К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 37


Содержание тома 37

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва 1965

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
37



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тридцать седьмой том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит письма Энгельса за 1888-1890 годы.

Для этих лет характерны признаки приближения эпохи империализма - рост монополий, усиление колониальной экспансии, обострение противоречий между державами и складывание враждующих группировок государств. Эти годы отмечены в то же время большими успехами рабочего движения. Стачечное движение охватывает все более широкие массы рабочих. Рост классового сознания пролетариата и распространение идей научного коммунизма создают предпосылки для развития массовых социалистических партий в разных странах.

Растет влияние пролетарских партий в Германии и Франции. Укрепляются созданные в предшествующие годы социалистические партии и организации в Австро-Венгрии, США, Италии, Испании, Бельгии, Голландии, Швейцарии и в других странах. Известный поворот к социализму намечается в рабочем движении Англии. Успешно действует первая русская марксистская организация - группа «Освобождение труда». Все сильнее проявляется стремление различных отрядов рабочего движения к единству действий в борьбе против общего врага - капитала.

В этот период Энгельс продолжает свою разностороннюю деятельность по руководству международным рабочим движением. «После смерти Маркса, - писал В. И. Ленин, - Энгельс один продолжал быть советником и руководителем европейских социалистов. К нему одинаково обращались за советами и указаниями и немецкие социалисты, сила которых, несмотря на



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

правительственные преследования, быстро и непрерывно увеличивалась, и представители отсталых стран, - напр., испанцы, румыны, русские, которым приходилось обдумывать и взвешивать свои первые шаги. Все они черпали из богатой сокровищницы знаний и опыта старого Энгельса» (В. И. Ленин. Полное собр. соч., том 2, стр. 13).

Письма Энгельса отражают его напряженную, деятельность по дальнейшему развитию и распространению марксистской теории, его борьбу за чистоту идей научного коммунизма, против антипролетарских влияний, оппортунизма и сектантства в международном рабочем движении.

Значительная часть публикуемых в томе писем отражает большую работу Энгельса по подготовке к печати рукописи III тома «Капитала». Этому делу, «которое не терпит ни малейшего отлагательства» (см. настоящий том, стр. 83), Энгельс отдавал все свои силы. Теоретическому содержанию тома Энгельс придавал исключительно большое значение. «Этот заключительный том представляет собой... блестящее и абсолютно неопровержимое исследование», - писал он Н. Ф. Даниельсону 4 июля 1889 г. (см. настоящий том, стр. 203). III том должен был не только увенчать все здание разработанной Марксом пролетарской политической экономии, но и нанести сокрушительный удар буржуазным критикам I и II томов «Капитала», обрушиться, «как бомба, на эту компанию» (настоящий том, стр. 83).

Работа над томом оказалась чрезвычайно сложной. Некоторые разделы рукописи представляли собой лишь беглые наброски, так что их нельзя было опубликовать «без тщательного просмотра и частичной перестановки материала» (настоящий том, стр. 319). Энгельс внимательно изучает рассматриваемые Марксом проблемы, делает многочисленные вставки, пишет новую главу (см. настоящее издание, т. 25, ч. I, стр. 80-87).

Большое внимание Энгельс уделял также новому, четвертому изданию I тома «Капитала».

Он заново сверяет все предыдущие издания, вносит необходимые исправления, пишет предисловие. В результате усилий Энгельса было создано издание, ставшее стереотипным. Во всем мире I том «Капитала» переиздается и переводится по четвертому немецкому изданию, последнему изданию, вышедшему при жизни Энгельса.

Заботясь о том, чтобы рукописное наследство Маркса не осталось «книгой за семью печатями», а стало достоянием рабочих, Энгельс стремится подготовить себе смену из среды немецких социалистов. Он привлекает, в частности, Каутского



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

к работе над «Теориями прибавочной стоимости» и обучает его искусству чтения сложного почерка Маркса.

Из писем видно, как внимательно следит Энгельс за откликами на I и II тома «Капитала», разоблачая многочисленные попытки со стороны представителей буржуазной политической экономии опорочить учение Маркса. «Теперь всякий мелкий, ничтожный субъект, желая создать себе рекламу, нападает на нашего автора», - писал Энгельс (см. настоящий том, стр.

8). В ряде его писем содержатся замечания относительно процесса дальнейшей вульгаризации буржуазной политической экономии, ее сползания на антинаучные позиции. Он разоблачает модные теории, которые буржуазные ученые пытались противопоставлять марксизму в качестве «новейших» научных открытий. Энгельс показывает, что истинным наследником классической политической экономии является марксизм. Эпигоны буржуазной политической экономии страшатся опасных выводов, неизбежно вытекающих из тех теоретических посылок, которые были выдвинуты Смитом и Рикардо, и находят, что «в этой области всего безопаснее не иметь совсем никакой науки» (см. настоящий том, стр. 91).

В письмах содержится материал о подготовке Энгельсом в эти годы нового издания работы Маркса «Речь о свободе торговли» и издания своей работы «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» в виде отдельной книги. В 1890 г. Энгельс приступает также к подготовке четвертого издания книги «Происхождение семьи, частной собственности и государства», изучает новейшую литературу по этому вопросу, в частности последние работы Моргана и Ковалевского (см. настоящий том, стр. 349, 384). Много внимания уделял он в этот период и выпуску изданий «Манифеста Коммунистической партии» на английском и немецком языках, снабдив их новыми примечаниями и предисловиями. Предисловия, специально писавшиеся Энгельсом для новых изданий, имели самостоятельное значение. Энгельс давал в них оценку развития рабочего движения со времени предыдущего издания, анализ новых экономических и социально-политических явлений, ориентировал пролетарские партии в важнейших вопросах их деятельности в сложившихся условиях.

Энгельс не оставлял и собственных новых научных и литературных замыслов. Письма отражают его работу над оставшимся незавершенным произведением «Роль насилия в истории». В этой работе Энгельс намеревался дать «критику всей бисмарковской политики» (настоящий том, стр. 15). В своих письмах Энгельс касается также вопросов, связанных с написанием им



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

в декабре 1889 - феврале 1890 г. работы «Внешняя политика русского царизма» (см. настоящий том, стр. 281, 316-317).

Исключительный интерес представляют высказывания Энгельса по вопросам теории. Его письма к П. Эрнсту 5 июня 1890 г., К. Шмидту 5 августа и 27 октября 1890 г., О. Бёнигку 21 августа 1890 г., И. Блоху 21-22 сентября 1890 г. являются важным вкладом в сокровищницу марксизма. Непосредственным поводом для выступлений Энгельса послужили попытки догматического толкования марксизма. Энгельс решительно выступает против искажения творческого характера марксизма, он указывает, что материалистическим методом следует пользоваться «как руководящей нитью при историческом исследовании», а не как «рычагом для конструирования на манер гегельянства» (см. настоящий том, стр. 351, 371).

Особый интерес представляют высказывания Энгельса относительно будущего коммунистического общества. Он выступает против понимания коммунистического строя как чего-то «раз навсегда установленного», подчеркивает, что, как и всякий другой общественный строй, коммунизм возникает не сразу, а в процессе постепенного формирования, что он будет непрерывно развиваться, подвергаться постоянным изменениям и преобразованиям. Энгельс отмечает, что материальные предпосылки будущего общества вызревают уже в недрах капитализма. Решающей чертой коммунизма он считал «организацию производства на основе общей собственности сначала отдельной нации на все средства производства» (настоящий том, стр. 380). Рассматривая в письме К. Шмидту 5 августа 1890 г. вопрос о распределении материальных благ в коммунистическом обществе, Энгельс указывает, что «способ распределения... зависит от того, какое количество продуктов подлежит распределению», и должен меняться «в зависимости от прогресса производства и организации общества». В упомянутом письме О. Бёнигку 21 августа 1890 г. Энгельс намечает пути преобразования сельского хозяйства в ходе построения коммунистического общества. Важнейшим шагом явится, пишет он, обобществление крупных латифундий и обработка земли на коллективных началах.

Весьма большое значение имеет высказанная Энгельсом в этом письме мысль о привлечении буржуазной интеллигенции к делу социалистического преобразования общества, о перевоспитании ее в социалистическом духе в ходе этого преобразования. Письмо Энгельса Бёнигку, впервые публикуемое в составе Сочинений, дополняет известные ранее высказывания Маркса и Энгельса о строительстве коммунистического общества.



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

Острие многих высказываний Энгельса направлено против вульгаризации марксистской теории, против попыток подмены исторического материализма концепциями в духе так называемого экономического материализма, сводящими все исторические явления и процессы к действию только экономического фактора. Энгельс показывает, что, признавая общественное производство в конечном счете определяющим моментом исторического процесса, исторический материализм отнюдь не отрицает активную роль в истории идей, политических учреждений, правовых институтов и других форм надстройки. В письме Шмидту 27 октября 1890 г. он разъясняет значение обратного воздействия политической и идеологической надстройки на экономический базис, дает характеристику влияния государственной власти на экономическое развитие общества. Энгельс пишет, в частности, что в тех случаях, когда политическая власть ставит преграды на пути экономического развития, она «может причинить экономическому развитию величайший вред и может вызвать растрату сил и материала в массовом количестве» (настоящий том, стр. 417). Он подчеркивает особенно важную роль надстройки в периоды революционного преобразования общества.

Рассматривая значение различных элементов надстройки и характеризуя роль идеологии, Энгельс анализирует также сферу художественного творчества. Большой интерес представляют его высказывания о природе реализма в письме к английской писательнице Маргарет Гаркнесс от начала апреля 1888 года. На примере Бальзака он показывает, что творчество всякого большого писателя-реалиста, порой независимо от его политических убеждений, содержит глубокую критику эксплуататорского строя и объективно направлено на утверждение идеалов будущего. Энгельс настойчиво проводит мысль о том, что реалистический метод в литературе нельзя подменять дидактикой, авторскими поучениями, схематизмом.

«Реализм, - указывает он, - предполагает, помимо правдивости деталей, правдивое воспроизведение типичных характеров в типичных обстоятельствах» (см. настоящий том, стр.

35). Формулируя в этом же письме некоторые принципы марксистской эстетики, Энгельс указывает на необходимость не только давать правдивое изображение нищеты и страданий рабочего класса, но и отражать в художественной форме «мятежный отпор рабочего класса угнетающей среде», его борьбу против капиталистического строя.

Теоретическая работа Энгельса была тесно связана с практическими потребностями рабочего движения. Энгельс постоянно



ПРЕДИСЛОВИЕ X

разъяснял своим многочисленным корреспондентам сущность происходивших событий, помогал пролетарским революционерам вырабатывать правильную тактику. В своих письмах он раскрывал связь между явлениями современности и особенностями исторического развития отдельных стран - Германии, Франции, России (см. письма: К. Каутскому 15 сентября 1889 г., В. Адлеру 4 декабря 1889 г., В. И. Засулич 3 апреля 1890 г.). В ряде писем Энгельс дает характеристику различных буржуазных партий Германии, Франции, Англии, США и других стран (см. письма: А. Бебелю 23 января 1890 г., Л. Лафарг 8 и 29 октября 1889 г. и 26 февраля 1890 г. и другие).

В письмах Энгельса к руководителям рабочих партий Германии, Франции, Дании и других стран находит дальнейшее развитие учение о пролетарской партии как политической организации рабочего класса. Энгельс подчеркивает, что основным условием для успешного руководства революционной борьбой пролетариата является полная политическая и идейная самостоятельность и независимость пролетарской партии. «Для того чтобы пролетариат в решающий момент оказался достаточно сильным и мог победить, необходимо - Маркс и я отстаивали эту позицию с 1847 г., - чтобы он образовал особую партию, отдельную от всех других и противостоящую им, сознающую себя как классовая партия» (настоящий том, стр.

275). Совместные действия пролетарской партии с другими прогрессивными партиями допустимы и даже целесообразны при условии, «что пролетарский классовый' характер партии тем самым не ставится под вопрос» (там же). Успешная деятельность социалистических партий зависит от их умения опираться на опыт масс, умения использовать этот опыт в своей пропаганде.

Непреходящее значение имеют замечания Энгельса, относящиеся к вопросам внутрипартийной жизни: его высказывания о необходимости развития критики внутри пролетарской партии, о методах идейного воспитания партийных масс, о значении идейной чистоты партийных рядов (см. письма: В. Либкнехту 10 августа 1890 г., Г. Триру 18 декабря 1889 г., Ф.

А. Зорге 8 февраля и 9 августа 1890 г. и др.). Считая неизбежным наличие в массовых партиях различных мнений, Энгельс видел пути выработки единой платформы в широком обсуждении внутри партии важных вопросов на незыблемой основе марксистской теории, в дискуссиях, проводимых в рамках обязательной для всех партийной дисциплины.

Переписка 1888-1890 гг. показывает Энгельса как идейного и практического руководителя международного рабочего дви-



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

жения. С полным правом он говорил о себе, как о человеке, «который около 50 лет имел честь участвовать в большинстве битв воинствующего пролетариата» (настоящий том, стр.

36). Направляя международное рабочее движение к общей цели, Энгельс учил рабочих каждой страны выковывать свою тактику с учетом конкретных условий.

Важнейшей задачей рабочего движения в конце 80-х гг. Энгельс считал обеспечение интернационального единства различных национальных отрядов пролетариата на основе принципов научного коммунизма. На примере его переписки видно, как настойчиво воспитывал он социалистов разных стран в духе пролетарского интернационализма, добиваясь полного взаимопонимания между ними, способствуя укреплению связи между пролетарскими партиями, налаживанию взаимной информации, обмена печатными изданиями, взаимному сотрудничеству в органах печати, оказанию материальной помощи одних партий другим, наконец, солидарности в вопросах международной политики. «... Успехи настолько велики, что общая международная политика стала необходимостью, по крайней мере для европейской партии», - писал он румынскому общественному деятелю И. Нэдежде 4 января 1888 года (настоящий том, стр. 4).

Энгельс долгое время считал преждевременным создание новой международной организации пролетариата. По его мнению, предварительным условием для этого должно было явиться внутреннее укрепление пролетарских партий в каждой стране. Однако стремление рабочих к объединению и опасность использования этих стремлений со стороны оппортунистов и реформистов, готовивших международный рабочий конгресс, побудили Энгельса принять активное участие в подготовке Парижского конгресса 1889 г., положившего начало II Интернационалу. Отложив все свои дела, даже работу над III томом «Капитала», он включился в борьбу за созыв марксистского конгресса. «Энгельс (ему было тогда 68 лет) бросается в бой как юноша», - писал впоследствии В. И. Ленин об этой поре жизни Энгельса (Полное собр. соч., т. 15, стр. 239).

Энгельс сделал все, чтобы обеспечить победу марксистских элементов и не допустить оппортунистов - французских поссибилистов и реформистских лидеров английской Социалдемократической федерации - к руководству новой международной социалистической организацией. Принципиальность и настойчивость Энгельса, проявленный им такт способствовали преодолению многих трудностей и ошибок, допущенных руководителями социалистических партий. Он требовал от руководителей



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

французской Рабочей партии большей гибкости в борьбе с оппортунистами, добиваясь в то же время от руководителей германской социал-демократии отказа от примиренческих тенденций по отношению к оппортунистическим течениям. Почти ежедневные письма Полю и Лауре Лафарг и В. Либкнехту показывают, как Энгельс учил руководителей социалистических партий действовать совместно, считаясь с интересами и мнением других партий (см. письма: П. Лафаргу 21, 23, 25 марта 1889 г., В. Либкнехту 4, 5 и 17 апреля 1889 г.).

Содержание писем показывает, насколько конкретно руководил Энгельс всем ходом подготовки к конгрессу. Он настаивает на выпуске воззвания о созыве конгресса, редактирует его, переводит на немецкий язык, способствует его распространению. Он ведет переписку с представителями социалистических партий многих европейских стран, редактирует брошюры, разоблачающие происки поссибилистов и их союзников в Англии. Энгельс не упускает из виду ни одной мелочи: он дает Лафаргу конкретные советы в отношении организации заседаний конгресса, о размещении делегатов и т. д. Усилия Энгельса увенчались успехом.

«Наш конгресс заседает. Блестящий успех», - сообщает он Ф. А. Зорге 17 июля 1889 г. (см. настоящий том, стр. 207). Парижский конгресс 1889 г., явившийся фактически учредительным конгрессом II Интернационала и принявший решения в духе научного коммунизма, - особенно важным из них было решение о праздновании дня международной пролетарской солидарности 1 мая - показал, что марксизм стал преобладающим течением в международном рабочем движении.

И после конгресса Энгельс продолжал свои усилия по сплочению пролетарских партий. В томе впервые публикуется его письмо одному из руководителей французской Рабочей партии Жюлю Геду от 20 ноября 1889 г., ясно показывающее значение, которое Энгельс придавал актам международной пролетарской солидарности, взаимной поддержки рабочих разных стран в борьбе против буржуазии.

Активную роль играл Энгельс и в подготовке следующего, Брюссельского конгресса II Интернационала, в выработке при его созыве правильной тактики, обеспечившей изоляцию оппортунистов и победу сторонников марксизма (см. письма: П. Лафаргу 15 и 19 сентября 1890 г., Ф. А. Зорге 4 октября 1890 г., Л. Франкелю 25 декабря 1890 г.).

Одной из важнейших задач международного рабочего движения в этот период Энгельс считал решительную борьбу против надвигающейся угрозы войны между крупными капиталисти-



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

ческими государствами Европы, которые к этому времени стали образовывать соперничающие блоки. Значительное место в его письмах уделено анализу международных отношений, связи внешней политики с внутриполитическим положением той или иной страны. Энгельс рассматривает перспективу общеевропейской войны, в которую были бы втянуты рабочие основных европейских стран, с точки зрения интересов пролетариата и его революционной борьбы, выступает как страстный противник захватнических войн, влекущих за собой жертвы и разорение народных масс, а в политической области - временное укрепление реакционных режимов. Огромные масштабы и разрушительный характер будущей войны делают, подчеркивал Энгельс, рабочий класс особенно заинтересованным в осуществлении целей рабочего движения в условиях мирной обстановки. Однако какой бы катастрофической ни была будущая война, ее сторонники не смогут с ее помощью предотвратить неизбежный приход рабочего класса к власти.

Значительное число вошедших в том писем характеризует отношение Энгельса к проблемам немецкого рабочего движения. Как и в предыдущие годы, немецкий рабочий класс стоял в авангарде международного пролетариата. Несмотря на закон против социалистов, рабочее движение продолжало успешно развиваться и расти. Под его напором господствующим классам Германии все труднее становилось сохранять в силе закон против социалистов. Энгельс неоднократно подчеркивал, что в результате борьбы в период действия исключительного закона немецкий рабочий класс стал более зрелым, классово-сознательным, способным противопоставить твердую пролетарскую позицию политике правящих классов Германии.

С удовлетворением отмечал Энгельс факты, свидетельствовавшие о вовлечении в классовые бои в Германии все более широких пролетарских масс, о росте влияния социалдемократической партии среди рабочих. «Стачка горняков на моей родине.., - писал он П.

Лафаргу 16 мая 1889 г., - событие очень большой важности... Отныне горняки во всей Германии наши, а это сила» (настоящий том, стр. 173, 174).

Энгельс поддерживал тесный контакт с руководителями социал-демократической партии Бебелем и Либкнехтом, с редакцией газеты «Sozialdemokrat». Его конкретные указания и советы помогали немецким социал-демократам проводить правильную политику, вырабатывать нужную тактику в сложных условиях борьбы.



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

Выступления представителей рабочего класса в рейхстаге (Бебеля, Зингера и др.) против попыток реакционных кругов добиться продления срока действия исключительного закона вызывали горячее одобрение Энгельса (см. письма: П. Лафаргу 7 февраля 1888 г., Ф. Д. Ньювенгейсу 23 февраля 1888 г., Л. Лафарг 25 февраля 1888 г.). Отмену исключительного закона в 1890 г. Энгельс рассматривал как крупную победу немецкого рабочего класса.

Высоко оценивал Энгельс успех социал-демократии на выборах в германский рейхстаг 20 февраля 1890 года. Еще до выборов он с уверенностью предсказывал эту победу (см. письмо А. Бебелю 17 февраля 1890 г.). Письма Энгельса по поводу результатов выборов наполнены чувством гордости за немецкий рабочий класс, верой в его растущие силы. «Наша победа на выборах была поистине поразительна.., - писал он К. Шмидту 12 апреля 1890 г. - Люди увидели, что немецкие буржуа и юнкеры не составляют всей немецкой нации; блестящая победа рабочих после десятилетнего гнета и под этим гнетом произвела более сильное впечатление, чем Кёниггрец и Седан; весь мир знает, что именно мы свергли Бисмарка» (настоящий том, стр. 325).

В своих письмах Энгельс ориентировал руководителей германской социал-демократии на дальнейшее развертывание борьбы в новых условиях и правильное использование тех возможностей, которые открывала для партии перспектива отмены закона против социалистов.

Он предупреждал их после выборов, что рано складывать оружие и нельзя почивать на лаврах. «... Это только начало.., - писал он В. Либкнехту 9 марта 1890 г., - предстоят еще более тяжелые бои» (настоящий том, стр. 309). Проанализировав результаты голосования в разных частях Германии, Энгельс ставил перед партией задачу усиления агитации среди сельскохозяйственных рабочих, особенно на востоке страны. «В течение трех лет мы можем завоевать сельскохозяйственных рабочих, и тогда в наших руках будут образцовые полки прусской армии» (там же).

В письмах к деятелям рабочего движения Энгельс требовал при выработке тактики, при определении методов борьбы тщательно учитывать изменения в обстановке, конкретные исторические условия. Революционная выдержка и дисциплина, собирание сил, работа в массах, воспитание большого пополнения, пришедшего в партию за последние годы, - в этом видит Энгельс задачи партии (см. письма: Л. Лафарг 26 февраля 1890 г., П. Лафаргу 7 марта 1890 г., Ф. А. Зорге



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

12 апреля 1890 г.). «Мы не имеем права позволить сбивать нас с толку на нашем победоносном пути, наносить вред нашему собственному делу, мы не должны мешать нашим врагам работать на нас. Поэтому я согласен с тобой, - писал Энгельс В. Либкнехту, - что в данный момент мы должны выступать, насколько возможно, мирно и легально и избегать всяких предлогов для столкновений» (настоящий том, стр. 309-310). Энгельс одобрял тактическую линию, которую проводила партия в отношении организации празднования 1 мая 1890 г. в Германии. Следовало избегать провокаций со стороны властей и не давать повода для новых полицейских преследований. «Вы поступили совершенно правильно, - писал Энгельс А. Бебелю 9 мая 1890 г., - организовав дело так, чтобы не было никаких коллизий» (настоящий том, стр. 341). Однако в будущем, когда некоторые руководители германской социал-демократии стали возводить сдержанную тактику в отношении организации майского праздника в 1890 г., обусловленную угрозой продления исключительного закона, в некое общее правило, Энгельс осудил это как оппортунизм.

Радуясь успехам германской социал-демократической партии, Энгельс в то же время непримиримо выступал против малейших проявлений оппортунизма в немецком рабочем движении, вел решительную борьбу за преодоление реформистского влияния лассальянства и других течений буржуазного и мелкобуржуазного социализма на немецкий рабочий класс.

Он использовал всякую возможность для выступления с критикой «филистерских элементов», заражавших партию оппортунистическим духом.

Так же сурово осудил Энгельс левацкое выступление по вопросам тактики мелкобуржуазной полуанархистской оппозиционной группы «молодых», состоявшей из примкнувших к партии интеллигентов. В письмах Энгельса четко сформулировано его отрицательное отношение к этой группировке, крикливые выпады которой против партийной линии он иронически назвал «студенческим бунтом» (см. письма: А. Бебелю 9 мая 1890 г., Ф. А. Зорге 9 и 27 августа 1890 г., К. Шмидту 27 октября 1890 г.). Энгельс дал решительный отпор попыткам «молодых» объявить его солидарным с их позицией, раскрыл антипролетарскую, мелкобуржуазную сущность их платформы и вульгаризацию ими учения Маркса (см. «Ответ редакции «Sachsische Arbeiter-Zeitung»», настоящее издание, т. 22, стр. 73-75).

Главным методом в борьбе против оппозиции Энгельс считал кропотливую разъяснительную работу в массах, убеждение их в правильности тактики и принципов партии. Он предупреждал



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

руководителей партии против необоснованного применения крутых мер в отношении членов партии. «Не создавайте без необходимости мучеников, покажите, что у вас царит свобода критики, и если уж необходимо кого-либо исключить, то только в тех случаях, когда налицо «открытые действия», на самом деле яркие и полностью доказуемые факты низости и предательства» (см. настоящий том, стр. 379).

Большую помощь оказал Энгельс руководству социал-демократии при организационной перестройке партии после отмены закона против социалистов. Вдумчиво проанализировав проект устава партии, опубликованный для обсуждения в период подготовки к очередному съезду (съезд состоялся в Галле в октябре 1890 г.), Энгельс подверг его серьезной критике в письме Либкнехту от 10 августа 1890 г., указав на те пункты, которые представляли собой нарушение демократических принципов построения партии. Так, он считал неприемлемым закрепление в уставе руководящего по отношению к Правлению партии положения социалдемократической фракции рейхстага, в которой были сильны оппортунистические элементы.

Последующее развитие германской социал-демократии, особенно после смерти Энгельса, показало, насколько глубоко и правильно понимал он опасность усиления оппортунизма для судеб немецкого рабочего движения.

Большое место в переписке Энгельса в этот период занимают проблемы французского рабочего движения. Весьма интенсивная переписка Энгельса в эти годы с Полем и Лаурой Лафарг свидетельствует о той огромной и буквально повседневной помощи, которую он оказывал руководителям французской Рабочей партии в борьбе за ее превращение в подлинно пролетарскую партию, за усиление ее влияния в массах, за идеологическое и организационное укрепление ее рядов.

Придавая первостепенное значение связям партии с массами, Энгельс считал важнейшей задачей Рабочей партии наладить выпуск своего печатного органа. «Исчезновение «Socialiste » означает ваше исчезновение как партии с парижского горизонта», - писал он П. Лафаргу 7 февраля 1888 года (настоящий том, стр. 15).

Энгельс помогал революционному крылу Рабочей партии в его борьбе против враждебного марксизму оппортунистического течения во французском рабочем движении - поссибилизма. В то же время он указывал на ошибки и промахи французских марксистов в этой борьбе, их склонность к сектантству, недостаточную гибкость их тактики.



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

Большую разъяснительную работу вел Энгельс, заботясь о выработке правильной позиции руководителей Рабочей партии по отношению к буланжистскому движению. В своих письмах к Полю и Лауре Лафарг он подчеркивал шовинистический характер буланжизма, его реакционную природу, указывал на непозволительность недооценки исходящей от буланжистского движения опасности установления режима личной власти, реставрации монархии, усиления реваншизма и угрозы европейской войны. Энгельс требовал, чтобы Рабочая партия заняла четкую позицию и последовательно разоблачала реакционную сущность буланжистского движения, присущую ему социальную и политическую демагогию (см. письма П. Лафаргу 25 марта и 16 ноября 1889 г.). Он резко критиковал руководителей партии за недопустимое компромиссное отношение к буланжистам, считал это серьезной ошибкой французских социалистов. «Нельзя не признать, что ваше отношение к буланжизму сильно повредило вам в глазах социалистов за пределами Франции, - писал он Лафаргу 4 декабря 1888 года. - Вы кокетничали, заигрывали с буланжистами из ненависти к радикалам, тогда как вы легко могли нападать и на тех и на других, не допуская при этом ничего двусмысленного и не оставляя и тени сомнения в вашей независимой позиции по отношению к обеим партиям» (настоящий том, стр. 99-100; см. также письмо Л. Лафарг 15 июля 1888 г.). Энгельс считал совершенно недопустимым намерение руководителей Рабочей партии выступить на общих выборах 1889 г. с общим списком с буланжистами.

Энгельс по-прежнему уделяет большое внимание развитию рабочего движения в Англии, являясь, по существу, его непосредственным участником. В письмах Энгельса отмечаются сдвиги в сторону социализма в сознании английских рабочих и в то же время вскрываются причины слабости английских социалистических организаций. Крайне правые позиции в английском социалистическом движении занимало реформистское Фабианское общество, программа и тактика которого встречали решительное осуждение Энгельса. В ряде писем он показывает буржуазную сущность фабианцев: «Главная цель их... - обратить буржуа в социалистов и, таким образом, мирным и конституционным путем ввести социализм» (настоящий том, стр. 299).

Как и в предыдущие годы, Энгельс резко критикует сектантские и реформистские ошибки руководства Социал-демократической федерации - «офицеров армии без солдат» - за отрыв от массового рабочего движения (см. письма



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

Ф. Келли-Вишневецкой 2 мая 1888 г., Ф. А. Зорге 7 декабря 1889 г.).

В письмах Энгельса за этот период мы находим обильный материал о развертывании массового забастовочного движения в Англии, о вовлечении в борьбу новых слоев рабочих. В то время как в старых тред-юнионах среди квалифицированных рабочих, «рабочей аристократии», господствовали реформистские тенденции, цеховой дух, новые тред-юнионы, возникавшие в ходе стачек, объединявшие в своих рядах неквалифицированных, ранее не входивших ни в какие организации рабочих, отличались боевым характером. «Теперь повеяло совсем иным духом. В то время как старики все еще верят в «гармонию», - писал Энгельс К.

Шмидту 9 декабря 1889 г., - молодые высмеивают всякого, кто толкует о тождестве интересов капитала и труда» (настоящий том, стр. 273). С огромным энтузиазмом относился Энгельс к стачечной борьбе английских пролетариев.

Энгельс считал вовлечение рабочих в стачечную борьбу одним из средств преодоления реформизма. Он отмечал, что пришедшие в движение широкие массы рабочих инстинктивно стремятся к социализму, хотят видеть во главе своего движения людей, зарекомендовавших себя как активные социалистические агитаторы (см. письма Ф. А. Зорге 7 декабря 1889 г., К.

Шмидту 9 декабря 1889 г.). Письма Энгельса показывают выдающуюся роль Элеоноры Маркс-Эвелинг, Эдуарда Эвелинга, Тома Манна и других организаторов стачек в руководстве борьбой широких масс английского рабочего класса. Особенно высоко оценивал Энгельс деятельность Элеоноры Маркс-Эвелинг. Она пользовалась большим авторитетом среди английских рабочих и работниц, защите интересов их отдавала все свои силы. С большим воодушевлением описывает Энгельс митинг в Лондоне 4 мая 1890 г., проведенный под знаком борьбы за законодательное установление 8-часового рабочего дня. «... Сходя со старой грузовой платформы, которая служила нам трибуной, я выглядел на несколько дюймов выше ростом, так как впервые за 40 лет вновь ясно услыхал голос Английского Пролетариата» (настоящий том, стр. 344). Энгельс отмечал важное международное значение этого митинга.

Касаясь перспектив развития рабочего движения в Англии, Энгельс неоднократно подчеркивал необходимость создания независимой классовой партии английского пролетариата как решающего условия успеха в его борьбе (см. письма Ф. Д. Ньювенгейсу 23 февраля 1888 г., А. Бебелю 23 января 1890 г.). Только такая партия, указывал Энгельс, может играть роль



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

подлинного политического руководителя масс, положить конец тому положению, когда рабочее движение, в силу политической незрелости его участников и воздействия на них реформистской идеологии, могли бесцеремонно эксплуатировать в своих интересах «лидеры старых гнилых тред-юнионов и многочисленных политических и социальных сект и секточек, честолюбцы, карьеристы и литераторы» (настоящий том, стр. 342).

Большой интерес представляют содержащиеся в письмах за эти годы замечания Энгельса о ходе развития рабочего и социалистического движения в Соединенных Штатах Америки.

Как и для Англии, Энгельс считал необходимым условием успешного развертывания классовой борьбы пролетариата создание самостоятельной политической партии американского рабочего класса.

Энгельс подвергает резкой критике догматизм и сектантство немецких социалистов - лидеров Социалистической рабочей партии Северной Америки, претендовавших на роль идейных и практических руководителей американского рабочего движения (см., например, письмо К. Шмидту от 11 января 1889 г.). Он высказывает мнение, что интересам движения отвечало бы полное устранение с политической арены этой «чисто немецкой секты, отростка немецкой партии, перенесенного на чужую почву» и сохранившего и в новых условиях черты мелкобуржуазной идеологии лассальянского толка (см. настоящий том, стр. 296). Анализируя перспективы развития рабочего движения в Соединенных Штатах Америки, Энгельс отмечал влияние буржуазной идеологии на рабочих, которое усиливалось в связи с чисто буржуазным характером этой страны, не имевшей «даже феодального прошлого». Энгельс высказывал мнение, что рабочие здесь «освободятся от старого хлама традиционных предрассудков только благодаря практике». Он говорил, что «как только будет сделан первый шаг за пределы буржуазного мировоззрения, движение быстро двинется вперед» (настоящий том, стр. 297). В ряде писем к Ф. А. Зорге и другим своим корреспондентам в Америке Энгельс подчеркивал, что будущность движения в руках самого американского пролетариата.

«Массы выправят все это, как только придут в движение» (письмо Ф. Келли-Вишневецкой 22 февраля 1888 г.).

Считая борьбу с русским царизмом важнейшей задачей международного пролетариата и революционной демократии, Энгельс с большим вниманием следил за развитием революционного движения в России. В публикуемых в томе письмах он характеризует царское самодержавие как «главный резерв всей европейской реакции», разоблачает его агрессивную внешнюю



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

политику. Вместе с тем со свойственной ему проницательностью Энгельс видел уже начавшийся упадок царизма и предсказывал, что в России все сильнее будет нарастать волна революционного движения, которое парализует и реакционное влияние царской политики на международной арене. «С тех пор как существует революционное движение в самой России, ничего уже больше не удается когда-то непобедимой русской дипломатии. И это очень хорошо, потому что эта дипломатия - самый опасный враг, как ваш, так и наш», - писал Энгельс 3 апреля 1890 г. В. И. Засулич (настоящий том, стр. 317-318).

Назревающую русскую революцию Энгельс считал великим событием, которое откроет исключительно благоприятные перспективы для европейского рабочего класса. «Революция в России в данный момент спасла бы Европу от бедствий всеобщей войны и положила бы начало всемирной социальной революции», - писал он (см. настоящий том, стр. 5-6). Энгельс внимательно следит за молодыми революционными силами России и радуется их успехам. Поддерживая постоянную связь и дружеские отношения с членами первой русской марксистской группы «Освобождение труда» - В. И. Засулич, Г. В. Плехановым, Энгельс стремился укрепить контакт между ними и международным рабочим движением. В значительной степени по его инициативе русские социалисты приняли участие в Международном социалистическом рабочем конгрессе 1889 г., в основании II Интернационала; он постоянно интересовался их внутренними делами.

Энгельс считал, что главной задачей русских марксистов в то время было создание широкой массовой организации. В письме В. И. Засулич 17 апреля 1890 г. он указывает, что нужно переходить к новым формам борьбы, отрешиться от устаревших форм - замкнутых кружков, полузаговорщических организаций, которые стали тормозить развитие пролетарского революционного движения России. С одобрением отзывался Энгельс о произведениях русских марксистов, посвященных критике народнических взглядов. Идеологию народничества Энгельс и ранее рассматривал как разновидность утопического мелкобуржуазного социализма, антинаучный характер которого нужно было разъяснять массам, для того чтобы подготовить их к восприятию идей научного революционного мировоззрения. Не прошел он мимо и той эволюции вправо, которая произошла во взглядах и в деятельности представителей народнического направления в России: появления либерального народничества, по существу отказавшегося от борьбы с цариз-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

мом и резко враждебно относившегося к марксизму. Выражая согласие с мнением В. И. Засулич, Энгельс писал, что «необходимо везде и всюду бороться против народничества» (настоящий том, стр. 316).

В этом же письме Энгельс затронул и другую проблему, имевшую первостепенное значение для развития революционного движения не только в России. На примере польского национально-освободительного движения Энгельс показал, каким должно быть отношение революционной партии к вопросам территориального размежевания и самоопределения наций.

«Население, о котором идет речь, - писал Энгельс о западных районах России, - должно само определить свою судьбу - совершенно так же, как эльзасцы сами должны будут выбирать между Германией и Францией» (настоящий том, стр. 317).

Входящие в том письма рисуют полный обаяния личный облик Энгельса. Несмотря на преклонный возраст, Энгельс сохранил юношескую жизнерадостность, огромную трудоспособность, самоотверженно выполнял свои партийные обязанности. Письма показывают всю доброжелательность и широту его натуры, бескорыстие и чуткость по отношению к друзьям, к дочерям Маркса, к старым товарищам по борьбе, к видным деятелям рабочего движения и к рядовым его участникам. Эти благородные душевные качества сочетались у Энгельса с высокой принципиальностью, с непримиримостью к врагам рабочего класса, с неукротимым стремлением до конца жизни и беззаветно служить делу пролетариата. Энгельс неоднократно говорил о том, как высоко ценит он доверие рабочих разных стран. «Если я пользуюсь доверием у рабочих, то это потому, что я при всех обстоятельствах говорю им правду и только правду» (см. настоящий том, стр. 290). Отвечая на многочисленные поздравления и приветствия, присланные ему в день 70-летия, Энгельс с характерным для него огромным уважением к памяти Маркса и исключительной личной скромностью подчеркнул прежде всего заслуги Маркса в выработке теории научного коммунизма и в руководстве международным рабочим движением.

* * *

В настоящий том включено 98 писем Энгельса, не входивших в состав первого издания Сочинений. Значительную часть их составляют письма Полю и Лауре Лафарг, опубликованные на языке оригинала в 1956 г. во Франции. Лишь некоторые из писем были опубликованы на русском языке в советских исторических журналах. К группе писем, не издававшихся ранее



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

на русском языке, относятся также письма Энгельса итальянскому социалисту Мартиньетти.

Всего в томе в первый раз на русском языке публикуется 73 письма. Из них 20 писем вообще публикуются впервые по рукописям и фотокопиям, хранящимся в Институте марксизмаленинизма при ЦК КПСС. В приложениях к тому печатается письмо П. Лафарга Н. Ф. Даниельсону, в котором частично излагается содержание не дошедших до нас писем Энгельса.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА


1

ПИСЬМА Ф. ЭНГЕЛЬСА

К РАЗНЫМ ЛИЦАМ

ЯНВАРЬ 1888 - ДЕКАБРЬ 1890

3 1888 год 1

ИОАНУ НЭДЕЖДЕ В ЯССЫ Лондон, 4 января 1888 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Уважаемый гражданин!

Мой друг К. Каутский, редактор «Neue Zeit», передал мне несколько комплектов номеров «Revista sociala» и «Contemporanul», которые среди других материалов содержат также Ваши переводы некоторых моих работ, в частности «Происхождения семьи и т. д.»1. Позвольте мне выразить Вам свою искреннюю благодарность за труд, который Вы любезно взяли на себя, чтобы сделать эти произведения доступными румынским читателям. Помимо той чести, которой Вы меня таким образом удостоили, Вы оказали мне и личную услугу, дав мне возможность выучить, наконец, немного Ваш язык. Я говорю «наконец» потому, что почти 50 лет тому назад я уже пытался, пользуясь «Сравнительной грамматикой романских языков» Дица, изучить его, но безуспешно. Недавно я достал маленькую грамматику Чонки; но без текстов для чтения и без словаря я не слишком продвинулся вперед. Зато при помощи Вашего перевода мне удалось сделать некоторые успехи; текст оригинала, латинская и славянская этимология заменяли мне словарь, и благодаря Вам я могу теперь сказать: румынский язык не является больше для меня совершенно незнакомым. Тем не менее Вы оказали бы мне еще одну большую услугу, если бы порекомендовали приличный словарь, - румынско-немецкий, румынско-французский или румынско-итальянский - все равно; это дало бы мне возможность лучше понять в подлиннике Ваши статьи, а также брошюры: «Чего хотят румынские социалисты» и «К. Маркс и наши экономисты»*, которые я тоже получил от Каутского.


* Автором последней брошюры, вышедшей анонимно, был К. Доброджану-Геря. Ред.


4
ИОАНУ НЭДЕЖДЕ, ЯНВАРЯ 1888 г.

К большому своему удовлетворению я смог убедиться, что социалисты Вашей страны принимают в своей программе основные принципы той теории, которой удалось сплотить в едином отряде бойцов огромное большинство европейских и американских социалистов, - теории, созданной моим покойным другом Карлом Марксом. Когда умирал этот великий мыслитель, социальное и политическое положение и успехи нашей партии во всех цивилизованных странах позволили ему закрыть глаза с уверенностью в том, что его усилия по сплочению пролетариев обоих полушарий в одну великую армию, под одним знаменем увенчаются полным торжеством. Но если бы он только мог взглянуть на те огромные успехи, которых мы достигли с того времени как в Америке, так и в Европе!

Эти успехи настолько велики, что общая международная политика стала необходимостью, по крайней мере для европейской партии. В этом отношении я вновь с удовлетворением отмечаю, что Вы в принципе единодушны с нами и с массой западноевропейских социалистов.

Это в достаточной мере доказывает мне Ваш перевод моей статьи «Политическое положение в Европе», равно как и Ваше письмо в редакцию «Neue Zeit». Действительно, все мы встречаем-перед собой одно и то же огромное препятствие, мешающее свободному развитию всех народов вообще и каждого народа в отдельности, - развитию, без которого мы не сможем ни начать, ни тем более завершить социальную революцию в различных странах в сотрудничестве друг с другом. Это препятствие - старый Священный союз, союз трех убийц Польши, руководимый с 1815 г. русским царизмом и продолжающий существовать до наших дней, несмотря на все преходящие семейные распри. В 1815 г. он был основан в противовес революционному духу французского народа; в 1871 г. он был закреплен аннексией Эльзаса и Лотарингии, превратившей Германию в раба царизма, а царя - в вершителя судеб Европы; в 1888 г. этот союз сохраняется для того, чтобы подавлять внутри трех империй революционный дух, национальные стремления не меньше, чем политическое и социальное движение трудящихся классов. Так как Россия обладает стратегической позицией, почти недоступной нападению, то русский царизм образует ядро этого союза, главный резерв всей европейской реакции. Ниспровергнуть царизм, уничтожить этот кошмар, тяготеющий над всей Европой, - вот, на мой взгляд, первое условие освобождения национальностей в центре и на востоке Европы. Раз царизм будет раздавлен, вслед за ним погибнет, рухнет, лишившись его сильнейшей поддержки, зло-


5
ИОАНУ НЭДЕЖДЕ, 4 ЯНВАРЯ 1888 г.

счастная держава, представляемая ныне Бисмарком*. Австрия распадется на части, так как будет утрачен единственный смысл ее существования: быть помехой самим фактом своего существования воинствующему царизму в его стремлении поглотить разрозненные народности Карпат и Балкан; Польша возродится; Малороссия свободно выберет свою политическую позицию; румыны, мадьяры, южные славяне смогут сами урегулировать между собой свои отношения и, освободившись от всякого иностранного вмешательства, установить свои новые границы; наконец, благородная великорусская нация будет стремиться уже не к завоевательным химерам на пользу царизма, а выполнит свою подлинно цивилизаторскую миссию по отношению к Азии и в сотрудничестве с Западом разовьет свои обширные интеллектуальные силы, вместо того чтобы губить на виселицах и на каторге лучших своих людей.

Вы в Румынии должны знать царизм, вы достаточно испытали его на собственном опыте благодаря «Органическому регламенту» Киселева, подавлению восстания 1848 г., дважды повторявшемуся захвату Бессарабии2, бесчисленным вторжениям в вашу страну, которая была для России лишь этапом на пути к Босфору. Царизм уверен, что с вашим независимым существованием будет покончено в тот день, когда осуществится его мечта - завоевание Константинополя. До тех же пор царизм будет соблазнять вас обещанием вырвать румынскую Трансильванию из рук венгров; и это в то время, когда только по вине царизма она остается отделенной от Румынии. Как только падет деспотизм Петербурга, не будет в Европе и Австро-Венгрии.

В настоящий момент союз, по-видимому, распался, нависла угроза войны. Но если она и вспыхнет, то лишь для того, чтобы привести к повиновению непокорных - Пруссию и Австрию. Я надеюсь, что мир будет сохранен; в подобной войне нельзя было бы сочувствовать ни одной из сражающихся сторон - наоборот, можно было бы только пожелать, чтобы все они были разбиты, если это только возможно. Эта война была бы ужасна, но что бы ни случилось, все в конечном счете послужило бы на пользу социалистическому движению и приблизило бы приход к власти рабочего класса.

Простите мне эти рассуждения, но в данный момент я никак не мог писать румыну, не высказав своего мнения по поводу этих жгучих вопросов. Мнение это сводится к следующему: революция в России в данный момент спасла бы Европу от


* В черновике далее следует: «И наша рабочая партия пойдет гигантскими шагами к революции». Ред.


6
ИОАНУ НЭДЕЖДЕ, 4 ЯНВАРЯ 1888 г.

бедствий всеобщей войны и положила бы начало всемирной социальной революции.

Поскольку отношения с немецкими социалистами, обмен газетами и т. д. оставляют желать лучшего, то если я могу быть Вам полезен в этом отношении, я сделаю это с удовольствием.

С братским приветом Ф. Энгельс Впервые опубликовано в журнале «Contemporanul» № 6, 1888

Печатается по тексту журнала, сверенному с черновиком рукописи, написанным на французском языке Перевод с румынского 2

НИКОЛАЮ ФРАНЦЕВИЧУ ДАНИЕЛЬСОНУ В ПЕТЕРБУРГ Лондон, 5 января 1888 г.

Милостивый государь!

Я переехал, и мой новый адрес теперь: Г-же Рошер Cottesloe, Boston Road, Kilburn, London, N. W. Номера нет никакого, потому что Cottesloe - это название дома.

Я сейчас же заказал моему здешнему книготорговцу книгу д-ра Кейслера*. Если даже первые тома основаны на неполных материалах, то я достаточно знаком с трудами ваших земств, чтобы быть уверенным, что работа, подытоживающая эти труды, должна содержать чрезвычайно ценный материал, и, будучи написана по-немецки, она окажется настоящим откровением для европейцев. Я приму все меры к тому, чтобы эти материалы были использованы.

Боюсь, что ваш дворянский земельный банк3 приведет к тем же результатам, к каким привели прусские земельные банки. Там дворянство заключало займы под предлогом улучшения своих поместий, но на самом деле тратило большую часть денег на поддержание привычного образа жизни, азартные игры, поездки в Берлин и в главные города своих провинций и т. д. Потому что дворянство считало своим первым долгом - жить сообразно достоинству своего сословия, а первым долгом государства - помогать ему в этом. Поэтому, несмотря на все банки, на все громадные (прямые и косвенные) денежные по-


* Й. Кейслер. «К истории и к критике крестьянского общинного землевладения в России». Ред.


7
НИКОЛАЮ ФРАНЦЕВИЧУ ДАНИЕЛЬСОНУ, 5 ЯНВАРЯ 1888 г.

дачки им со стороны государства, прусские дворяне находятся по уши в долгах у ростовщиков, и никакое повышение ввозных пошлин на земледельческие продукты не спасет их. Я вспоминаю, как один хорошо известный русский из полунемцев, связанный незаконными узами с русским дворянством, находил, что эти прусские дворяне живут все еще слишком прижимисто. Когда он прибыл от того к другому берегу* и узнал их в быту, он воскликнул: да ведь эти люди стараются копить деньги, тогда как у нас человека считают самым жалким скрягой, если он не тратит по крайней мере в полтора раза больше своего дохода4! Если это действительно принцип русского дворянства**, то я поздравляю его с его банками.

Ваш крестьянский банк также кажется мне похожим на прусские крестьянские банки, и это почти непостижимо, как некоторым людям трудно понять, что все новые источники кредита, предоставляемые к услугам землевладельцев (мелких или крупных), должны повести к порабощению их победоносными капиталистами.

Мои глаза все еще приходится щадить; но как бы то ни было, я все же надеюсь через короткое время - скажем, с будущего месяца - продолжить свою работу над третьим томом***, к сожалению, я все еще не могу пока дать никаких обещаний относительно времени ее окончания.

Английский перевод**** продавался и продается очень хорошо, пожалуй, даже изумительно хорошо для книги такого характера и такого объема, так что издатель его просто в восхищении от своей операции. Зато ее критики стоят много, много ниже обычного и без того низкого уровня. Единственная хорошая статья появилась в «Athenaeum»5, остальные же или дают только извлечения из предисловия, или, если и пытаются затронуть самоё книгу, невыразимо жалки. Самой модной теорией считается здесь в настоящее время теория Стэнли Джевонса6, согласно которой стоимость определяется полезностью, то есть меновая стоимость = потребительной стоимости, а, с другой стороны, пределом предложения (то есть издержками производства), что есть просто запутанный и окольный способ сказать, что стоимость определяется спросом и предложением. Вульгарная политическая экономия везде и всюду! Второй крупный литературный орган здесь - «Academy» - еще не высказался.


* Слова «от того к другому берегу», написанные Энгельсом по-русски, являются намеком на книгу А. И.

Герцена «С того берега» Ред.

** Это слово написано Энгельсом по-русски. Ред.

*** - «Капитала». Ред.

**** - I тома «Капитала». Ред.


8
НИКОЛАЮ ФРАНЦЕВИЧУ ДАНИЕЛЬСОНУ, 5 ЯНВАРЯ 1888 г.

Продажа немецкого издания первого и второго томов идет очень хорошо. Появилось множество статей о книге и ее теориях. Из них сочинение К. Каутского «Экономическое учение Карла Маркса» представляет извлечение или, вернее, самостоятельное изложение этих теорий, недурное, хотя и не всегда вполне верное; я пришлю Вам его. Затем некий жалкий ренегат, еврей Георг Адлер, приват-доцент в Бреславле*, написал большую книгу (заглавие ее я позабыл), чтобы доказать заблуждения Маркса**; но это просто непристойный и нелепый памфлет, которым автор хочет привлечь внимание - внимание правительства и буржуазии - к своей важной особе. Я просил всех моих друзей не замечать эту книгу. И в самом деле, теперь всякий мелкий, ничтожный субъект, желая создать себе рекламу, нападает на нашего автора***.

Парижские друзья усомнились в точности Ваших чрезвычайно печальных сообщений касательно нашего «общего друга»****. Не можете ли Вы доставить тем или иным путем какие-нибудь подробности об этом случае7?

Прилагаю маленькую вещицу, изданную несколько лет тому назад.

Искренне Ваш П. В. Рошер*****


* - Вроцлаве. Ред.

** Г. Адлер. «Основы критики Карлом Марксом существующего народного хозяйства». Ред.

*** - К. Маркса. Ред.

**** - Г. А. Лопатина. Ред.

***** - конспиративный псевдоним Энгельса в переписке с Даниельсоном; Энгельс использовал фамилию своей племянницы, на имя которой поступала для него корреспонденция из России. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Минувшие годы» № 2, 1908 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 3

ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В РОЧЕСТЕР Лондон, 7 января 1888 г.

Дорогой Зорге!

Прежде всего - с Новым годом! Надеюсь, что ты скоро привыкнешь к новому месту и уже вполне оправился от всех несчастий, случившихся летом.


9
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 7 ЯНВАРЯ 1888 г.

Будем надеяться, что военная гроза пронесется мимо - ведь и без того все складывается настолько хорошо и в соответствии с нашими желаниями, что мы отлично обойдемся без нарушения нормального хода вещей всеобщей войной, да еще войной таких грандиозных размеров, каких свет не видал. Впрочем, в конце концов и это обернулось бы в нашу пользу.

Политика Бисмарка толпами гонит к нам рабочие и мелкобуржуазные массы; убожество с такой помпой возвещенной социальной реформы8, которая является простым предлогом для репрессивных мер против рабочих (путкамеровский указ о стачках9, предложение снова ввести рабочие книжки, обкрадывание профсоюзных касс и касс взаимопомощи), действует чрезвычайно сильно. Новый закон против социалистов10 мало повредит, статья о высылке на этот раз едва ли пройдет, а если и пройдет, то еще не известно, надолго ли. Ведь если бы старик Вильгельм скоро протянул ноги, - что было бы для нас лучше всего, - а после этого кронпринц* пришел бы к власти тоже только на полгода, то, вероятно, все пришло бы в расстройство. Бисмарк так усердно поработал над тем, чтобы совершенно устранить кронпринца и добиться регентства молодого Вильгельма, нахального гвардейского лейтенанта**, что он был бы в этом случае, вероятно, отстранен и его сменил бы на короткое время полный иллюзий либеральный режим. Этого хватило бы, чтобы разрушить веру филистера в незыблемость бисмарковского режима; и если бы даже после этого вместе с молодым олухом снова вернулся Бисмарк, то филистер все-таки перестал бы в него верить; да и мальчишка - это все же не то, что старик. Ведь современные лжебонапарты ничто, если никто не верит в них и в их непобедимость. И если бы после всего этого мальчишка и его ментор Бисмарк обнаглели и пустили в ход меры еще более гнусные, чем теперь, то дело быстро дошло бы до критического пункта.

Война, напротив, отбросила бы нас на годы назад. Шовинизм затопил бы все, так как это была бы борьба за существование. Германия выставила бы около 5 миллионов солдат, или 10% населения, другие - около 4-5%, Россия - относительно меньше. Но на полях сражений было бы 10-15 миллионов людей. Хотел бы я видеть, как их прокормят; опустошение было бы такое же, как и в Тридцатилетнюю войну. И дело быстро не кончилось бы, несмотря на громадные военные силы. Ибо на северо-западной и юго-восточной границах Франция


* - Фридрих, позднее Фридрих III. Ред.

** В оригинале на берлинском диалекте: «Jardeleutnant». Ред.


10
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 7 ЯНВАРЯ 1888 г.

защищена очень широкой линией крепостей, а новые укрепления Парижа образцовы. Стало быть, это затянется надолго, да и Россию тоже нельзя взять штурмом. Значит, если бы даже все пошло по желанию Бисмарка, то от народа потребовалось бы так много, как никогда прежде, и вполне возможно, что оттяжка решительной войны и частичные неудачи вызвали бы переворот внутри страны. Если же немцы с самого начала были бы побиты или вынуждены к длительной обороне, тогда бы переворот произошел наверняка. Если бы война была доведена до конца без внутренних волнений, то наступило бы такое истощение, какого Европа не переживала уже 200 лет. Тогда победила бы по всей линии американская промышленность и поставила бы нас всех перед альтернативой: либо вернуться назад к земледелию только для собственного потребления (всякое другое было бы невозможно из-за американского хлеба), либо - социальный переворот. Вот почему я предполагаю, что доводить дело до крайности, идти дальше мнимой войны не намерены. Но стоит только раздаться первому выстрелу, как вожжи выпадут из рук и лошадь может понести.

Таким образом, все ведет к развязке - война или мир; мне приходится поторапливаться с подготовкой III тома*. Но события требуют, чтобы я был в курсе дела, и это отнимает много времени, в особенности военные дела, а мне все еще приходится щадить свои глаза. Да, если бы я был способен ограничиться ролью чисто кабинетного ученого! Но все же работа должна быть сделана, и я примусь за нее самое позднее в следующем месяце.

Шорлеммер здесь и шлет сердечный привет.

Парижский президентский кризис11 разрешился именно благодаря нашим людям. Бланкисты стали во главе, Вайян увлек за собой бюро муниципального совета. Вайян, если штурм скоро начнется, станет душой ближайшего временного правительства. У него выгодное положение: как бланкисту ему не нужно представлять никакую экономическую теорию, так что он может оставаться в стороне от многих скандалов. Поссибилисты12 совсем опозорились: они стояли за воздержание от всякого действия и намеревались вынести вместе с реакционерами в муниципальном совете вотум недоверия бюро городского муниципалитета, которое вело себя настолько хорошо, насколько это вообще можно ожидать от подобного рода радикалов, но провалились.


* - «Капитала». Ред.


11
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 10 ЯНВАРЯ 1888 г.

«Commonweal», «Gleichheit», «To-Day» ты, надеюсь, получаешь аккуратно.

Твой старый Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx и. A. an F. A. Sorge und Andere».

Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ Лондон, 10 января 1888 г.

Дорогой Либкнехт!

С экспатриацией дело, вероятно, пойдет не так-то быстро - как ни жалки немецкие буржуа, для подобной трусости нужно все же известное мужество, и Бисмарку, я думаю, потребуется год, чтобы им это втолковать. Но за год может произойти многое. Своей интригой против кронпринца* мосье Бисмарк сам вставил себе палки в колеса. И если после старика** придет теперь очередь кронпринца хотя бы на полгода, то этого хватит, чтобы все пришло в расстройство и основательно поколебалась вера филистера в вечность бисмарковского режима. Тогда может наступить очередь только нахального мальчишки Вильгельма, а он принесет несравненно больше пользы, чем может причинить вреда. Итак, я надеюсь, что ты в будущем году поедешь в Америку лишь на время13 и что мы увидим тебя здесь как на пути туда, так и на обратном пути. В Америке у тебя будет достаточно работы; как ты говоришь, тамошние деятели14 страшно запутали дело. Сами американцы слишком еще недавно вступили в общее движение и слишком мало в курсе дела, чтобы не наделать грубейших ошибок.

Но им можно помочь, и тут такой человек, как ты, знакомый с английским движением и умеющий обращаться с английской публикой, мог бы быть очень полезен.

Здесь ничего нового. Старый Коммунистический союз15 все больше приходит в упадок; сейчас он в руках негодяя Гиллеса


* - Фридриха, позднее Фридриха III. Ред.

** - Вильгельма I. Ред.


12
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 10 ЯНВАРЯ 1888 г.

и все больше и больше братается с анархистами, штаб-квартирой которых теперь является Лондон. Эпилог истории на Трафальгар-сквер16 - массовые обвинительные приговоры как в первой, так и во второй инстанции против участников демонстрации. На днях предстанут перед судом Грехем и Бёрнс. Если они тоже будут осуждены, то это будет со стороны лондонских присяжных выражением признательности Уоррену и полиции, что только обострит классовую рознь. Рабочие смертельно ненавидят полицию, и на следующих выборах глупцам-тори придется об этом вспомнить.

Поздравляю тебя задним числом с Новым годом, и пусть сохранится мир и во внешних отношениях и внутри; мне сейчас не хотелось бы ни войны, ни путчей, уж очень хорошо все идет.

Твой Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 5

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ХОТТИНГЕН-ЦЮРИХ Лондон, 10 января 1888 г.

Дорогой г-н Шлютер!

Я не возражаю против того, чтобы Эде перепечатал конец введения к «Ура-патриотам»*.

Сообщите мне, пожалуйста, когда приблизительно может быть начато печатание «Теории насилия». Дело в том, что я сейчас пишу четвертую главу этой работы, где разбираю бисмарковские методы насилия и причины их временного успеха. Пишу сейчас, но должен буду просмотреть ее непосредственно перед печатанием и дополнить новейшими фактами. Эту главу я, разумеется, тоже охотно предоставлю в распоряжение Эде, когда все будет готово18.

В ближайшее время я примусь за приведение в порядок своих книг. Возможно, что при этом найдется еще экземпляр «Святого семейства»; в таком случае я передам его Архиву19.

Между прочим, прошу Вас и в дальнейшем с осторожностью относиться


* Ф. Энгельс. «Введение к брошюре Боркхейма «На память ура-патриотам 1806- 1807 годов»». Ред.

17


13
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 10 ЯНВАРЯ 1888 г.

к «Revue der Neuen Rheinischen Zeitung»20 - в отдельности статьи можно было бы использовать лишь в самом крайнем случае.

История, которую Брун извратил, упоминается в «Господине Фогте», стр. 124, в примечании, - Бандья выдавал себя за представителя некоего издателя, якобы открывающего дело в Берлине, он называл его Эйзенманом или что-то в этом роде и взялся устроить, чтобы тот напечатал рукопись21. Последняя была написана Марксом и мной, и оригинал ее находится здесь, у меня. Но настоящим покупателем копии был Штибер, который был достаточно глуп, чтобы поверить, что в предназначенной нами для печати рукописи прусская полиция найдет секретный материал для разоблачений, а не одно лишь высмеивание великих мужей эмиграции, потому что ничего другого, разумеется, там не было. Обещав опубликовать ее, нас надули, но в дураках осталась в сущности прусская полиция, - ведь недаром она остерегалась хвастать когда-либо этим подвигом, - да еще г-н Кошут, который лишь благодаря этому случаю понял, что за птицу он взял под свое покровительство, - хотя и в то время он еще пытался его поддерживать.

На Ваше дружеское поздравление с Новым годом сердечно отвечаю тем же.

Ваш Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ В БЕНЕВЕНТО Лондон, 10 января 1888 г.

Дорогой друг!

Я давно написал бы Вам, но я полагал, что Вас уже нет в Беневенто, так как на одном из журналов, которые Вы мне любезно прислали, стоял другой адрес с неизвестным мне местом жительства. Поэтому я ожидал дальнейших известий от Вас.

Выдвинутое против Вас смехотворное обвинение в растрате 15000 ф. ст. лучше всего опровергается тем фактом, что правительственный префект сам предлагает Вам работу. Будем


14
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 10 ЯНВАРЯ 1888 г.

надеяться, что вся интрига расстроится, прежде чем дело дойдет до официального разбирательства.

Как обстоят дела в Гамбурге, я не знаю, от Ведде я ничего больше об этом не слышал22.

Но хорошо, что из этого ничего не вышло. Прусское правительство в конце концов сумело принудить правительство «республики» Гамбург к послушанию. Наша газета* там запрещена, редактор Ведде, хотя он и гамбургский гражданин, выслан из своего родного города, около двадцати социалистов осуждены в Альтоне (город по соседству с Пруссией) и после освобождения будут высланы из Гамбурга. При таком положении Вас все равно выслали бы оттуда, а как иностранца и из всей Германской империи, а затраты по двойному переезду с семьей были бы разорительны.

Спасибо Вам за те хлопоты, которые Вы взяли на себя с моей биографией, я охотно просмотрю Ваш перевод. Но я сомневаюсь, следует ли это печатать в виде отдельной брошюры.

Ведь в Италии я почти неизвестен, а среди тех, кто меня более или менее знает, много анархистов, а эти скорее ненавидят меня, чем любят. Но предоставляю все это Вам.

Через несколько недель я смогу теперь взяться и за Вашу рукопись, и тогда сразу же пошлю ее Вам. К сожалению, мне все еще приходится щадить глаза.

С искренним приветом Ваш Ф. Энгельс «Mefistofele» № 1 вышлю сегодня вечером23.


* - «Burger-Zeitung». Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Peд.

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: «La corrispondenza di Marx e Engels con italiani. 1848-1895». Milano, 1964

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые 7

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ХОТТИНГЕН-ЦЮРИХ Лондон, 23 января 1888 г.

Дорогой г-н Шлютер!

«Теория насилия» будет у Вас до 20 февраля; Вы получили бы ее и раньше, но помешал английский перевод «Манифеста»**, который я спешно должен закончить вместе с переводчиком


15
ПОЛЮ ЛАФАРГУ, 7 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

«Капитала» Сэмом Муром, находящимся сейчас здесь. Мне не хочется упускать такой прекрасный случай.

Как только с этим - в конце этой недели - будет покончено, я снова примусь за окончание «Теории насилия», в которой содержится краткий обзор относящихся сюда исторических событий с 1848 по 1888 год. На этот раз я разозлю Бисмарка еще больше, чем водкой24.

Сердечный привет.

Ваш Ф. Э.

Единственное, что, конечно, могло бы этому помешать, это мои глаза, которые я лечу, чтобы отделаться, наконец, от этой ерунды, но в таком случае я Вам напишу.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

ПОЛЮ ЛАФАРГУ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 7 февраля 1888 г.

Дорогой Лафарг!

Вкладываю чек на 15 фунтов стерлингов.

Я завален работой, - дело с «Манифестом» на английском языке, наконец, кое-как налажено, и я на днях ожидаю корректуру. Рассчитываю на Лауру по части улучшения перевода - я вынужден был ограничиться довольно беглым просмотром, а для нового издания это мне очень пригодится.

Кроме того, я работаю над критикой всей бисмарковской политики, которая должна появиться как дополнение к «Теории насилия» в «Анти-Дюринге» или, вернее, как ее применение в действительной практике. Я обещал рукопись к 20 с. м., и Вы, несомненно, понимаете, что это должно быть тщательно продумано, и не раз. Вот что пригодилось бы для «Socialiste », если бы Вы не прикончили его как раз к этому времени.

Исчезновение «Socialiste» означает ваше исчезновение как партии с парижского горизонта25. Ведь поссибилисты сохраняют «Proletariat»; если вы не способны на это, значит, силы ваши идут на убыль, вместо того чтобы расти. Беда совсем не в том, что у вас еженедельник; у них тоже еженедельник.


16
ПОЛЮ ЛАФАРГУ, 7 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

Пока что я не могу поверить, что парижские рабочие окончательно вступили в полосу упадка. Действия французов трудно предугадать: они способны на самые неожиданные поступки.

Итак, я жду.

Что касается Бисмарка, то он точно так же, как и русские панслависты и французские шовинисты, играет с огнем. Современное положение вещей ему на руку, пока дышит еще старый Леман (Вам, конечно, известна эта кличка Вильгельма). Бисмарк старается стать незаменимым ко дню смерти старика. Заодно с молодым Вильгельмом он организовал целый заговор против кронпринца*, он хотел принудить его к ларинготомии, то есть дать перерезать себе горло**. Кронпринцу и его жене*** все это известно, так что Бисмарк стал для них почти невозможным. И это одна из причин провала в рейхстаге нового закона против социалистов26. Один католик из Кёльна**** заявил перед всем рейхстагом, что к 30 сентября (когда истекает срок действия существующего закона) в правительстве могут оказаться другие люди.

Эти прения по поводу закона против социалистов были для нас крупной победой. Факты, оглашенные Зингером и Бебелем, совершенно сокрушили правительство, и в особенности речь Бебеля была подлинным шедевром. Впервые наши люди одержали полную победу в рейхстаге. Срок действия закона будет продлен на 2 года, вероятно, в последний раз. Но никакие доводы и никакие факты на свете не заставили бы рейхстаг отвергнуть требования правительства, если бы можно было надеяться, что престол непосредственно перейдет к молодому Вильгельму, этому истому пруссаку - наглому и заносчивому, как берлинские офицеры 1806 г., которые точили свои шпаги на крыльце французского посольства, чтобы 2 месяца спустя капитулировать и сдать эти шпаги солдатам Наполеона27.

Возможность войны побудила меня снова заняться военными вопросами. Если войны не будет, тем лучше. Если же она разразится, - а это зависит от всякого рода не поддающихся учету событий, - то я надеюсь, что русских здорово поколотят, а на французской границе не произойдет ничего, что имело бы решающее значение, - тогда не исключена возможность примирения. Когда под ружьем очутится 5 миллионов немцев, призванных сражаться за вещи, до которых им нет никакого дела, Бисмарк перестанет быть хозяином положения.


* - Фридриха, позднее Фридриха III. Ред.

** У Фридриха III был рак гортани. Ред.

*** - Виктории Аделаиде Марии Луизе. Ред.

**** - Рейхеншпергер. Ред.


17
ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ, 12 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

Пока что я ухаживаю за своими глазами, им стало лучше под наблюдением моего окулиста, хоть он и не терзает мне слезный канал. Но глаза приходится беречь.

Горячий привет Лауре.

Преданный Вам Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue. «Correspondance», t. II, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с французского На русском языке публикуется впервые 9

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ХОТТИНГЕН-ЦЮРИХ Лондон, 12 февраля 1888 г.

Дорогой г-н Шлютер!

Обещанную рукопись* я не смогу, к сожалению, прислать Вам до 20-го числа. Причина - всевозможные препятствия и корректура «Манифеста», которую я начну получать на той неделе, а также необходимость особенно беречь глаза, что предписано мне как раз теперь, во время лечения.

Не сообщите ли Вы мне как можно точнее, когда должно быть начато печатание? Три главы старого текста «Теории насилия» готовы к печати, но не готова еще новая глава, первый вариант которой меня совершенно не удовлетворяет, - она, как обычно, получается длиннее, чем я предполагал. К тому же это тема такого рода, что ее нужно разработать убедительно, либо совсем не браться.

Как только Вы укажете мне определенный срок, я смогу Вам сказать, справлюсь ли я к тому времени или нет. В последнем случае было бы лучше всего, если бы Вы за это время напечатали какую-нибудь мелкую работу, потому что речь тут может идти самое большее о 3-4 неделях.

Годится ли рукопись для опубликования в «Sozialdemokrat» - лучше всего судить на месте, когда она будет получена.

При нынешнем остром политическом положении мне все равно нужна небольшая отсрочка, чтобы выждать дальнейшего хода событий.

Сердечный привет.

Ваш Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Роль насилия в истории». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


18
ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ, 19 ФЕВРАЛЯ88 г.

10

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ХОТТИНГЕН-ЦЮРИХ Лондон, 19 февраля 1888 г.

Дорогой г-н Шлютер!

Я не успею кончить. Поэтому было бы лучше всего напечатать пока что-нибудь другое, а меня известить по возможности заранее, недели за две, за три, когда Вы кончите печатать эту работу и к какому сроку Вам понадобится рукопись*. Теперь псе сваливается на меня сразу.

Эта неделя, например, почти вся уйдет на то, чтобы покончить с корреспонденцией, которую я основательно запустил.

При первой возможности пошлю Вам для Архива19 английский перевод «Манифеста».

Сердечный привет вам всем.

Ваш Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Роль насилия в истории». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В РОЧЕСТЕР Лондон, 22 февраля 1888 г.

Дорогой Зорге!

Откровенно говоря, я с самого начала считал маловероятным, что ты долго вытерпишь в маленьком провинциальном городке. Я не знаю худшего несчастья для цивилизованного человека, который состарился, участвуя в большом движении, чем после многих лет жизни в городе мирового значения оказаться сосланным в такое захолустье. Ну, я рад, что ты принял определенное решение, это сделает для тебя более сносными оставшиеся месяцы.

Я лечу глаза; окулист говорит, что серьезного ничего нет, но щадить их во время лечения необходимо. Ему хорошо говорить, а тут почти дюжина людей рвут меня на части и требуют


19
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 22 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

от меня работы для Германии, Англии, Италии и т. д. И все срочно! А наряду с этим настаивают, чтобы я издал III том «Капитала». Все это прекрасно, но они сами же этому мешают.

Твое давнишнее желание будет во всяком случае на днях исполнено: «Манифест» выйдет здесь, у Ривза, на английском языке, в переводе С. Мура, просмотренном нами обоими, с моим предисловием*; первая корректура уже прочитана. Как только получу экземпляры, пошлю тебе два, один из них для Вишневецких. Дело в том, что Ривз платит С. Муру авторский гонорар, а так как договор заключил я, то я непосредственно не могу способствовать тому, чтобы издание было перепечатано в Америке. Иначе Ривз мог бы на этом основании объявить договор нарушенным, и бедняга Сэм Мур не получил бы ничего. Но ясно, что предпринимать против перепечатки я ничего не могу и не буду. Ведь перепечатал же Ривз мое предисловие к «Положению рабочего класса»28.

Эвелинг собирается поставить несколько своих пьес; если они будут иметь успех, то он выберется из нищенского существования журналиста. Он и Тусси сейчас придут, они обедают у меня, так как у Эвелинга где-то поблизости собрание. Лафарги переехали в рождественские дни в Ле-Перрё за Венсенном, в 20 минутах езды по железной дороге от Парижа, и развлекаются там сельскими работами. «Socialiste» опять скончался. Парижские рабочие не желают читать еженедельной газеты. Вайян ведет себя великолепно в муниципальном совете.

Во время президентского кризиса11, когда избранию Ферри помешало угрожающее поведение рабочих, он очень выдвинулся. Он станет душой ближайшего временного правительства, если это произойдет скоро.

Бебель и Зингер во время обсуждения закона против социалистов нанесли пруссакам сокрушительное поражение. Впервые вся Европа должна была прислушаться к нашим людям в рейхстаге. Ты, вероятно, читал речь Бебеля в «Gleichheit»; это шедевр, в котором он превзошел самого себя29.

Надеюсь, что дело не дойдет до войны, хотя тогда мои военные занятия, за которые я сейчас снова вынужден был взяться именно из-за военной шумихи, окажутся ни к чему. Шансы таковы: Германия благодаря давно существующей всеобщей воинской повинности и школьному образованию может выставить 21/2-3 миллиона кадровых солдат и обеспечить их офицерами и унтер-офицерами. Франция - не более 11/4-11/2 миллиона,


* Ф. Энгельс. «Предисловие к английскому изданию «Манифеста Коммунистический партии» 1888 года». Ред.


20
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 22 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

Россия - едва 1 миллион. В худшем случае силы Германии при обороне уравновесят силы их обеих. Италия сможет выставить и содержать 300000 человек, Австрия - приблизительно миллион. Следовательно, для войны на суше германо-австро-итальянские шансы хороши, а войну на море решит поведение Англии. Вот это было бы бесподобно, если бы Бисмарк должен был уничтожить свою собственную главную опору - русский царизм!

Будет война или нет, но все близится к кризису. Нынешнее положение дел в России не может долго продолжаться. Гогенцоллернам - капут, кронпринц* смертельно болен, его сын** - инвалид - нахальный гвардейский лейтенант***. Во Франции все ближе надвигается падение буржуазной республики эксплуататоров. Скандалы, как в 1847 г., грозят вызвать, несмотря ни на что, революцию30. И здесь массами все больше и больше овладевает инстинктивный социализм, который, к счастью, противится еще всяким догматическим формулировкам тех или иных социалистических организаций, следовательно, тем легче массы воспримут решающие события. Стоит лишь где-нибудь начаться, и буржуа будут поражены тем скрытым социализмом, который тогда прорвется наружу и станет явным.

Твой старый Ф. Энгельс


* - Фридрих, позднее Фридрих III. Ред.

** - Вильгельм, позднее Вильгельм II. Ред.

*** В оригинале на берлинском диалекте: «Jardeleutenant». Peд.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Fridrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere». Stuttgart, 1906 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 12

ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ В НЬЮ-ЙОРК Лондон, 22 февраля 1888 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогая г-жа Вишневецкая!

Я своевременно получил Ваши письма от 21 декабря и 8 января; возвращаю с благодарностью письмо Лавелла.


21
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, 22 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

Поведение Грёнлунда меня не удивляет, и я был, пожалуй, рад, что он ко мне не зашел.

Судя по тому, что я слышал, он полон тщеславия и самодовольства до такой степени, которая недостижима даже для немца и на которую способен только скандинав, но наивен он к тому же при этом так, как может быть наивен только скандинав, - в немце это производило бы отталкивающее впечатление. Бывают ведь такие чудаки! В Америке, не в меньшей мере чем в Англии, все эти занимающиеся саморекламой великие мужи займут подобающее им место, как только зашевелятся массы, - и они будут тогда поставлены на свое место с быстротой, которая удивит их самих. У нас все это уже было в Германии и Франции, а также и в Интернационале.

Я недавно получил известие от бедного старого Зорге, полностью подтверждающее все, что Вы сообщаете. Я с самого начала был уверен, что он не сможет жить в таком уединенном и захолустном месте. Надеюсь, что возвращение в Хобокен принесет ему пользу.

Я послал Вам номер «National Reformer» Брэдло со статьей № 1 о моей книге*. Экземпляры книги были посланы в следующие органы: «National Reformer», «Weekly Dispatch», «Reynolds's Newspaper», «Club Journal», «Our Corner» (г-жа Безант), «To-Day» (Бланд), «Christian Socialist», «Pall Mall Gazette». Я просил своих друзей просматривать эти газеты и журналы и сообщать мне, когда в них появится что-нибудь, если Вам это понадобится.

Ривз тоже попросил 1000 экземпляров брошюры**; не является ли это простой уловкой с целью устранить конкуренцию, видно будет после. Брошюра, по-видимому, расходится чрезвычайно хорошо.

«Justice» получила от Вас экземпляр книги, «Commonweal» она не потребовалась, потому что я послал ее Моррису лично.

В «Justice» напечатан опять старый американский перевод «Коммунистического манифеста». Это дало Ривзу повод запросить авторизованный перевод. У меня был перевод С. Мура, а Сэм как раз был в это время здесь. Мы просмотрели перевод и передали его Ривзу; на прошлой неделе он получил корректуру, и, как только книжка выйдет из печати, Вы получите экземпляр. Сэм Мур - лучший переводчик, какого я знаю, но он не имеет возможности работать, не получая за это вознаграждения.


* Ф. Энгельс. «Положение рабочего класса в Англии». Ред.

** Ф. Энгельс. «Рабочее движение в Америке». Ред.


22
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, ФЕВРАЛЯ 1888 г.

Я не вполне понимаю Ваше замечание по поводу того, что книга здесь продается на 1 шиллинг дороже. 1,25 доллара равны, насколько мне известно, 5 шиллингам, это и составляет здесь продажную цену книги.

Г-жа Кэмпбелл до сих пор ко мне не заходила.

Ваши замечания по поводу бойкота моих книг официальными немецкими социалистами Нью-Йорка31 совершенно правильны, но я привык к такого рода вещам, и поэтому усилия этих господ меня забавляют. Лучше так, чем зависеть от их покровительства. Для них движение - это бизнес, а «бизнес есть бизнес». Такое положение вещей не может продолжаться долго, их попытки стать хозяевами американского движения, как они это сделали с немецкоамериканским движением, должны окончиться жалким провалом. Массы выправят все это, как только придут в движение.

Здесь дела подвигаются медленно, но успешно. Различные мелкие организации осознали свое положение и хотят действовать совместно, без раздоров. Жестокости полиции на Трафальгар-сквер16 чрезвычайно способствовали углублению пропасти между радикалами из среды рабочего класса и буржуазными либералами и радикалами; последние вели себя, как трусы, и в парламенте и вне его. «Лига защиты закона и свободы»32, крепнущая с каждым днем, является первой организацией, в которой социалистические делегаты, как таковые, сидят рядом с радикалами. Тупоумие теперешнего торийского правительства ужасно. Если бы старик Дизраэли был жив, он надавал бы пощечин направо и налево. Но это тупоумие великолепно помогает делу. Гомруль33 для Ирландии и для Лондона - таков теперь здешний лозунг, последнего либералы боятся даже больше, чем его боятся тори. Рабочий класс возмущается все больше и больше из-за дурацких провокаций тори и с каждым днем все больше сознает свою силу на выборах, все больше охватывается социалистическим влиянием. Пример американцев открыл рабочим глаза, и если бы осенью в каком-нибудь крупном американском городе произошло повторение нью-йоркской избирательной кампании 1886 г.34, то отклик здесь последовал бы немедленно. Обе великие англосаксонские нации несомненно будут конкурировать друг с другом в области социализма так же, как это они делают в других областях, и соревнование будет развертываться с возрастающей стремительностью.

Не можете ли Вы достать для меня американский таможенный тариф и список внутренних налогов на американские промышленные и другие товары? И если возможно, сведения о том, как последние уравновешиваются первым в отношении издержек


23
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, ФЕВРАЛЯ 1888 г.

производства. Так, например, если внутренний налог на сигары 20%, то ввозная пошлина в 20% уравновешивала бы его, поскольку это касается иностранной конкуренции. По этому вопросу я хотел бы иметь кое-какие сведения, прежде чем взяться за предисловие к «Свободе торговли»*.

Отвечая на Ваши любезные пожелания тем же, остаюсь преданный Вам Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли. Предисловие к брошюре: Карл Маркс. «Речь о свободе торговли»». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями на языке оригинала о книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere». Stuttgart, 1906 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 13

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ Лондон, 23 февраля 1888 г.

Дорогой Либкнехт!

Прения по поводу закона против социалистов26 были величайшим триумфом, которого мы когда-либо добивались на парламентском поприще, и я жалею только, что ты не смог принять в этом участия. Но теперь, вероятно, ждать уже недолго, ты ведь в ближайшем будущем займешь место Газенклевера36.

У нас здесь тоже есть свой Путкамер - Бальфур, секретарь по делам Ирландии. Если Путкамер - двоюродный брат Бисмарка, то Бальфур - племянник Солсбери. Такой же наглый и дерзкий, по-юнкерски чванливый, как Путкамер. Ему и досталось так же: на прошлой неделе он корчился под ударами О'Брайена37, как Путкамер под ударами наших. И он так же полезен для ирландцев, как Путкамер для нас. Впрочем, о здешних делах ты абсолютно ничего не узнаешь из жалкого «Saturday Review», если ты его еще получаешь; обо всем важном там царит заговор молчания.

Речь Бисмарка была прямо обращена к царю Александру, для того чтобы гатчинский узник все-таки узнал, наконец, 35


24
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

правду38. Но поможет ли это сколько-нибудь - это вопрос. Русские в своей нерешительности все больше запутываются и в конце концов не смогут уже отступить с честью. Это-то и опасно. В общем, они окажутся величайшими ослами, если будут воевать. Снова повторится: ....... ''.... ...... ....... ..... ........ .. Они не доставят к границе и миллиона солдат; на большее количество у них не хватает офицеров. Франция выставит 11/4 миллиона очень хороших войск, но кадровых солдат у нее больше нет, а офицеров на большее количество и подавно не хватит. Назвав цифру в 21/2 миллиона кадровых солдат, полностью обеспеченных офицерским и унтер-офицерским составом, Бисмарк даже преуменьшил силы Германии. Но это даже хорошо, что дело обстоит таким образом. Пока в России не начнется революция, Бисмарк не должен быть свергнут путем внешнего поражения. Это только снова сделало бы его популярным.

Но что получится, если дело действительно дойдет до войны, трудно сказать. Наверное, попытаются превратить ее в мнимую войну, но это не так-то легко. Если все пойдет так, как нас больше всего устраивает, что весьма вероятно, то это будет война с переменным успехом на французской границе, наступательная война со взятием польских крепостей на русской границе и революция в Петербурге, которая сразу заставит господ воюющих увидеть все в совершенно ином свете. Одно можно сказать наверняка: не будет больше никакой быстрой развязки и триумфальных походов ни на Берлин, ни на Париж. Франция очень сильно и очень искусно укреплена, форты вокруг Парижа, в смысле своего расположения, образцовы.

В прошлый понедельник на митинге, на котором приветствовали Каннингема-Грехема (коммунист, марксист, выступил там с требованием национализации всех средств производства) и Бёрнса39, сновала в толпе мамаша Шак и продавала «Freedom», здешнюю самую крикливую анархистскую газету. По ошибке она предложила ее в числе других и Лесснеру.

От неудовлетворенной жажды деятельности она, по-видимому, совсем спятила.

Рейс подал в суд на «Commonweal» (Морриса) за то, что эта газета объявила его шпионом.

Видимо, прусское посольство вновь хочет завоевать здесь почву, утраченную в Берлине. Но оно может здорово обжечься. Г-ну Рейсу придется выступить свидетелем, а с лжесвидетельством здесь шутки плохи, здесь никакой Путкамер не поможет!


* - если Крез перейдет Галлий, то он сокрушит обширное царство (Аристотель. «Риторика», кн. III, гл. 5). Ред.


25
ФЕРДИНАНДУ ДОМЕЛЕ НЬЮВЕНГЕЙСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

«Манифест» выйдет на английском языке под моей редакцией. Пошлю тебе экземпляр, как только получу сам.

Твой Ф. Э.

Кстати, вдова Пфендера живет здесь в величайшей нужде. Я делаю все, что могу; только что опять послал ей несколько фунтов. Общество наших ремесленников40 устроило концерт в ее пользу и выручило около 5 фунтов. Сама она больна; ее дочь рисует, обе они занимаются мелким рукоделием, но все это дает жалкие крохи. Не может ли партия выплачивать ей каждые три месяца небольшое пособие? Врач говорит, что она вряд ли переживет зиму. Обдумай, что ты мог бы сделать; мы должны выдавать пенсии также и вдовам наших ветеранов.

Впервые полностью опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII. 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

ФЕРДИНАНДУ ДОМЕЛЕ НЬЮВЕНГЕЙСУ В ГААГУ Лондон, 23 февраля 1888 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой друг Ньювенгейс!

Получив Ваше письмо, я сейчас же сообщил его содержание Каутскому и думаю, он уже сделал все согласно Вашей просьбе.

О здешних делах могу сообщить Вам в общем довольно хорошие новости. Различные социалистические организации отказались от того, чтобы насильно форсировать естественный, нормальный, а потому неизбежно несколько замедленный ход развития английского рабочего класса; в результате - меньше шуму, меньше бахвальства, но меньше и разочарований.

Они даже ладят друг с другом. О том, чтобы массы пришли в движение, заботятся непостижимая глупость правительства и непоколебимая трусость либеральной оппозиции. Событие на Трафальгар-сквер16 не только вдохнуло жизнь в среду рабочих; жалкое поведение лидеров либералов во время и после этого события все больше и больше толкает радикальных рабочих к социалистам, тем более что последние как раз в этом случае


26
ФЕРДИНАНДУ ДОМЕЛЕ НЬЮВЕНГЕЙСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

вели себя очень хорошо, повсюду находились в первых рядах. Каннингем-Грехем, объявивший себя марксистом, на митинге в прошлый понедельник39 прямо требовал национализации всех средств производства. Итак, мы и здесь представлены в парламенте.

Лучшим доказательством развития здешнего рабочего движения служат радикальные рабочие клубы41 Ист-Энда*. На них прежде всего подействовал пример нью-йоркской избирательной кампании в ноябре 1886 г.34, так как то, что происходит в Америке, производит здесь большее впечатление, чем то, что делается на всем европейском континенте. Нью-йоркский пример показывает массам, что рабочие поступили бы в конце концов лучше всего, создав свою собственную партию. Когда возвратились Эвелинги**, они использовали эти настроения и с тех пор очень активно работают в этих клубах - единственных, имеющих здесь значение политических рабочих организациях. Эвелинг и его жена по нескольку раз в неделю выступают с докладами и пользуются там большим влиянием; они теперь безусловно самые популярные ораторы среди рабочих. Главное, конечно, сделать эти клубы независимыми от «великой либеральной партии», подготовить свою собственную рабочую партию и постепенно подвести массы к сознательному социализму. В этом отношении нам очень помогла, как я уже говорил, трусость либеральных вождей, а также большинства лондонских либеральных и радикальных депутатов парламента. Те из них, которые три-четыре года тому назад избирались как представители от рабочих, все эти Кримеры, Хауэллы, Поттеры и пр., теперь уже конченые люди. Если бы здесь ввели перебаллотировки, вместо того чтобы, как теперь, решало относительное большинство в первом туре выборов, рабочая партия была бы организована за полгода; при нынешней же избирательной системе создание новой, третьей партии чрезвычайно затруднено. Тем не менее дело идет к этому, а пока мы можем быть довольны тем, что мы продвигаемся вперед по всей линии.

Через одну-две недели выйдет проредактированное мною английское издание «Коммунистического манифеста», я Вам пошлю его; здесь на него большой спрос; это тоже хороший признак.

Нашей блестящей победе в берлинском рейхстаге26 Вы тоже, вероятно, порадовались. Бебель превзошел самого себя. Осенью


* - восточная часть Лондона, включавшая кварталы, населенные пролетариатом и беднотой. Ред.

** Речь идет о возвращении Э. Эвелинга и Э. Маркс-Эвелинг из поездки по Америке. Ред.


27
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 25 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

он был у меня; и я могу пожелать, чтобы тюрьма пошла Вам так же на пользу, как ему; он говорит, что после тюрьмы всегда чувствует себя значительно лучше (у него плохие нервы, а в тюрьме его нервное возбуждение проходит!).

Не приедете ли Вы снова сюда будущим летом?

С наилучшим приветом Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Историк-марксист» № 6(40), 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 15

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 25 февраля 1888 г.

Дорогая Лаура!

У меня как раз полчаса до закрытия почты, и я могу подать тебе признаки жизни, после того как я отослал последние листы корректуры «Манифеста»*. Надеюсь, что погода у вас лучше, чем у нас здесь: все время восточные ветры, мороз, валит снег, перемежаясь на несколько часов с оттепелью, - и ничего больше. Очень неуютно при английской системе каминов, по ведь не может вечно длиться эта зима.

Я в последнее время не посылал «Pall Mall Gazette», потому что в ней буквально ничего нет. Это исключительно лондонская местная газета и, следовательно, она смертельно скучна, когда в Лондоне ничего не происходит.

Бебель и Зингер одержали в рейхстаге блестящую победу не только при первом, но и при третьем чтении законопроекта26. Она была точно такой же, как победа О'Брайена над Бальфуром37 (он с ног до головы - шотландский Путкамер). Большинство наших были в прошлый понедельник на митинге в честь Каннингема-Грехема и Бёрнса39. О'Брайен опять выступил там, и очень хорошо. Каннингем-Грехем, который уже раньше, в Глазго, публично заявил, что. «совершенно и всецело» основывается на учении Карла Маркса, снова выдвинул здесь требование национализации всех средств производства. Итак, мы представлены и в английском парламенте. Гайндман, которого выступать не просили, заставил нескольких


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.


28
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 25 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

своих людей вызвать себя, завладел трибуной, но только для неистовых личных нападок на некоторых присутствовавших радикальных членов парламента - приглашенных гостей, которым, кстати, другие прежде совершенно достаточно указали на их недостатки. Впрочем, эти нападки Гайндмана были настолько ненужны и неуместны, что ему не дали говорить.

Ты, должно быть, слышала, что Рейс возбудил дело против Морриса за клевету, так как тот назвал его в «Commonweal» шпионом. Это явно дело рук бисмарковского посольства.

Мор-рис сперва очень перепугался, так как доказательств у него под рукой не было, но, полагаю, с тех пор мы раздобыли их достаточно, чтобы нанести на суде поражение Путкамеру и К°, если они станут упорствовать, в чем я сомневаюсь. Не думаю, что Рейс рискнет давать свидетельские показания, лжесвидетельство разрешается только профессиональным английским полицейским констеблям.

Ним хочет, чтобы я снова попросил тебя намекнуть Лонге, что ему лучше начать возвращать понемногу деньги. Для нее это, видимо, очень больной вопрос.

Будет ли война? Если да, то со стороны царя и французских шовинистов это будет самая большая глупость, какую они в состоянии совершить. Я недавно изучал военные шансы.

Слова Бисмарка о том, что Германия может выставить 21/2-3 миллиона обученных и обеспеченных офицерами солдат, скорее преуменьшают, нежели преувеличивают истину. Россия никогда фактически не будет иметь больше миллиона на театре военных действий, а Франция может выставить 11/4-11/2 миллиона обученных и обеспеченных офицерами солдат - на большее количество солдат офицеров и унтер-офицеров либо не хватит, либо они окажутся непригодными. Таким образом Германия одна вполне сможет, по крайней мере временно, сопротивляться нападению сразу с обеих сторон. Большое преимущество Германии заключается в большем количестве обученных солдат, и особенно унтер-офицеров и офицеров.

Что касается качества, то французы нисколько не уступят немцам, поскольку речь идет о линейных войсках; в остальном же германский ландвер42 гораздо лучше французских территориальных войск. Русских я считаю хуже, чем они обычно бывали, они приняли систему всеобщей воинской повинности, для которой они недостаточно цивилизованы, к тому же им определенно очень не хватает хороших офицеров для такой системы. А коррупция царит там, как всегда, - и, вероятно, играет также известную роль во Франции, если судить по вильсониадам43 и другим скандалам.


29
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, ФЕВРАЛЯ 1888 г.

Джоллимейер* очень тоскует из-за того, что ты еще не написала ему ни строчки тем золотым пером. Тебе его не жаль? Он снова приедет сюда примерно через месяц, на пасху, которая в этом году приходится на день рождения Бисмарка, иначе день всех глупцов**. И очень кстати, после того как люди 1800 лет были настолько глупы, что отмечали столь фантастический праздник!

Мне кажется, я слышу некий звонок, призывающий меня к потреблению - осмелюсь ли сказать? - телячьих котлет. Простимся на сегодня, и пусть брюки Поля вместе с чрезмерной длиной утеряют и свой аромат прокисшего клея - аромат, слишком знакомый, увы, старому манчестерцу!

Всегда твой Ф. Энгельс


* - Шорлеммер. Peд.

** - 1 апреля. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, Р. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. II, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется епервые 16

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ Лондон, 29 февраля 1888 г.

Дорогой Либкнехт!

Если вы будете выдавать г-же Пфендер по 100 марок каждые три месяца, то я буду давать столько же, и у нее получится таким образом 40 фунтов в год, что избавит ее от крайней нужды.

После смерти Пфендера у нее оставались кое-какие сбережения, и она открыла было пансион, но вынуждена была ограничиться очень уж второразрядным районом, к тому же ей вообще не повезло (так, например, у нее в доме оказалось несколько педерастов, которые были изобличены), словом - дело не клеилось. Затем она открыла лавчонку, но вскоре умерла та дочь, которая одна только и умела вести это маленькое дело, короче говоря - деньги растаяли. Брат Пфендера, в свое


30
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1888 г.

время благодаря ему откупившийся от военной службы и получавший от него постоянную поддержку, живет в Нью-Ульме, в штате Миннесота; он и настоял на том, чтобы она приехала к нему со своей второй дочерью. Когда она приехала, с ними обошлись как с «бедными родственниками», они должны были выполнять работу прислуги; г-жа Пфендер, быстро приняв решение, тотчас же уехала обратно, пробыв там не больше двух недель. Это поглотило последние ее средства. С тех пор все, что было возможно, здесь для нее делалось, но постоянную помощь - да и то недостаточную, принимая во внимание многие другие обязанности, - могу здесь оказывать только я. Но, как я уже сказал, если твое предложение пройдет, то от крайней нужды она будет избавлена. Долго это все равно не продлится.

Утром я читаю «Daily News», вечером «Evening Standard» и «Pall Mall Gazette», по воскресеньям «Weekly Dispatch». Так обстоит дело сейчас, иногда это меняется. Если в газетах попадается что-нибудь интересное, то я посылаю их Лауре в Париж, и изменять этот порядок мне неудобно. Но посмотрим, что я смогу тебе посылать. Если литературные статьи интересуют тебя не больше, чем политика, то «Weekly Dispatch» во всяком случае лучше, чем «Saturday Review»; газета принадлежит миссис Эштон Дилк, редактор - д-р Ал. Хантер, член парламента от Абердина. Это ограниченная буржуазно-радикальная газета, но она дает полную информацию об английских делах, во время сессии - много парламентских сплетен, очень хорошие корреспонденции из Парижа (миссис Крофорд из «Daily News», которая здесь может высказываться гораздо свободнее). Как-нибудь я тебе ее пришлю.

Об упомянутом тобой ирландском трехцветном флаге я никогда не слыхал. Ирландские флаги в Ирландии и здесь - просто зеленые с золотой арфой, без короны (в британском государственном гербе на арфе корона). Во времена фениев 1865- 1867 гг.44 многие флаги были зелено-оранжевыми, чтобы показать оранжистам Севера45, что их хотят не искоренить, а принять как братьев. Но теперь об этом и речи нет.

Я все же не считаю Бисмарка настолько глупым, чтобы он мог верить, что русские согласятся помочь ему уничтожить Францию. Вечные раздоры между Францией и Германией - для них ведь главное средство господства в Европе, и поэтому-то они стараются поддерживать равновесие. Не подлежит сомнению, что Бисмарк ничего так страстно не жаждет, как стереть Францию с лица земли. Но об этом, конечно, можно не беспокоиться. Новые французские укрепления - линия Мааса и


31
ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ, 17 МАРТА 1888 г.

Мозеля, обе группы крепостей на севере и юго-востоке (Бельфор, Безансон, Лион, Дижон, Лангр, Эпиналь) и, наконец, великолепные новые группы фортов вокруг Парижа - все это будет изрядным барьером; при теперешнем положении вещей ни Германии с Францией, ни Франции с Германией легко не справиться. И это очень хорошо. В худшем случае на той границе начнется, вероятно, затяжная война с переменным успехом, которая внушит обеим армиям почтение к противнику и сделает возможным мир на сносных условиях. Зато русские могут получить изрядную трепку, и это было бы лучше всего.

Опять непрерывный снег, вот уже 3 недели ничего кроме снега, мороза и восточного ветра вперемежку с небольшой оттепелью. У вас там как будто тоже отвратительная погода.

Большой привет.

Твой Ф. Э.

Знаешь ли ты рабочего - Карла Августа Нитцера из Линденау, высланного, по его словам, из Лейпцига (после 3 месяцев предварительного заключения), затем он якобы еще 3 месяца агитировал за Фирека и после этого бежал (почему он и не может предъявить приказ о высылке)? Парень этот был раза два-три у меня и просил о поддержке; он производит, однако, впечатление отпетого бездельника и попрошайки.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 17

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ХОТТИНГЕН-ЦЮРИХ Лондон, 17 марта 1888 г.

Дорогой г-н Шлютер!

С брошюрой18 опять ничего не выйдет к назначенному Вами сроку. Очень сожалею, что я таким образом водил Вас за нос, но ничего не поделаешь. Мне приходится точно следовать предписаниям своего глазного врача; если я хочу снова войти, наконец, в колею, мне нельзя писать больше двух часов, то есть я вынужден прерывать работу, как раз когда я вхожу во вкус. А из-за обилия корреспонденции мне часто и вовсе не удается приняться за работу.

Лучше я не буду торопиться и сделаю работу как следует. К тому же только на днях я получил массу


32
ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ, 17 МАРТА 1888 г.

необходимого материала, которым нужно будет заняться. Словом, лучше всего - действуйте как Вам удобнее, а когда я копчу работу, я Вам сообщу.

Леман младший* пишет отвратительным, вычурным немецким языком. У него имеются все основания предостерегать против полуобразованности, устрашающий пример которой явил он сам в своем путаном либерально-консервативно-манчестерском манифесте46. Впрочем, это нелегко, когда ты должен разыгрывать императора, находясь при последнем издыхании. Во всяком случае, если он продержится еще полгода, то внесет в экономику некоторую неустойчивость и неуверенность, а это именно то, что нам нужно. Как только филистер заподозрит, что существовавший до сих пор порядок не вечен, а наоборот, изрядно шатается, - это будет началом конца. Леман I** был краеугольным камнем здания; камень этот выпал, и скоро станет ясно, до чего прогнил весь этот хлам. Это может означать для нас временное облегчение, но в зависимости от обстоятельств и временное ухудшение или даже войну. Во всяком случае - снова начинается оживление.

Сердечный привет Эде и Либкнехту, если он, как я предполагаю, еще там.

Ваш Ф. Э.


* - Фридрих III. Ред.

** - Вильгельм I. Ред.

*** - Фридриха III. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

ПОЛЮ ЛАФАРГУ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 19 марта 1888 г.

Дорогой Лафарг!

Посылаю Вам номер «Weekly Dispatch»47, который объяснит Вам причины, заставляющие так напряженно трудиться «друга Фрица»***. Бисмарк отдал бы два года своей жизни, если бы ему удалось довести его до такого состояния, чтобы он - Фриц - признал бы себя неспособным управлять. Вот почему ему задают жару и вот почему Фрицу придется попотеть.

Интрига


33
ПОЛЮ ЛАФАРГУ, 19 МАРТА 1888 г.

начата давно, речь шла о том, чтобы совершенно устранить Фрица до смерти старика*. Это не удалось, и его пытаются уморить работой, представительством и т. д. Все это должно привести к открытому разрыву в том случае, если Фриц не слишком скоро умрет; если он поправится немного за лето и приступит к перераспределению министерских портфелей, мы многое выиграем. Главное, чтобы была нарушена стабильность внутренней политики, чтобы филистер потерял свою веру в бесконечную продолжительность режима Бисмарка, чтобы он увидел себя поставленным в такое положение, в котором он, филистер, должен будет решать и действовать вместо того, чтобы предоставить все это правительству. Старый Вильгельм был замком свода, он пал, и все здание грозит рухнуть. Что нам нужно - это, по крайней мере, полгода правления Фрица, чтобы еще больше расшатать это здание, чтобы сделать филистеров и чиновников неуверенными в отношении будущего, чтобы могла появиться возможность иной внутренней политики. Фриц мягок; даже когда он здоров, он придерживается мнения того, кто высказался последним, им обычно бывает его жена**. Только интриги Бисмарка и его собственного сына*** вынудят его действовать. Как только произойдет перемена фронта, будет неважно, сколько он еще протянет. Вильгельм II все равно вступит на престол при обстоятельствах, благоприятных для нас.

С другой стороны, если Фриц умрет раньше, Вильгельм II не будет уже Вильгельмом I, и мы все равно увидим крутой поворот в буржуазном общественном мнении. Этот молодой человек несомненно наделает глупостей, которые ему не простят, как прощали старику. Если бы врачи перерезали горло его отцу****, его, сына, могла бы постигнуть такая же судьба, но от других рук. Впрочем, он не парализован. Руку ему сломали при рождении. Этого не заметили сразу - вот в чем причина атрофии руки.

Во всяком случае, лед сломан. Во внутренней политике преемственность нарушена, и вместо застоя будет движение. Это все, что нам надо.

Буланже, конечно, немного шарлатан, но это не доказывает, что он ничтожество. Он доказал свой здравый смысл в военном деле, шарлатанство может принести ему пользу во французской армии, у Наполеона тоже была изрядная доля шарлатанства.


* - Вильгельма I. Ред.

** - Виктория Аделаида Мария Луиза. Ред.

*** - Вильгельма, позднее Вильгельма II. Ред.

**** У Фридриха III был рак гортани. Ред.


34
ПОЛЮ ЛАФАРГУ, 19 МАРТА 1888 г.

Но в политическом отношении Буланже кажется неспособным, может быть из-за непомерного честолюбия. Несомненно, что если французы хотят потерять всякую надежду вернуть обратно потерянные провинции, то им нужно только следовать за друзьями Буланже и особенно за Рошфором, который, по-видимому, неимоверно глуп. Нужна только неудачная реваншистская война, чтобы примирить дураков эльзасцев с Германией. Крестьяне - это ландскнехты, которые всегда предпочтут служить в армии победителя, а буржуа найдут, что их прибыли так же хорошо обеспечиваются немецким тарифом, как и французским. Что касается русских, то они, конечно, будут разбиты. Я только что изучил их турецкую кампанию 1877-78 годов. На двух сносных генералов приходится 98 неспособных, это - армия исключительно плохо организованная, с офицерами ниже всякой критики, с солдатами храбрыми и привычными к большим перегрузкам (они переходили вброд при 10° мороза по Реомюру, вода доходила до подмышек), очень послушными, но и очень тупыми, чтобы вести единственно возможный в наше время бой - рассеянными стрелковыми цепями. Их сила заключалась в бою в сомкнутом строю; он не существует больше, а кто захочет его воспроизвести, тот будет сметен огнем современного оружия.

Но если Буланже избавит вас от голосования списком48, мы воздвигнем ему Вандомскую колонну49, не дожидаясь, пока он ее заслужит на поле боя.

Тусси и Эдуард уедут в четверг в свой «замок» Стратфорд-он-Эйвон, Каутские последуют за ними. Это должно быть прекрасно - хижина батрака и холод и ветер и время от времени снег, как это у нас бывает. Мы здесь очень хорошо выдерживали зиму до тех пор, пока неделю тому назад у нас не наступил яркий теплый весенний день, за которым последовал мороз, северо-восточный ветер и снег. Это принесло Ним свинку, иначе паротит, а мне - насморк и грипп; вещи, трудно излечимые в такую погоду. Но это не очень тягостно.

Посылаю вам в этом письме чек на 15 фунтов стерлингов.

Привет Лауре. Как поживают Лонге и дети? Ним всегда спрашивает меня о них, как только приходит письмо из Парижа.

Преданный Вам Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue. «Currespondance», t. II, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с французского На русском языке публикуется впервые


35
МАРГАРЕТ ГАРКНЕСС, НАЧАЛО АПРЕЛЯ 1888 г.

19

МАРГАРЕТ ГАРКНЕСС В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон, начало апреля 1888 г.]

Дорогая мисс Гаркнесс!

Благодарю Вас за «Городскую девушку», присланную мне через Визетелли. Я прочел эту вещь с величайшим удовольствием, прямо с жадностью. Это действительно, как говорит Ваш переводчик, мой друг Эйххоф, маленький шедевр. Он к этому добавляет, и это должно доставить Вам удовлетворение, что перевод его поэтому должен быть почти буквальным, так как всякий пропуск или попытка изменения может только уменьшить ценность оригинала.

Что особенно поражает меня в Вашем рассказе, помимо его жизненной правды, это то, что он свидетельствует о мужестве настоящего художника. Оно проявляется не только в Вашей оценке Армии спасения50, резко расходящейся с понятиями высокомерной респектабельной публики, которая, может быть, впервые из Вашего рассказа узнает, почему Армия спасения встречает такую поддержку в народных массах. По главным образом оно проявляется в простой, неприкрашенной форме, в которую Вы облекаете старую-престарую историю пролетарской девушки, соблазненной человеком из буржуазного класса, что составляет основу всей книги. Посредственность почувствовала бы себя обязанной скрыть шаблонный, с ее точки зрения, характер фабулы под нагромождением искусственных усложнений и украшений и тем не менее была бы обнаружена. Вы же почувствовали, что можете позволить себе пересказать старую историю, потому что Вы в состоянии сделать ее новой, просто правдиво рассказав ее.

Ваш мистер Артур Грант - шедевр.

Если я что-либо и могу подвергнуть критике, то разве только то, что рассказ все же недостаточно реалистичен. Па мой взгляд, реализм предполагает, помимо правдивости деталей, правдивое воспроизведение типичных характеров в типичных обстоятельствах. Характеры у Вас достаточно типичны в тех пределах, в каких они действуют, но обстоятельства, которые их окружают и заставляют действовать, возможно, недостаточно типичны. В «Городской девушке» рабочий класс фигурирует как пассивная масса, не способная помочь себе,


36
МАРГАРЕТ ГАРКНЕСС, НАЧАЛО АПРЕЛЯ 1888 г.

не делающая даже никаких попыток и усилий к этому. Все попытки вырвать его из отупляющей нищеты исходят извне, сверху. Но если это было верно для 1800 или 1810 гг., в дни Сен-Симона и Роберта Оуэна, то в 1887 г. для человека, который около 50 лет имел честь участвовать в большинстве битв воинствующего пролетариата, это не так. Мятежный отпор рабочего класса угнетающей среде, которая его окружает, его судорожные попытки, полусознательные или сознательные, восстановить свое человеческое достоинство вписаны в историю и должны поэтому занять свое место в области реализма.

Я далек от того, чтобы винить Вас в том, что Вы не написали чисто социалистического романа, «тенденциозного романа», как мы, немцы, его называем, для того чтобы подчеркнуть социальные и политические взгляды автора. Я совсем не это имею в виду. Чем больше скрыты взгляды автора, тем лучше для произведения искусства. Реализм, о котором я говорю, может проявиться даже независимо от взглядов автора. Разрешите мне привести пример.

Бальзак, которого я считаю гораздо более крупным мастером реализма, чем всех Золя прошлого, настоящего и будущего, в «Человеческой комедии» даст нам самую замечательную реалистическую историю французского «общества», особенно «парижского света», описывая в виде хроники, почти год за годом с 1816 по 1848 г., усиливающееся проникновение поднимающейся буржуазии в дворянское общество, которое после 1815 г. перестроило свои ряды и снова, насколько это было возможно, показало образец старинной французской изысканности. Он описывает, как последние остатки этого образцового, для него, общества либо постепенно уступали натиску вульгарного богача-выскочки, либо были им развращены; как на место великосветской дамы, супружеские измены которой были лишь способом отстоять себя и вполне отвечали положению, отведенному ей в браке, пришла буржуазная женщина, наставляющая мужу рога ради денег или нарядов. Вокруг этой центральной картины Бальзак сосредоточивает всю историю французского общества, из которой я даже в смысле экономических деталей узнал больше (например, о перераспределении движимого и недвижимого имущества после революции), чем из книг всех специалистов - историков, экономистов, статистиков этого периода, вместе взятых. Правда, Бальзак по своим политическим взглядам был легитимистом51. Его великое произведение - нескончаемая элегия по поводу непоправимого разложения высшего общества; все его симпатии на стороне класса, осужденного на вымирание. Но при всем этом его сатира никогда не была более острой, его ирония более


37
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 10-11 АПРЕЛЯ 1888 г.

горькой, чем тогда, когда он заставлял действовать именно тех мужчин и женщин, которым он больше всего симпатизировал, - дворян. И единственные люди, о которых он всегда говорит с нескрываемым восхищением, это его самые ярые политические противники, республиканцы - герои монастыря Сен-Мерри52, люди, которые в то время (1830-1836) действительно были представителями народных масс. В том, что Бальзак таким образом вынужден был идти против своих собственных классовых симпатий и политических предрассудков, в том, что он видел неизбежность падения своих излюбленных аристократов и описывал их как людей, не заслуживающих лучшей участи, и в том, что он видел настоящих людей будущего там, где их в то время единственно и можно было найти, - в этом я вижу одну из величайших побед реализма и одну из величайших черт старого Бальзака.

В Ваше оправдание я должен признать, что нигде в цивилизованном мире рабочий класс не проявляет менее активного сопротивления, большей покорности судьбе, большего отупения, чем в лондонском Ист-Энде*. И почем я знаю, не было ли у Вас достаточных оснований для того, чтобы довольствоваться на этот раз изображением пассивной стороны жизни рабочего класса, оставляя активную ее сторону для другого произведения?


* - восточная часть Лондона, включавшая кварталы, населенные пролетариатом и беднотой. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «На литературном посту» № 7, 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 20

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 10 [-11] апреля 1888 г.

Дорогая Лаура!

Шорлеммер вчера вернулся в Манчестер, и сегодня я могу сесть и написать несколько строк, если только Эдуард и Тусси, которые возвращаются из своего «замка» и должны быть здесь около 5-ти, не придут слишком рано.

Прежде всего я должен поздравить Поля с его блестящими, поистине поразительными открытиями в этимологии53. Уже


38
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 10-11 АПРЕЛЯ 1888 г.

то, что огромное большинство французских слов, обычно производимых нами от латинского bos [бык], происходит от греческого bous [бык], кое-что значит. Но что bouillon [бульон] происходит от bous, а не от bullire - кипеть, это великое открытие, и жаль лишь, что Поль не пошел немного дальше. Ведь Bou-strapa [Бустрапа]54 явно того же происхождения, а также и Buo-naparte (от Bou-naparte) [Бонапарт], и бонапартизм, таким образом, связан с быком, Bou-langer [Буланже] должен происходить от bous, а значит также и его английский эквивалент Baker [Бейкер]*; это проливает совершенно новый свет на приключение полковника Бейкера в вагоне: как мог он, происходя от быка Юпитера, не броситься на Европу - Робинсон55? Более того, не подлежит никакому сомнению, что в слове mou-tarde [горчица] m стоит вместо первоначального b и таким образом его происхождение от bous доказано - какой яркий свет бросает это на тот факт, что горчицу едят только с говядиной, а не с бараниной!

Другим великим достижением является то, что он рассматривает санскрит на уровне краниологии, а также обнаруживает в Германии и Англии лингвистов, утверждающих, будто финский язык имеет больше аналогий с арийскими идиомами, чем санскрит. Я слышал лишь о тех, кто, приписывая арийским нациям европейское происхождение вместо азиатского, оказывается в крайне затруднительном положении, поскольку им приходится принимать финское происхождение арийского языка, а пока они не в состоянии указать какие-либо следы родства между ними. Если бы Поль попытался вывести французский язык из японского, а не из греческого, он сделал бы то же самое, что, по его утверждению, сделали эти бедняги немцы и англичане. Им весьма туго приходится в этом деле. Они, - то есть немцы, кое-кто из них даже чехи, - являются второ- и третьеразрядными эпигонами, которые с целью произвести сенсацию выдвинули парадоксальную теорию, - а вернее сказать, были к ней приведены (серией ошибок), - которая завела их в тупик; англичане восприняли эту теорию как моду, чего и следовало ожидать от новичков, стремящихся показать себя специалистами, - они обсудили эту чушь между собой на последнем заседании Британской ассоциации56, но они пока лишь мечтают о том, что им приписывает Поль - об установлении связи между арийским языком и финским, связи более тесной даже, чем у других арийских языков с санскритом -


* Фамилия Boulanger означает по-французски также «булочник»; фамилия Baker - по-английски «булочник». Ред.


39
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 10-11 АПРЕЛЯ 1888 г.

родственным им языком. Остается надеяться, что они не читают «Nouvelle Revue», а то они действительно захотят узнать, кто такой этот Фергюс, обладающий волшебной палочкой для превращения арийского языка в финский и наоборот. Но, если придется, Фергюс может сослаться на свое ирландское имя в оправдание своих ирландских Bulls* или bous.

Но шутки в сторону, статьи очень хороши, и неважно, что Фергюс рассказывает кое-какие нелепости об этимологии парижанам, которым плевать на это. Гораздо более важно, чтобы они узнали хоть немного о своем родном языке, а это они там найдут. Только я не думаю, чтобы автору нужно было для увеселения парижан компрометировать себя подобными утверждениями. Но кто из нас не склонен хвастать больше всего тем, что мы знаем меньше всего; я, во всяком случае, знаю за собой этот грех.

11 апреля. Все произошло в точности, как я ожидал. Две изголодавшиеся души ввалились как раз тогда, когда я кончал предыдущую страницу, принеся из своего истинно деревенского уединения яйца, масло, пирог с мясом, колбасу и здоровый аппетит. Сегодня я написал письма в Америку, а сейчас попытаюсь закончить это письмо.

Во Франции дела, по-моему, идут очень хорошо. Буланжизм является справедливой и заслуженной карой за трусость всех партий перед лицом буржуазного шовинизма, полагающего, что можно остановить стрелки часов всемирной истории, пока Франция не возвратит себе Эльзас. К счастью, Буланже все больше проявляет себя в политике ослом, более опасным, по-моему, для самого себя, чем для кого-нибудь другого. Человеку, планы которого подобны планам Трошю, грош цена.

Что касается остального, то оппортунисты57 все более и более хиреют, чахнут и будут вынуждены прибегнуть к союзу с монархистами, что равносильно политическому самоубийству. Огромный сдвиг во французском общественном мнении заключается в следующем: республика признана единственно возможной формой правления, монархия равносильна гражданской войне и внешней войне. Действия оппортунистов (не говоря уже о их скандальной коррупции) все больше толкают общественное мнение влево и вынуждают к назначению все более радикальных правительств. Все это строго соответствует тенденции развития, которая проявляется с 1875 года. Нам остается лишь желать, чтобы события и дальше развивались так же,


* Игра слов: «Bulls» по-английски означает «быки», а также «нелепости», «противоречия». Ред.


40
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 10-11 АПРЕЛЯ 1888 г.

и если Буланже, независимо от своих намерений, поможет этому движению - тем лучше.

Здравый смысл, в наличии которого французы не отдают себе отчета, - логически необходимый результат великой, бессознательно логической истории - убедительнее всего докажет им, надеюсь я, всю неразумность того дела, за которое они взялись сознательно и преднамеренно.

Немецкий филистер все более и более убеждается, что со старым Вильгельмом выпал замок свода всего существующего режима, и что весь этот режим постепенно развалится. Я надеюсь лишь, что Бисмарка не уберут просто для того, чтобы повторить триумф. Другими словами, ему лучше остановиться.

Что за олух этот Рошфор. Цитирует католические мюнхенские газеты, чтобы доказать, что немцы только и ждут нового вторжения французов в Германию, чтобы объединиться с ними, свергнуть Бисмарка и возродить французское господство в Германии! Разве этому идиоту неизвестно, что ничто не может укрепить позиции Бисмарка лучше, чем подобная попытка Франции «освободить» Германию, и что мы намерены сами разрешить наши внутренние дела!

Всегда твой Ф. Энгельс Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с английского 21

ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ В НЬЮ-ЙОРК Лондон, 11 апреля 1888 г.

Дорогая г-жа Вишневецкая!

Ваша просьба прислать рукопись* застала меня врасплох; боюсь, что не смогу Вам угодить. Мне разрешено писать два часа в день, не больше, а мне приходится вести обширную переписку, к концу двух часов, когда я чувствую, что только вхожу во вкус работы, именно в этот момент я должен ее прекращать. При таких условиях я совершенно не в состоянии писать статьи на злобу дня по специальному заказу, в особен-


* Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли». Ред.


41
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, 11 АПРЕЛЯ 1888 г.

ности для отдаленного рынка. Я не представляю себе, как я мог бы закончить брошюру в рукописи к 15 мая, а еще менее - как она могла бы быть напечатана к этому сроку в Нью- Йорке. Тем не менее я тотчас же примусь за нее, как только покончу с неотложными письмами, и сделаю все, что в моих силах. Мне придется прервать очень важную работу, чтобы выполнить эту задачу.

Впрочем, Вам, по-моему, нечего опасаться, что мы упускаем подходящий случай. Вопрос о свободе торговли не исчезнет с американского горизонта, пока не будет решен. Я уверен, что протекционизм сыграл свою роль в Соединенных Штатах и теперь является препятствием; какова бы ни была судьба законопроекта Милза58, борьба не прекратится до тех пор, пока или свобода торговли даст возможность американским промышленникам играть ведущую роль на мировом рынке, на что они уже имеют право во многих отраслях торговли, или и протекционисты и фритредеры будут отброшены в сторону теми, кто стоит позади них. Экономические факты сильнее политики, особенно если политика настолько поражена коррупцией, как в Америке. Я не удивлюсь, если в ближайшие годы одна группа американских промышленников за другой перейдут на сторону фритредеров, - они должны это сделать, если только сознают свои собственные интересы.

Благодарю Вас за присылку официальных изданий*; я думаю, это как раз то, что мне нужно.

Радуюсь успехам, уже достигнутым Вами в борьбе против Исполнительного комитета. По еженедельнику «Volkszeitung»** от 31 марта я вижу, что они еще не хотят сдаваться. Вот видите, как важно лично быть на месте. Эвелингов не было на месте, и ввиду отсутствия противодействия дело обратилось против них59. Вы же были на месте и смогли поэтому обратить дело в свою пользу. Таким образом, враждебные действия по отношению к Вам свелись просто к местной сплетне, которую Вы при надлежащей выдержке, наверное, в конце концов преодолеете и окончательно победите60.

Очень рад был узнать, что супруги Зорге снова чувствуют себя лучше на своем старом месте; надеюсь, что так оно будет и впредь. Старик Зорге ни за что не мог бы жить в таком захолустье, как Рочестер, так же как я - в немецком захолустье или его ланкаширском подобии, Чоубенте или Боллоксмити.


* См. настоящий том, стр. 22-23. Ред.

** - «Wochenblatt der N. Y. Volkszeilung». Ред.


42
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, 11 АПРЕЛЯ 1888 г.

Возвращаю Вам письма ревизионной комиссии.

Спешу кончить.

Преданный Вам Ф. Энгельс Впервые опубликовано с сокращениями на языке оригинала в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere». Stuttgart, 1906 и полностью на русском языке в Сочинениях R. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 22

АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В ПЛАУЭН-ДРЕЗДЕН Лондон, 12 апреля 1888 г.

Дорогой Бебель!

Получив твое письмо от 8 марта, я хотел сперва немного присмотреться к ходу событий; теперь положение, по-видимому, настолько прояснилось, что постепенно можно высказать о нем определенное мнение. Относительно вашей политики: говорить, что все остается постарому, в тактическом отношении, для массовой агитации, совершенно правильно; но, по моему мнению, это отнюдь не исчерпывает исторической ситуации.

Манифесты Фрица46 характеризуют его как величайшую посредственность в умственном отношении. Мира не перевернет тот, кто, пробыв столько лет кронпринцем, не может предложить ничего, кроме незначительного выравнивания отдельных налогов, а в военном отношении уничтожения 3-й шеренги, что не имеет никакого значения, потому что она уже давно отменена в боевом уставе. Как известно, жалоба на проклятую полуобразованность является, как он сам доказывает, монополией именно самих полуобразованных. Это - о его уме.

О его характере из-за состояния его здоровья приходится судить весьма снисходительно.

Если каждую минуту рискуешь, что врачи перережут тебе горло*, то что уж тут говорить о каком-либо приливе энергии; только в случае улучшения здоровья можно было бы ожидать чего-либо подобного. Поэтому понятно, что у Бисмарка и Путкамера в области внутренней


* У Фридриха III был рак гортани. Ред.


43
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 12 АПРЕЛЯ 1888 г.

политики руки развязаны теперь еще больше, чем когда-либо прежде.

Однако это еще не означает, что все остается по-старому. С Вильгельмом выпал краеугольный камень здания, и неустойчивость чувствуется очень сильно. Внутренняя политика показывает, что Бисмарк и К° судорожно цепляются за свое положение. Ваше же положение не осталось прежним, оно ухудшилось как раз потому, что Бисмарк хочет доказать, что все осталось по-старому. Демонстративное исключение социал-демократов из амнистии, массовые обыски и преследования, судорожные усилия покончить с «Sozialdemokrat» в Швейцарии61 - все это доказательства того, что Бисмарк и К° чувствуют, как у них под ногами колеблется почва. То же самое доказывают и усилия сторонников картеля62 втолковать Фрицу, что такое монарх.

Как истинный монарх, по всем политическим вопросам он легко идет на уступки, зато какая-нибудь придворная интрига делает конфликт явным. Это прямо-таки смешно: по мнению Бисмарка, царь* имеет право запретить Баттенбергу жениться, а по мнению Фрица и Виктории, в этом случае сразу должны быть отменены все непостижимо глубокие государственные принципы, которыми они руководствовались всю свою жизнь63!

Ввиду беспомощного состояния Фрица ему и здесь придется уступить, разве только он поправится и действительно сможет осуществить министерский кризис. Вовсе не в наших интересах, чтобы Бисмарк, негодуя, ушел, чтобы через месяц снова вернуться с триумфом и обоготворяемым картель-филистерами. Мы можем быть довольны уже тем, что картельфилистер вообще усомнится в прочности бисмарковского режима. А эта прочность не восстановится, пока жив Фриц.

Так как больше абсолютно ничего не публикуют о характере болезни, даже отчета Вальдейера, который, будь он благоприятен, немедленно был бы опубликован, то нет больше никакого сомнения, что у него рак. И тут наши прогрессисты64 опять показывают, что они за люди. Вирхов, которому как раз как врачу - консультировавшему уже раньше - следовало бы теперь быть на месте, занимается раскопками в Египте. Он дожидается, очевидно, официального приглашения!

Нет империи без императора, нет бонапартизма без Бонапарта. Система скроена по человеку, на нем она держится, с ним она падает. Наш Бонапарт был о трех головах, как древний идол славян Поморья Триглав; средней головы больше нет,


* - Александр III. Ред.


44
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 12 АПРЕЛЯ 1888 г.

из двух других Мольтке тоже перезрел, а Бисмарк шатается. С Викторией ему не справиться, она у своей матери* научилась, как обращаться с министрами, даже и со всемогущими.

Прежняя уверенность исчезла. Шаткость почвы обнаружится также и в политике: во внешней политике будут совершаться промахи, во внутренней - будут прибегать к судорожным насильственным мерам. Неустойчивость скажется и в том, что филистер начнет сомневаться в своих собственных кумирах, а также в ослаблении дисциплины и служебного рвения чиновников, которые станут задумываться о возможности перемен и об изменении в их собственном будущем. Все это будет так, если Бисмарк, что весьма вероятно, останется. Если же Фрицу будет лучше и Бисмарку будет грозить серьезная опасность, то, как утверждает Ленхен, в Фрица будут стрелять. Это могло бы уже случиться, если бы только Путкамеру и его Ирингам - Напоррам стала угрожать опасность.

Во всяком случае, сейчас междуцарствие, причем Бисмарк страстно надеется на смерть Фрица и на пришествие нового Вильгельма. Вот тогда-то уже действительно не будет постарому. Тогда только держись! Наш бонапартизм подошел теперь, примерно, к своему мексиканскому периоду. Если этот период наступит, придет и наш 1866 год, а вскоре и 1870, то есть изнутри некий внутренний Седан65. И прекрасно!

Во Франции все идет совершенно логично, своим чередом: правые республиканцы дошли до союза с монархистами, чем себя и погубят; возможно, министерство придется создавать из более левых элементов. Буланже - явно безмозглый политик и, вероятно, скоро провалится в Палате. У французского провинциального филистера только один символ веры: республика необходима, а монархия - это гражданская и внешняя война.

Расписку на 100 марок от г-жи Пфендер пришлю в следующем письме; я забыл ее получить. Пока же большое спасибо за эту помощь. Я, со своей стороны, сделаю все возможное, чтобы поддержать эту женщину, но мне придется еще раз обратиться к вам.

Сердечный привет твоей жене и дочери** и Зингеру.

Твой Ф. Э.


* - Виктории, королевы английской. Ред.

** - Юлии и Фриде Бебель. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


45
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 16 АПРЕЛЯ 1888 г.

23

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ Лондон, 16 апреля 1888 г.

Дорогой Либкнехт!

Я как раз собирался ответить тебе на письмо от 4-го, когда пришло твое второе письмо с приложением для Карла Каутского, из которого я заключил, что мои ответы, как и твои вопросы, относятся уже к области прошлого.

Хочу тебе только еще сказать, в какой связи находится это с циркуляром Социалдемократической федерации66.

1) Социал-демократическая федерация67 все еще ведет себя как единственная социалистическая организация в Англии и единственно правомочная действовать и говорить здесь от имени всего движения в целом. Поэтому теперь при подготовке конгресса эту позицию следовало подчеркнуть, тем более что Социалистическая лига68 в нынешней ее форме скоро, пожалуй, совсем угаснет, и Социал-демократическая федерация была бы не прочь поглотить disjecta membra*. Но это, к счастью, не удастся, потому что тогда тотчас же возобновились бы прежние личные распри.

2) Социал-демократическая федерация находится в теснейшей связи с поссибилистами12 в Париже, а так как последние, в свою очередь, находятся в связи с Бродхёрстом и К°69, то Социал-демократическая федерация вынуждена лавировать. Этот второй момент играет решающую роль. Гайндман и К° так глубоко увязли в отношениях с поссибилистами, что не могут повернуть назад, если бы они даже этого и хотели.

Каково мое мнение по поводу всей этой истории с конгрессом? Я едва ли могу иметь какое-нибудь мнение, так как совсем не знаю содержания переговоров, - кроме того и твои взгляды меняются с калейдоскопической быстротой. Все такие конгрессы, в успехе которых нельзя быть заранее абсолютно уверенным, я вообще считаю очень рискованными, а если не предстоит добиться чего-нибудь определенного и осуществимого, то и совершенно излишними. Малые нации, особенно бельгийцы, задают тон, а так как внешними делами в Бельгии ведают не фламандцы, а старая брюссельская семейная клика Брисме, то получается все та же старая лавочка. Созыв вашего конгресса здесь70 через неделю после конгресса тредюнионов привел бы просто к краху. Деньги были бы истрачены, люди бы у вас


* - разрозненные члены (Гораций. Сатиры, книга первая, сатира 4), Ред.


46
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 16 АПРЕЛЯ 1888 г.

разбежались, а вы - ad majorem gloriam* Гайндмана - безвозвратно угодили бы в руки лондонских заправил!

Французам, все равно какого направления, следовало бы к юбилею французской революции 1789 г. и в связи с Парижской выставкой** созвать конгресс в Женеве, но этого вам наверняка не удастся им втолковать.

Если, таким образом, ваш конгресс и не состоится, то это, на мой взгляд, не будет мировым несчастьем. Кроме того, порядок дня без нужды ограничен. В конгрессе, созываемом нашей фракцией рейхстага, примут участие ведь только социалисты и анархисты, а не просто члены тред-юнионов. Анархистов социал-демократический конгресс мог бы выпроводить вон, всеобщий рабочий конгресс этого сделать не сможет, и они будут в состоянии пошуметь и порекламировать себя.

Фрицу надо очень спешить с поправкой своего здоровья, иначе Бисмарк окончательно сядет ему на шею. Надеюсь, что Бисмарк возьмется за дело чересчур круто и полетит, рейхстаг будет распущен и вновь избран при каком-нибудь временном правительстве. Это принесло бы большое разочарование филистерам. Правда, когда человек ежедневно может быть приговорен врачами к тому, что ему перережут горло***, это едва ли может придать ему бодрости для серьезной борьбы. А что Бисмарк будет защищаться обеими руками, он показывает уже и сейчас.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.

Надеюсь, что в субботу мы послали тебе то, что ты хочешь? Или же мы тебя не понимаем.

Немецкий текст принадлежит Эккариусу.


* - к вящей славе. Ред.

** Речь идет о предстоявшей в 1889 г. всемирной выставке. Ред.

*** У Фридриха III был рак гортани. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ В БЕНЕВЕНТО Лондон, 20 апреля 1888 г.

122, Regent's Park Road Дорогой друг!

Я рад, что перед Вами, кажется, открывается новая перспектива, и надеюсь, что Вам удастся приготовиться к экзамену.


47
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 20 АПРЕЛЯ 1888 г.

К сожалению, я не могу указать Вам книги, по которым Вы смогли бы готовиться к нему.

Немецкие книги дали бы для итальянского экзамена, с одной стороны, слишком много, а с другой - слишком мало; кроме того, я не знаю новых кратких руководств. А итальянские книги, пригодные для Вашей цели, мне и подавно неизвестны; в крайнем случае я мог бы рекомендовать Вам книгу Карло Ботта «История итальянского народа», которая начинается с Константина Великого, около 300 г. н. э. И, может быть, также книгу Пьетро Коллетта «История неаполитанского королевства», охватывающую период с 1735 по 1825 г., классический труд. Но, вероятно, полезнее всего для Вас будут тамошние учебники для средних учебных заведений (соответствующих французским лицеям и колледжам, нашим гимназиям), потому что ведь большинство кандидатов на архивные должности, вероятно, были учениками этих заведений, и поэтому экзаменаторы должны будут сообразовываться с учебным планом этих школ.

Поскольку для Вас в нынешнем стесненном положении приобретение этих книг окажется невозможным, я считаю своим долгом помочь Вам в этом. Поэтому я взял на себя смелость послать на Ваше имя прилагаемый почтовый перевод на сумму в 4 ф. ст., равную 100 фр. 80 сантимам, и надеюсь, Вы не будете на меня в обиде за то, что я пересылаю Вам эту небольшую сумму, не получив предварительно Вашего разрешения. Я желаю лишь, чтобы ее хватило на приобретение необходимых пособий и чтобы Вы успешно сдали экзамен.

О высылке наших цюрихских друзей из Швейцарии61 Вы, вероятно, читали.

На этих днях - как только закончу важную работу для Америки* - я просмотрю перевод и отправлю его обратно23. Мне легче работается, когда я прорабатываю ряд номеров сразу.

С дружеским приветом Ваш Ф. Энгельс Мое имя при отправке писем должно даваться в английской форме: «Фредерик».


* Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли». Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: «La corrispondenza di Marx e Engels con italiani. 1848-1895». Milano, 1964

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые


48
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, ОКОЛО 29 АПРЕЛЯ 1888 г.

25

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ [Лондон, около 29 апреля 1888 г.]

Дорогой Либкнехт!

Прилагаемое71 получил сегодня утром.

Хорошо, что Фрицу* стало немного лучше. Если бы молодой Вильгельм пришел к власти именно теперь, то Бисмарк, судя по всему, прежде всего договорился бы с Россией, чтобы получить согласие на войну с Францией. По-видимому, уже сейчас заключены некоторые соглашения по частным вопросам. В силу этого и только в силу этого Буланже мог бы стать опасностью как для Франции, так и для Германии. Французы были бы разбиты, но война затянулась бы из-за сильных французских укреплений, к тому же вмешались бы и другие. Вероятно, Австрия и Италия выступили бы против Германии, потому что невозможно получить согласие России на войну, не принеся их обеих в жертву русским. Это означало бы, следовательно, что Бисмарк поможет русским захватить Константинополь, а это в свою очередь означало бы мировую войну при условиях, при которых мы вне всяких сомнений потерпели бы в конце концов поражение: в союзе с Россией против всего мира! Надеюсь, что эта опасность минует.

Твой Ф. Э.


* - Фридриху III. Ред.

** К. Маркс. «Речь о свободе торговли». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ В НЬЮ-ЙОРК Лондон, 2 мая 1888 г.

Дорогая г-жа Вишневецкая!

С этой почтой посылаю Вам заказным пакетом рукопись**, или, вернее, копию, сделанную миссис Эвелинг, так как она нашла, что из-за Вашего мелкого почерка и отсутствия полей невозможно вписать разборчиво карандашом предлагаемые


49
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, 2 МАЯ 1888 г.

изменения. А их было много, поскольку Вы переводили с немецкого перевода, а мы для работы использовали оригинал. Поэтому многие изменения сделаны только для того, чтобы приблизить английский текст к французскому оригиналу. В некоторых местах я ради ясности позволил себе некоторые вольности.

Предисловие* начерно почти готово, но так как Вам понадобится немецкий перевод, то я задержу его у себя несколько дольше. Во всяком случае, я потороплюсь, насколько это возможно, работая по два часа в день, как мне предписано. На прошлой неделе доктор снова строго подтвердил это ограничение.

Передайте, пожалуйста, Зорге, что, согласно последним планам, «Sozialdemokrat» будет переведен в Лондон. Но лучше этого пока не разглашать. Если наши друзья пожелают, чтобы об этом начались толки и заговорила жадная до новостей пресса, они, несомненно, сами уж об этом позаботятся.

Меня здесь бойкотируют почти так же, как Вас в Нью-Йорке. Различные здешние социалистические клики очень недовольны моим абсолютным нейтралитетом по отношению к ним, и так как в этом вопросе все они солидарны, то стараются отплатить мне, замалчивая мои работы. Ни «Our Corner» (миссис Безант), ни «To-Day», ни «Christian Socialist» (впрочем, относительно этого последнего ежемесячника я не могу сказать наверняка) не упомянули о «Положении рабочего класса», хотя я сам послал им по экземпляру. Я этого ожидал, но не хотел Вам об этом говорить, пока не получил доказательств. Я их не виню, так как нанес им тяжкое оскорбление, заявив, что здесь до сих пор не существует подлинного рабочего движения** и что, когда оно начнется, все эти великие мужи и дамы, которые теперь присвоили себе роль офицеров армии без солдат, скоро будут поставлены на свое место и притом гораздо менее почетное, чем они того ожидают. Если они, однако, думают, что их булавочные уколы могут пронзить мою старую, хорошо выдубленную, толстую кожу, то они ошибаются.

Преданный Вам Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли». Ред.

** Ф. Энгельс. «Англия в 1845 и 1885 годах». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями на языке оригинала в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere». Stuttgart, 1906 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского


50
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 9 МАЯ 1888 г.

27

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 9 мая 1888 г.

Дорогая Лаура!

Я только что закончил, после многих перерывов, длинное предисловие* к английскому изданию речи Мавра о свободе торговли (Брюссель, 1848), которое должно выйти в Нью- Йорке, и так как это последняя работа, которая должна была быть выполнена к определенному сроку, то я пользуюсь своей вновь обретенной свободой, чтобы тотчас же написать тебе. А к тому же мне нужно написать тебе о довольно важном деле, а именно о том, что ты нам нужна здесь в Лондоне. Ты посадила в своем саду ясменник, как я слышал от Шорлеммера, а так как мы не имеем никакой возможности приехать к тебе и использовать его там, то не остается ничего другого, как тебе приехать сюда и привезти его, а другие составные части будут доставлены быстро и вовремя. Погода прекрасная, в субботу**, в день рождения Мавра, Ним и я ходили в Хайгет***, а сегодня мы были на Хэмпстед-Хис****; я пишу, открыв оба окна. А к тому времени, когда ты приедешь, что, я надеюсь, будет на следующей неделе, сирень и ракитник будут готовы встретить тебя. Если только ты сообщишь срочно, что ты согласна приехать, я беру на себя все остальное. Кроме того, за это время ты, вероятно, привела свой загородный дом и сад в такое совершенное состояние, что можешь оставить их на попечение Поля, который стал теперь, должно быть, превосходным садовником. Ним вздыхала о Лёр все последнее время, и, конечно, ты должна присутствовать на великом драматическом торжестве Эдуарда 5-го июня, когда на утреннем спектакле должна быть поставлена его инсценировка романа Н. Гоуторна «Багряный знак». И мне не нужно добавлять, что я не меньше других хочу видеть тебя здесь. Больше того, имеется столько других причин для твоего приезда сюда, что я воздержусь от изложения их здесь, из опасения опоздать на почту и смертельно надоесть тебе. Поэтому решай сразу и напиши, что ты приедешь.


* Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли». Ред.

** - 5 мая. Ред.

*** - кладбище, где похоронен Маркс. Ред.

**** - любимое лондонцами место для прогулок. Ред.

72


51
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 9 МАЯ 1888 г.

О замечательных предварительных успехах Эдуарда по драматургической части ты уже, наверное, слышала. Он продал около полдюжины или больше пьес, которые потихоньку состряпал; некоторые из них были поставлены с успехом в провинции, другие он поставил здесь сам вместе с Тусси на маленьких вечерах; они очень понравились людям, наиболее заинтересованным в таких вещах, а именно таким актерам и импрессарио, которые могут поставить эти пьесы. Если теперь он добьется хоть раз заметного успеха в Лондоне, то его положение в этой области укрепится, и все его затруднения скоро кончатся. А я не вижу причины, почему ему это не должно удаться, по-видимому, он замечательно ловко умеет дать Лондону то, что Лондону требуется.

Письмо Поля в «Intransigeant»*, действительно, очень хорошо. Ему удалось нанести удар радикалам, не сделав ни малейшей уступки буланжизму и выдвинув требование всеобщего вооружения: это ставит палки в оба их колеса. Это сделано с большим тактом.

Слышала ли ты, что Фриц Бёйст помолвлен с одной итальяно-швейцарской девушкой из Кастасеньи, расположенной у самой границы с Ломбардией? Я не знаю, кто она, мы скоро это узнаем от наших цюрихских друзей**, которых ждем сюда меньше чем через две недели.

Может быть, вы увидите Бернштейна в Париже во время его путешествия, он может появиться там в любой день. Мне очень любопытно, как они устроятся здесь с газетой***. По многим причинам Лондон не является для этого лучшим местом, хотя, может быть, и единственным сейчас. Однако посмотрим, обычно вещи устраиваются своим естественным порядком.

Статья Поля «Виктор Гюго» в «Neue Zeit» очень хороша. Интересно, что сказали бы во Франции, если бы там могли прочитать ее.

Великий Стед отправился в Петербург интервьюировать царя**** и заставить его сказать правду о мире или войне. Я послал вам его парижские интервью73, глубокомысленный муж покинул Париж не более мудрым, чем он прибыл туда. Русские досыта накормят его комплиментами, боюсь, что он вернется из Петербурга еще большим ослом, чем сейчас. Может быть, в сегодняшней газете мы прочтем, что он постиг Бисмарка.


* П. Лафарг. «Буланжизм и парламентарии». Ред.

** - Бернштейна, Моттелера, Таушера, Шлютера. Ред.

*** - «Sozialdemokrat». Ред.

**** - Александра III. Ред.


52
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 9 МАЯ 1888 г.

Румыны - странные люди. Я написал Нэдежде в Яссы письмо*, в котором пытался обработать их в антирусском направлении. В настоящее время ясские марксисты ссорятся с бухарестскими анархистами по поводу крестьянского восстания74, инспирированного Россией, и поэтому они сразу же перевели и напечатали мое письмо. На этот раз я не виноват, но это показывает, какие они неосторожные люди.

Не только бумага, но и время подходит к концу - 5 час. 20 мин., и Ним сейчас будет звонить к обеду, а через десять минут закрывается почта. Поэтому до свидания и напиши, что приедешь!

Любящий тебя Ф. Энгельс


* См. настоящий том, стр. 3-6. Ред.

** Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. II, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 28

ЭЛЕОНОРЕ МАРКС-ЭВЕЛИНГ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 10 мая 1888 г.

Дорогая Тусси!

Большое спасибо, но мы не сможем прийти. Ним должна закупить провизию, иначе в воскресенье вы не получите никакого обеда, а мне необходимо отправить рукопись** в Америку субботней почтой, а она далеко не готова (рукопись, а не почта).

Передай Магону, что по воскресеньям я принимаю своих личных друзей и что поговорить здесь о деле в воскресенье нет никакой возможности. Если он хочет прийти ко мне, я буду рад видеть его в любой вечер на неделе, а если он хочет, чтобы при этом присутствовал и Эдуард, то они могут договориться прийти вместе в один из вечеров - может быть, ты придешь тоже?

Привет от Ним.

Всегда твой Ф. Э.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с английского


53
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, 16 МАЯ 1888 г.

29

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ХОТТИНГЕН-ЦЮРИХ Лондон, 10 мая 1888 г.

Дорогой г-н Шлютер!

Как обстоит дело с Вашим приездом сюда? От Эде нам известно только, что он едет через Париж и там задержится на некоторое время. Об остальных он не пишет ничего определенного. Мы, следовательно, пребываем здесь в неведении и не можем ничего предпринять.

Будьте так добры, договоритесь с остальными и дайте нам знать, когда вы все приедете, - мы имеем в виду Вас, Моттелера и Таушера, - и сообщите, не сможем ли мы за это время что-нибудь здесь сделать для вас. Известите нас также, на какой из здешних вокзалов вы прибудете и с каким поездом, чтобы вас можно было встретить. Иначе может получиться страшная путаница, из-за которой было бы зря истрачено немало денег.

Сердечный привет всем вам.

Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса, и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 30

ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ В НЬЮ-ЙОРК Лондон, 16 мая 1888 г.

Дорогая г-жа Вишневецкая!

С сегодняшней почтой посылаю Вам заказным конец предисловия*.

Ривз соглашается взять на себя посредничество по распространению брошюры** на прежних условиях и хочет, чтобы его имя было поставлено на титульном листе, под именем ньюйоркского издателя в следующей форме: Лондон, Уильям Ривз, 185, Fleet Street, E. С.


* Ф. Энгельс. «Протекционизм и свобода торговли». Ред.

** К. Маркс. «Речь о свободе торговли». Ред.


54
ФЛОРЕНС КЕЛЛИ-ВИШНЕВЕЦКОЙ, 16 МАЯ 1888 г.

Это, по крайней мере, какая-то гарантия против пиратских выходок с его стороны, а в этом отношении он самый опасный человек. Если Вы перешлете мне предназначенные для него экземпляры, то я доставлю их по назначению под расписку. На первый раз достаточно будет 300-500 экземпляров.

Немецкий перевод я Вам пришлю, как только г-жа Каутская его перепишет. Это может задержаться на несколько дней, так как мы со дня на день ждем высланных из Цюриха товарищей*, и на первых порах у нас в связи с этим будут кое-какие хлопоты.

Искренне Ваш Ф. Энгельс


* - Бернштейна, Моттелера, Таушера, Шлютера. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVIII, 1940 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 31

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 3 июня 1888 г.

Дорогая Лаура!

Очень огорчен, что ты не считаешь возможным приехать именно сейчас; то, что в твоем саду не уродился ясменник, не имело бы значения, потому что Ним достала немного и мы собираемся отведать его сегодня вечером; было бы так хорошо, если бы ты была здесь, чтобы принять в этом участие. Для возлияния сегодня вечером у нас 6 бутылок мозельского.

Наши цюрихские друзья начинают немного свыкаться с лондонскими обычаями, да и пора, потому что они слишком по-провинциальному представляли себе возможности устройства здесь. Надеюсь, что на будущей неделе основные вопросы, как-то: о помещении и т. п., будут урегулированы, и тогда затруднений и споров станет меньше.

Аргументы Поля по поводу Буланже довольно унизительны для репутации французов.

Сначала он говорит: «это народное движение, но не опасное, потому что Буланже - осел».

Но что тогда думать о народе, который способен на народное движение в поддержку осла?

Это он объясняет так: во Франции какое-то


55
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 3 ИЮНЯ 1888 г.

время возятся с подобием парламентаризма, а потом требуют спасителя, личной власти... в данный момент взывают о спасителе, и является Буланже. Другими словами: французы таковы, что их реальные нужды требуют бонапартистского режима, в то время как их идеалистические иллюзии - республиканские и не идут дальше парламентаризма. Но если французы не видят другого выхода, кроме как - либо личная власть, либо парламентская власть, то они с таким же успехом могут махнуть на все это рукой. Чего я хочу от наших людей - это чтобы они показали, что есть реальный третий выход, помимо этой мнимой дилеммы, которая является дилеммой только для вульгарных филистеров, и чтобы они не принимали это путаное филистерское и по сути дела шовинистическое буланжистское движение за подлинно народное. Шовинистическое требование, будто вся мировая история должна быть сведена к возвращению Франции Эльзаса и что до этого ничему не будет позволено случиться, - это требование нашло слишком много поклонников среди наших друзей во Франции, фактически в каждом из них, и вот вам результат. Благодаря тому что Буланже включает в свою программу это требование, молчаливо признаваемое всеми партиями, он силен. Его противники - Клемансо и К° - не выступают, не осмеливаются выступать против этого требования, но они слишком трусливы, чтобы провозгласить это открыто, и потому они слабы. А поскольку движение в основе своей является шовинистическим и никаким больше, оно играет на руку Бисмарку, который будет только рад втравить в войну этого беднягу Фрица*. И все это происходит в момент, когда даже у немецких филистеров просыпается сознание, что чем скорее они избавятся от Эльзаса, тем лучше, и когда сумасбродные паспортные правила Бисмарка75 служат откровенным признанием того, что Эльзас больше, чем когда-либо, является французским!

Революция в нашем домашнем хозяйстве, которую я на протяжении года с лишним старался осуществить, наконец, совершилась. Вчера Анни ушла от нас после моего предупреждения об увольнении, и мы наняли новую прислугу. Ним сможет, наконец, работать не больше, чем ей действительно хочется, и будет высыпаться по утрам.

Прилагаю чек, о котором писал Поль. Нынче воскресенье, и я должен закончить письмо раньше, чем придут гости.

Всегда любящий тебя Ф. Энгельс


* - Фридриха III. Ред.


56
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 3 ИЮНЯ 1888 г.

Имей в виду, что ты должна приехать к нам этим летом, самое позднее осенью!

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. II, Paris, 1956 и на русском языке в журнале «Исторический архив» № 2, 1956 г.

Печатается no рукописи Перевод с английского 32

ГЕРМАНУ ШЛЮТЕРУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 15 июня 1888 г.

122, Regent's Park Road Дорогой Шлютер!

Не хотите ли вы с Таушером доставить мне удовольствие и пообедать у нас в воскресенье в половине третьего?

Ваш Ф. Энгельс Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 33

ПОЛЮ ЛАФАРГУ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 30 июня 1888 г.

Дорогой Лафарг!

Маленький Мак-Доннел из Генерального Совета*, редактор рабочей газеты в Патерсоне**, штат Нью-Джерси, прислал ко мне молодого человека, Р. Блока, сына одного старого ньюйоркского социалиста; отец - редактор немецкой газеты пекарей и секретарь их тредюниона. Так как молодой человек проведет несколько дней в Париже, то я дал ему для Вас визитную карточку (у него в Париже нет ни к кому рекомендаций, кроме Делаэ!), сказав ему, что Вы живете за городом и вряд ли


* - I Интернационала. Ред.

** - «Paterson Labor Standard». Peд.


57
КАРЛУ КАУТСКОМУ, ДО 6 ИЮЛЯ 1888 г.

сможете быть ему полезным, за исключением, может быть, некоторых справок. Он не занимается ни политикой, ни социализмом и желает только посмотреть Европу «в самом лучшем виде». Итак, если он найдет дорогу в Перрё, то я буду Вам очень благодарен, если Вы поможете ему своими добрыми советами, как путешественнику, который хочет повидать как можно больше, затратив наименьшее количество времени. Он прекрасно знает, что Вы не можете показывать ему Париж.

Эвелинг снова в Лондоне по поводу своей пьесы, которая будет поставлена сегодня. Это пятая его пьеса, а шестая будет, вероятно, поставлена на следующей неделе. Положительно, посвятив себя драматургии, он открыл золотую жилу, «наткнулся на нефть», как говорят янки.

Преданный Вам Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: F. Engels, Р. et L. Lafargue. «Correspondance», t. III. Paris, 1959

Печатается по рукописи Перевод с французского На русском языке публикуется впервые 34

КАРЛУ КАУТСКОМУ В САНКТ-ГИЛЬГЕН Лондон, [до 6 июля 1888 г.]

Дорогой Барон!

После того как я все по-настоящему о тебе выведал, установил долготу и широту и к тому же узнал, что местность должна быть прекрасной*, я хочу еще быстренько ответить тебе относительно Шелли76. Я с большой охотой готов это сделать, но в связи с этим мне нужны сочинения Шелли, а у меня их нет и я не могу их быстро достать. Э. Эвелинг вчера, когда был здесь, хотел мне дать свой экземпляр, но уехал, не сдержав слова. Если бы у меня были отрывки, о которых идет речь, я бы как-нибудь раздобыл себе Шелли.

Надеюсь, что taenia medio cannullata** будет все же успешно доведен ad absurdum***. У мальчика Пумпс корь, пока внешне дело проходит благополучно. Лили поэтому у нас.


* В оригинале на диалекте: «die Jegend mus sehr scheen sein». Ред.

** - ленточный червь. Ред.

*** - до абсурда. Ред.


58
КАРЛУ КАУТСКОМУ, ДО 6 ИЮЛЯ 1888 г.

Г-жа Шлютер и г-жа Эде* здесь. Тетку** еще ожидают, неизвестно когда. В воскресенье все были здесь. С беспорядком все еще не [покончено?]*** Э. Эвелингу очень везет с его [драматическими произведениями?]*** - примерно 10 дней назад единогласно приняли [очередную пьесу?]***. Большой привет папе, маме ...*** и Луизе, если она, как я надеюсь, еще там. ...*** Генерал ...*** надеюсь, что у вас снова все в порядке.


* - Р. Бернштейн. Ред.

** - А. Моттелер. Ред.

*** В этом месте рукопись повреждена. Ред.

**** В оригинале ошибочно: «августа». Ред.

***** - Шорлеммер. Ред.

****** - Жан, Эдгар, Марсель и Женни Лонге. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Aus der Fruhzeit des Marxismus.

Engels Briefwechsel mit Kautsky», Prag, 1935

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые 35

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 6 июля**** 1888 г.

Дорогая Лаура!

Сегодня я пишу о деле, поэтому коротко и, надеюсь, приятно.

Джоллимейер***** приехал вчера вечером и на будущей неделе, вероятно в среду, уезжает в Германию. У него не будет времени заехать на обратном пути в Париж, но теперь у нас такой план: Ним едет с ним до Кобленца, а затем в Санкт-Вендель навестить своих друзей. Она хочет на обратном пути заехать в Париж, если вы и дети****** будете там. Поэтому будь добра, напиши нам по возможности в воскресенье, самое позднее в понедельник: 1) будете ли вы дома. и 2) будут ли дети в Аньере около 26 или 28 июля?

Почти наверняка, к тебе должна была в это же время приехать Пумпс, так как она надеялась также ехать с Джоллимейером, а в прошлое воскресенье она пришла с известием, что у ее мальчика корь, и это задержит ее здесь.


59
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 11 ИЮЛЯ 1888 г.

Тусси и Эдуард все еще в своем «замке»* и надеются где-нибудь в августе поехать в Америку, где Эдуард должен наблюдать за постановкой трех своих пьес, которые одновременно пойдут в Нью-Йорке, Чикаго и бог знает где еще. Я не думаю, чтобы они отсутствовали больше восьми - десяти недель в целом. Если его драматургический успех будет продолжаться в таком же темпе, то, может быть, ему придется на будущий год поехать в Австралию на средства какого-нибудь театрального импрессарио.

Наши цюрихские друзья** еще не устроились, но на пути к тому. Просто удивительно, сколько хлопот, задержек и проволочек создает лондонская система монопольных домовладельцев, предписывающих свои собственные условия своим арендаторам. Поэтому, если вы хотите снять рабочее помещение у одного из таких арендаторов - а это приходится делать, - вы должны подождать, пока домовладелец соблаговолит дать вам разрешение начать необходимые хлопоты. Помеха, чинимая французской или прусской бюрократией, - ничто по сравнению с этим. И лондонцы терпят это веками и даже сейчас не осмеливаются протестовать против этого!

Сердечный привет Полю.

Любящий тебя Ф. Энгельс


* См. настоящий том, стр. 34. Ред.

** - Бернштейн, Моттелер, Таушер, Шлютер. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. II, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 36

ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН Лондон, 11 июля 1888 г.

Дорогой Зорге!

Спешу сообщить тебе известие, которое, однако, ты должен сохранить в абсолютной тайне. Не удивляйся, если увидишь меня в середине августа или немного позже у себя - возможно, что я предприму небольшое путешествие за океан. Напиши мне,


60
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 11 ИЮЛЯ 1888 г.

пожалуйста, немедленно, где ты живешь, чтобы я мог тебя навестить; если же тебя к тому времени там не будет, то сообщи, где я смогу тебя найти. Напиши также, будут ли Вишневецкие к тому времени в Нью-Йорке. Больше я по приезде ни с кем не собираюсь встречаться, так как не хочу попасть в руки господ немецких социалистов, - поэтому все это дело должно остаться в тайне. Если я приеду, то приеду не один, а с Эвелингами, у которых там дела. В следующий раз напишу больше.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere», Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 37

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ЛЕ-ПЕРРЁ Лондон, 15 июля 1888 г.

Дорогая Лаура!

Ты спрашиваешь, почему Шорлеммер не может тоже приехать, и ты надеешься увидеть Пумпс у себя в Ле-Перрё. Так вот, боюсь, что твое желание сбудется и ответ на свой вопрос ты получишь с лихвой.

Так как мальчик Пумпс пошел на поправку очень быстро, в прошлый понедельник было вдруг принято решение, и в среду компания - Джоллимейер, Ним и Пумпс, все трое вместе - выехали в Германию. Пумпс к Паули, а Ним в Санкт-Вендель. Потом, как было условлено здесь, Пумпс и Шорлеммер заедут за Ним в Санкт-Вендель, и все трое отправятся в Париж, где будут числа 29 или 30 июля - впрочем, они дадут знать тебе. Ним и Шорлеммер должны будут вернуться сюда в субботу 4 августа; Пумпс же, по ее словам, собирается направиться из Парижа в Сен-Мало и Джерси, куда Перси хочет взять детей.

Не представляю себе, как ты сможешь разместить всю компанию. Но Ним решила, что тебе вполне удастся преодолеть эту трудность. Во всяком случае, тебе понадобятся в связи с этим кое-какие деньги, и я не премину выслать их тебе своевременно.

77


61
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 15 ИЮЛЯ 1888 г.

Вчера вечером пришло твое письмо с документом Лонге - одновременно с Эдуардом, которого опять привела в Лондон его драматургическая деятельность. Он собирается сегодня читать две пьесы предприимчивым актерам (Альма Марри - одна из них), которые намереваются вложить деньги в какие-нибудь новинки. Лонге, разумеется, снова строит планы, не считаясь с другими: ведь Эдуард и Тусси уедут в Америку, по крайней мере на два месяца, а я, как только Ним вернется, думаю устроить себе каникулы. Если он согласен, чтобы Ним осталась с Жаном вместо меня, - прекрасно, и Ним будет рада его обществу, но разве это то, на что рассчитывает Лонге? Во всяком случае, Тусси препроводит тебе защитительную речь и напишет, а ты и Ним сможете решить остальное.

Какую великолепную кашу заварили на днях Буланже и Флоке между собой78 - внезапная выходка Буланже, подготовленная во всех деталях и все же провалившаяся, потому что он не смог сохранить свои позиции до конца, - ярость и брань Флоке, в то время как нужен был хладнокровный ответ, брань, оскорбления, дуэль и, пожалуйте, бравый красавец-генерал терпит поражение от адвоката! Поистине, если Вторая империя была карикатурой Первой, то Третья республика становится карикатурой даже не Первой, а Второй. Как бы то ни было, будем надеяться, что теперь Буланже конец, ибо, если этот болван будет и впредь пользоваться популярностью, то это бросит царя* в объятия Бисмарка, а мы этого не хотим еще больше, чем реваншистской войны со стороны России и Франции. Если народные массы во Франции непременно требуют личного божества, то им лучше поискать другого человека - этот делает их смешными. Но, кроме того, ясно, что это стремление иметь спасителя общества, если оно в самом деле существует в массах, является лишь иной формой бонапартизма, и поэтому я действительно не могу заставить себя поверить, что оно имеет такие глубокие корни и является действительно народным, как утверждают некоторые. То, что наши люди борются против радикалов, прекрасно, это их прямая задача, но пусть они борются с ними под своим собственным флагом. А поскольку journee** возможен - пока народы безоружны - только с помощью радикалов79 (как на выборах Карно11), наши люди могут в настоящее время полагаться только на избирательные урны, и я не вижу выгоды от того, что мозги избирателей будут одурманены этим плебисцитным


* - Александра III. Ред.

** - «день сражения