 23 сентября. Как уже сообщалось в данной газете 34, Комитет безопасности известил местные власти о том, что он поставил себе задачу: 1. содействовать поддержанию спокой­ствия, 2. охранять завоевания революции. Г-н фон Витген­штейн в письменной форме сообщил об этом полученном им уве­домлении государственному прокурору Геккеру с официаль­ным требованием расследовать, не содержится ли в этой задаче Комитета безопасности нечто наказуемое!

Бедный г-н Геккер, перегруженный должностными делами, а теперь к тому же еще и обязанный восполнять способности к суждению административных чиновников!!!


Написано Ф. Энгельсом 23 сентября 1848 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 112,

se сентября 1S4S г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 29

* ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОКУРОР ГЕККЕР И ЕГО ПОДРУЧНЫЕ

Кёльн, 24 сентября. Г-н государственный прокурор Геккер— самый одержимый человек в Кёльне. Вот уже в течение не­скольких дней он сам, не жалея трудов, лично допрашивая свидетелей, старается расследовать, что за грехи против свя­ того духа уголовного закона были содеяны на народном собра­нии в Воррингене 35. До сих пор результаты его расследований остаются крайне незначительными: 1. потому что не произо­шло ничего противозаконного, 2. потому что свидетели едва ли еще помнят, что сказал каждый в отдельности и особенно в какой связи он это сказал. По пункту 2 мы предпочли бы отослать г-на Геккера к той банде переодетых полицейских и стенографирующих mouchards *, которая шныряла по всему лугу, где происходило собрание. Правда, если большинство из этих столпов государства не может дать больше никаких показаний, то это вовсе не должно удивлять нас. Так, один из них уже в полдень был настолько пьян, что, обливаясь слезами, таскался от одной трактирной стойки к другой, с благодарностью поглощая предлагаемые напитки и «довери­тельно» рассказывая о том, что хотя он здесь находится в качестве шпика, но в остальном человек хороший.

Написано 24 сентября 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано в приложении Перевод с немецкого

к «Neue Rheinische Zeitung» M 112, ,

2в сентября 1848 г. "а РУССМ языке публикуется впервые

* — сыщиков. Ред.


30 ]

* КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ В КЁЛЬНЕ зв

Кёльн, 25 сентября. Как только на Рейн пришло известие об образовании контрреволюционного министерства 37, у здеш­ней прокуратуры вдруг пробудилась не только величайшая страсть к арестам, но и рвение, не характерное даже для ста­рого полицейского государства.

Контрреволюционный поход начался сегодня утром. Герои этого похода оказались победителями в одних пунктах, а в дру­ гих потерпели поражение — участь, постигавшая и более крупных полководцев. Предполагалось захватить в качестве утренней добычи несколько дюжин кёльнских демократов и этим сообщением порадовать за завтраком местных ныти­ков 38. Однако часть добычи была отбита у этих господ. Так народ вырвал из рук святой германдады 39 капитана 9-ой роты гражданского ополчения Вахтера. В дом нашего сограж­данина Молля проникли шесть стражей порядка. Быстро собравшаяся вокруг дома толпа своим угрожающим поведением заставила двух из этих господ искать спасения на чердаке, а третьего — в подвале. К несчастью, в доме имеется только один выход. Молль пошел навстречу желанию насмерть пере­пуганных стражей и попросил народ согласиться на беспре­пятственное отступление бригады, состоявшей из 6 человек.

Что касается Беккера и Шаппера, то они ранним утром были препровождены в тюрьму. Кроме Бюргерса, в проскрипцион­ном списке фигурируют, видимо, имена еще некоторых редак­торов нашей газеты, и делались попытки арестовать их.

Если эти господа пойдут дальше по пути осуществления своих планов, то вскоре наша газета сможет редактироваться только


КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ В КЁЛЬНЕ


31


таинственным образом. Но мы считаем возможным заверить, что все направленные против нас действия окажутся по суще­ству бесплодными и что наши читатели будут получать газету так же аккуратно, как они получали ее до сих пор. Здесь вопрос стоит только так: кто раньше потеряет чувство юмора — гос­пода из прокуратуры или редакторы «Neue Rheinische Zei­tung».

К сказанному мы добавим, что сейчас жандармы и т. п. отправляются в Мюльхейм, чтобы и там наказать какое-то количество ненавистных демократов, подвергнув их аресту и тюремному заключению.

Написано 25 сентября 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 112,

26 сентября 1848 s. "a РУССК0М языке публикуется впервые


32 ]

* ПОПЫТКА АРЕСТА МОЛЛЯ

Кёльн, 11 часов утра.

Сегодня утром в гостиницу «Им Кранц» был послан наряд солдат 29-го полка, чтобы арестовать Молля. Но солдат оттес­нили, и с помощью рабочих Молль благополучно скрылся.

Написано 25 сентября 1848 е. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinisclie Zeitung» M 113, ., r

27 сентября 1848 г. Иа PJ / cckojh языке публикуется впервые


t 33

ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ «ОБРАЗЦОВОГО ГОСУДАРСТВА»

Брюссель, 8 октября. «La Nation» начинает свой вчерашний номер следующей статьей о двух редакторах «Neue Rheinische Zeitung», г-дах Фридрихе Энгельсе и Эрнсте Дронке:

«Высылки следуют одна за другой и, к несчастью, слишком похо­дят одна на другую. В то время как мы еще ожидаем услышать несколько слов разъяснения относительно высылки г-на Адама, подобной мере уже подвергаются два немецких гражданина, которые были столь безрас­судны, что положились на защиту, право на которую бельгийская кон­ ституция признаёт за каждым иностранцем. Да, эта защита существует в тексте конституции; несколько дней назад слова о ней даже сияли на одном из фасадов того очаровательного небольшого конституционного монумента, которым украсили двор Дворца нации; но как только прошло опьянение, вызванное национальными торжествами40, правящие нами либералы поспешили уже снова спрятать в карман тот девиз, который они столь галантно преподнесли любопытным из столицы и провинции. Брюссель возвратился в свое нормальное состояние, и полиция совершенно так же, как и прежде, выполняет прекрасную миссию, исправляя велико­ душный характер наших неблагоразумных конституционных теорий своими грубыми действиями.

Г-да Энгельс и Дронке находились в нашем городе в течение несколь­ких дней. Будучи оба редакторами демократической газеты «Neue Rhei­nische Zeitung», они покинули Кёльн, чтобы не подпасть под действие приказов об аресте, вызванных некоторыми речами, произнесенными на публичных собраниях. Они отправились в Бельгию не с целью злоу­потребить тем бельгийским гостеприимством, которое из-за своей ред­ кости может сделаться ценным, а лишь для того, чтобы подождать здесь получения денег, необходимых им для продолжения своей поездки до Парижа. Злополучные события, которые произошли в Кёльне после их отъезда, укрепили их в своем намерении. С тех пор, как прусское правитель­ ство по примеру Бельгии вступило на широкий конституционный путь, ему со­путствует удача: найдя генерала *, который объявил осадное положение и

* -г- Кайзера. Ред.


34 ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ «ОБРАЗЦОВОГО ГОСУДАРСТВА»

приостановил выпуск газет à la Кавеньяк, оно сумело найти и генераль­ного прокурора *, который пошел на применение принципа морального со­участия à la Эбер и де Баве. Однако г-да Энгельс и Дронке забыли, что если совершающий поездку предполагает, то полиция располагает.

Позавчера, едва стало известно об их прибытии в Брюссель, как в гостиницу, где они остановились, явился комиссар полиции со своей свитой. В это время они как раз обедали. Комиссар отвел их в ратушу, а оттуда в тюрьму «Пти Карм», из которой их через несколько часов пре­проводили в тюремной карете на Южный вокзал железной дороги. Таким образом, полиция лишь воспользовалась данным ей разрешением при­менять меры по отношению к «бродягам», — ив самом деле, ведь наши политические эмигранты тоже не располагали надлежаще оформленными документами. Правда, они имели при себе удостоверения кёльнских властей, свидетельствовавшие, что они являются членами гражданского ополчения 41 этого города; у них также есть друзья, которых они приоб­рели во время своего пребывания в Брюсселе до марта и которые могли бы удостоверить их личности — однако полиция, весьма хорошо осведом­ленная о них, предпочла поступить с ними как с бродягами, еще до того как можно было представить опровергающие это доказательства.

Если это можно назвать своеволием, то это по меньшей мере не сле­пое своеволие.

Судя по тому, как производятся теперь эти высылки, мы полагаем, что продолжение этой статьи, пожалуй, еще появится в следующих номерах нашей газеты, если только друзья свободы во всех странах не убедятся в том, что для них будет лучше, путешествуя по свету, стараться ни в коем случае не заглядывать к нам».

Отсюда видно, как бельгийское правительство все больше осознает свое истинное положение. Бельгийцы тем временем становятся полицейскими прислужниками всех своих соседей и, ликуя, принимают комплименты по поводу своего покорного и подобострастного поведения. Однако в усердном бельгий­ ском полицейском прислужнике тем не менее есть нечто весьма комичное. Даже серьезная «Times» признает эту бельгийскую услужливость только шутя. Недавно она посоветовала бель­гийской нации на тот случай, если последняя упразднит у себя все клубы, преобразоваться в один-единственный большой клуб и притом под девизом: «Ne risquez rien!» **.

Само собой разумеется, что официальная бельгийская пресса с присущим ей кретинизмом также перепечатала этот лестный совет и встретила его с ликованием. Впрочем, то обстоятель­ство, что бельгийское правительство столь грубо обошлось с двумя редакторами «Neue Rheinische Zeitung», можно скорее понять из того, что уже в своем первом номере «Neue Rheinische Zeitung» по достоинству высмеяла иллюзии относительно «образцового государства» Бельгии .

* — Цвейфеля. Ред. ** — «Не рискуйте ничем!», Ред,


ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ «ОБРАЗЦОВОГО ГОСУДАРСТВА» 35

Но каким образом бельгийское правительство старается непрерывно поддерживать эти иллюзии, показывает нам сама бельгийская пресса. «Messager de Gand» сообщает дословно следующее:

«Мы теперь знаем, из кого состоит та Германия, которая питает по отношению к нам столь большое восхищение. Эта Германия состоит из г-на Волъферса из Лувена, которому г-н Рожье платит за редактирование на немецком языке полных энтузиазма по отношению к Бельгии материа­лов для ^Kölnische Zeitung», Поскольку изыскивают все средства, чтобы обеспечить экономию, то нам кажется, что мы вполне могли бы аннулиро­вать статью расходов, за счет которой мы оплачиваем восторги всех журна­листов Европы. В Брюсселе, в провинции, в Париже, в Лондоне, даже вплоть до Бухареста, мы покупаем комплименты по очень дорогой цене. Эта экономия могла бы составить такую сумму, которой нельзя было бы пренебречь. Так, например, в Лондоне тому бельгийцу, который редак­тирует восторженные дифирамбы в адрес Бельгии в «Times», в Neuen England, платят из 80 тысяч франков бюджета нашего посольства. Как только князя Линя назначат на пост посла в Риме, нам придется пла­тить также а за восторги какого-нибудь римского журналиста».

Разве эти откровения не восхитительны? Но я еще не кончил. «La Nation» в своем номере от 10 октября поместила следую­щую небольшую заметку:

«Мы часто отмечали, что «частные корреспонденции» в «Indépendance belge», помеченные Франкфуртом и Берлином, как две грязные капли воды похожи на статьи в «Kölnische Zeitung» (сотрудник Вольферс). Но упомянутая «Zeitung» не выходит по воскресеньям; «Indépendance» по понедельникам тоже не помещает частных корреспонденций».

Нам осталось добавить немногое. В благодарность за то, что «Indépendance» списывает свои немецкие сообщения из «Kölnische Zeitung», «Kölnische Zeitung» в свою очередь черпает свои взгляды на Бельгию и Францию из «Indépendance».

Но «Indépendance», как известно, является органом того самого г-на Рожье, который добился того, что Бельгией вос­хищаются за деньги, бельгийских патриотов 1830 г., в том числе 80-летнего генерала Меллине, приговаривают к смертной казни 43, а политических эмигрантов выдворяют в тюремных каретах за границу.


Написано около 11 октября 1848 г.

Напечатано в приложении

П «№ ие Rheinische Zeitung» M 114;

12 октября 1S4S г.


Печатается по тексту газеты

ПерееоЭ с немецкого

На русском языке публикуется впервые


36 1


НАША БУРЖУАЗИЯ И д-р НЮККЕЛЬ


44


Кёльн, 4 ноября. Известие о победе хорватов и вендов в Ве­не 45 привело нашу кёльнскую буржуазию в такой восторг, что она выставила бутылки шампанского и устами г-на д-ра Нюк-келя внесла на вечернем заседании общинного совета от 3 ноября следующее принципиальное предложение:

«Общинный совет не обязан предоставлять рабочим работу. Это просто вспомоществование, и поэтому поденную заработную плату наня­тых городом рабочих следует устанавливать ниже, чем поденная заработ­ ная плата рабочих, нанятых частными хозяевами».

В качестве дополнительного обоснования этого предложе­ния д-р Нюккелъ указал, что посредством такой разницы при­ходится сдерживать приток рабочих на городские работы.

Г-ну Бёкеру с трудом удалось добиться отсрочки решения этого вопроса.

Д-р Нюккелъ провозгласил догму здешней буржуазии. Рабочие обязаны выразить за это д-ру Нюккелю величайшую благодарность.

Наши денежные тузы, которые радостно приветствовали осадное положение в Кёльне, должны были, оставаясь последо­вательными, восславить как победу бомбардировку Вены и уста­новление хорватской свободы, подобно тому как они восславили изощренную жестокость июньских победителей .

Написано 4 ноября 1S4S г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung« M 136, ,

S ноября 1S4S г. H° PVWOM ятпе публикуется впервые


[ 37

ВЕСТИ ИЗ ВЕНЫ

Кёльн, 5 ноября. Письма и газеты из Вены не поступили. В имеющихся у нас бреславлъских газетах: «Allgemeine Oder- Zeitung», «Schlesische Zeitung», «Breslauer Zeitung» при крити­ ческом рассмотрении не содержится ничего.

В некоторых берлинских утренних газетах от 3 ноября при­ водится следующее сообщение, полученное одной из них из Хайсинга, другими из Вены:

«Императорские войска полностью ванили город Вену».

«Kölnische Zeitung» помещает это полученное ею из Брес-лавля «сообщение как заслуживающее доверия», подтверждая его «телеграфной депешей» из Берлина, которая, конечно, «сама по себе» не вызывает сомнения.

Оставим в покое анонимное сообщение из Бреслау! Перей­дем к напечатанной крупным шрифтом телеграфной депеше в «Kölnische Zeitung».

Телеграфная депеша отправлена из Вены 1 ноября в 12 ча­сов дня.

Послание Дюмону, если последний получил это сообщение в письменном виде, было отправлено берлинской почтой 3 ноя­бря в 8 часов утра.

Вечером 3 ноября данное известие распространилось
по всему Берлину только как слух, и газеты, вышедшие
3 ноября вечером, но датированные 4
hohöpHj оспаривают
его.
"


38


ВЕСТИ ИЗ ВЕНЫ


Таким образом, вестей из Вены мы не имеем. Дюмон, кото­рый с 6-го октября распространяется о пожаре Вены и ее захвате, мог бы в виде исключения хотя бы раз в месяц приводить действительные факты.

Написано К. Марксом Печатается по тексту газеты

S ноября 1848 г. „а

Перевод е немецкого

Напечатано во втором выпуске гт ,

«Neue Rheinische Zeitung» M 135; Ha РУссжш языке публикуется впервые

S ноября 1848 г.


[ 39

* ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЕРЛИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СОБРАНИЯ «

Берлин, 11 ноября, без четверти 8 вечера.

К 6 часам стало известно, что Римплеру отдан приказ до 4 часов утра сдать все оружие гражданского ополчения 41. Тем временем Собрание ре­шило:

1) что генерал Бранденбург является государственным пре­ступником; 2) что гражданское ополчение не должно сдавать свое оружие и в случае необходимости должно отражать силу силой; 3) что любой офицер, который приказывает стрелять в гра­ждан, будет обвинен в государственной измене. — Кроме того, была назначена комиссия для обсуждения вопроса об отказе от уплаты налогов.

Собрание уже на своем утреннем заседании назначило комиссию, чтобы обсудить вопрос об отказе от уплаты налогов.

Когда депутаты Национального собрания появились перед зданием драматического театра, они обнаружили, что вход заперт. Внутри театра расположилась рота солдат, капитан которой не разрешил г-ну фон Унру войти в здание. Отсюда депутаты Национального собрания направились в актовый зал, доступ в который им был также запрещен. Тогда Нацио­нальное собрание провело заседание в «Отель де Рюсс».

11 ноября вечером. Национальное собрание перенесло свое послеобеденное заседание в тир на Линденштрассе. В понедельник Собрание перейдет в Кёлльнскую ратушу 48. Как я слышал, биржа пред­ ложила кредит, а городские гласные хотят предоставить гарантию вы­платы депутатского вознаграждения. Прибыло несколько депутаций (из Шпандау, Магдебурга, Померании), чтобы заявить о признании прав Собрания.

В течение дня появилась «Прокламация» короля*, скреп­ленная подписями министров. Эта прокламация, напоминающая подобные

* ч- Фридриха-Эрльгелыда IV , Ред,


40 ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЕРЛИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СОБРАНИЯ

прокламации Дона Мигела, пытается оправдать перенос заседа­ний Национального собрания. Второе королевское распоряжение распускает гражданское ополчение, а третье — назначает Р и н т е л е-н а, председателя окружного суда в Наумбурге, министром юстиции .

Королевский высший трибунал60, после того как г-н Борнеман представил на его рассмотрение вопрос: имеет ли корона право откла­дывать, переносить в другое место или закрывать заседание Националь­ного собрания, собравшегося здесь именем всей страны, дал единодушно отрицательный ответ.

В Берлине ходил слух о том, что в Бреслау войска выбиты из города, а «Отель Бранденбурга» разрушен.

Мы не верим этому слуху, поскольку только что полученное нами из Бреславля письмо, датированное 11 ноября, 1 час ночи, не содержит никаких сведений об этом. Основное содержание этого письма следую­щее:

Центральный комитет гражданского ополчения на своем заседании от 10 ноября решил побудить магистрат (и городских гласных) немедленно обеспечить всеобщее вооружение мужчин, способных носить оружие, и заявил, что при всех обстоятельствах надлежит признапать и защищать Национальное собрание и только в нем усматривать носителя власти. Обер-президент * заявил одной посланной к нему депутации, что он не покинет почву законности, но никогда не предпримет каких-либо дей­ствий против Национального собрания, равно как не окажет поддержку таким действиям. Он сложит свои полномочия, как только от него потре­буют совершить нечто противозаконное. Он не признаёт необходимости откладывать заседания Национального собрания.

К этим заявлениям присоединился присутствовавший полицей-пре-зидент **. Он сказал, что не признаёт права роспуска палаты и немедленно уйдет в отставку, если случится что-либо в этом роде.

Центральный комитет бреславльского гражданского ополчения объя­вил себя постоянным органом.

В силу того, что Национальное собрание объявило премьер-министра Бранденбурга государственным преступником, са­ма собой отпадает обязанность платить налоги, так как нельзя поддерживать налогами его администрацию государствен­ной измены. — Таким образом, уплата налогов является те­перь государственной изменой, отказ от уплаты налогов — первый долг гражданина.


Написано К. Марксом

11 ноября 1848 г.

Напечатано в экстренном выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M 141,

12 ноября 1848 г,


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На pj /сскод! языке публикуется впервые


* — Эйхман. Ред. ** — Минутоли, Ред.


[41

* ЗАСЕДАНИЕ ШВЕЙЦАРСКИХ ПАЛАТ

Берн, 12 ноября. На состоявшихся до сих пор заседаниях обеих швейцарских палат пока не дошло до обсуждения важней­ших вопросов. Основным предметом, которым занимались на прошлой неделе, явилось конституирование обоих сове­тов, дебаты о публикации протоколов заседаний (которые, как известно, пока что не дали результатов), вопрос об отозва­ нии депутатов, выборы которых были поставлены в зависимость от отношения к новой конституции и. На вчерашнем заседании был утвержден текст присяги для федеральных властей и уста­новлено жалованье членам Федерального совета (6 тысяч .швейцарских франков председателю, по 5 тысяч членам Со­вета, 4 тысячи франков и бесплатную квартиру начальнику канцелярии). Теперь нельзя будет откладывать дальше выбор главного города Союза и назначение Федерального совета. К тому же вчера Главный кантон 62 [Vorort] известил оба совета -о мерах, принятых против Тессина. Тессинцы подали апелляцию на действия Главного кантона53 новым федеральным властям, однако не следует ожидать, что последние изменят или вовсе отменят решения своих предшественников.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

12 ноября 1848 г.

Перевод с немецкого
Напечатано во втором выпуске гт

»Neue Rheinisch Zeitung» M 147, Ha Раскол языке публикуется впервые

1» ноября 1848 г.


42]

* ОТКАЗ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ И ДЕРЕВНЯ

Кёльн, 18 ноября. Недостаток места не позволяет нам се­годня опубликовать новые многочисленные одобрительные адреса, полученные Национальным собранием в Берлине и. Их опубликование последует в одном из ближайших номе­ров 58.

В Витлихе (округ Трир), по слухам, сооружены баррикады, чтобы воспрепятствовать вступлению в город 27-го полка. В Бернкастеле, как нам сообщает один очевидец, точат старые пики и изготовляют косы, с которыми бернкастельцы хотят поспешить в Витлих.

В Бонне, как говорят, через городские ворота насильственно ввозили муку и скот без уплаты налогов, в результате чего возник конфликт.

Новый исполняющий обязанности обер-бургомистра здеш­ него города, господин член апелляционного суда Грефф, под защитой вооруженного отряда, который занимал подходы к ратуше, сегодня впервые присутствовал на заседании общин­ ного совета. Чтобы предотвратить возможные конфликты при отказе от уплаты налога за убой быков, которые должны быть доставлены сюда в ближайшие дни торговцами скотом, общин­ный совет якобы решил послать к городским воротам навстречу этим торговцам депутацию, дабы договориться с ними.

Из Вестфалии нам сообщают:

««Neue Rheinische Zeitung» уже добилась здесь того, что посланный позавчера из Арнсберга в Негейм сборщик налогов вынужден был уехать почти с пустыми руками, так как крестьяне отказались от всякой уплаты налогов».


ОТКАЗ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ И ДЕРЕВНЯ 43


Подобные сообщения поступили к нам из различных сель­ских мест Рейнской провинции.

Позиция Берлина может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии провинций, позиция крупных про­винциальных городов, и особенно главных городов провин­ций, может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии деревни. Отказ от уплаты налогов (как прямых, так и косвенных) предоставляет деревне наилучшую возможность стяжать себе заслуги перед революцией.

Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые

Написано К. Марксом 18 ноября 1848 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeiiung» M 147,

ноября 1848 г.

3 М. и 9., т. 43


44 ]

РАЗНЫЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ

Берн, 20 ноября. Только что я узнал от чиновника швей­царского военного управления, что германская центральная власть 30 якобы объявила войну Швейцарии . Вчера вечером прибыл курьер, и тут же в 11 часов состоялось заседание властей Главного кантона Б2. Уже приняты меры для обеспечения серьез­ных военных приготовлений. Далее говорят, что на границе Швейцарии сосредоточено 50 тысяч солдат имперских войск, готовых начать военные действия.

Сообщаю вам это известие так, как я его услышал. Сам я в это не верю, хотя источник достоверный. Я не допускаю, чтобы на подобное безумие могло бы пойти даже имперское министерство.


Написано Ф. Энгельсом 20 ноября 1S4S г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 161,

24 ноября 184$ г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русспом языке публикуется впервые


[ 45

* РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ В НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ

Берн, 21 ноября. Результаты состоявшихся позавчера выбо­ров в Национальный совет следующие: бывший член Большого совета 87 Фишер (консерватор) — 1 793 голоса, избран. Вейнгарт получил 1 315 голосов, Матис — 1 266, Блёш (консерватор) — 1 256. Так как ни один из этих троих не набрал абсолютного большинства голосов, то оба радикала, Вейнгарт и Матис, остались в списках для повторных выборов, и Вейнгарт, ве­роятно, будет избран. Тому, что радикалам удается провести по крайней мере одного кандидата, они обязаны участию в выборах находящегося в данный момент во Фрейбурге под ружьем батальона бернской милиции, который дружно про­голосовал за радикалов.


Написано Ф. Энгельсом 21 ноября 1848 г.

Напечатано

в «Neue RheinUche Zeitung» M ISS,

25 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


46 ]

ВЫБОРЫ. - ЗИДОВ

Берн, 21 ноября. На вчерашнем заседании Федеральное собрание (оба совета * вместе) занималось выборами во Орен­бурге61. Прежде всего Главный кантон62 [Vorort] заявил, что намерен прийти к соглашению с Тессином и посему хочет, чтобы посланные туда войска были отозваны. Затем Главный кантон выразил пожелание о скорейшем конституировании Федерального совета (ввиду осложнений с имперским прави­тельством Б6). — Г-н Эшер просит об отставке с поста представителя федерального правительства в Тессине. Г-н Фуррер заявляет, что он временно, до следующего заседания, согласен принять пост члена Федерального совета и председателя Совета. Таким образом, в наличии оказалось 4 члена Федерального совета (Фуррер, Оксенбейн, Фрей-Эрозе и Нефф); г-н Оксенбейн объ­являет Федеральный совет конституированным, покидает место председателя собрания, которое занимает г-н Эшер, а четыре члена Федерального совета приводятся к присяге Б8.

Перейдя к порядку дня, г-н Бруггисер от имени большинства соответствующей комиссии вносит предложение об отмене реше­ния Национального совета кассировать выборы во Фрейбурге. Меньшинство требует утвердить решение Национального совета. Г-да Копп, Антон Шнидер, Потье, Эйтель, Питте, Кастелла (Фрейбург), Ведер (Санкт-Галлен), Оксенбейн и Фази высказались за предложение большинства. Г-да Таннер, Трог, Эшер, Фрей, Штренг и Имоберштег — за предложение меньшин­ства. И хотя аргументация носила большей частью юридиче­ский характер, для защитников выборов во Фрейбурге очень

* — Национальный совет в Совет кантонов. Рев,


ВЫБОРЫ. — ЗИДОВ


47


важное значение имели политические соображения, а именно — необходимость сохранить тамошнее правительство и не остав­лять кантон снова беззащитным перед интригами духовенства. Наконец предложение большинства комиссии было принято 68 голосами против 53, и таким образом решение Националь­ного совета о кассировании выборов во Фрейбурге было вновь отменено.

« Suisse » и «Verfassungs-Freund» ликуют, поскольку это реше­ние обеспечивает им пять голосов, которые будут поданы за Берн как столицу Швейцарского союза. «Nouvelliste Vau-dois» тоже будет ликовать, так как радикальное правительство во Фрейбурге и пять голосов радикалов в Национальном совете пока что гарантированы. В противовес этому «Berner- Zeitung» хотя и находится по своим принципам гораздо ближе к «Nouvelliste Vaudois», чем к обеим вышеупомянутым газетам Оксенбейна, характеризует решение Федерального собрания как первую победу принципа суверенитета- кантонов в новом Союзе. Мы полагаем, что «Berner-Zeitung» ошибается. Из сто­ ронников большинства, разумеется, лишь очень немногие ора­торы отнеслись серьезно к принципиальным вопросам, подня­ тым в ходе дебатов, и менее всех г-н Эйтель, который зашел настолько далеко, что даже выступил против сторонников единства. Для представителей большинства речь шла о чисто практических интересах, что могут доказать вышеназванные газеты, которые, хотя и отражают противоположные точки зрения, тем не менее ратуют за те же самые проблемы, опери­руя теми же самыми аргументами. Напротив, большинство пред­ставителей меньшинства, и особенно бернские радикалы, отнес­лись к принципиальным вопросам всерьез. Но еще неясно, не заведет ли этих господ слишком далеко их юридическая добросовестность.

Позавчера, к всеобщему удивлению, сюда возвратился после годичного отсутствия его превосходительство г-н фон Зидов, прусский посланник. Он, как известно, со времени войны с Зондербундом 59 перенес свою резиденцию в благочестивый Базель — рыбак рыбака и т. д. Что должен означать его вне­ запный приезд4сюда, пока еще неизвестно. Вероятно — вовсе ничего. По крайней мере, он не сделал никаких заявлений ни главному кантону, ни Федеральному совету. К тому же вся его канцелярия пока осталась в Базеле.

Итак, мое вчерашнее сообщение * о разногласиях с импер-

• См. настоящий том, стр. 44. Рев,


48


ВЫБОРЫ. — ЗИДОВ


ским правительством содержало в себе зерно истины. — Правда, об объявлении войны речи нет, не получено также ни­какой новой ноты имперского правительства. Однако главный кантон действительно получил позавчера вечером сообщение о том, что 50 тысяч имперских войск концентрируются на швей­царской границе, чтобы образовать кордон от Констанца до Базеля, и поэтому провел, как я и писал, в тот же самый вечер заседание. Вскоре мы узнаем, какие ответные меры при­няты властями главного кантона и только что сформированным Федеральным советом.

Позавчера в округе Миттельланд (Берн и окрестности) состоялись выборы двух членов Национального совета: одного вместо Дюфура, который, будучи избранным в трех округах, выбрал Зееланд; другого — вместо Оксенбейна, который в ре­зультате его избрания в Федеральный совет лишается права быть членом Национального совета. В городе * консерваторы (то есть реакционеры) получили следующее количество голо­сов: Фишер — 1059, а Блёш — 893. Оба радикала, Вейнгарт и Матис, собрали 559 и 540 голосов **. Избрание Фишера не подлежит сомнению; менее вероятно избрание Блёша, к кото­рому многие относятся с неприязнью. Столь значительный перевес консерваторов в Берне объясняется в основном влия­ нием, которое здесь оказывают на выборы богатые старопатри­цианские семьи. Большая часть избирателей находится в зави­ симости от них и вырывается из-под опеки лишь тогда, когда наступают кризисные ситуации, либо же если кандидатом является такая персона, как Оксенбейн, который давно пользу­ется популярностью и занимает видное положение в Швей­царии. Здесь, как и в большинстве мест Швейцарии, подлинно революционную силу народа составляют швейцарские и немец­кие рабочие, которые, однако, не имеют постоянного место­ жительства в городе, а потому лишь очень редко обладают избирательными правами, даже если они являются гражданами данного кантона60. Этим обстоятельством, а также ростом влияния патрициата, всегда вновь усиливающегося в более спокойные времена, и объясняется победа консерваторов на выборах, неизбежная через несколько лет после каждой либе­ральной или радикальной революции.

На сегодняшнем заседании Национального совета его пред­седателем вместо Оксенбейна был избран д-р Штейгер из Лю-

• — Берне. Ред. ** См. настоящий том, стр. 45. Расхождение в количестве голосов объясняется тем, что в предыдущей корреспонденции Энгельс приводит предварительные итоги го­лосования, i > e 0.


ВЫВОРЫ. — ЗИДОВ


49


дерна. Собрание обсуждало вопрос о Тессине. Пъода (тессинец) в своей длинной и для итальянца весьма бесцветной речи выдви­нул целый ряд обвинений против швейцарских представителей и войск в Тессине. Эшер из Цюриха в свою очередь приложил все усилия, чтобы опровергнуть их. Я, вероятно, еще сообщу дополнительно о результатах этого заседания 61. По-видимому, ожидается полное одобрение действий Главного кантона и его представителей, и в лучшем случае просто перейдут к порядку дня, в основу которого будет положено вчерашнее сообщение Главного кантона (см. выше) о том, что все улажено.

После выступлений еще нескольких ораторов и, наконец, полковника Циглера, который к предложению большинства об одобрении действий Главного кантона присовокупил требо­вание возложить на власти Тессина хотя бы часть издержек, а также одобрить действия представителей Главного кантона, дискуссия по предложению председателя была перенесена на завтра.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

21 ноября 1848 г. а

Перевод с немецкого
Напечатано в приложении
>

к «mue Rheinische Zeitung» M 153, Ha Русском языке публикуется впервые

2в ноября 1848 г.


50 ]

* О ПОЗИЦИИ ЛЕВЫХ В НАЦИОНАЛЬНОМ СОБРАНИИ

Кёльн, 22 ноября. По сведениям, полученным нами из част­ных источников, левые и левый центр Национального собрания во Франкфурте приняли вчера вечером на секретном совещании решение выйти из состава этого собрания, конституиро­ваться как демократический комитет Германии и одно­временно обратиться к немецкому народу с воззванием.

Мы передаем это сообщение, не ручаясь за его достовер­ ность, но убеждены в том, что у левых и у левого центра не было, однако, никакого другого выхода, кроме вышеупомянутого. Если бы они этого не сделали, то это было бы равносильно самоубийству.


Написано И. Марксом

22 ноября 1848 г.

Напечатано в экстренном выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M ISO,

23 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


f 51

* ДЕБАТЫ В НАЦИОНАЛЬНОМ СОВЕТЕ

Берн, 22 ноября. На сегодняшнем заседании Национального совета после долгих дебатов, в ходе которых генерал Дюфур произнес прекрасную речь в пользу Тессина 63, тогда как все другие военные, участвовавшие в заседании (Циглер, Михель, Бенц и др.), весьма враждебно выступили против Тессина, и после великолепного ответа Пьода на все нападки пред­ложение меньшинства комиссии:

«интернировать итальянских эмигрантов, принимавших участие в недав­нем мятеже, и возложить исполнение этого решения на правительство Тессина»

было отклонено при поименном голосовании 62 голосами про­тив 31.

Зато предложения большинства о том, чтобы

1) выслать из кантона Тессин в глубь Швейцарии всех итальян­
ских эмигрантов, с учетом требований гуманности, о чем должны по­
заботиться представители федерального правительства,

было принято 62 голосами против 31, и

2) впредь запретить кантону Тессин давать разрешение на прожи­
вание в нем итальянским эмигрантам

было принято 50 голосами против 46.

Оба цюрихца, Эшер и Фуррер (причем последний в противо­положность благородному рыцарскому поведению Дюфура бро­сил на чашу весов весь свой авторитет председателя Федераль­ного совета и чуть было не поставил вопрос о доверии), решили все дело, ловко оказав воздействие на представителей немец-


52


ДЕБАТЫ В НАЦИОНАЛЬНОМ СОВЕТЕ


кой Швейцарии. 31 голос за тессинцев подали, за исключением 5—6 человек, сплошь представители французской Швейцарии. При поименном голосовании можно было слышать «oui» и «nein» *, но не было ни одного «поп» и лишь 5—6 «ja» **. Роман­ская Швейцария была подавлена немцами.

Остальные пункты предложения большинства, к которым присоединилось также и меньшинство (г-н Пьода), только что приняты. Заседание Национального совета и почта заканчивают работу одновременно. Завтра сообщу подробнее об этих инте­ ресных дебатах.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Написано Ф. Энгельсом 22 ноября 1848 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» M 153,

26 ноября 1848 г.

* — «да» и «нет». Ред. ** — «нет» и «да». Ред.


[ 53

* ОТСТАВКА РАВО. — НАРУШЕНИЕ ГРАНИЦЫ ШВЕЙЦАРИИ 62

Берн, 23 ноября. Уход Раво с дипломатического поста вз про­извел здесь огромное впечатление и был встречен всеобщим одоб­ рением. — Напротив, сильное негодование вызвало нарушение границы немецкими войсками у Зульгена, а еще большее — галантные извинения командира отряда. Как? 35 солдат с ору­жием в руках вступают на швейцарскую территорию, врыва­ются в одну из деревень, окружают заранее намеченный дом, в котором должен якобы скрываться заранее намеченный эмигрант г-н Вейсхаар, делают вид, что намереваются произ­ вести обыск, упорствуют в своих намерениях, несмотря на неоднократные уведомления, что они находятся на территории Швейцарии, угрожают применить силу, и только палки и камни крестьян вынуждают их отступить. И несмотря на все эти слишком явные доказательства, которые слишком явно сви­ детельствуют о преднамеренном нападении, командир утверж­дает, будто бы отряд не знал, что находится на территории Швейцарии! Чем же объяснить весьма странное обстоятельство, что столь многочисленным подразделением командовал всего-навсего унтер-офицер, а не по меньшей мере лейтенант, как это обычно бывает, особенно в изобилующей лейтенантами Германии; чем же объяснить все это, если не тем, что присут­ствие в отряде офицера, который настолько-то все-таки дол­жен знать географию, могло бы слишком скомпрометировать всю затею? И действительно, швейцарское правительство не удовлетворится этим столь галантно преподпесенным извине­нием после столь легко нанесенного оскорбления. Цюрих-


54 ОТСТАВКА РАВО. — НАРУШЕНИЕ ГРАНИЦЫ ШВЕЙЦАРИИ

ские власти уже начали расследование, и, наверное, дело в конце концов дойдет до того, что не Швейцария должна будет при­нести извинения империи Баратария 64, а, наоборот, империя Баратария — Швейцарии.


Написано Ф. Энгельсом 23 ноября 1848 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 154,

28 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[55

ЗАСЕДАНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОВЕТА И СОВЕТА КАНТОНОВ

Берн, 25 ноября. На вчерашнем заседании Национального совета решение вопроса о столице Швейцарского союза не только не приблизилось, но скорее даже отдалилось. Незначительным большинством было принято решение избрать столицу не на совместном заседании обоих советов путем тайного голосова­ния, а с помощью соответствующего закона, принятого каждым Советом в отдельности. Как я уже предполагал ранее, в этом случае произойдет конфликт; Национальный совет изберет Берн, а Совет кантонов — Цюрих. Так говорят сами члены обоих советов. И если Совет кантонов снова не отменит это решение, то нельзя предвидеть, каким образом будет разрешен конфликт. Впрочем, город, который изберут в качестве сто­лицы, должен будет предоставить и меблировать помещения, необходимые для сессий Федерального собрания, а также для центрального правительства, и соорудить монетный двор. Затем подавляющим большинством был вотирован неограничен­ный кредит для Федерального совета. Одновременно такой же кредит был открыт Советом кантонов и имеет, таким образом, силу закона.

Сегодня сначала состоялось заседание Совета кантонов, затем обоих советов вместе, а после этого — Национального совета. На совместном заседании были приведены к присяге члены ^Федерального совета Дрюэ и Франсини. Обо всех осталь­ных важных событиях я сообщу вам завтра, так как я не смог присутствовать на заседаниях.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

25 ноября 1S4S г. _ .

е Перевод с немецкого

Напечатано т ,

в «.Neue Rheinische Zeitung» M 155, Ha РУ^ком языке публикуется впервые

S9 ноября 1S4S г.


56 ]

ОБЪЕДИНЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТОВ. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ

Берн, 26 ноября. На вчерашнем объединенном заседании советов были приведены к присяге не оба члена Федерального совета, Дрюэ и Франсини, как предполагалось и было объяв­лено *, а лишь первый из них. Франсини не прибыл, так как из-за сильных снежных заносов почтовое сообщение через Готард было прервано. Затем Федеральному совету были даны полномочия привести к присяге тех членов Федераль­ного совета и федерального суда, которые прибудут после возможного перенесения заседания обоих законодательных советов 81. — Перед тем состоялось заседание Совета кантонов для обсуждения принятого третьего дня Национальным сове­том законопроекта о столице Швейцарского союза. Вопрос, который уже был в достаточной степени усложнен Националь­ным советом, стал здесь еще более трудноразрешимым. Фази из Женевы внес предложение оставить временно на один год столицей Берн, а за это время разработать более подробный закон, в котором должны быть оговорены также и обязательства кантона по защите федеральных властей. К этому вопросу подошли слишком легкомысленно. Прежде чем выражать волю швейцарского народа, надо было дать ему возможность сделать это самому. К данному мнению присоединился председатель Совета кантонов Бриатт из Ваадта. Другие члены внесли сле­дующие поправки: столица Союза должна быть определена на совместном заседании путем выборов; далее, местонахож­дение столицы должно меняться, как в свое время было с Глав-

* См, настоящий том, стр. 55. Ред.


ОБЪЕДИНЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТОВ. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ 57

ным кантоном 52 [Vorort], но не ранее чем через шесть лет, по крайней мере до того момента, пока не будет создан Феде­ ральный университет, и т. д. Так как время, отведенное для совместного заседания, истекло, дебаты были прекращены и продолжатся сегодня. Рюттиман (Цюрих) внес предложение вернуть проект с поправками в комиссию. — После совмест­ного заседания Национальный совет продолжил работу для обсуждения предложенного Федеральным советом законопроекта о передаче с 1 января 1849 г. в ведение Союза всех швейцарских почтовых учреждений при временном сохранении управления за отдельными кантонами до окончательного урегулирования деятельности почтового ведомства, однако при сохранении полномочий федеральных властей изменять пути следования почты и т. п., и т. п. Проект был принят seance tenante * с не­большими поправками Дрюэ и других. Сегодня Национальный совет обсудит закон об ответственности чиновников федераль­ ной исполнительной власти, ^предложенный радикалом д-ром Эмилем Фреем (кантон Базель), и, если останется время, зако­нопроект об учреждении Федерального университета, внесен­ный Оксенбейном.

Федеральный совет, исполнительная власть, уже провел несколько заседаний. Фуррер временно принял на себя веде­ ние иностранных дел, Оксенбейн — военных, Фрей-Эрозе — финансов. Вследствие этого союзный военный совет, получив благодарность, был распущен. Затем Федеральный совет при­нял решение уведомить о своем конституировании кантоны, дипломатических представителей Швейцарии за границей, а также иностранные державы. Равным образом было принято решение направить имперскому правительству жалобу в связи с нарушением границы кантона Цюрих ** и одновременно собрать в соответствующих кантонах сведения о поведении эмигрантов, а также достоверности фактов, опубликованных имперской центральной властью во «Frankfurter Oberpostamts- Zeitung» 65.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

гв ноября 18 iS г.

Перевод а немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M lSSj, Ho русском языке публикуется впервые

30 ноября 1S4S г.

• -*- немедленно, тут же. Ред. •• См. настоящий том, стр. 53, Fed ,


58 J

ЗАСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА. -СОВЕТ КАНТОНОВ. — ПРОТЕСТ ПАПЫ. -ИМПЕРСКИЙ ХЛЕБНЫЙ КОРДОН. — БОЛЬШОЙ СОВЕТ КАНТОНА ВАЛЕ

Берн, 26 ноября. На вчерашнем заседании Национальный совет принял решение передать оба стоявших на повестке дня вопроса (предложение Эмиля Фрея относительно закона об ответственности и предложение Оксенбейна о Федеральном университете) на рассмотрение Федерального совета. При об­ суждении вопроса об университете имел место ряд примечатель­ных высказываний. Луссер из Ури усмотрел в этом проекте крах финансов своего кантона. Самым решительным образом выступил против университета и Хунгербюлер из Берна: это, мол, роскошь и так уж достаточно заучившихся людей. А Алкивиад швейцарских Афин г-н Эшер из Цюриха вв выска­зал мнение, что надо подождать, пока будут изысканы денеж­ные средства. У Алкивиада имелись веские основания настаи­вать на переходе к повестке дня: он превосходно знал, что бернцы намерены добиться, чтобы столицу Союза перевели к ним, и тогда вознаградить Люцерн федеральным судом, а Цюрих — «швейцарской высшей школой». Однако амбиции швейцарских афинян идут дальше, и все они, за исключением двух, голосовали, хотя и понапрасну, за простой переход к повестке дня.

В Совете кантонов закон о столице Союза был принят в фор­ мулировке, предложенной Национальным, советом; по предло­ жению Рюттимана было сделано только одно дополнение, касающееся безопасности федеральных учреждений. Итак, теперь решено, что вопрос о столице будет решаться отдельно в обоих советах и притом не путем выборов, а обычным голосо­ванием. Посмотрим, что из этого получится.


8АСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА. — СОВЕТ КАНТОНОВ 59

В кантоне Невшателъ несколько дней назад возникло силь­ ное осложнение. Оттуда поступило известие, что все государ­ ственные советники, кроме одного (г-на Штека), подали в от­ ставку. Все члены Национального совета и Совета кантонов республики в величайшем смятении тотчас выехали отсюда домой. Как нам стало известно, разногласия, вызванные выход­кой г-на Штека, вновь улажены назначенной для этой цели комиссией Большого совета и на состоявшемся позавчера засе­дании государственные советники взяли назад прошения об отставке, что было встречено членами Большого совета гром­кими возгласами: «Vive la république!» *.

Папа ** заявил протест против решений пяти кантонов фрейбургской епархии, которые лишают епископа Марийе епископских функций и предусматривают меры по временному управлению епархиейв7. В случае если эти меры не будут отменены, папа угрожает

«другими распоряжениями, которые подскажет ему его совесть перед лицом католического мира».

Здешняя реакционная газета «Schweizerischer Beobachter» позавчера вечером тешила себя надеждой, что коль скоро в Риме в настоящий момент провозглашена республика (вот до чего довели этот бравый листок!), то с папством покончено в8 и католический мир вновь обрел свою свободу, а тем самым уладятся и фрейбургские неурядицы!

Известия с немецкой границы относительно происшедшего или не происшедшего закрытия границы для торговли хлебом звучат противоречиво. Точно известно, что в худшем случае она уже закрыта у Боденского озера, ибо еще 24-го, позавчера, на рынок в Цюрих съехалось такое же количество швабских земледельцев, какое приезжало и раньше.

Большой совет кантона Вале принял решение обложить налогом, введенным в связи с войной Зондербунда 59, не бога­тейшие монастыри, как это делается в других местах, а общины. Жителям кантона Вале придется выплатить 1 600 тысяч швей­царских франков. Таким образом, вместо истинных виновников восстания, монахов, этот налог вынужден платить бедный люд кантона. Тем временем преподобные отцы все больше пере­таскивают свое имущество в Пьемонт, как это уже сделали patres *** Большого Бернара. Эти попики, столь известные по школьным учебникам и сентиментальным повестям своими

* — «Да вдравствует республика!» Рев, •• — Пий IX . Ред. ••* — монахи. Ред.


60 ЗАСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА. — СОВЕТ КАНТОНОВ

собаками и мнимо самоотверженной заботой о замерзающих путниках, в действительности же чудовищно богатые и весьма пекущиеся о собственном благе, отправили все свое имущество, скот, деньги, утварь в Аосту, где они пребывают и сами, с душой налегая на пьемонтское вино. Когда Радецкий вступил в Милан, эти филантропы отметили радостное событие банкетами и пу­шечным салютом, за что были привлечены к ответу пьемонт- скими судами. В своем зимнем монастыре эта ecclesia pressa * оставила лишь немного хлеба и сала, которыми несколько слуг потчуют путешественников. Впрочем, «Suisse» сомне­вается, что с вышеупомянутым решением дело обстоит именно так, хотя оно и было перепечатано в «Journal du Valais».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2в ноября 1848 г. г, а

г Перевод с немецкого

Напечатано в приложении ,

к «Neue Rheinische Zeitung» M 157, Ha Руцком языке публикуется впервые

1 декабря 1848 г.

» — гонимая церковь. Ред.


[ 61

ЗАСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА

Берн, 27 ноября. На сегодняшпем заседании Националь­ного совета снова поднимался вопрос об опубликовании бюл­летеня о дебатах, но из-за малочисленности присутствующих он сразу же был перенесен на следующий день.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

27 коября 1848 г. _ .

Перевод с немецкого
Напечатано в приложении ,

к «Neue Rheinische Zeitung» JW 1S7; Ha РУ^ком языке публикуется впервые

1 декабря 1848 г.


62 ]

* ВСКРЫТИЕ ПИСЕМ

Кёльн, 28 ноября, 11 часов вечера. Два письма, получен­ные нами сегодня вечером, одно помеченное: «Берн», а дру­гое — «Париж», явно вскрыты официальной или официозной рукой. Печати отсутствовали. Облатки, которыми письма были снова запечатаны, еще не просохли. Одновременно с Виндиш-грецом пропагандой занимается и Седлницкий.


Написано К. Марксом

28 ноября 1848 г.

Напечатано в экстренном выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M 15S,

29 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 63

БЕРН ОБЪЯВЛЕН СТОЛИЦЕЙ ШВЕЙЦАРСКОГО СОЮЗА. - ФРАНСИНИ

Берн, 28 ноября. На сегодняшнем заседании Националь­ного совета 58 голосами против 42 Берн объявлен столицей Союза [Bundesstadt]. Теперь дело только за одобрением со стороны Совета кантонов, на что бернцы твердо надеются. Совет кантонов соберется на заседание сегодня в 4 часа дня и вынесет решение по этому вопросу. Так как почта отправля­ется в половине пятого, то мне не удастся сегодня же сообщить о результатах этого заседания.

На своем вчерашнем заседании Совет кантонов без измене­ний одобрил решение Национального совета по тессинскому делу 63; таким образом, это решение приобрело силу закона. Во время обсуждения, продолжавшегося довольно долго, с осо­бенно яркой речью в поддержку тессинцев выступил прибывший накануне член Федерального совета Франсини. Энергичную речь в защиту итальянских эмигрантов произнес также Кар­тере из Женевы, который протестовал против того, что на этом собрании о них говорили как о «виновных», тогда как они свои­ми стремлениями и борьбой заслужили симпатии всех швей­царцев. Выказав им такое живое сочувствие, тессинцы тем самым доказали, что они настоящие швейцарцы. Несмотря на этот и ряд других решительных протестов, особенно против статьи 2, лишающей тессинцев права предоставления убежища, в целом решение Национального совета, как указывалось, было при­нято довольно значительным большинством. И здесь дело решили немецкие кантоны, хотя некоторые немецкие депутаты выступали за тессинцев также в Совете кантонов.


Написано Ф. Энгельсом 28 ноября 1848 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 158,

g декабря 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


64 ]

* РАЗЛИЧНЫЕ НОВОСТИ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ

Берн, 29 ноября. На вчерашнем заседании Совета кантонов обсуждался уже принятый Национальным советом закон о со­средоточении управления почтой с 1 января 1849 г. в руках федеральных властей *; закон был принят без изменений. На повестке дня стояло решение о столице Союза. Однако поскольку этим вопросом одновременно занимался Нацио­нальный совет, который уже проявил соответствующую ини­циативу, то заседание было перенесено на 4 часа. В 4 часа Совет приступил к голосованию. В первом туре Берн получил 21 голос, Цюрих — 13 голосов, Люцерн — 3 голоса: абсолют­ ное большинство — за Берн. Итак, Берн окончательно стал резиденцией швейцарских федеральных властей.

Сегодня утром оба совета собрались совместно, чтобы при­нять присягу члена Федерального совета Франсини. При этом Франсини произнес пространную речь на итальянском языке, которая была встречена всеобщим одобрением. Вслед за тем Федеральное собрание прервало свои заседания на неопределен­ный срок, поручив Федеральному совету снова созвать его в надлежащий момент.

Федеральный совет следующим образом распределил раз­ личные ведомства между своими членами: Фуррер — в качестве председателя — внешние сношения и общее руководство поли­ тикой Союза; Дрюэ — юстиция и полиция; Оксенбейн — воен­ное ведомство; Франсини — внутренние дела; Мунцингер —

* См. настоящий том, стр. 57, Ред.


РАЗЛИЧНЫЕ НОВОСТИ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ


65


финансы; Фрей-Эрозе — торговые и дорожные пошлины (péa­ges); Нефф — почта и общественные работы.

На обоих последних бернских выборах в Национальный совет * победу одержали либералы; в Миттельланде избран Вейнгарт, в Эмментале — правительственный наместник Кар-рер.

Мне нечего даже и говорить о том, что бернцы охвачены ликованием по поводу превращения их в жителей швейцарской столицы. Вчера вечером состоялись многолюдные факельные шествия с многочисленными серенадами. Вдобавок к этому — неизбежная пушечная пальба; звонить в колокола, видимо, предоставлено «имперской власти». Внушительная серенада, разумеется, была исполнена перед Эрлахским двором; там находится резиденция Федерального совета, и Штейгер и Фур-рер произнесли речи.

Только что до меня дошла весть, что Лувини дрался на дуэли с полковником Бергом из-за вызывающих высказываний послед­ него во время обсуждения тессинского вопроса в9. По-видимому, никто не ранен, но пока я не могу сказать на этот счет ничего определенного.

Написано Ф. Энгельсом 29 ноября 1S4S з.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Bheinische Zeitung» Л» 1S9,

3 декабря 1848 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод « немецкого

На русском яшке публикуется впервые

* См. настоящий том, стр. 45 и 48. Рев.


66 ]

ДУЭЛЬ МЕЖДУ БЕРГОМ И ЛУВИНИ

Берн, 30 ноября. На вчерашней дуэли между господами Бергом и Лувини в9 г-н Берг был довольно серьезно ранен в руку и бедро. В качестве оружия была избрана офицерская сабля ( briquet d'ordonnance). Вчера при отъезде г-на Берга пришлось нести до экипажа.


Написано Ф. Энгельсом 80 ноября 1848 г.

Напечатано

в »Neue Rheinische Zeitung» M 160,

S декабря 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 67

ЗАКРЫТИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГРАНИЦЫ. - ИМПЕРИЯ. — ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Берн, 1 декабря. Слава богу! Наконец-то, видимо, посту­ пили официальные сообщения о закрытии германской границы Федеральным советом, и мы, таким образом, теперь, может быть, будем знать, что нам делать. Это давно пора было осуществить после того, как достохвальная центральная власть 30 так долго дурачила нас, швейцарцев. Федеральный совет, судя по всему, решил не направлять даже одной роты швейцарских войск в качестве пикета против всей выставленной мощи имперского войска численностью 50 тысяч человек. Имперская власть может отсюда заключить, насколько здесь, в Швейцарии, боятся ее постановлений, приготовлений, угроз, выдвижения войск. Конечно, у «империи» нет такой военной системы, какую имеет Швейцария, которая, не будучи обременена содержанием ни одного регулярного солдата, может за одну неделю поставить под ружье 150 тысяч боеспособных и обученных бойцов, — то есть примерно вдвое больше, чем это в состоянии сделать классическая страна военных парадов с ее хваленой шарнхор-стовской военной организацией.

Хотя извлеченные из противоречивых слухов данные о за­крытии границы и без того грозят вызвать веселье у швейцар­ цев, «империя» по-прежнему озабочена тем, как бы насмешить нас. Вчера немецкие и, в частности, франкфуртские имперские газеты с серьезнейшей миной выпустили в свет новую жирную газетную утку о якобы происшедшем вновь нападении эми­грантов или, скорее, бандитов на Лёррах, а также о стычке, в которой пали четыре бравых баденских драгуна! Мне незачем вам говорить, что вся эта нелепая история, над которой здесь


68 ' ЗАКРЫТИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГРАНИЦЫ. — ИМПЕРИЯ. — ВОЕННЫЙ СОВЕТ

очень потешались, зиждется на мистификации. Но я могу сказать вам, что страх имперских граждан перед двумя-тремя волонтерами, которые, возможно, еще бродят вдоль границы, производит самое комическое впечатление на каждого швей­царца. Здесь уже вошло в обиход новое выражение: «Трусит, как шесть имперских граждан перед одним волонтером» Новая статья « Frankfurter Oberpostamts- Zeitung » о продолжающихся происках эмигрантов на границе дала немалую пищу для поддержания насмешливого отношения к империи. Каких только потрясающих разоблачений не сделали шпионы г-на Шмерлинга! Меттерних находится в Муттенце, и его видели в Бирсфельдене. Там же пребывает Нефф, который пишет и полу­чает много писем; в Эммисхофене находятся Зигель и Катцен-майер, — ну, как же империи не дрожать! Что еще ужаснее, — в Дорнахе, у самой немецкой границы, швейцарское прави­тельство терпит — «нескольких отбившихся от своих частей трактирщиков из Лёрраха и окрестностей!!!». К тому же, «повсеместно царит убеждение», что будут предприняты новые «разбойничьи набеги», если и т. д. Разве из Грос-Лауфенбурга не велась сильная стрельба через Рейн? — кем, когда и как, — имперская газета, разумеется, но знает. Короче, если уж импе­ рий оказывается настолько непрочной, что содрогается до осно­ вания', когда Меттерниха видят в Бирсфельдене, а несколько отставших от своих частей трактирпгяков оплакивают свою участь в Дорнахе, то Швейцария, говоря по правде, не согла­сится служить опорой этому ветхому зданию! И вдобавок, эти аутано составленные сообщения имперских mouchards * противоречат сами себе й каждой строке. Так, они сообщают, что Меттерних —'единственный эмигрант в Муттенце, а! тремя строками ниже «из Муттенца передайт1, что они '(!!) там опять в6оружаютсяь\\ Они — то есть Меттерних в единственном числе! За это — то есть за то, что йоДобнымй грубыми противоречиями имперская власть делает себя посмешищем в глазах всего света, —она оплачивает своих mouchards в Швейцарии! «Trema, Bisanzio!» **. Меттерниха видели в Бирсфельдене, а «несколько отбившихся от своих частей трактирщиков» в Дорнахе покля­лись погубить тебя!

Но оставим в покое империю. Швейцарский военный совет формально pacnytdeH , но тотчас же восстановлен как военная комиссия, председателем которой стал г-н Оксенбейн в качестве главы федерального Военного ведомства «Berner-Zeitung» в рез-

* — полицейских шпионов. Рев. •* — Трепещи, Византия! СДоницетта, «Велизарий», либретто Каммарано),Р«9,


ЗАКРЫТИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГРАНИЦЫ. — ИМПЕРИЯ. — ВОЕННЫЙ СОВЕТ 69

ких выражениях осуждает этот акт, считая, что тем самым восстанавливается и сохраняется самый громоздкий и дорого­стоящий элемент прежнего союзного управления. Военный совет, мол, не оказался способным ни на что, кроме назначения нескольких офицеров-аристократов да создания после долгих родовых мук швейцарского строевого устава [Kamaschenreg­ lement], который обошелся так дорого, что на эти деньги можно было бы снабдить гамашами и башмаками целую армию. В остальном Военный совет ограничивался ежедневным полу­ чением причитающихся ему 16 франков на душу и из-за труд­ностей и мелочной рутины давно оставил попытки что-либо сделать.

Помимо дуэли между Лувини и Бергом в результате обсуж­ дения тессинского вопроса в Национальном совете * возникла перспектива другого поединка — между Пьода и Михелем из Граубюндена. Полковник Михель высказывался в весьма непристойном тоне и в заключение яростно обрушился на г-на Пьода с обвинениями во лжи. Пьода отвечал очень спокойно и корректно, но затем призвал граубюнденского драчуна к от­вету. После этого г-н Михель сделал такое заявление, которое полностью удовлетворило г-на Пьода и его друзей, и инцидент был исчерпан.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

1 декабря 184S г, па

" Перевод с немецкого

Напечатано ГТ ,

eOieue Rheinitche Zeitung» M ISO, Ha Русском языке публикуется впервые

S декабря 1S4S г.

• См, настоящий тон, стр. 51—52, Ред,


70 ]

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ И ИНОСТРАННЫЕ

ПОСЛЫ. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ В ТЕССИНЕ. -

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ПОЧТОВОГО ВЕДОМСТВА. -

ИЗВИНЕНИЯ КОМАНДИРА ОТРЯДА

ГЕРМАНСКИХ ИМПЕРСКИХ ВОЙСК

Берн, 2 декабря. В связи с оповещением о конституирова- иии новых федеральных властей и совпадающим с этим сроком истечения договора 1815 г.70, Федеральный совет уже получил от всех послов заверение в том, что они могут заранее обещать признание своими правительствами новых властей и новой конституции. Только английский посол г-н Пиль ни словом не упоминает о признании и лишь весьма сухо заявляет, что он сообщил своему правительству относительно оповещения. Так как у России здесь нет представителя, то естественно, что и от этой державы не поступило никакого заявления. — Федеральный совет назначил федеральными представителями в Тессине полковника Штелина из Базеля и полковника Бриатта из Ваадта, — оба они являются членами Совета кан­ тонов, а последний — его председателем. Надо надеяться, что радикал Бриатт поведет себя иначе, чем господа Эшер и Мун-цингер Б3. Впрочем, все итальянские эмигранты, способные но­сить оружие, уже отправлены из Тессина в глубь Швейца­ рии. — Далее, Федеральный совет теперь занялся осуществле­ нием закона о централизации почты; временным генеральным директором швейцарской почты назначен г-н Ларош-Штеелин из Базеля. Образованы также две комиссии: одна для оценки почтовых отправлений, получаемых кантонами и частными лицами, а другая — для разработки закона об организации швейцарского почтового ведомства. — Упоминавшийся коман­дир отряда германских имперских войск в письме Феде-


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ И ИНОСТРАННЫЕ ПОСЛЫ


71


ральному совету принес извинения по всей форме *; он выражает готовность дать требуемое удовлетворение и сообщает, что виновные уже понесли наказание.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2 декабря 1848 г. .

Перевод с немецкого
Напечатано

в «JVeue Rheinische Zeitung» M 161, Ha Русском языке публикуется впервые

в декабря 1848 г.

• См. настоящий том, стр. 53—54. Ред,


72 ]

ШВЕЙЦАРСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

ГЕРОИЧЕСКИХ ДЕЯНИЙ АВСТРИЙСКОЙ АРМИИ В ВЕНЕ

Кёльн, 5 декабря. В то время как аугсбургская «Allgemeine Zeitung» и другие продажные газеты до небес превозносят какого-нибудь Виндишгреца и Елачич