К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 36


Содержание тома 36

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва 1964

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
36



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тридцать шестой том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит письма Энгельса с апреля 1883 по декабрь 1887 года.

Восьмидесятые годы XIX века характеризовались дальнейшим развитием и углублением противоречий капиталистической системы. В экономике становились все более заметными явления, предвещавшие наступление новой, империалистической стадии капитализма. Усиливалась концентрация производства и капитала, экономические кризисы приобретали особо острый и затяжной характер; большая часть 80-х годов прошла под знаком кризиса и длительной депрессии. В результате роста промышленности в других странах, особенно в Германии и США, Англия постепенно теряла свое промышленное преобладание и монопольное положение на мировом рынке. Однако Англия оставалась крупнейшей колониальной державой и продолжала захватывать новые колонии. Усилилась конкурентная борьба между крупными капиталистическими государствами, а это, в свою очередь, способствовало росту их колониальной экспансии и взаимной борьбы за сферы влияния. Начали сколачиваться военные блоки и союзы, возрастала угроза военных столкновений; международная обстановка становилась все более напряженной.

Рабочий класс в эти годы продолжал собирать силы для предстоявших революционных схваток. Крупные стачечные бои в ряде стран способствовали росту классового сознания и организованности пролетариата; в классовую борьбу втягивались новые широкие слои рабочих; идеи научного



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

коммунизма все глубже проникали в среду передовых пролетариев, окончательно вытесняя отживавшие формы домарксовского социализма. Все более очевидным становилось банкротство непролетарских идейных течений, претендовавших на преобладающую роль в рабочем движении.

Исторический опыт освободительной борьбы пролетариата, опыт Международного Товарищества Рабочих и Парижской Коммуны свидетельствовал о том, что без создания и организационного укрепления самостоятельных политических партий в отдельных странах невозможно успешное осуществление исторических задач рабочего класса. Процесс создания таких партий, начавшийся уже в предшествовавший период, продолжался и в 80-е годы.

После смерти Маркса Энгельс взял на себя те сложные и многообразные задачи по руководству международным рабочим движением, которые ранее выполнялись обоими основоположниками марксизма. Публикуемые в томе письма ярко отражают всю многогранную теоретическую и практическую деятельность Энгельса в 1883-1887 годах.

Своим первоочередным долгом Энгельс считал продолжение и завершение трудов, не законченных Марксом. Прежде всего это относится к подготовке новых изданий и распространению I тома «Капитала». Уже в 1883 г. Энгельс завершил начатую Марксом подготовку третьего немецкого издания этого тома, что потребовало от него огромной, кропотливой работы (см., например, его письмо Зорге 29 июня 1883 г.). Придавая важнейшее значение развертыванию пропаганды экономической теории марксизма, Энгельс организует и сам редактирует перевод I тома «Капитала» на английский язык, с радостью дает согласие на польский перевод этого тома, внимательно следит за распространением книги в разных странах.

Вместе с тем он уделяет большое внимание пропаганде и популяризации идей «Капитала» другими средствами. В связи с этим представляют немалый интерес письма Энгельса с оценкой популярного изложения I тома «Капитала», сделанного во Франции Г. Девилем. Критикуя Девиля, Энгельс отмечает, что «основная его ошибка в том, что он толкует как абсолютные те положения, которые у Маркса имеют силу лишь при определенных условиях» (см. настоящий том, стр. 85). В этих письмах (например, в письме Лауре Лафарг 3 октября 1883 г.) Энгельс учит, как следует излагать и пропагандировать «Капитал», не допуская вульгаризации его содержания и упрощенчества. В письме Келли-Вишневецкой 13 августа 1886 г. он обращает внимание на необходимость при пропаганде «Ка-



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

питала» в США учитывать особенности развития рабочего движения в этой стране (см. настоящий том, стр. 427-428).

Примером большой требовательности Энгельса к важнейшему делу пропаганды марксизма и защиты его от посягательств буржуазных клеветников и фальсификаторов может служить его письмо Полю Лафаргу 11 августа 1884 года. Разбирая рукопись статьи Лафарга, написанной в защиту экономического учения Маркса, против французского вульгарного экономиста Леруа-Больё, Энгельс отмечает неточности, допущенные Лафаргом, и дает автору дружеские советы. Энгельс подчеркивает, что к идейной борьбе с противниками марксизма следует подходить весьма серьезно, добиваясь высокого теоретического уровня критики и противопоставляя им подлинно научные взгляды, основанные на глубоких и разносторонних знаниях. «Если бы Вы допустили оплошность, - писал он, - то от этого пострадала бы вся партия» (см. настоящий том, стр. 171). Энгельс учил своих соратников высокой принципиальности и партийности в борьбе против разного рода буржуазных «опровергателей» марксизма.

Энгельс организует активную борьбу против германских катедер-социалистов и их реакционных утопий «государственного социализма», теоретической основой которых служили взгляды немецкого экономиста Родбертуса, отражавшие интересы обуржуазившегося прусского юнкерства и являвшиеся своего рода «евангелием бисмарковских карьеристовсоциалистов» (см. настоящий том, стр. 129). Эта борьба имела особое значение для германского рабочего движения, поскольку идейное влияние катедер-социалистов распространялось и на некоторых оппортунистически настроенных деятелей социал-демократии. В письмах Бернштейну и Каутскому дается критическая оценка содержания и значения основных работ Родбертуса, вскрывается апологетическая сущность и подлинный классовый характер его теорий, разоблачается лживая версия самого Родбертуса и его почитателей о мнимом плагиате Маркса у этого теоретика прусского «государственного социализма». По своему содержанию эти письма Энгельса неразрывно связаны с его предисловиями к первому немецкому изданию «Нищеты философии» и к первому изданию II тома «Капитала» (1885 г.), нанесшими сокрушительный удар последователям Родбертуса. Письма Энгельса дополняют содержание указанных предисловий и позволяют более глубоко понять коренное отличие экономической теории Маркса от теорий его предшественников, а также от взглядов Родбертуса. В письмах Каутскому 26 июня и 20 сентября 1884 г. Энгельс, давая в целом



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

положительную оценку его статьи по поводу «Капитала» Родбертуса, подвергает критике ошибочное понимание Каутским ряда основных положений экономической теории Маркса и его неумение пользоваться диалектическим методом. Так, например, показывая полную противоположность точек зрения Маркса и Родбертуса на роль абстракции, Энгельс в то же время отмечает, что Каутский этого не понимает (см. настоящий том, стр. 180-181).

Значительная часть писем Энгельса, публикуемых в настоящем томе, подробно отражает его работу по подготовке к печати экономических рукописей Маркса для II и III томов «Капитала». Энгельс много раз подчеркивает огромное значение этих рукописей для обеспечения окончательного торжества идей научного социализма в международном рабочем движении. Письма Энгельса проникнуты глубоким уважением к памяти Маркса и горячим желанием как можно быстрее сделать весь его труд достоянием рабочего класса. Преодолев большие трудности, Энгельс смог уже в 1885 г. опубликовать II том «Капитала». Эта напряженная, исключительно сложная и колоссальная по объему работа является настоящим научным подвигом, совершенным в интересах рабочего класса всех стран.

Письма о «Капитале» позволяют видеть важные особенности редакционной работы Энгельса над рукописями Маркса. Бережно относясь к каждому слову своего покойного друга, Энгельс прежде всего ставил своей задачей довести до читателя в подлинном виде текст самого Маркса (см. настоящий том, стр. 84). Детальное знание экономических проблем, разработанных Марксом в тесном общении с ним, блестящее умение пользоваться диалектическим методом позволили Энгельсу справиться с этой задачей. Энгельс тщательно сохранил все, написанное Марксом, ограничившись самыми необходимыми поправками и дополнениями «исключительно в духе автора» (см. настоящее издание, т. 24, стр. 3-4, 9-10).

Большой интерес представляют имеющиеся в письмах характеристики содержания и научного значения II и III томов «Капитала». 21 июня 1884 г. Энгельс писал Каутскому о II томе «Капитала»: «... Это чудесные исследования, из которых люди впервые поймут, что такое деньги, что такое капитал и многое другое» (см. настоящий том, стр. 144). Оценивая значение III тома «Капитала», Энгельс писал И. Ф. Беккеру 2 апреля 1885 г.: «Этот третий том, который содержит заключительные результаты исследования, и притом в высшей степени блестящие, произведет окончательный переворот во всей политической



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

экономии и вызовет огромный шум» (см. настоящий том, стр. 249). Аналогичные оценки встречаются и в других письмах Энгельса. Они позволяют более глубоко понять содержание и логику «Капитала», непреходящее значение развернутой в нем критики капиталистического способа производства и буржуазной политической экономии с позиций рабочего класса.

Многие письма свидетельствуют также об изучении Энгельсом особенностей экономического развития капитализма того времени. Так, он многократно отмечает новые моменты в промышленном цикле и, в частности, в характере экономических кризисов. Существенное значение имеют также высказывания Энгельса об усилении в конце 80-х годов капиталистической конкуренции на мировом рынке, главным образом между Англией, Францией, Германией и США. В ряде писем Бебелю и Каутскому Энгельс анализирует своеобразие экономического развития Германии в период завершения промышленной революции, особенно после победы во франко-прусской войне. Энгельс отмечает активизацию в 80-х годах колониальной политики Германии и других главных капиталистических стран, а также «новейшую форму» этой политики - «колонизацию в интересах биржевых воротил» (см. настоящий том, стр. 53). В целом письма Энгельса за этот период очень важны для правильного понимания особенностей переходного периода от домонополистического капитализма к империализму.

Публикуемые в томе письма позволяют проследить процесс работы Энгельса над некоторыми теоретическими и историческими произведениями, написанными им в этот период.

Свой труд «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс рассматривал как обязанность по отношению к Марксу, который имел намерение написать подобную работу, используя книгу прогрессивного американского ученого Моргана «Древнее общество». Из писем видно, что Энгельс видел в этом своем произведении не только историческое исследование, но и работу, способствующую разоблачению сущности капиталистической эксплуатации и буржуазного государства.

Многие работы Энгельса - «К истории Союза коммунистов», «К истории прусского крестьянства», «Рабочее движение в Америке» и др. были написаны им в эти годы в качестве предисловий к новым изданиям и переводам некоторых важных произведений Маркса и его собственных книг. Наряду с работой над «Капиталом» Энгельс уделял большое внимание подготовке таких изданий и переводов. Эта деятельность Энгельса широко отражена в многочисленных письмах. В этот период вышли первое



ПРЕДИСЛОВИЕ X

немецкое издание «Нищеты философии» Маркса, перевод которого с французского оригинала был отредактирован Энгельсом, третье немецкое издание «Восемнадцатого брюмера Луи Бонапарта», новое издание «Наемного труда и капитала», третье немецкое издание брошюры «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов», три немецких издания работы Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке», второе издание «Анти-Дюринга», а также другие.

Энгельс отредактировал французский и английский переводы «Манифеста Коммунистической партии», итальянские переводы «Происхождения семьи, частной собственности и государства», «Развития социализма от утопии к науке», «Наемного труда и капитала», английский перевод «Положения рабочего класса в Англии» и ряд других. Письма показывают, что, отбирая для переиздания или перевода те или иные работы, Энгельс руководствовался насущными потребностями рабочего движения, необходимостью борьбы со всякого рода враждебными пролетариату течениями и теориями, тщательно учитывал уровень, достигнутый рабочим движением той или иной страны.

Особенно важное значение придавал Энгельс использованию пролетарскими партиями исторического опыта революционной борьбы. Он всемерно приветствовал инициативу германских социал-демократов о переиздании ряда работ и выступлений Маркса, а также материалов по истории рабочего и революционного движения, в частности революции 1848-49 годов. В письме Шлютеру 16 июня 1885 г. Энгельс подчеркивал, что воспитание рабочего класса на революционных традициях будет способствовать устранению пережитков лассальянства, еще сохранявшихся тогда в германском рабочем движении. Предлагая издать работу Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов», Энгельс писал: ««Процесс коммунистов» тоже было бы полезно перепечатать. С одной стороны, он еще раз доказал бы старым лассальянцам, что и до великого Фердинанда в Германии кое-что уже делалось, а кроме того, тогдашние действия пруссаков послужили образцом для того, что происходит сейчас при законе против социалистов» (см. настоящий том, стр. 284). Из ряда писем (А. Бебелю 30 апреля 1883 г., Л. Лафарг 24 июня 1883 г. и др.) следует, что Энгельс намеревался сам написать биографию Маркса, а также историю рабочего движения в Германии и историю Интернационала, - он рассматривал это как одну из важнейших своих задач.

Во многих письмах содержатся мысли и оценки, исключительно важные для изучения истории Международного Това-



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

рищества Рабочих и той роли, которую играл в нем Маркс. «Жизнь Мавра без Интернационала, - писал Энгельс Л. Лафарг 24 июня 1883 г., - была бы бриллиантовым кольцом, из которого вынут бриллиант» (см. настоящий том, стр. 38). Ошибочной и вредной сектантской тактике английских и американских социалистов он противопоставлял деятельность Маркса в Международном Товариществе Рабочих. «Основывая Интернационал, - писал он, - Маркс составил его Общий Устав так, чтобы к нему могли примкнуть все пролетарские социалисты того периода...; и лишь благодаря этой своей широте Интернационал сделался тем, чем он был, - средством постепенного растворения и поглощения всех этих мелких сект...» (см. настоящий том, стр. 504). Поскольку и в 80-х годах анархисты сохраняли еще известное влияние на революционное движение в некоторых странах, Энгельс особенно подчеркивал значение успешной борьбы с анархизмом в Интернационале для дальнейших судеб рабочего движения. Тезис анархистов о том, что непосредственной целью пролетарской революции должно явиться упразднение всякого государства, Энгельс называл бессмыслицей, ибо «разрушить его... значило бы разрушить то единственное орудие, посредством которого победоносный рабочий класс может осуществлять только что завоеванную им власть» (см. настоящий том, стр. 9).

Содержащиеся в томе письма Энгельса охватывают широкий круг разнообразных теоретических проблем, многие из которых не нашли своего отражения в созданных им в этот период произведениях. Выдвигаемые, как правило, в связи с конкретными событиями или насущными потребностями рабочего движения той или иной страны, эти проблемы решались Энгельсом не только в конкретно-историческом, но и в общетеоретическом плане, и высказанные им мысли представляют и сейчас огромный интерес. Характеризуя письма Маркса и Энгельса, В. И. Ленин подчеркивал, что главное в них представляет «уменье выдвинуть на первый план и подчеркнуть различные пункты, различные стороны вопроса в применении к конкретным особенностям тех или иных политических и экономических условий» (В. И. Ленин. Полное собр. соч., т. 15, стр. 232).

В ряде писем Энгельс резко критиковал тех социалистов, которые, называя себя последователями Маркса, ограничивались заучиванием готовых формул и пытались догматически применять их в любых обстоятельствах, не сообразуясь с конкретными условиями. «Наша теория, - писал он, - это теория развития, а не догма, которую надо выучить наизусть и механически повторять» (см. настоящий том, стр. 504). Он



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

решительно отмежевывался от попыток истолкования теории научного коммунизма как собрания неизменных формул и положений, пригодных на все случаи жизни. «Партия, к которой я принадлежу, - писал он английскому социалисту Э. Пизу 27 января 1886 г., - не выдвигает никаких раз навсегда готовых предложений» (см. настоящий том, стр. 363-364), В письмах Келли-Вишневецкой, анализируя причины слабости Социалистической рабочей партии Северной Америки, Энгельс подчеркивал, что отсутствие связи с массами является результатом сектантских попыток навязать рабочему классу теоретические положения без учета конкретных условий их борьбы, особенностей сложившейся обстановки и достигнутого рабочим движением уровня. «Массы, - писал он Зорге 16 сентября 1887 г., - можно привести в движение только тем путем, который соответствует данной стране и данным определенным условиям...» (см. настоящий том, стр. 589). При этом Энгельс придавал особое значение учету исторического опыта самих масс как необходимому условию выработки правильных методов и средств освободительной борьбы.

Огромный теоретический и практический интерес представляют те письма Энгельса, в которых рассматривается отношение пролетариата к демократическим преобразованиям. Энгельс предостерегал от каких-либо попыток перескакивания через неизбежные этапы революции. Он указывал, что пролетариат кровно заинтересован в ликвидации остатков феодализма и установлении демократической республики, которая является наиболее «последовательной формой господства буржуазии» (см. настоящий том, стр. 112) и в которой в наиболее четкой форме развертывается классовая борьба между рабочим классом и буржуазией.

Именно такая республика, отмечал Энгельс, представляет собой наиболее выгодную для пролетариата форму господства буржуазии, поскольку создает благоприятные условия для привлечения широких масс рабочих на сторону революционного социализма, закладывает необходимую основу перехода политической власти в руки пролетариата (см. письма Бернштейну 27 августа 1883 г. и 24 марта 1884 г., Бебелю 6 июня и 11 декабря 1884 г.).

Критикуя ошибочные, догматические представления о том, будто пролетарскую революцию можно совершить в любой момент, Энгельс подчеркивал, что революция является результатом длительного процесса созревания объективных условий, делающих возможной ее победу, что она немыслима без революционной ситуации. Революция, писал он, «представляет собой многолетний процесс развития масс в условиях, которые



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

способствуют его ускорению» (см. настоящий том, стр. 49). Энгельс отмечал, кроме того, что важной предпосылкой победы пролетарской революции является также привлечение на ее сторону солдатских масс, завоевание армии. «При нынешнем положении с армией, - писал он Бебелю 18 ноября 1884 г., - мы не пойдем в бой, пока вооруженная сила против нас» (см. настоящий том, стр. 207).

В ряде писем Бебелю Энгельс высказывал глубокие мысли о необходимости привлечения крестьянства на сторону пролетариата как одном из решающих условий успеха социалистической революции. Он говорил о необходимости работы среди сельскохозяйственных рабочих и мелких крестьян, этой наиболее угнетаемой и забитой части трудящегося населения (см. настоящий том, стр. 360). «Надо бросить этот факел в среду сельскохозяйственных поденщиков», - писал он (см. настоящий том, стр. 218).

Касался Энгельс и вопроса об участии крестьянских масс в строительстве социализма после перехода политической власти в руки рабочего класса. Основным путем вовлечения крестьянства в строительство социалистического общества Энгельс считал развитие хозяйств кооперативного типа, создаваемых как на основе конфискованных у помещиков и превращенных в собственность государства крупных имений, так и на основе объединения мелких крестьян-собственников. Указывая, что «при переходе к полному коммунистическому хозяйству нам придется в широких размерах применять в качестве промежуточного звена кооперативное производство» (см. настоящий том, стр. 361), Энгельс в то же время подчеркивал, что деятельность кооперативных товариществ должна в известной мере регулироваться пролетарским государством, с тем чтобы «интересы кооперативного товарищества не могли возобладать над интересами всего общества в целом» (см. там же). Эти замечательные мысли Энгельса, несомненно, близки отдельным положениям ленинского кооперативного плана, ставшего основой социалистических преобразований в сельском хозяйстве СССР и других социалистических стран.

В некоторых письмах Энгельс касается характеристики будущего коммунистического общества. Он считал абсолютно несостоятельными попытки изобразить картину грядущего общества на основе утопических представлений и благих пожеланий. «Наши взгляды на черты, отличающие будущее некапиталистическое общество от общества современного, - писал он Пизу 27 января 1886 г., - являются точными выводами из исторических фактов и процессов развития и вне связи



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

с этими фактами и процессами не имеют никакой теоретической и практической ценности» (см. настоящий том, стр. 364).

Почти во всех публикуемых в томе письмах Энгельс в той или иной мере затрагивает проблемы международного рабочего движения. Переписку с социалистами различных стран Энгельс рассматривал как важнейшее средство, с помощью которого он оказывал влияние на деятельность социалистических партий, помогал им вырабатывать правильную политическую линию, разъяснял сложные проблемы теории научного коммунизма, выправлял их ошибки.

В центре внимания Энгельса по-прежнему находилась деятельность Социалистической рабочей партии Германии - крупнейшей в то время массовой политической партии рабочего класса, по праву занимавшей авангардное место в освободительной борьбе международного пролетариата; Энгельс называл ее «ведущей европейской рабочей партией» (см. настоящий том, стр. 34). Из писем Бебелю, Либкнехту, И. Ф. Беккеру, Шлютеру, Каутскому, Бернштейну и другим видно, с каким огромным вниманием следил Энгельс за борьбой немецких рабочих против исключительного закона, как радовался он успехам германской социал-демократии, какую большую помощь оказывал ее руководителям во всей их революционной деятельности. Энгельс глубоко верил в силы рабочего класса Германии, в его революционные возможности, в его конечную победу. «Впервые в истории, - писал он, - крепко сплоченная рабочая партия выступает как настоящая политическая сила, развившаяся и выросшая в условиях жесточайших преследований, неудержимо завоевывая одну позицию за другой» (см. настоящий том, стр. 198).

Германское рабочее движение развивалось в эти годы в сложных условиях. Исключительный закон против социалистов создавал значительные трудности для работы социалдемократии среди широких масс. При помощи Маркса и Энгельса немецким социалистам удалось еще в первые годы действия этого закона преодолеть оппортунистические колебания некоторых лидеров и выработать тактику, правильно сочетавшую легальные и нелегальные методы борьбы. Партия сумела значительно укрепить свои позиции в массах, отражением чего был, в частности, неуклонный рост ее успехов на выборах. Революционная деятельность германской социал-демократии, ее успешная борьба против исключительного закона, ее победы на выборах оказывали огромное воздействие на рабочее движение в Европе и США. Энгельс горячо приветствовал героических немецких рабочих, действия которых он считал образцом для



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

пролетариев других стран. Исключительно высокую оценку давал он вождю германского пролетариата Бебелю. «Это самая ясная голова во всей германской партии», - писал он И.

Ф. Беккеру 15 октября 1884 г. (см. настоящий том, стр. 188).

Исходя из особенностей экономического развития Германии, где подъем капиталистического производства после объединения страны создавал благоприятные условия для быстрого революционизирования рабочего класса, Энгельс считал, что, проводя правильную тактику, революционный социализм в относительно короткий исторический срок сможет завоевать на свою сторону основную массу германского пролетариата. Непременное условие этого Энгельс видел в борьбе с оппортунистическими элементами, которых он называл «буржуазными и буржуазно окрашенными социалистами» (см. настоящий том, стр. 185) и которые в сложной обстановке, созданной исключительным законом, оказались в большинстве в социал-демократической фракции рейхстага. Вопросы, связанные с этой борьбой, занимают большое место в письмах Энгельса деятелям германского рабочего движения. Причины известного распространения оппортунизма в германской социал-демократии Энгельс усматривал во влиянии мелкобуржуазной среды на рабочий класс, чему способствовали особенности исторического развития Германии, наличие в ее экономике пережитков докапиталистических отношений; «В такой мещанской стране, как Германия, партия должна иметь также и мещанское «образованное» правое крыло», - писал он И. Ф. Беккеру 15 июня 1885 г. (см. настоящий том, стр. 280).

Энгельс активно поддерживал борьбу революционного крыла германской социалдемократии, возглавлявшегося Бебелем и Либкнехтом, против реформистских элементов.

Письма содержат богатый фактический материал, свидетельствующий о большой роли Энгельса в этой борьбе. Он помогал Бебелю, Либкнехту и другим руководителям революционного крыла разоблачать демагогию оппортунистов, его конкретные, содержательные советы оказали огромную помощь в оттеснении оппортунистов от руководства партией.

Большой интерес представляют письма Энгельса, в которых затрагивается вопрос о единстве партии. Энгельс видел опасность того, что организационный разрыв с оппортунистами в условиях исключительного закона мог бы вызвать раскол партии и, следовательно, ослабление ее. Форсирование такого разрыва он считал нецелесообразным, пока в необходимости этого не убедятся массы социал-демократических рабочих, а реформистское крыло не будет изолировано.



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

«Пока никакая открытая дискуссия невозможна, - писал он, - ... мы должны избегать всего, что дало бы возможность приписать нам раскол... Раскол надо осуществить так, чтобы мы продолжали вести за собой старую партию, а они либо вышли бы из партии, либо были бы выкинуты из нее» (см. настоящий том, стр. 135).

Много внимания уделял Энгельс центральному органу Социалистической рабочей партии Германии - газете «Sozialdemokrat». Из писем видно, что он повседневно следил за содержанием газеты, направлял деятельность редакции, помогал исправлять ее ошибки. Не раз письма Энгельса использовались в качестве основы для редакционных статей, становясь, таким образом, достоянием широких масс немецких рабочих. Именно благодаря помощи Энгельса и его руководству газета стала одним из лучших органов, какими когда-либо располагала германская социал-демократия. Когда газета выступила с резкой критикой соглашательской позиции большинства фракции рейхстага в вопросе о субсидиях пароходным компаниям и это вызвало серьезный конфликт между этой оппортунистической группой и редакцией газеты, Энгельс решительно встал на сторону редакции и всемерно содействовал поражению оппортунистов.

В связи с избирательными успехами германской социал-демократии, которым он придавал большое значение, Энгельс предостерегал от чрезмерного увлечения парламентской деятельностью, рассматривая ее лишь как одно из средств борьбы пролетариата. Когда на выборах 1887 г. социал-демократы, несмотря на общий прирост поданных за них голосов, лишились некоторого числа депутатских мандатов, Энгельс отмечал известное положительное значение этого факта, поскольку в результате «многие... потеряли доверие к «парламентаризму»» (см. настоящий том, стр. 534).

Большое место в письмах Энгельса занимают проблемы французского рабочего движения. По письмам Полю и Лауре Лафарг, большая часть которых впервые публикуется на русском языке, видно, какую значительную помощь он оказывал французской Рабочей партии. Энгельс поддерживал Рабочую партию (гедистов) в ее борьбе за завоевание широких масс пролетариата. В ряде писем Энгельс дал глубокий анализ особенностей исторического развития Франции и их влияния на французское рабочее движение. Он рассматривал Францию как страну, в которой «с 1789 по 1850 г. политические идеи не только каждый раз впервые получали острую формулировку, но и переводились на язык практики» (см. настоящий том, стр. 319), как страну, где политическое господство буржуазии



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

развивалось в классической форме, что создавало благоприятные условия для развертывания классовой борьбы пролетариата. Вместе с тем Энгельс отмечал, что на французское рабочее движение 70-х-80-х годов наложило отпечаток поражение Коммуны, которое нанесло серьезный удар французскому пролетариату и явилось одной из причин того, что рабочие долгое время в политическом отношении шли на поводу левой буржуазной партии радикалов. Серьезным недостатком французского рабочего движения Энгельс считал его низкий теоретический уровень, слабое знакомство многих его деятелей с марксизмом, сохранившееся еще влияние различных форм домарксовского социализма.

С живейшим интересом следил Энгельс за подъемом рабочего и социалистического движения во Франции в середине 80-х годов. Стачку шахтеров в Деказвиле в первой половине 1886 г. и образование в палате депутатов самостоятельной рабочей фракции, отделившейся от радикалов, он считал фактом крупного международного значения. В письмах Бебелю 15 февраля 1886 г., Либкнехту 25 февраля 1886 г., Л. Лафарг 15 марта 1886 г. и ряде других он с восторгом отзывался о действиях французских революционных социалистов в связи со стачкой и об их выступлениях в парламенте, ставя их в пример социалистическим лидерам других стран. Энгельс одобрял тактику Рабочей партии, направленную на постепенное преодоление раскола во французском рабочем движении путем изоляции оппортунистических групп и объединения масс вокруг представителей революционного социализма (см. настоящий том, стр. 392). При этом Энгельс, подвергая критике и некоторые ошибки французской Рабочей партии, предостерегал, в частности, ее руководителей от недооценки опасности шовинистической демагогии генерала Буланже. В то же время он поддерживал их активную борьбу против угрозы войны.

Важное принципиальное значение имеют многочисленные высказывания Энгельса в письмах Полю и Лауре Лафарг, Бебелю, Либкнехту и другим своим корреспондентам относительно сущности французского буржуазного радикализма. Дальнейшие события подтвердили справедливость его слов о том, что перед лицом растущей политической активности пролетариата радикалы неизбежно будут вынуждены отказаться от своей псевдосоциалистической программы и пойти на соглашение с открыто реакционными партиями.

Много внимания уделял Энгельс и английскому рабочему движению. В 80-х годах в Англии не было массовых социалистических рабочих организаций. «С тех пор как прекратил свое



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

существование Интернационал, - писал Энгельс Бебелю 30 апреля 1883 г., - здесь нет абсолютно никакого рабочего движения, кроме такого, которое плетется в хвосте буржуазии, радикалов и ставит себе маленькие цели в пределах капиталистических отношений» (см. настоящий том, стр. 17).

Энгельс резко критиковал Социал-демократическую федерацию за отрыв от массового рабочего движения, за неумение организовать социалистическую агитацию среди рабочих, за сектантскую политику, основанную на догматическом понимании социалистической теории. Он вскрывал наблюдавшуюся у лидеров Федерации наряду с реформистскими тенденциями склонность к псевдореволюционным фразам и авантюристским, демагогическим лозунгам, выдвигаемым без учета действительных потребностей рабочего движения и достигнутого этим движением уровня. «Революционное кликушество... в Англии,- писал он по этому поводу Бебелю 18 марта 1886 г., - при полной неподготовленности масс, представляет собой чистейшую нелепость и отпугивает пролетариат» (см. настоящий том, стр. 394).

Энгельс всемерно способствовал пропаганде в Англии идей научного коммунизма и распространению произведений Маркса, видя в этом одно из важнейших условий завоевания масс на сторону социализма. Энгельс был тесно связан с группой социалистов, стремившихся объединить классово сознательные элементы английских рабочих с целью создания основы будущей массовой социалистической партии. Из писем явствует, что Энгельс одобрительно отнесся к выходу из Социал-демократической федерации группы революционных социалистов (Э. Маркс-Эвелинг, Э. Эвелинг, Э. Б. Бакс, У. Моррис и другие) и созданию ими новой организации - Социалистической лиги. Когда в Лиге возобладали анархисты, он оказывал поддержку пролетарским элементам внутри нее и всемерно помогал Э. Маркс-Эвелинг вести агитационную работу среди пролетариев лондонского Ист-Энда, видя в этом одну из предпосылок «организации английской рабочей партии с независимой классовой программой» (см. настоящий том, стр. 548). В то же время, когда группа рабочих пыталась организовать такую партию без предварительной подготовительной работы, Энгельс указывал на бесперспективность такой попытки. «... Эксперименты с новыми попытками организации более чем бесполезны, пока действительно не появится то, что следует организовывать», - писал он (см. настоящий том, стр. 570-571).

В середине 80-х годов особое внимание Энгельса привлекало американское рабочее движение. Его письма Зорге, Келли-



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

Вишневецкой и другим показывают, какое значение придавал он происходившим тогда массовым выступлениям пролетариата США, рассматривая их как реальные предпосылки создания массовой социалистической рабочей партии. В мощном размахе пролетарского движения, в стачках, демонстрациях, в решительной борьбе за восьмичасовой рабочий день Энгельс видел опровержение измышлений апологетов исключительности американского капитализма, пытавшихся уже тогда доказывать, что в этой стране якобы не существует классовой борьбы и, следовательно, там нет никакой почвы для распространения социалистических идей и образования самостоятельной политической партии рабочего класса. Энергичные выступления американских рабочих, их стремление к своей собственной классовой организации продемонстрировали всю несостоятельность подобного рода утверждений. «Америка, - писал Энгельс Келли-Вишневецкой 3 июня 1886 г., - была... идеалом всех буржуа», которые «думали, что Америка стоит выше классового антагонизма и классовой борьбы. Эта иллюзия теперь рассеялась...» (см. настоящий том, стр. 417).

Отмечая стихийный характер развернувшегося в США рабочего движения, Энгельс во многих письмах подчеркивал особую необходимость распространения в США идей научного социализма. Он видел в этом одну из важнейших, решающих предпосылок образования подлинно пролетарской партии. Энгельс указывал, что в условиях, когда американские рабочие находятся на «еще совершенно буржуазной ступени мышления» (см. настоящий том, стр.

415), особую опасность приобретает влияние на них тред-юнионистских воззрений, являющихся серьезным препятствием на пути развития классового сознания.

В то же время Энгельс подвергал жестокой критике некоторых социалистических деятелей из числа немецких эмигрантов в США, стоявших в то время у руководства Социалистической рабочей партии, за отрыв от практической борьбы американского пролетариата, за нежелание работать в его массовых организациях, за вредные попытки игнорировать специфические особенности американского рабочего движения того времени, подходить к нему с абстрактными теоретическими схемами. В результате этой позиции партия, хотя в ее программу были включены основные положения научного социализма, оставалась незначительной группой, не имевшей базы в среде коренных американских рабочих. «Рассчитывать на то, что американцы вступят в движение, вполне осознав теорию, выработанную в более старых промышленных странах, - значит рассчитывать на невозможное», - писал Энгельс (см. настоящий том, стр. 497).



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

Решительно выступая против догматических рассуждений и вытекавшей из них сектантской практики немецких социалистов в Америке, Энгельс развертывал программу воспитания американских рабочих в духе научного социализма. Создать в США массовую социалистическую партию, основанную на последовательно марксистской программе, можно было только после длительной подготовительной работы в пролетарских массах и в тесной связи с их практической борьбой. Энгельс многократно подчеркивал, что воспитывать у рабочих социалистическое сознание можно только в ходе борьбы за их насущные интересы, что неизбежные ошибки и промахи только помогут им выработать правильное мировоззрение, а задача социалистов - всемерно облегчать этот процесс. Социалисты, писал Энгельс Келли- Вишневецкой 28 декабря 1886 г., должны «участвовать во всяком действительно всеобщем движении рабочего класса, принимая его фактическую точку отправления такой, какова она есть, и постепенно поднимать его на уровень теории, указывая, что каждая допущенная ошибка, каждая неудача является неизбежным следствием неправильных теоретических положений первоначальной программы» (см. настоящий том, стр. 497).

На примере отношения Энгельса к Социалистической рабочей партии США видно, что одним из вреднейших явлений в международном рабочем движении он считал отрыв социалистов от практической борьбы рабочего класса, сектантское пренебрежение насущными интересами трудящихся, попытки свести существо марксизма к набору незыблемых формул и догм.

Большое место в томе занимают письма Энгельса русским политическим деятелям - Н.

Ф. Даниельсону, П. Л. Лаврову, В. И. Засулич и другим. Эти письма показывают, с каким пристальным вниманием следил Энгельс за изменениями политической обстановки в России, как тщательно изучал он ее экономическое положение, с какой страстной надеждой ждал наступления русской революции. Энгельс был глубоко убежден, что в России созрели предпосылки народной революции, что свержение самодержавия может произойти в кратчайшие исторические сроки. «Революция, - писал он В. Засулич 23 апреля 1885 г., - должна разразиться в течение определенного времени; она может разразиться каждый день» (см. настоящий том, стр. 260). Много раз он высказывал свою уверенность в том, что уничтожение одной из главных сил европейской реакции, царского самодержавия, оказало бы огромное воздействие на политическую обстановку во всем мире и создало бы



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

благоприятные условия для победы рабочего класса европейских стран. «... Начало конца в России, - писал он Л. Лафарг 21 марта 1887 г., - ... было бы началом конца и в Европе» (см. настоящий том, стр. 536). И хотя революция в России произошла значительно позднее, чем надеялся Энгельс, его оценка величайшего международного значения ее полностью подтвердилась.

Энгельс высоко ценил теоретические работы русских революционных демократов. С чувством глубокого уважения говорил он о Добролюбове и Чернышевском, об «исторической и критической школе в русской литературе, которая стоит бесконечно выше всего того, что создано в этом отношении в Германии и Франции официальной исторической наукой» (см. настоящий том, стр. 147). Он считал исключительно важным распространение в России марксистских идей, всемерно содействовал переводу основных трудов Маркса на русский язык, горячо поддерживал деятельность русских социалистов в этом направлении. «Для меня и для дочерей Маркса, - писал он Засулич 6 марта 1884 г., - будет праздником тот день, когда появится в свет «Нищета философии» в русском переводе» (см. настоящий том, стр. 104).

Из переписки явствует, что Энгельс поддерживал постоянный контакт с русскими революционерами. Он искренне радовался появлению среди них группы убежденных сторонников марксизма, видя в этом залог успеха будущей революции. Имея в виду группу «Освобождение труда», Энгельс писал Засулич 23 апреля 1885 г.: «Я горжусь тем, что среди русской молодежи существует партия, которая искренне и без оговорок приняла великие экономические и исторические теории Маркса» (см. настоящий том, стр. 260). Энгельс высоко ценил первые работы Г. В. Плеханова, с которыми знакомился в оригинале; он с живейшим интересом и глубоким сочувствием следил за деятельностью первых русских марксистов.

Публикуемые в томе письма свидетельствуют о том, что международные связи Энгельса продолжали расширяться. Среди его корреспондентов появились новые имена (Шлютер, Магон, Мартиньетти, Келли-Вишневецкая и другие); кроме того, на его плечи легла и та часть переписки, которую вел Маркс. Сохранение и расширение этих связей Энгельс считал своим долгом перед международным пролетариатом. 30 апреля 1883 г. он писал Бебелю: «Мы ведь должны, насколько это в моих силах, сохранить те многочисленные нити из всех стран, которые добровольно сходились в кабинете Маркса» (см. настоящий том, стр. 18). Энгельс всемерно содействовал интернациональному



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

сплочению социалистических и рабочих организаций; считая нецелесообразным возрождение Интернационала в его прежней форме, он приветствовал сотрудничество социалистов различных стран между собой, постоянно информировал своих корреспондентов о состоянии рабочего движения в других странах, оказывал энергичную поддержку всем проявлениям международной пролетарской солидарности.

В связи с обострением международной обстановки в середине 80-х годов, вызванным соперничеством крупных европейских держав на Балканах, а также агрессивной шовинистической политикой Германии и реваншистскими устремлениями определенных французских кругов, Энгельс часто затрагивал в своих письмах внешнеполитические проблемы. Разоблачая тайную дипломатическую игру правящих группировок европейских стран, анализируя соотношение сил и оценивая возможные перспективы военного столкновения, Энгельс помогал европейским социалистам вырабатывать свою тактику в вопросах войны и мира. В письмах Бебелю, И. Ф. Беккеру, Зорге и другим он подчеркивал, что пролетариат всех стран должен решительно бороться против милитаристской системы и военной опасности. С исключительной прозорливостью Энгельс характеризовал масштабы и возможные результаты будущей войны. «... Война, - писал он Зорге 16 сентября 1887 г., - должна быть более яростной, кровавой, дорогостоящей и изнуряющей, чем какая бы то ни было из прежних войн (10-12 миллионов солдат друг против друга)» (см. настоящий том, стр. 590).

При этом Энгельс ни на минуту не терял твердой веры в силы рабочего класса и в победу социалистической революции. Он пророчески предвидел, что если бы война была развязана, она в конечном счете привела бы к крушению эксплуататорского строя. «... Если эта война разразится, - писал он Бебелю 17 ноября 1885 г., - она будет последней; она явится окончательным крахом классового государства - политическим, военным, экономическим (включая финансовый) и моральным» (см. настоящий том, стр. 330). Дальнейший ход истории показал, насколько верным было это замечательное предсказание Энгельса. Разумеется, не все развивалось так, как представлялось Энгельсу в середине 80-х годов; вступление капитализма в империалистическую стадию вызвало к жизни новые явления, новые исторические закономерности, предугадать которые тогда было абсолютно невозможно. Но главное в этом предвидении оказалось правильным. «Локализованные» войны, о которых Энгельс говорил,что они отживают свой век (см. настоящий том, стр. 531), дей-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

ствительно послужили лишь этапами на пути к предсказанной Энгельсом мировой войне невиданного прежде масштаба; результатом этой войны были не только невероятные разрушения и бедствия, но и крах капиталистической системы на значительной части земного шара.

Победа социалистической революции в России нанесла капитализму непоправимый удар и открыла новую эпоху человеческой истории.

Ни на минуту не сомневаясь в том, что грядущая война создала бы благоприятные предпосылки для победы рабочего класса, Энгельс тем не менее никогда не ставил успех революции в прямую зависимость от войны. Напротив, он считал войну огромным несчастьем для рабочих, ибо она потребовала бы от них неслыханных жертв и в значительной степени свела бы на нет успехи, достигнутые рабочим движением. «Война, - писал он Бебелю 13 сентября 1886 г., -... отбросила бы во всей Европе наше движение назад, а во многих странах и вовсе разрушила бы его и разнуздала бы шовинизм и национальную вражду» (см. настоящий том, стр. 445). Энгельс не раз говорил, что пролетариат заинтересован в том, чтобы победа революции была одержана с наименьшими жертвами. При этом он никогда не исключал возможности того, что при определенных условиях пролетариат может захватить власть сравнительно мирным путем. «Наша борьба, - писал он Шлютеру 19 марта 1887 г., - это осадная война, и до тех пор, пока линии окопов продвигаются все дальше, дело идет хорошо. Теперь мы приближаемся уже ко второй линии, где сможем установить демонтирные батареи и заставить неприятельские орудия замолчать; а когда мы сделаем это, то, если только осажденных. не выручит на время мировая война, мы сумеем определить момент, когда нам всего удобнее будет установить на гласисе осадные батареи, пробить брешь и броситься в атаку. А до тех пор медленное, спокойное продолжение осадных работ является вернейшей гарантией против преждевременных атак и ненужных жертв» (см. настоящий том, стр. 534).

Письма Энгельса являются неоценимым источником для изучения биографий основоположников марксизма. Энгельс с безграничным уважением относился к памяти Маркса, трогательно и сердечно заботился о его семье, гневно разоблачал любую клевету на него и его близких. Энгельс по-отечески заботился о дочерях Маркса, постоянно оказывал им материальную помощь. «... Маркс, - писал он, - завещал мне заботиться о его детях так, как это делал бы он сам, и не допускать по отношению к ним, насколько это в моих силах, никакой несправедливости» (см. настоящий том, стр. 512).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

Огромную заботу проявлял Энгельс о ветеранах революционного движения - Ф. Лесснере, И. Ф. Беккере, Дж. Гарни, Ф. А. Зорге. Он поддерживал с ними постоянную переписку (его многочисленные письма к Гарни, к сожалению, до нас не дошли), советовался по самым разнообразным вопросам, информировал их о состоянии международного рабочего движения, многим из них регулярно помогал материально. В то же время он охотно вступал в контакт с социалистически настроенной молодежью, помогал молодым социалистам советами, консультировал их по теоретическим вопросам, знакомился с их работами, часто даже в рукописи. Со страниц писем встает живой и необычайно привлекательный образ Энгельса - страстного революционера, убежденного и непоколебимого врага эксплуатации и угнетения, замечательного мыслителя, проникнутого глубокой верой в силы рабочего класса, в победу социализма, чуткого и отзывчивого друга, человека, полного неиссякаемой жизненной энергии и оптимизма.

* * *

В настоящий том включено 102 письма Энгельса, не входивших в состав первого издания Сочинений. Из них 72 письма были опубликованы в различных зарубежных изданиях на языке оригинала, 3 письма - в советских изданиях в переводе на русский язык, 27 писем публикуются впервые по рукописям и копиям, хранящимся в Институте марксизмаленинизма при ЦК КПСС.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА АПРЕЛЬ 1883-ДЕКАБРЬ 1887


1

ПИСЬМА Ф. ЭНГЕЛЬСА

К РАЗНЫМ ЛИЦАМ

АПРЕЛЬ 1883 - ДЕКАБРЬ 1887


3
3

1883 год 1

ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ПАРИЖ Лондон, 2 апреля 1883 г.

Дорогой Лавров!

Спешу подтвердить получение Вашего письма с переводом на 124 франка 50 сантимов. Я смогу получить их не раньше среды, потому что завтра должен разбирать рукописи Маркса.

Исполнив поручение, я намерен поместить сообщение в цюрихском «Sozialdemokrat» и буду просить редакцию послать Вам несколько экземпляров этого номера. Само собой разумеется, что имя гражданина Кранца не будет упомянуто1.

Я нашел рукопись «Обращение капитала» и из третьей книги - «Формы процесса, взятого в целом», около 1000 страниц ин-фолио2. Пока еще нельзя сказать, может ли эта рукопись быть напечатана в том виде, в каком она есть. Во всяком случае мне придется ее переписать, потому что это - черновик. Завтра у меня будет, наконец, время, чтобы посвятить несколько часов беглому просмотру всех рукописей, оставленных нам Мавром. Особенно меня интересует очерк диалектики, который он давно хотел написать. Но он всегда скрывал от нас, в каком состоянии его работы. Он понимал: если мы узнаем, что у него что-нибудь готово, то будем приставать к нему до тех пор, пока он не согласится это опубликовать. Все это между нами, я не имею права ничего печатать без Тусси, которая вместе со мной является его литературной душеприказчицей.

Известие о том, что наш смелый, до безумия смелый Лопатин благополучно вернулся на волю3, явилось для всех нас приятной неожиданностью. Будем надеяться, что, сохранив


4
ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ, 2 АПРЕЛЯ 1883 г.

смелость, он оставил безумие в России. Надеюсь увидеть его здесь на днях. Передайте ему от меня горячий привет.

Преданный Вам Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 2

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 11 апреля 1883 г.

Дорогая Лаура!

Я, конечно, как и ты, считаю, что Полю следовало бы поехать повидаться со своей матерью, и я говорил ему это много раз все эти годы. Что касается дополнительных расходов, то они будут невелики, и я смогу быстро найти вам для этого деньги, если буду извещен своевременно. Только, если дело обстоит так, как ты описываешь, то со стороны Поля потребуются довольно значительные дипломатические усилия, чтобы не повредить самому себе - нельзя допустить, чтобы эта христианская сестра милосердия стала его врагом, - она ведь всегда там, а Поль нет, и если только у нее возникнут подозрения, она, конечно, будет непрестанно всячески уговаривать старуху составить завещание в ее пользу настолько, насколько это допустит закон. Итак, этот вопрос, я полагаю, урегулирован, и тебе придется проследить за выполнением.

Мы все от души смеялись, читая твой рассказ о приключениях в Аржантёе4. Это так похоже на него*, от начала до конца. Сегодня неделя, как Тусси послала ему весьма категорическое письмо: когда приедет мальчик**? Ни строчки в ответ. Он все еще раздумывает.

Полю обеспечено по меньшей мере шесть месяцев5. Он страшно боялся этого, когда был здесь, и чрезвычайно забавлял


* - Шарля Лонге. Ред.

** - Жан Лонге. Ред.


5
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 11 АПРЕЛЯ 1883 г.

Либкнехта своим horror carceris*. Но если он теперь не примется серьезно за изучение немецкого языка, я буду считать его просто балованным ребенком. Представь себе, он пишет мне, что будет изучать его, ибо, «как Вы очень хорошо (!) сказали, может (!) оказаться необходимым, чтобы я знал его для переводов!». Как будто совершенствование его собственных знаний, как бы блестящи они ни были, не зависит полностью от его знания определенных немецких произведений, опубликованных и неопубликованных! Он радуется предстоящей публикации второго тома «Капитала»2, но будет ли он в состоянии когда-либо прочесть его?

Если г-жа Жандр переведет «Манифест»** на французский язык и даст мне этот перевод для редактирования (ты знаешь, что это не игрушки), то я напишу для нее предисловие с необходимым разъяснением исторических условий и т. д. Но так как мне очень мало известно об этой даме, я вынужден пока сказать: если не будет редактирования, то не будет и предисловия. Права приостановить какие-либо ее действия в этом направлении у меня нет. Это замечание предназначается для Поля. Также и следующее: я не знаю, о какой речи Джиффена он пишет и где она была опубликована.

Пумпс все еще «в ожидании», или, по крайней мере, была вчера вечером. Мать Перси сказала ему на днях, что ему, право, следовало быть немного лучше осведомленным в подобном деле.

Джоллимейер здесь, он пробудет несколько дней. С его появлением, как и в течение нескольких дней перед его отъездом (он уехал 10 дней тому назад), перед нашим домом каждый вечер прогуливается полисмен, когда я около 12 часов выпускаю Карло. Эти идиоты думают, очевидно, что мы изготовляем динамит, в то время как на самом деле мы обсуждаем достоинства виски.

Сердечный привет от него и от меня вам обоим.

Любящий тебя Ф. Энгельс


* - страхом перед тюрьмой. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. I, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые


6
ФЕРДИНАНДУ ДОМЕЛЕ НЬЮВЕНГЕЙСУ, 11 АПРЕЛЯ 1883 г.

3

ФЕРДИНАНДУ ДОМЕЛЕ НЬЮВЕНГЕЙСУ В ГААГУ Лондон, 11 апреля 1883 г. 122, Regent's Park Road, N. W.

Уважаемый товарищ!

Вы понимаете, что после смерти моего старого друга* я был так поглощен корреспонденцией, всякого рода делами, просмотром литературного наследства и т. д., что мог заниматься только самым неотложным. Сегодня, наконец, я улучил несколько минут, чтобы выразить Вам благодарность за Ваше сочувственное письмо и за Ваш превосходный некролог** в «Recht voor Allen». Этот некролог был безусловно одним из лучших, какие нам известны, - таково здесь единодушное мнение среди близких.

От имени дочерей покойного*** и от моего собственного приношу также сердечную благодарность голландской рабочей партии6 за то, что она, по крайней мере духовно, отдала последний долг нашему другу. В этом она проявила солидарность с немецкими, французскими, испанскими, русскими и американскими товарищами.

Если судьба или любовь к путешествиям, возможность которых для нас, к сожалению, весьма ограничена, приведет меня в Голландию, то я сочту своим долгом посетить Вас; со своей стороны, прошу Вас побывать у меня, если Вам случится приехать в Англию.

Маркс оставил объемистую рукопись второй части «Капитала»2; я должен сначала полностью прочесть ее (а каким почерком она написана!), прежде чем смогу сказать, в какой мере она готова к печати и насколько нуждается в дополнениях из более поздних тетрадей. Во всяком случае, главное - есть. Но так как я не могу еще сказать ничего более определенного, то прошу Вас пока ничего не сообщать об этом в печати; это могло бы только привести к недоразумениям. К тому же младшая дочь Маркса Элеонора вместе со мной является его литературной душеприказчицей, и без нее я ничего не могу предпринимать, а дамы, как Вы знаете, любят соблюдать формальности.


* - Маркса. Ред.

** Ф. Д. Ньювенгейс. «Карл Маркс». Ред.

*** - Лауры и Элеоноры Маркс. Ред.

Фридрих Энгельс (1888 г.)


7
ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ, 14 АПРЕЛЯ 1883 г.

Извините, что я пишу не по-голландски; за последние годы у меня совсем не было практики в этом языке.

Искренне Ваш Ф. Энгельс Прилагаю свою фотографию и прошу Вас прислать свою. Как только мы получим новые фотографии Маркса, я пришлю Вам одну из них.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Историк-марксист» № 6, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ В ЦЮРИХ Лондон, 14 апреля 1883 г.

Дорогой г-н Бернштейн!

Д-р Эвелинг, редактор «Progress», написал в «Republican», что намерен купить гравюру на дереве, с которой был напечатан помещенный там портрет Маркса. Ответ: «Эта гравюра отослана в Германию, в «Sozialdemokrat», так что мы не можем послать ее Вам». Теперь Эвелинг просит меня тотчас же написать, нельзя ли ему получить как можно скорее эту гравюру или хотя бы клише с этого портрета. Может быть также, произошло недоразумение, и гравюра попала в «Neue Welt». Пожалуйста, сообщите мне об этом немедленно открыткой.

Отчет о съезде весьма отрадный7.

Очень спешу.

Ваш Ф. Э.

Второй том «Капитала» есть, однако в каком состоянии, сказать не могу, надо прочесть 1000 страниц рукописи2. Но не помещайте пока ничего в газете; как только я смогу сказать что-нибудь определенное, сообщу Вам точные сведения.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве К. Маркса и Ф. Энгельса», кн. I, 1924 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


8
ДЖЕМСУ ТОМАСУ НОУЛЗУ, 17 АПРЕЛЯ 1883 г.

5

ДЖЕМСУ ТОМАСУ НОУЛЗУ В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон], 17 апреля 1883 г.

Милостивый государь!

Среди бумаг покойного д-ра Маркса есть написанное мной критическое резюме «Капитала»*, но мы до сегодняшнего дня еще не смогли найти его среди массы оставленных Марксом бумаг.

Однако если бы я даже его нашел, то не решился бы послать Вам, - по крайней мере для той цели, которую Вы назвали. Не знаю, насколько принято среди литераторов Англии или любой другой страны, чтобы один автор одалживал свои рукописи другому.

Наш опыт с английскими журналистами был не очень обнадеживающим. За исключением нескольких представителей англиканской церкви, они неизменно искажали наши взгляды, а наши действия изображали в ложном свете. Их полное невежество в отношении нашей теории и практики могло сравниться только с их самонадеянностью. В «Nineteenth Century», кажется, в июле 1878 г., была опубликована статья Джорджа Хауэлла об Интернационале**, полная лжи и ошибок. Маркс послал Вам опровержение***, но Вы отказались его поместить.

Если Вы захотите познакомиться со взглядами Маркса, то боюсь, что Вам придется прочесть немецкое, русское или французское издание «Капитала».

Я знаю только одного англичанина, который мог бы правильно изложить содержание «Капитала». Это - один адвокат в Манчестере****. Если Вам угодно, я охотно узнаю у него, не согласится ли он выполнить для Вас эту работу.

Искренне Ваш


* Ф. Энгельс. «Конспект первого тома «Капитала» К. Маркса». Ред.

** Дж. Хауэлл. «История Международного Товарищества». Ред.

*** К. Маркс. «История Международного Товарищества Рабочих, сочиненная господином Джорджем Хауэллом». Ред.

**** - Мур. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 8


9
ФИЛИППУ ВАН-ПАТТЕНУ, 18 АПРЕЛЯ 1883 г.

6

ФИЛИППУ ВАН-ПАТТЕНУ В НЬЮ-ЙОРК [Черновик]

Лондон, 18 апреля 1883 г.

Филиппу Ван-Паттену Уважаемые товарищи!

Мой ответ на ваш запрос от 2 апреля об отношении Карла Маркса к анархистам вообще и к Иоганну Мосту в частности будет краток и ясен.

Маркс и я с 1845 г. держались того взгляда, что одним из конечных результатов грядущей пролетарской революции будет постепенное отмирание и, в конечном счете, исчезновение политической организации, именуемой государством. Главной целью этой организации всегда было обеспечивать при помощи вооруженной силы экономическое подчинение трудящегося большинства состоятельному меньшинству. С исчезновением состоятельного меньшинства исчезает и необходимость в вооруженной силе принуждения, в государственной власти.

В то же время мы всегда считали, что для достижения этой и других, гораздо более важных целей грядущей социальной революции класс пролетариев должен прежде всего овладеть организованной политической властью государства и с ее помощью подавить сопротивление класса капиталистов и организовать общество по-новому. Это изложено уже в «Коммунистическом манифесте», написанном в 1847 г., глава вторая, заключительная часть.

Анархисты ставят все на голову. Они заявляют, что пролетарская революция должна начать с упразднения политической организации государства. Но единственная организация, которую рабочий класс застает в готовом виде после своей победы, - это именно государство. Правда, это государство требует значительных изменений, прежде чем оно сможет выполнять свои новые функции. Но разрушить его в такой момент - значило бы разрушить то единственное орудие, посредством которого победоносный рабочий класс может осуществлять только что завоеванную им власть, подавить своих врагов - капиталистов и провести то экономическое переустройство общества, без которого вся победа неминуемо закончится поражением и массовым убийством рабочих, как то было после Парижской Коммуны.

Нужно ли мне специально доказывать, что Маркс выступал против этого анархистского вздора с первого же дня, как 9


10
ФИЛИППУ ВАН-ПАТТЕНУ, 18 АПРЕЛЯ 1883 г.

только его преподнес в нынешней форме Бакунин? Об этом свидетельствует вся внутренняя история Международного Товарищества Рабочих. Начиная с 1867 г. анархисты стремились при помощи самых гнусных средств захватить руководство Интернационалом; Маркс был главным препятствием на их пути. На Гаагском конгрессе, в сентябре 1872 г., пятилетняя борьба закончилась исключением анархистов из Интернационала; и человеком, который больше всего сделал для того, чтобы добиться этого исключения, был Маркс. Наш старый друг Ф. А. Зорге из Хобокена, который присутствовал на конгрессе в качестве делегата, может сообщить вам, если вы пожелаете, дальнейшие подробности.

Теперь об Иоганне Мосте. Кто утверждает, будто Мост, с тех пор как он стал анархистом, имел какую бы то ни было связь с Марксом или получал от него какую-нибудь поддержку, тот либо обманут, либо сам заведомо лжет. После появления первого номера лондонской «Freiheit» Мост не более одного-двух раз заходил к Марксу или ко мне. Мы у него тоже не бывали и ни разу не встречались с ним даже случайно, с тех пор как в этой газете обнаружился его новоявленный анархизм. В конце концов мы перестали выписывать эту газету, потому что в ней решительно «ничего не было». Мы питали к анархизму Моста и к его анархистской тактике такое же презрение, как и к анархизму и анархистской тактике тех людей, от которых он всему этому научился.

Будучи еще в Германии, Мост опубликовал «популярное» изложение «Капитала»*. Маркса попросили отредактировать это изложение для второго издания. Я оказал Марксу помощь в этой работе. Мы убедились, что если не написать всю вещь с начала до конца заново, то не остается ничего лучшего, как выбросить хотя бы самые грубые нелепости. Маркс разрешил вставить свои поправки лишь под тем непременным условием, что его имя никогда не будет ни в какой мере связано даже с этим исправленным изданием макулатуры Иоганна Моста.

Вам предоставляется полное право опубликовать это письмо в «Voice of the People», если вы этого захотите.

С братским приветом Ф. Э.


* И. Мост. «Капитал и труд». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями на немецком языке в газете «Der Sozialdemokrat» № 21, 17 мая 1883 г. и полностью на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи, сверенной с текстом газеты Перевод с английского


11
ДЖЕМСУ ТОМАСУ НОУЛЗУ, 20 АПРЕЛЯ 1883 г.

7

В РЕДАКЦИЮ «NEW YORKER VOLKSZEITUNG»

В НЬЮ-ЙОРК [Черновик] [Лондон], 18 апреля 1883 г.

122, Regent's Park Road В редакцию «New Yorker Volkszeitung»

В вашей газете от 15 числа вы напечатали мою телеграмму к Зорге как адресованную вам.

В номере от 17-го вы сообщили, будто я телеграфировал вам, что Маркс умер в Аржантёе*.

Мы здесь не привыкли позволять себе такие вольности по отношению к именам других людей или допускать подобное по отношению к нам.

Ввиду этого я не могу посылать вам в дальнейшем какие бы то ни было сообщения.

Если в вашей газете еще раз будет допущено подобное злоупотребление моим именем, вы вынудите меня просить моего старого друга Зорге объявить это прямым подлогом с вашей стороны.

Преданный вам Ф. Э.


* В действительности Маркс умер в Лондоне. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

ДЖЕМСУ ТОМАСУ НОУЛЗУ В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон], 20 апреля 1883 г.

Милостивый государь!

Я буду рад, если мы найдем рукопись, о которой идет речь, и дам Вам право на первую публикацию при двух само собой разумеющихся условиях, о которых я хотел бы все же упомянуть: 1) если Вы откажетесь, то никому не передадите это 10 11


12
ДЖЕМСУ ТОМАСУ НОУЛЗУ, 20 АПРЕЛЯ 1883 г.

право и 2) если Вы напечатаете рукопись, она появится в виде отдельной статьи, вне всякой связи с какой-либо другой.

Искренне Ваш Ф. Э.

Разрешите довести до Вашего сведения, что я не «д-р», а бывший владелец хлопкопрядильной фирмы.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 9

ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ В ЦЮРИХ [Лондон], 23 апреля 1883 г.

Одновременно с этим посылаю корректуру*. Ваше письмо получил, отвечаю на него на этой неделе статьей о Марксе для «Sozialdemokrat». Мне придется еще разделаться с множеством дел, прежде чем я смогу ее закончить12.

Побасенка о злом Энгельсе, соблазнившем доброго Маркса, повторялась с 1844 г. бесчисленное множество раз - вперемежку с другой побасенкой об Аримане-Марксе, совратившем с пути добродетели Ормузда-Энгельса. Теперь, наконец, у господ парижан откроются глаза.

Ваш Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Развитие социализма от утопии к науке». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве К. Маркса и Ф. Энгельса», кн. I, 1924 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 10

ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН Лондон, 24 апреля 1883 г.

Дорогой Зорге!

При сем несколько строк для Гартмана от его друга Броше, путаного анархиста, но честнейшего малого. Будь добр, передай это.


13
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 24 АПРЕЛЯ 1883 г.

«Volkszeitung» наделала достаточно глупостей, однако еще не так много, как я ожидал. Все внесли сюда свою лепту - Шевич, Куно, Дуэ, Гепнер. Это был квартет людей, которые вообразили себя всезнайками, но ни черта не знали - все вместе и каждый в отдельности. Все же я нашел необходимым написать в редакцию несколько строк*: что мою телеграмму к тебе они напечатали как адресованную им, а вторую телеграмму, посланную им, исказили, вставив в нее, что Маркс умер в Аржантёе; что здесь мы не допускаем подобных вещей; что ввиду этого я не могу посылать им в дальнейшем какие бы то ни было сообщения и что если бы они опять позволили себе подобное злоупотребление моим именем, то вынудили бы меня просить тебя немедленно публично объявить все это подлогом с их стороны. Пусть эти господа проделывают свои американские штучки в своем собственном кругу. Впрочем, американцы куда порядочнее: согласно «Volkszeitung» мне была послана телеграмма13, но этой телеграммы я не получал и был уверен, что господа из «Volkszeitung» прикарманили деньги.

Теперь Ван-Паттен пишет, что вообще никаких денег не было. Тогда мне придется публично заявить здесь об этом, иначе получится, что я скрыл эту телеграмму от парижской прессы и от «Sozialdemokrat». Ответ относительно Моста, который я послал Ван-Паттену на его запрос**, он, наверное, уже опубликует к тому времени, как дойдет настоящее письмо.

На Копенгагенском съезде7 было решено, что Либкнехт и Бебель ближайшей весной поедут в Америку. Речь идет о деньгах на избирательную кампанию 1884-1885 гг. (все это между нами). Либкнехт предложил Тусси поехать с ним в качестве его секретаря, и ее это очень устраивает; тогда легко может случиться, что ты ее там скоро увидишь. Планов у нас еще вообще никаких нет. Литературная работа (третье издание I тома «Капитала», издание II тома2, рукопись которого найдена, но еще неизвестно, насколько она готова к печати и нуждается ли в дополнениях, биография*** на основе обширной переписки и т. д.) отнимает все свободное время, а Тусси, кроме того, приходится еще выполнять большое количество литературных заказов.

Ты имеешь, конечно, полное право напечатать выдержки о Г. Джордже из писем Маркса к тебе14. Но не лучше ли будет подождать, пока я смогу расшифровать для тебя замечания. сделанные Марксом на полях его экземпляра книги Джорджа,


* См. настоящий том, стр. 11. Ред.

** См. настоящий том, стр. 9-10. Ред.

*** - Маркса. Ред.


14
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 24 АПРЕЛЯ 1883 г.

чтобы затем объединить все это вместе? Теоретически отточенные, но краткие, не иллюстрируемые примерами резюме, как их дает Маркс, все-таки еще недоступны рядовому американцу, да это и не к спеху. Как только у меня будет время, я поближе ознакомлюсь с ними.

Если ты тем временем пришлешь мне копию соответствующего места из письма Маркса, это упростит работу.

Прилагаю брошюру*. Я сам получил только несколько экземпляров; второе издание печатается. Разве Вейдемейер знает теперь английский язык?15 Его прежние переводы были грамматически и стилистически совершенно непригодны для печати; они ужасно скомпрометировали бы нас и вместе с тем поставили бы в смешное положение авторов. Во всяком случае я хотел бы просмотреть пробный перевод.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Развитие социализма от утопии к науке». Ред.

** См. настоящий том, стр. 9-10. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere». Stuttgart, 1906 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ В ЦЮРИХ Лондон, 28 апреля 1883 г.

Дорогой Бернштейн! (Я думаю, мы обойдемся без чопорного «господин».) К настоящему письму приложена кое-какая переписка, в том числе с американцами, по поводу Моста**.

Непростительно, что Вы вернулись не через Лондон16, я твердо рассчитывал на это. Может быть, Вы приедете как-нибудь летом, тогда мы вместе поплаваем в море. Постель для Вас у меня всегда найдется.

Мейолл, лучший фотограф в Лондоне, постоянно работавший для Маркса, придерживается правила: «Со знаменитых людей мы денег не берем». Мы поэтому не можем сейчас торо-


15
АКИЛЛЕ ЛОРИА, КОНЕЦ АПРЕЛЯ 1883 г.

пить его с копиями (он очень неаккуратен), разве только косвенным образом. Мы заказали ему, якобы для одного немецкого книготорговца, 1000 фотографий формата визитной карточки (12 ф. ст. = 240 марок = 24 пфеннига за штуку) и 200 портретов кабинетного формата, 3/4 поворота за 8 ф. ст. = 160 марок = 80 пфеннигов за штуку. Это - последний, самый лучший снимок, на котором Мавр изображен во всем своем олимпийском спокойствии и со свойственными ему жизнерадостностью и уверенностью в победе. Я предлагаю их Вам, Либкнехту и Зорге в Нью-Йорке, за вычетом того, что понадобится нам самим. Сколько снимков Вы хотите? Совсем не требуется распродать их немедленно. Они во всяком случае будут лучше, чем изготовленные там, у вас.

Ваш Ф. Э.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве К. Маркса и Ф. Энгельса», кн. I, 1924 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 12

АКИЛЛЕ ЛОРИА В МАНТУЮ [Черновик] [Лондон, конец апреля 1883 г.]

Милостивый государь!

Я получил Вашу статью о Карле Марксе. Вы вольны подвергать его учение самой суровой критике и даже толковать его превратно; Вы вольны написать биографию Маркса, представляющую плод чистейшей фантазии. Но чего Вы не смеете делать и чего я никогда никому не позволю, - это возводить клевету на моего покойного друга.

Уже в одной прежней работе* Вы позволили себе обвинить Маркса в том, будто он умышленно неверно цитировал. Когда Маркс прочел это, он сравнил свои и Ваши цитаты с оригиналами и сказал мне, что все его цитаты верны и что если кто-либо здесь умышленно неверно цитировал, то это Вы. И когда я вижу, как Вы цитируете Маркса, как у Вас хватает бесстыдства заставлять его говорить о прибыли там, где он говорит о прибавочной стоимости, - причем он неоднократно предупреждает против ошибочного мнения, будто это одно и то же


* А. Лориа. «Теория стоимости у итальянских экономистов». Ред.

17


16
АКИЛЛУ ЛОРИА, КОНЕЦ АПРЕЛЯ 1883 г.

(что к тому же г-н Мур и я разъяснили Вам устно здесь, в Лондоне), - то я знаю, кому я должен верить и кто умышленно неверно цитирует.

Но это лишь мелочь по сравнению с Вашим «твердым и глубоким убеждением.., что над всем этим» (учением Маркса) «господствует сознательный софизм» (стр. 510); что Маркс «не останавливался перед паралогизмами, хотя и знал, что это именно паралогизмы»; что он «часто был софистом, который в ущерб истине стремился прийти к отрицанию существующего строя», и что он, по выражению Ламартина, «играл ложью и истиной, как дети играют в бабки»18.

В Италии, стране античной цивилизации, это, возможно, и может сойти за комплимент.

Возможно, что и среди катедер-социалистов19 это будет считаться большой похвалой, так как эти бравые профессора никогда не смогли бы фабриковать свои бесчисленные системы иначе, как «в ущерб истине». Мы же, революционные коммунисты, смотрим на дело иначе.

Мы рассматриваем такие утверждения как клеветнические обвинения, а так как мы знаем, что они вымышлены, то отвергаем их и обращаем против того, кто их придумал и кто такими выдумками опозорил лишь самого себя.

Мне кажется, Вашей обязанностью было сообщить читателям, в чем же, собственно, состоит этот знаменитый «сознательный софизм», господствующий над всем учением Маркса.

Но Вы этого не сделали. Ровным счетом ничего!

Какую нужно иметь мелкую душонку, чтобы вообразить, будто такой человек, как Маркс, «постоянно угрожал своим противникам» вторым томом, написать который «ему и в голову не приходило»; будто этот второй том - не что иное, как «хитрая увертка Маркса, посредством которой он уклонялся от научных аргументов». Этот второй том существует и вскоре будет опубликован2. Тогда, может быть, Вы поймете, наконец, разницу между прибавочной стоимостью и прибылью.

Имею честь выразить Вам все те чувства, каких Вы заслуживаете.

Ф. Э.

Немецкий перевод этого письма* появится в ближайшем номере цюрихского «Sozialdemokrat ».


* Ф. Энгельс. «К смерти Карла Маркса». Ред.

Впервые опубликовано на немецком языке в газете «Der Sozialdemokrat» № 21, 17 мая 1883 г.

Печатается по рукописи, сверенной с текстом газеты Перевод с итальянского


17
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 30 АПРЕЛЯ 1883 г.

13

АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В БЕРЛИН Лондон, 30 апреля 1883 г.

Дорогой Бебель!

На твой вопрос, не переселюсь ли я в Германию, или в Швейцарию, или еще куда-либо на континент, отвечу просто: я не поеду ни в одну из стран, откуда меня могут выслать; застрахованным же от этого можно быть только в Англии и в Америке. В эту последнюю страну я без необходимости съездил бы разве только погостить. Следовательно, я остаюсь здесь.

К тому же Англия имеет еще другое большое преимущество. С тех пор как прекратил свое существование Интернационал20, здесь нет абсолютно никакого рабочего движения, кроме такого, которое плетется в хвосте буржуазии, радикалов и ставит себе маленькие цели в пределах капиталистических отношений. Таким образом, только здесь и можно спокойно продолжать теоретическую работу. В любом другом месте пришлось бы принимать участие в практической агитации и тратить на это невероятно много времени. В области практической агитации я сделал бы не больше, чем кто-либо другой, между тем как в области теоретических работ я до сих пор еще не вижу никого, кто мог бы заменить меня и Маркса. То, что в этом направлении пытались делать более молодые, стоит немногого, а большей частью даже меньше, чем ничего. Каутский - единственный, кто усердно занимается, - вынужден писать для того, чтобы зарабатывать на жизнь, и уж поэтому не в состоянии сделать ничего. И вот теперь, на 63 году жизни, когда у меня по горло собственной работы, когда предстоит год работы над II томом «Капитала»2 и еще год - над биографией Маркса, наряду с историей немецкого социалистического движения за период 1843-1863 гг. и Интернационала (1864-1872 гг.), с моей стороны было бы попросту безумием променять свое здешнее спокойное убежище на такие места, где пришлось бы участвовать в собраниях и в газетной полемике и уже в силу одного этого неизбежно утратить ясность взгляда. Конечно, если бы опять наступили такие времена, как в 1848 или в 1849 г., то и я снова сел бы на коня, раз это нужно. Но теперь - строгое разделение труда. Даже от сотрудничества в «Sozialdemokrat» я должен по возможности воздержаться. Подумай только об огромной


18
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 30 АПРЕЛЯ83 г.

корреспонденции, которую раньше делили мы с Марксом, а теперь уже больше года я вынужден вести один. Мы ведь должны, насколько это в моих силах, сохранить те многочисленные нити из всех стран, которые добровольно сходились в кабинете Маркса.

Что касается памятника Марксу21, то я, право, не знаю, что делать. Семья против этого. В их глазах было бы кощунством заменить простую надгробную плиту, сделанную для его жены, плиту, на которой теперь высечены также имена Маркса и его маленького внука*, монументом, который здесь, в Лондоне, был бы едва заметен среди окружающих его претенциозных филистерских памятников. Лондонские кладбища совершенно не похожи на немецкие.

Здесь - могила к могиле, между ними нет места даже и деревцу, и памятник в ширину и в длину не должен выходить за пределы купленного узенького клочка земли.

Либкнехт говорил об издании полного собрания сочинений Маркса. Все это прекрасно, но тут дело обстоит так же, как и с планом Дица относительно II тома2: люди забывают, что право на издание II тома давно передано Мейснеру и что издание других, более мелких работ должно быть предложено в первую очередь тоже Мейснеру, а потому могло бы быть осуществлено только за границей. Ведь еще до закона против социалистов22 считалось, что даже «Коммунистический манифест» не может быть напечатан в Германии, - разве что в качестве оглашенного на вашем процессе документа23.

Рукопись II тома была закончена к 1873 г., а возможно, даже к 1870 году. Она написана готическими буквами, а с 1873 г. Маркс пользовался только латинскими.

Теперь уже слишком поздно отправлять письмо заказным, оно пойдет как простое письмо, но я запечатаю его своей печатью.

Либкнехту посылаю сегодня вечером письмо в Берлин.

Твой Ф. Э.


* - Анри Лонге. Ред.

Впервые опубликовано в книге: A. Bebel.

«Aus meinem Leben». Т. III, Stuttgart, 1914

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


19
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 10 МАЯ 1883 г.

14

ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН Лондон, 1 мая 1883 г.

Дорогой Зорге!

Чтобы иметь хорошие фотографии Маркса, мы заказали у Мейолла, лучшего здешнего фотографа, который делал последние снимки, из наиболее удачных: 1000 фотографий формата визитной карточки - 12 ф. ст., то есть около 3 пенсов за штуку; 200 портретов кабинетного формата, 3/4 поворота - за 8 ф. ст., то есть около 9 пенсов за штуку.

Из них ты можешь получить, сколько тебе нужно, по себестоимости. Я предложил их также Либкнехту и Бернштейну в Цюрихе. Если указанного числа снимков недостаточно, мы сможем заказать еще, но это нужно быстро решить.

Твой Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 15

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ Лондон, 10 мая 1883 г.

Дорогой Либкнехт!

Если ты своим прожектерством и необдуманными поступками на собственный страх и риск будешь по-прежнему заставлять меня заниматься ненужной писаниной, то переписку с тобой мне, наверно, опять придется забросить.

Я просто просил тебя тогда ответить: каковы мои права по отношению к Виганду? Договор 1845 г. предусматривает второе издание и устанавливает причитающийся за него гонорар24. Спрашивается: 1) Связывает ли меня этот договор еще и теперь?

2) Если да и если Виганд отказывается печатать второе издание на тех условиях в отношении гонорара, которые


20
ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ, 10 МАЯ 1883 г.

предусмотрены договором, то могу ли я считать себя совершенно свободным?

На эти простые вопросы я так и не смог получить от тебя ответ, а так как ты мне его обещал, то я и называю это попросту «халатностью с твоей стороны».

Но я никогда не поручал тебе лично или через третье лицо вести переговоры по моему делу и не понимаю, как тебе могло прийти в голову начинать их теперь, ничтоже сумняшеся, на собственный страх и риск. Я категорически требую, чтобы ты решительно ничего не предпринимал, иначе я буду вынужден тотчас же написать Виганду и все дезавуировать.

От Мейснера получено сегодня письмо; об издании отдельными выпусками* он вовсе не упоминает. Договор не дает нам права вмешиваться в это. Но если Диц сможет доказать Мейснеру, что это ему выгодно, то Мейснер, вероятно, все-таки сделает это.

Адрес Лафарга: 66, Boulevard de Port-Royal, Paris (рядом с Сент-Пелажи, удобно на случай, если засадят).

Фотографии доставляются партиями и будут отосланы Дицу при первой возможности**.


* По-видимому, речь идет о третьем немецком издании первого тома «Капитала». Ред.

** См. настоящий том, стр. 14-15. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 16

АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В БОРСДОРФ Лондон, 10-11 мая 1883 г.

Дорогой Бебель!

Я охотно верю, что ты предпочел бы не сидеть в рейхстаге. Но ты видишь, к чему повело твое отсутствие. Бракке еще много лет тому назад писал мне: все-таки из всех нас только один Бебель обладает подлинным парламентским тактом26. И я постоянно убеждался, что это так. Таким образом, иначе не может быть - при первой же возможности ты снова займешь свой пост; я был бы очень рад, если бы тебя выбрали 25


21
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 10-11 МАЯ 1883 г.

в Гамбурге, и ты тем самым поневоле избавился бы от своих сомнений27.

Если долгое время заниматься агитационной и парламентской деятельностью, то это, конечно, очень приедается. С этим - то же, что с объявлениями, рекламой и деловыми разъездами: успех приходит не скоро, а у некоторых его и вовсе не бывает. Но иначе уж не может быть: кто взялся за дело, должен довести его до конца, - иначе весь затраченный труд пропадет даром. А при законе против социалистов22 ни в коем случае не следует отказываться от этого единственного пути, оставшегося открытым.

Отчет о Копенгагенском съезде7 составлен так, что я не смог читать между строк и на основании его внести поправки в сообщение Либкнехта, как всегда прикрашенное. Во всяком случае, я заключил, что половинчатые28 потерпели решительное поражение, и, разумеется, полагал, что теперь они спрячут когти. Однако дело до этого пока еще, по-видимому, не дошло. Относительно этих людей мы никогда не заблуждались. Газенклевера, равно как и Гассельмана, ни в коем случае не следовало допускать, но Либкнехт с его преждевременной погоней за единством, против которой мы тогда изо всех сил протестовали29, навязал нам осла, а на некоторое время еще и негодяя. Блос когда-то был живым, смелым человеком, но со времени своей женитьбы и т. д., в заботах о хлебе насущном, быстро стал неустойчив. Гейзер всегда был преисполненным самомнения растяпой, а Кайзер - хвастливым коммивояжером.

Риттингхаузен уже в 1848 г. ничего собой не представлял, он стал социалистом лишь pro forma*, чтобы с нашей помощью осуществить свое прямое народовластие. Но у нас есть дела посерьезнее.

То, что ты говоришь о Либкнехте, - это, вероятно, твое давнишнее мнение. Мы знаем его в течение долгих лет. Его популярность является для него условием существования. Следовательно, он вынужден примирять и замазывать, чтобы отсрочить кризис. К тому же он оптимист по натуре и видит все в розовом свете. Благодаря этому он так деятелен, и это является главной причиной его популярности; но в этом есть и своя теневая сторона. Пока я переписывался с ним одним, он не только окрашивал все сообщения в свои излюбленные розовые тона, но и скрывал от нас все неприятное, а на наши запросы отвечал так легкомысленно и беспечно, что это все время невероятно раздражало: неужели человек считает нас


* - для виду. Ред.


22
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 10-11 МАЯ 1883 г.

такими дураками, которые дадут провести себя! При этом неутомимая предприимчивость, которая в текущей агитации несомненно очень полезна, но которая, однако, обременяла нас здесь множеством ненужной писанины, вечное прожектерство, которое сводилось к тому, чтобы нагружать работой других, - короче говоря, ты понимаешь, что при таких обстоятельствах подлинно деловая переписка по существу, какую я веду в течение ряда лет с тобой, а также с Бернштейном, была совершенно невозможна. Отсюда - вечные пререкания и тот почетный титул, которым он в связи с этим как-то в шутку меня наградил, - титул величайшего грубияна Европы. Мои письма к нему действительно бывали зачастую грубы, но эта грубость была обусловлена содержанием его писем. Никто не знал этого лучше, чем Маркс.

Затем, Либкнехт при всех своих ценных качествах - прирожденный школьный учитель.

Если в рейхстаге депутат-рабочий скажет «мне» вместо «меня» или латинскую короткую гласную произнесет как долгую, а буржуа смеются, то он приходит в отчаяние. Поэтому ему в рейхстаге нужны «образованные»*, вроде шляпы Фирека, которые одной речью в рейхстаге способны скомпрометировать нас больше, чем две тысячи безграмотных «мне». Кроме того, Либкнехт не умеет ждать. Для него важнее всего на свете немедленный успех, даже если в жертву ему приносится значительно больший успех в будущем. Это вы испытаете в Америке, если поедете туда после Фрицше или Фирека30. Их посылка туда была таким же промахом, как и преждевременное объединение с лассальянцами, которые сами пришли бы к вам через полгода, - но пришли бы как дезорганизованная шайка, без обанкротившихся вожаков.

Ты видишь, что я говорю с тобой доверительно, совершенно откровенно. Но я думаю также, что ты хорошо сделал бы, дав решительный отпор краснобайству Либкнехта. Тогда он, наверное, уступит. Если его действительно поставить перед решающим выбором, он, несомненно, пойдет по верному пути. Но он охотнее сделал бы это не сегодня, а завтра, а еще лучше - не завтра, а через год.

Если в самом деле некоторые депутаты голосовали за законы Бисмарка31, - следовательно, на его пинок в заднее место ответили ему поцелуем туда же, - и если фракция не изгнала этих людей, то, право, тогда я был бы вынужден публично отречься от партии, которая это терпит. Однако, насколько мне известно, это было бы невозможно благодаря существующей


* В оригинале на берлинском диалекте: «jebildete». Ред.


23
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 10-11 МАЯ 1883 г.

партийной дисциплине, согласно которой меньшинство должно голосовать с большинством.

Впрочем, ты это знаешь лучше меня.

Всякий раскол в условиях закона против социалистов был бы, на мой взгляд, несчастьем, так как партия лишена всякой возможности общаться с массами. Но раскол этот нам могут навязать, и в таком случае надо быть начеку. Так вот, если что-либо подобное произойдет, - где бы ты ни находился, будь добр известить меня об этом, и притом немедленно, потому что германские газеты я всегда получаю с большим опозданием.

Во всяком случае, Блос, когда он, будучи выслан из Гамбурга, поехал в Бремен, прислал мне очень жалобное письмо32, на которое я ему ответил весьма решительно. Однако письма у меня уже давно лежат в таком беспорядке, что нужно было бы затратить целый день, чтобы отыскать это письмо. Но я должен когда-нибудь навести порядок, и тогда, если будет нужно, я пошлю тебе его в оригинале.

Твое суждение об экономическом положении подтверждается тем, что происходит в Англии, Франции и Америке33. Сейчас - промежуточный кризис, наподобие кризиса 1841- 1842 гг., но в значительно более грандиозном масштабе. Вообще десятилетний цикл ясно обозначился лишь с 1847 г. (вследствие добычи золота в Калифорнии и Австралии, что завершило образование мирового рынка). Теперь, когда Америка, Франция и Германия начинают подрывать монополию Англии на мировом рынке и когда вследствие этого опять, как до 1847 г., начинает быстрее проявляться перепроизводство, - теперь вновь возникают пятилетние промежуточные кризисы. Это - доказательство того, что капиталистический способ производства окончательно исчерпал себя.. Период процветания больше не достигает своего полного развития; уже по истечении пяти лет опять наступает перепроизводство, и даже в течение этих пяти лет дела в общем-то идут неважно. Однако это отнюдь не означает, что в 1884- 1887 гг. не будет снова довольно большого оживления деловой активности, как это имело место в 1844-1847 годах. Но после этого наверняка наступит решительный крах.

11 мая Я хотел написать тебе еще кое-что об общем состоянии торговли, но сейчас перестанут принимать заказную корреспонденцию. Итак, до следующего раза.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


24
ИОГАННУ ФИЛИППУ БЕККЕРУ, 22 МАЯ 1883 г.

17

ИОГАННУ ФИЛИППУ БЕККЕРУ В ЖЕНЕВУ Лондон, 22 мая 1883 г.

Старый дружище!

Как только тебе могло прийти в голову, что я в состоянии каким-то образом раздобыть молодому товарищу по партии* литературный заработок? Я ведь уже много лет совершенно не связан ни с одним из немецких издателей, за исключением Мейснера (по поводу «Капитала»), а с газетами и журналами тем более. Что же я могу сделать? Если бы даже этот человек умел переводить, наоборот, с немецкого на французский или английский, то и в этом случае я не мог бы помочь ему найти работу. Обратись лучше к Либкнехту, у него ведь есть «Neue Zeit» и множество связей.

С домом Маркса нам придется повозиться еще до марта будущего года, так что с выездом оттуда и с планами на будущее особенно спешить нечего. Чтобы привести это наследство в порядок, тоже придется много потрудиться. Я удивляюсь, как Марксу удалось спасти почти все бумаги, письма и рукописи, написанные даже до 1848 г., - великолепный материал для биографии, которую я, конечно, напишу и которая, кроме всего прочего, будет также историей «Neue Rheinische Zeitung» и движения 1848-1849 гг. на нижнем Рейне, историей паршивой лондонской эмиграции 1849-1852 гг. и историей Интернационала. Прежде всего необходимо издать второй том «Капитала»2, а это не шутка. Рукопись второй книги существует в 4 или 5 редакциях, из которых только первая закончена, а позднейшие только начаты. Понадобится немало труда, так как у такого человека, как Маркс, каждое слово на вес золота.

Но мне этот труд приятен - ведь я снова вместе со своим старым другом.

В последние дни я разбирал письма с 1842 по 1862 год. Перед моими глазами еще раз воочию прошло старое время и те многочисленные веселые минуты, которые доставляли нам наши противники. Я часто до слез смеялся над этими старыми историями. Юмора наши враги никогда не могли у нас отнять. Но среди этого много и очень серьезного.

Это между нами. Смотри, чтобы ни слова об этом не попало в печать. То, что может быть опубликовано, я время от времени


* - Клопферу. Ред.


25
ЛЮДВИГУ КЛОПФЕРУ, 22 МАЯ 1883 г.

помещаю в «Sozialdemokrat». Бернштейн хорошо выправляется, он старается учиться, не лишен остроумия и обладает ясностью мысли, способен переносить критику и свободен от всякой мелкобуржуазной прописной морали. А вот наши ребята в Германии - действительно прекрасный народ, с тех пор как закон против социалистов22 освободил их от «образованных»* господ, которые до 1878 г., со свойственной им невежественной университетской путаницей, пытались свысока поучать рабочих, чему, к сожалению, содействовали очень многие из «вождей». Полностью освободиться от этого гнилого хлама еще не удалось, но все же движение снова определенно вошло в революционное русло. Именно то и великолепно у наших ребят, что массы гораздо лучше почти всех вождей; и теперь, когда закон против социалистов принуждает массы действовать собственными силами, а влияние вождей сведено к минимуму, - теперь движение лучше, чем когда-либо.

Твой старый Ф. Энгельс


* В оригинале на берлинском диалекте: «jebildeten». Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.

Впервые опубликовано в книге: F. Engels.

«Vergessene Briefe (Briefe Friedrich Engels' an Johann Philipp Becker)». Berlin, 1920

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

ЛЮДВИГУ КЛОПФЕРУ В ЖЕНЕВУ Лондон, 22 мая 1883 г.

Дорогой г-н Клопфер!

Я с большим удовольствием помог бы Вам, если бы только мог. Но у меня нет в Германии абсолютно никаких связей ни среди книготорговцев, ни в литературных кругах, и мне просто не к кому там обратиться**. Партия же пока еще располагает «в Германии разными журналами и т. п., например «Neue Zeit» Либкнехта и Каутского в Штутгарте (издательство Дица);

Вы должны попросить, чтобы Беккер дал Вам туда письма. Если что-нибудь и можно для Вас сделать, то только там; мы здесь так же оторваны от всего, как и Вы в Женеве.


26
ЛЮДВИГУ КЛОПФЕРУ, 22 МАЯ 1883 г.

На Вашем письме от 9 числа стоит штемпель «Женева, 13 мая», что отчасти явилось причиной задержки моего ответа Вам.

Надеюсь, что указанный мной путь будет для Вас успешным.

Остаюсь преданный Вам Ф. Энгельс Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 19

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 22 мая 1883 г.

Дорогая Лаура!

Я не забыл, как полагает Поль. о его пятифунтовом билете, но так как здесь был Сэм Мур, то у меня не было свободной минуты, чтобы приготовить его и отправить заказным письмом.

Вчера вечером Сэм уехал обратно в Манчестер, и билет был бы отправлен сегодня, если бы не письмо Поля, изменяющее его инструкции мне. Прилагаю чек на 10 фунтов стерлингов.

Итак, в то время как я пишу это, дорогой Поль - узник5. Как раз сейчас (5 ч. 45 м.) к нему прекратился доступ посетителей, и он может теперь в тишине и спокойствии обсуждать с Гедом шансы на революционную революцию. В это воскресенье мы выпили за его здоровье чашу великолепного майского пунша и пожелали ему побольше мужества и терпения.

Долгое время я считал, что ты сможешь воспользоваться невольным отшельничеством Поля, чтобы приехать в Лондон; тотчас же весь дом № 122 на Риджентс-парк род был бы предоставлен в твое распоряжение; но исходя из всего, что я узнал, я боялся оскорбить чьи-либо чувства таким предложением. Даже Ним по своем возвращении ни единым словом не обмолвилась о том, что ты собираешься явить свой ясный лик в местности с таким плохим климатом, а когда Поль написал, что он надеется завтракать с тобой каждое утро в Сент- Пелажи, я совсем впал в отчаяние. Однако теперь все в порядке, и я надеюсь скоро услышать от тебя, что ты принимаешь мое приглашение, чтобы, по крайней мере на пару месяцев, сделать это место своей штаб-квартирой; это не исключает, конечно, поездок к морю и т. д. Если Поль вынужден находиться под замком, то тем


27
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 22 МАЯ 1883 г.

больше оснований для тебя позаботиться о своем собственном здоровье.

Когда Сэм был здесь, мы обнаружили благодаря ему очень неприятный факт, - что Мавр не обладал правом приостановить неавторизованный перевод «Капитала», и мы тоже не имеем этого права. Оно было утрачено из-за того, что по истечении первого года начало перевода* не появилось в печати. Поэтому, поскольку несколько человек занимаются этим, нам приходится прибегать к уловкам и использовать неопубликованный второй том2, чтобы заставить их отказаться от своих намерений.

Второй том доставит мне страшно много труда, во всяком случае это следует сказать о второй книге. Имеется один полный текст, написанный приблизительно в 1868 г., но это только черновик. Затем имеются минимум три, если не четыре, переработки, относящиеся к различным, более поздним периодам, но ни одна из них не закончена. Придется основательно поработать, чтобы выбрать из них окончательный текст! Третья книга закончена в 1869- 1870 гг., и с тех пор Маркс к ней не прикасался. Но в той части, где рассматривается земельная рента, я должен буду сличить текст с русскими выписками Маркса34 - для примечаний, фактов и примеров. Может быть, мне даже удастся составить небольшую часть третьего тома из рукописи 1858-62 гг.35 (начало которой появилось в Берлине в 1859 г.**), где в конце каждой главы имеется критическая история тех теоретических вопросов, которые там рассматриваются.

Недавно я занимался разборкой переписки. Есть большой ящик, полный очень важных писем с 1841 г. (даже с 1837 г. - от твоего деда Маркса***) до 1862 года. Этот ящик почти разобран, но мне еще нужно несколько часов, чтобы покончить с этим. Уверяю тебя, мне очень забавно наталкиваться на эти старые вещи, большая часть которых касается меня в такой же мере, как и Мавра, и там так много такого, над чем можно посмеяться. Ним помогает мне - требуется вытирать огромное количество пыли! И мы от души смеемся, вспоминая старые времена. Переписку после 1862 г. Маркс сам довольно хорошо разобрал. Но прежде чем мы проникнем во все тайны этого чердака, полного ящиков, пакетов, свертков, книг и т. д., должно пройти некоторое время, а я должен подготовить для третьего издания**** разные дополнения из французского


* - английского перевода первого тома «Капитала». Ред.

** К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.

*** - Генриха Маркса. Ред.

**** - третьего немецкого издания первого тома «Капитала». Ред.


28
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 22 МАЯ 1883 г.

перевода, которые, насколько мне известно, Мавр намеревался включить; и это должно быть сделано в течение 3-4 недель.

Пора отправлять почту. Итак, на сегодня до свидания.

Любящий тебя Ф. Энгельс Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. I, Paris. 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 20

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 2 июня 1883 г.

Дорогая Лаура!

При сем чек на 10 ф. ст. для Поля, как он просил. Судя по его письму, он, кажется, в довольно хорошем настроении, если принять во внимание условия, в которых он находится; но, конечно, скрежет ключей и засовов должен производить ужасное впечатление5. Что такое относительная свобода днем, когда ночью она сведена к одиночному заключению, и как он мог бы петь: «Singet nicht in Trauertonen Von der Einsamkeit der Nacht, Denn sie ist, о holde Schonen, Zur Geselligkeit gemacht»*.

Так как Поль собирается в тюрьме совершенствовать свой немецкий язык, то можешь дать ему это для перевода.

Ну, за это время оба героических мученика**, надо полагать, прилично устроились, и не находишь ли ты, что могла бы приехать, скажем, в будущий четверг или пятницу? Дело в том, что я ожидаю сегодня вечером Джоллимейера, который сможет пробыть здесь до следующего понедельника, 11 июня, а он так хотел бы видеть тебя! Кроме того, Тусси много говорит


* - «Полно петь, слезу глотая, Будто ночь длинна, скучна!

Нет, красотки, тьма ночная Для веселья создана». (Гёте. «Годы учения Вильгельма Мейстера», кн. V, гл. 10.) Ред.

** - Лафарг и Гед. Ред.


29
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 2 ИЮНЯ 1883 г.

о твоем приезде и, кажется, очень хочет, чтобы ты была здесь. хочет посоветоваться с тобой, как распорядиться вещами в доме и т. д. и т. п.; похоже, что единоличная ответственность очень тяготит ее. Таким образом, твоя поездка была бы до некоторой степени деловой. Если ты захочешь приехать и напишешь мне немедленно, я сразу же вышлю тебе деньги; я прибавил бы их к сегодняшнему чеку, но мой баланс этого не позволяет, а на будущей неделе деньги должны поступить.

Среди бумаг Мавра я нашел целую кучу рукописей - наша совместная работа, относящаяся ко времени до 1848 года*. Некоторые из них я скоро опубликую.

Одну рукопись я прочту тебе, когда ты будешь здесь; ты лопнешь от смеха. Я читал ее Ним и Тусси; Ним сказала: теперь-то я знаю, почему вы оба тогда в Брюсселе так хохотали по ночам, что ни один человек в доме не мог спать36. Мы были тогда дерзкими парнями, поэзия Гейне - детски невинная штука в сравнении с нашей прозой.

Есть надежда на издание перевода «Капитала»** у Кигана Пола и К°, это было бы самое лучшее. Тусси собирается пойти к ним в понедельник***; если из этого выйдет что-нибудь реальное, тогда мы пойдем вместе. С. Мур будет переводить, а я редактировать. Это издание собираются осуществить и другие, но если мы сможем прийти к соглашению, то они скоро должны будут отказаться от этого. С. Мур был здесь на троицу, и мы согласовали с ним все то, что касается его. Он - наилучший человек для этой цели, немного тяжеловат на подъем, но это поправимо. Он был нам в высшей степени полезен в качестве юридического консультанта. Я еще должен написать ему с первой почтой по одному юридическому вопросу.

Пумпс чувствует себя превосходно, и ее оба младенца - тоже, мальчик очень крупный и упитанный, почти такой же, как его сестра, по крайней мере, так говорит гордая мама. Если ты будешь здесь в будущее воскресенье (через неделю), мы разопьем большую чашу майского пунша; он сейчас в самом расцвете (я имею в виду ясменник); мы уже пили этот напиток два раза по воскресеньям и два раза у Тусси среди недели, и еще осталось много мозельского вина.

Если ты сообщишь, что собираешься приехать, я в тот же день пошлю в Дублин заказ на ящик лучшего и самого лучшего кларета, который мы потихоньку разопьем.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Немецкая идеология»; Ф. Энгельс. «Истинные социалисты». Ред.

** - английского перевода первого тома «Капитала». Ред.

*** - 4 июня. Ред.


30
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 2 ИЮНЯ 1883 г.

Несколько строк Полю через день или два. Пока что остаюсь любящий тебя Ф. Энгельс Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. I, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 21

ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ В ЦЮРИХ Лондон, 12-13 июня 1883 г.

Дорогой Бернштейн!

Сейчас половина двенадцатого ночи. Я только что прочел и отправил корректуру второго листа третьего издания «Капитала»* (немалый труд), а остаток вечера хочу использовать, чтобы хоть начать письмо Вам.

Что касается внутренних дел, то я уже в «Протоколе»37 прочел кое-что между строк, а вскоре после этого получил краткое разъяснение от Бебеля. Еще задолго до этого я писал Бебелю, что разрыв с этими недотепами из правого крыла в конце концов должен произойти38, но что, по-моему, не в наших интересах форсировать его, пока мы не будем в состоянии опять непосредственно общаться с массами, то есть пока существует закон против социалистов22. Если они нас вынудят к этому, тогда надо, чтобы они нарушили партийную дисциплину, а не мы, и тогда наша победа заранее обеспечена. А до этого их следует довести, если они не будут держаться смирно. Что касается Либкнехта, то он сделает все возможное, чтобы оттянуть кризис, но когда кризис наступит и он убедится в том, что отсрочить его больше нельзя, он займет правильную позицию.

Вот, вкратце, что мне предстоит сделать: 1) Привести в порядок наследство**, причем почти все приходится делать самому, потому что никто, кроме меня, не знает старых работ. Это - огромная груда, и все в полном беспорядке. Многого еще не хватает, многие пакеты и ящики даже еще не вскрыты!


* - третьего немецкого издания первого тома «Капитала». Ред.

** - Маркса. Ред.


31
ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ, 12-13 ИЮНЯ 1883 г.

2) Подготовить третье издание* с различными изменениями и некоторыми добавлениями из французского издания, при этом читать корректуру.

3) Воспользоваться представляющейся возможностью издать английский перевод - я был сегодня по этому делу у одного здешнего крупного издателя** - и затем самому отредактировать перевод (Мур, который будет его делать, - превосходный переводчик, уже 26 лет находится в дружбе с нами, но тяжеловат на подъем).

4) Сличить три-четыре варианта начала II тома и подготовить к печати, при этом переписать начисто весь второй том2.

5) Время от времени покутить недельку с Шорлеммером, который вчера опять уехал в Манчестер; он всегда привозит с собой работу, но о, jerum!***

Такова жизнь!

Осел из «Vossische» (мне четыре раза присылали эту штуку39), по-видимому, причинил доброй Германии немало печали своими речами о горемыке Марксе. Быть может, как-нибудь, когда я буду в особенно веселом настроении, я его взгрею. Если бы этим болванам довелось прочесть переписку между Мавром и мной, они бы просто остолбенели. Поэзия Гейне - детская игрушка по сравнению с нашей дерзкой, веселой прозой. Мавр мог приходить в ярость, но унывать - никогда! Я хохотал до упаду, когда перечитывал старые рукописи. Эта переписка, имеющая также и историческое значение, попадет, насколько это будет зависеть от меня, в надлежащие руки. К сожалению, у меня есть письма Маркса только с 1849 г., но зато полностью.

Прилагаемое - страница черновика заключительной части «Коммунистического манифеста»40, которую Вы собираетесь сохранить на память. Первые две строки написаны под диктовку г-жой Маркс.

Прилагаемое стихотворение Веерта я послал бы Вам вовремя для фельетона, если бы Вы не устроили так, что Ваше письмо опоздало на двенадцать часов, и мне, таким образом, пришлось ждать, будет ли фельетон напечатан так, как он есть. Впрочем, Вы еще сможете его напечатать41. Все произведения Веерта уже в силу их противоположности торжественному Фрейлиграту полны иронии и носят юмористический характер. В них и помину нет «сурьезности»****.


* - третье немецкое издание первого тома «Капитала». Ред.

** - Кигана Пола. Ред.

*** О, jerum, jerum, jerum! О, quae mutatio rerum! - О боже, боже, боже! Одно с другим не схоже! (Припев студенческой песни Хёфлинга.) Ред.

**** в оригинале на берлинском диалекте: «Ernscht». Ред.


32
ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ, 12-13 ИЮНЯ 1883 г.

Что касается отмены закона против социалистов, то люди в Германии никогда не видят дальше собственного носа. Александр III в Москве, разочаровав Россию своим манифестом точно так же, как Фридрих-Вильгельм IV разочаровал в 1841 г. пруссаков42 (а атмосфера там гораздо более накалена), сделал для этого больше, чем все то, чего Гейзер, Блос и К° когда-либо добьются своим нытьем. Если в один прекрасный день его укокошат, - а это с ним обязательно случится, - то весь внутренний режим Бисмарка не будет стоить ломаного гроша. Тогда пойдет другая музыка. Даже если умрет только старый Вильгельм* (я имею в виду не Вильгельма Блоса), перемены неизбежны. Людям нынешнего поколения не пришлось испытать, и они совершенно не могут себе представить, на что способен состарившийся кронпринц** в ситуации, которая тем временем стала революционной. Да к тому же еще такой колеблющийся безвольный дурак, как «наш Фриц». И не исключено даже, что сумасбродное французское правительство затеет такую драку со всем миром, что доведет в Париже дело до какого-нибудь столкновения. Тунис, Египет, Мадагаскар, Тонкин43, а теперь они еще собираются даже оспаривать у англичан несколько скалистых островов у нормандского побережья, где не наберется и 50 жителей. Надеюсь только, что в Париже ничего не произойдет, так как глупость, господствующая там в массах, такова, что превзойти ее могут только здесь, в Лондоне.

К тому же бравый Бисмарк работает на нас, как полдюжины верблюдов. Его новейшая теория о том, что имперская конституция есть не что иное, как договор между правительствами, который они в любой день могут заменить другим без ведома рейхстага, - ведь это находка для нас. Пусть только попробует! При этом явное стремление вызвать конфликт, эти его глупые, нахальные Бёдикер и К° в рейхстаге, - все это льет воду на нашу мельницу. Само собой разумеется, что при этом приходит конец фразе об «одной реакционной массе»44, которая пригодна главным образом для декламации (или же для действительно революционной ситуации). Ведь в том-то и заключается действующая в нашу пользу ирония истории, что различные элементы этой феодальной и буржуазной массы к нашей выгоде борются между собой, грызутся и пожирают друг друга и, стало быть, образуют противоположность однородной


* Энгельс имеет в виду Вильгельма I; далее в оригинале игра слов: «blos» «только» и Blos-фамилия. Ред.

** - Фридрих-Вильгельм. Ред.


33
ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ, 12-13 ИЮНЯ 1883 г.

массе, - нужно быть невеждой, чтобы вообразить, будто достаточно назвать их всех «реакционными», чтобы справиться с ними. Наоборот, все эти разношерстные прохвосты должны сначала расправиться друг с другом, совершенно обессилить и скомпрометировать друг друга и тем самым подготовить почву для нас, поочередно доказав свою неспособность. Одной из крупнейших ошибок Лассаля было то, что в агитации он совершенно забывал о тех крохах диалектики, которые усвоил из Гегеля. При этом он всегда видел только одну сторону, совсем как Либкнехт, но так как последний среди оснований случайно видел правильную сторону*, то в конечном счете он все-таки стоит выше великого Лассаля.

В том-то и беда, что в нынешнем буржуазном движении в Германии люди образуют «одну реакционную массу», и этому должен наступить конец. Мы не можем продвинуться вперед, пока хотя бы часть буржуазии не будет вынуждена - будь то в результате внутренних или внешних событий - вступить на путь действительного движения. Вот почему с нас уже довольно существовавшего до сих пор режима Бисмарка; вот почему он может быть нам полезным только в случае конфликта или отставки, вот почему также пора, чтобы закон против социалистов был уничтожен полуреволюционным или подлинно революционным путем. Все споры о том, будет ли отменено только «малое» или весь закон45, или же о том, будет ли усилен обычный уголовный кодекс, - напоминают мне споры о девственности Марии in partu и post partum**. Решающими являются общие политические условия внутри страны и за границей, а они изменяются, не являются застывшими. Между тем в Германии вопрос рассматривают только исходя из предпосылки, что нынешнее положение в Германии вечно. И одновременно существует связанное с представлением об одной реакционной массе убеждение, что если будет свергнут нынешний режим, то мы придем к власти. Это чепуха. Революция - длительный процесс, сравни 1642-1646 и 1789-1793 гг., и для того, чтобы условия созрели для нас, а мы для них, все промежуточные партии должны поочередно прийти к власти и обанкротиться, Тогда придет наша очередь, и возможно, что мы еще раз временно потерпим поражение, хотя при нормальном ходе вещей я считаю это маловероятным.

Сегодня я отослал в «Народную книготорговлю», Хоттинген-Цюрих***, неоплаченной посылкой через Континентальное


* Основание (Grund) - гегелевский термин. Ред.

** - во время и после родов. Ред.

*** Речь идет о социал-демократическом издательстве. Ред.


34
ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ, 12-13 ИЮНЯ 1883 г.

агентство посылок (контрагент германской и швейцарской посылочной почты) пакет с заказанными фотографиями*. Счет прилагаю. Из этих денег удержите и занесите на мой счет в приход 1 фунт 7 шилл., за вычетом 4 франков за водку, подписку и т. д. (если при переводе остатка оказалось бы удобнее немного округлить сумму в ту или иную сторону, то это, конечно, неважно). Здесь осталось теперь еще 500 фотографий формата визитной карточки и 280 - кабинетного формата; кто первый закажет, тот первый и получит. Но пока, кроме Дица, у Вас конкурентов нет. Сколько на меня свалилось всяких дел, видно из того, что сегодня я должен был заниматься проверкой и вторичной упаковкой фотографий для Вас и для Дица, - все это собственноручно от начала до конца, - а также доставкой их в контору (21/2 английских мили отсюда). Изволь-ка работать при этом!

Борд - осел, мы его давно уже знаем. У Маркса лежит около ста присланных им тетрадей, так и нераскрытых. Пошлите его к черту.

В Швейцарию я не поеду, пока континентальные маршруты не станут более безопасными.

Ведь не было уверенности в том, что Маркс мог бы этим летом поехать во Францию или проехать через нее без неприятностей. Кто уже раз был выслан, тот должен быть готов ко всему, если не согласится сделать шаги, на которые я не могу пойти. Я это знаю.

Внутренними делами Вы мне отнюдь не докучаете. Живя за границей, никогда нельзя быть достаточно осведомленным о подробностях такой внутренней борьбы в рабочей партии, которая, несмотря ни на что, является ведущей европейской рабочей партией. А друг Либкнехт из принципа держит все это в тайне от меня, его сообщения розовы, как утренняя заря, лазурны, как ясное небо, и полны юношеских надежд.

К годовщине июньского сражения 1848 г. посылаю Вам статью Маркса** из «Neue Rheinische Zeitung». Он один во всей европейской печати стал на сторону повстанцев, когда они потерпели поражение.

Сердечный привет.

Ваш Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 14-15. Ред.

** К. Маркс. «Июньская революция». Ред.


35
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 19 ИЮНЯ 1883 г.

13 июня Как Вы думаете, не будет ли своевременным напечатать в «Sozialdemokrat» в виде фельетона одну безгранично дерзкую работу Маркса и мою от 1847 г.36, в которой мы отделали сидящих и сейчас в рейхстаге «истинных социалистов»? Это самое дерзкое из всего, что было когда-либо написано на немецком языке.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве К. Маркса и Ф. Энгельса», кн. I, 1924 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ В БЕНЕВЕНТО Лондон, 19 июня 1883 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Милостивый государь!

С большим удовольствием я получил сделанный Вами прекрасный итальянский перевод моего «Утопического социализма и научного социализма»*. Я просмотрел его и предлагаю Вам в некоторых местах небольшие изменения, - хотя я и не уверен в себе вследствие несовершенства моего знания итальянского языка и отсутствия практики в нем. Надеюсь, что, несмотря на это последнее обстоятельство, Вы сможете понять перевод (итальянский или французский) добавлений, внесенных в соответствующие места Вашей рукописи по первому немецкому изданию.

Прилагаю экземпляр недавно опубликованного немецкого издания, а затем пришлю экземпляр второго издания, который в настоящее время находится в печати. Жаль, что не было возможности сделать перевод с немецкого текста: ведь итальянский язык гораздо больше подходит для диалектического метода изложения, чем французский.

Благодарю Вас за любезное предложение прислать мне несколько экземпляров перевода; шести или, самое большее, двенадцати будет достаточно.

С искренним уважением Фр. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Развитие социализма от утопии к науке». Ред.


36
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 19 ИЮНЯ 1883 г.

С той же почтой отправляется заказным небольшой пакет, содержащий 1) Вашу рукопись, 2) экземпляр немецкого издания.

Впервые опубликовано в книге: «La corrispondenza di Marx e Engels con italiani. 1848-1895». Milano, 1964

Печатается по рукописи Перевод с итальянского На русском языке публикуется впервые 23

ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ В ЦЮРИХ Лондон, 22 июня 1883 г.

Дорогой Бернштейн!

Если Вы поедете в Париж, то должны обязательно перебраться к нам через канал на несколько дней. Проезд туда и обратно будет Вам стоить меньше, чем Вы промотаете за это время в Париже. Комната для Вас здесь уже приготовлена. Я покажу Вам тогда и упомянутую дерзкую рукопись* и другие рукописи. Г-жа Лафарг скажет Вам, как удобнее всего ехать.

Ваш Ф. Э.

Привет Либкнехту.


* См. настоящий том, стр. 35. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве К. Маркса и Ф. Энгельса», кн. I, 1924 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 24 июня 1883 г.

Дорогая Лаура!

Когда ты сообщила о том, что тебе известно, каковы были намерения и желания бедного Мавра в Веве46, то это было


37
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 24 ИЮНЯ 1883 г.

связано с распоряжениями более или менее завещательного характера, и я поэтому, естественно, сделал вывод, что ты намекаешь на подобные вопросы. А так как эти распоряжения могли включать пожелания, связанные до некоторой степени с памятью о твоей маме и т. д., в отношении книг и прочего, и так как мы здесь должны прийти к тому или иному решению, а Тусси, кроме того, кажется, старается избежать ответственности за самостоятельные действия, - то я счел своим прямым долгом известить тебя, чтобы в случае, если у тебя было что-нибудь нам сообщить, это было сделано своевременно.

После смерти бедного Мавра Тусси в ответ на мой вопрос сообщила мне, что он сказал ей, чтобы она и я распорядились всеми его бумагами и позаботились об издании того, что следует издать, особенно второго тома2 и математических работ47. Третье немецкое издание* в работе, я слежу за этим тоже. Если ты хочешь знать точные слова Мавра, то Тусси, без сомнения, сообщит их тебе, если ты попросишь ее сделать это.

Этот вопрос обсуждался, когда Поль был здесь, и я почти уверен, что ему это известно.

Что же касается выражения «литературные душеприказчики», то я один несу за него ответственность. Тогда я не мог подобрать другого слова, и если я тебя этим как-то обидел, то прошу у тебя прощения48.

Как само распоряжение может задеть тебя, я не могу понять. Работа должна быть сделана здесь, на месте. Фактически работа - ты это знаешь так же хорошо, как Тусси, - должна будет главным образом лежать на мне. Но так как только одна дочь Мавра жила в Лондоне, то я нахожу естественным, что он объединил ее со мной в той работе, какую она смогла бы сделать. Если бы ты жила не в Париже, а здесь, то, несомненно, это было бы доверено всем нам троим совместно.

Но есть и другая сторона этого дела. Согласно английскому закону (который нам разъяснил Сэм Мур), единственное лицо, которое является законным представителем Мавра в Англии, - это Тусси, или, вернее, единственное лицо, которое может стать его законным представителем, получив судебное полномочие на управление имуществом умершего. Это должно быть сделано ближайшим из родственников, проживающим в Англии, то есть Тусси, если она не откажется и не предложит кого-нибудь другого, кто тоже должен проживать в Соединенном королевстве. Так что, согласно закону, я также не подхожу.


* - первого тома «Капитала». Ред.


38
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 24 ИЮНЯ 1883 г.

По многим причинам это судебное полномочие должно быть получено.

Относительно планов, которые Мавр обсуждал с тобой в Веве, я, конечно, находился в полном неведении и только сожалею, что ты не приехала после 14 марта; тогда мы узнали бы о них и, насколько возможно, учли бы их. Но вот как дело обстоит в отношении английского перевода*. Мы приходим к заключению (на основании разъяснений С. Мура, а также Мейснера), что не имеем права воспрепятствовать публикации неавторизованного перевода кем бы то ни было. Это право в лучшем случае действительно лишь в течение трех лет после первой публикации и оно окончательно утратило силу в 1870 году. Так вот, было несколько претендентов, и имеющий добрые намерения, но не обладающий ни средствами, ни деловыми качествами издатель Ривз, самый нежелательный из всех, сказал Радфорду, что нашел переводчика и собирается издать перевод. Тут уже нельзя было терять времени. Мы должны были найти кого-нибудь,- кто хочет и может сделать эту работу, - и мы могли остановиться только на С. Муре и на издательстве Киган Пол и К°. Они стали переписываться, затем Тусси повидалась с Киганом Полом, а потом его видел я. Еще ничего не решено, но весьма вероятно, что мы придем к какому-нибудь соглашению. Спрашивается: возьмешься ли ты при изменившихся обстоятельствах за перевод, с тем чтобы сделать его к определенному сроку, скажем, через шесть месяцев.

Что касается истории Интернационала, то я нисколько не возражаю, поскольку это касается меня, чтобы все документы и т. д., относящиеся к Интернационалу, были переданы тебе для этой цели. Но я намеревался написать полную биографию Мавра, а если ты возьмешь эти бумаги, то мой план рушится. Жизнь Мавра без Интернационала была бы бриллиантовым кольцом, из которого вынут бриллиант.

Я ничего не сказал Тусси о твоем письме, так как не хочу каким бы то ни было образом вмешиваться в отношения между двумя сестрами. Поэтому, если тебе требуются от нее какие-либо разъяснения, напиши, пожалуйста, ей непосредственно. Но я считаю, что лучшее, что ты могла бы сделать, это приехать сюда и вместе обсудить это дело. Ты прекрасно знаешь, что я ничего другого не хочу, как максимально и во всех отношениях учесть твои желания. Так же я веду себя и по отношению к Тусси. Если ты хочешь присоединить свое имя к нашим


* - первого тома «Капитала». Ред.


39
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 24 ИЮНЯ 1883 г.

в общем труде и принять участие в этой работе и если найдется способ, как это сделать, я, со своей стороны, буду только рад этому. При теперешнем положении дел мы достаточно часто будем нуждаться в твоей помощи для получения сведений и пр., и ничто не могло бы быть большим препятствием на нашем пути, как новое недоразумение между тобой и Тусси. Все мы стремимся к тому, чтобы достойным образом увековечить память Мавра, и начало этому будет и должно быть положено публикацией его посмертных сочинений. Давайте же по мере наших сил все будем содействовать достижению этой цели.

Единственный человек, которому я говорил об этом деле, это Ним, и она совершенно того же мнения, которое изложено выше.

Что касается наших двух мучеников*, то они, кажется, счастливы и довольны и даже боятся, что Греви 14 июля положит конец их тюремному блаженству5. Какой превосходный приговор Луизе Мишель!49 К счастью, никто не знает, кто будет править Францией пару лет спустя. Достаточно одной бомбы, брошенной под ноги Александру III, - и двери всех тюрем в Европе и Азии, кроме ирландских, немедленно распахнутся настежь.

Ну, теперь я должен кончать. Мне надо читать четыре корректурных листа третьего издания**, которые прибыли сюда в субботу***, - я обязался вернуть их через 48 часов. Затем мне надо работать над изменениями, которые необходимо внести в третье издание (это проделано до 404 страницы) - частью на основании экземпляра с пометками Маркса, частью на основании французского издания; это должно быть сделано быстро, чтобы не дать повода для задержки. Итак, пока больше ничего.

Всегда любящий тебя Ф. Энгельс


* - Лафарга и Геда. Ред.

** - третьего немецкого издания первого тома «Капитала». Ред.

*** - 23 июня. Ред.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с английского


40
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 29 ИЮНЯ 1883 г.

25

ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН Лондон, 29 июня 1883 г.

Дорогой Зорге!

Мой рабочий вечер испорчен одним посещением, и у меня поэтому есть немного свободного времени, чтобы написать тебе.

Критика Г. Джорджа, посланная тебе Марксом, такой шедевр по своему содержанию и так монолитна стилистически, что было бы жаль ослабить ее, присоединив к ней отрывочные, написанные по-английски заметки на полях экземпляра Маркса*. Их можно будет использовать как-нибудь в другой раз. Все это письмо тебе написано, как это обычно делал Маркс в таких случаях, с расчетом на позднейшее его дословное опубликование. Поэтому ты не совершишь никакой бестактности, если опубликуешь его. Если оно будет опубликовано поанглийски, то я его тебе переведу, так как перевод «Манифеста»** снова показывает, что там у вас, по-видимому, нет никого, кто мог бы переводить, по крайней мере, наш немецкий язык на литературный и грамматически правильный английский. Для этого необходимо иметь опыт литературной работы на обоих языках, и притом не только в ежедневной прессе. Переводить «Манифест» необычайно трудно; русские переводы пока что лучшие из всех, которые я видел50.

Третье издание «Капитала»*** требует от меня огромной работы. У нас есть экземпляр с отмеченными Марксом изменениями и добавлениями, которые необходимо сделать по французскому изданию; но всю эту кропотливую работу надо еще проделать. До «Накопления»51 у меня уже готово, но здесь придется почти полностью переработать всю теоретическую часть. К тому же - ответственность. Дело в том, что французский перевод несколько упрощен по сравнению с немецким изданием, и по-немецки Маркс никогда не стал бы так писать. При этом издатель торопит.

Пока я с этим не покончу, нечего и думать о том, чтобы приступить ко второму тому2. Сохранилось по меньшей мере четыре варианта начала - Маркс столько раз приступал к этой работе, и каждый раз болезнь прерывала окончательную ре-


* См. настоящий том, стр. 13-14. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.

*** - третье немецкое издание первого тома «Капитала». Ред.


41
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 29 ИЮНЯ 1883 г.

дакцию. В какой мере расположение материала и конец последнего варианта, помеченного 1878 г., соответствуют первому варианту, написанному еще до 1870 г., я пока не могу сказать.

Из периода до 1848 г. спасено почти все - не только написанные тогда им и мной рукописи сохранились почти полностью (за исключением того, что изъедено мышами), но и переписка; разумеется, также с 1849 г. все целиком, а после 1862 г. даже в некотором порядке; имеется также весьма обширный рукописный материал, относящийся к Интернационалу, достаточный, я полагаю, для полной его истории, но подробнее посмотреть его мне еще не удалось.

Есть там также 3-4 тетради математических работ47; я показывал однажды твоему Адольфу* пример нового обоснования Марксом дифференциального исчисления52.

Не будь такой массы американского и русского материала (по одной только русской статистике более двух кубических метров книг), второй том был бы давно напечатан. Это детальное исследование задержало его на многие годы; у него, как всегда, должны были быть собраны полностью все материалы вплоть до последнего дня, а вот теперь все это ни к чему, за исключением выписок, где, надо надеяться, - по его обыкновению, - много критических замечаний, которые пригодятся для примечаний ко второму тому.

Фотографии получены**; я вышлю их тебе, как только у меня будет время упаковать. Но как? Бандерольное отправление не допускает никакой плотной упаковки. Посылок по почте еще не пересылают, а отправлять такой маленький пакет через агентство посылок будет стоить бешеных денег. Может быть, ты сообщишь мне, как это лучше всего сделать.

Я прочитал уже пять листов третьего издания в последней корректуре; издатель обещает доставлять по три листа в неделю.

Твой Ф. Энгельс У меня сейчас совершенно нет времени отвечать Гепнерчику на его многочисленные длинные письма. Его сообщения всегда интересны для меня, хотя и переплетаются с личными пересудами и проникнуты самомнением новичка-иммигранта. Так что тебе придется пока извиниться перед ним за меня.

Шевич ответил мне с «достоинством» и сожалеет о моей «мелочности»***. Достоинство ему к лицу. Ответа он не получит.


* - Зорге. Ред.

** См. настоящий том, стр. 19. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 13 и 86. Ред.


42
ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ, 29 ИЮНЯ 1883 г.

Также и Мост, который вынужден признать все, что я утверждал*, и именно потому так взбесился. Я думаю, что в Америке, этой сектантской стране, он найдет единомышленников и будет некоторое время создавать неразбериху. Но таков уж характер американского движения, что все заблуждения должны быть там испытаны на практике. Если бы американская энергия и избыток жизненных сил сочетались с европейской теоретической ясностью, дело было бы у вас закончено в течение десяти лет. Но это исторически невозможно.


* См. настоящий том, стр. 9-10. Ред.

** - первого тома. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere».

Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

ГАБРИЕЛЮ ДЕВИЛЮ В ПАРИЖ Лондон, 12 августа 1883 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой гражданин Девиль!

Получил Ваше письмо и Вашу рукопись, благодарю. На следующей неделе уезжаю из Лондона на морские купанья54; там у меня будет досуг заняться Вашей работой, которую верну Вам, как только смогу.

Ваша рукопись прибыла ко мне в благоприятный момент: я только что завершил окончательное редактирование третьего немецкого издания «Капитала»** и решил приступить к редактированию второго тома2, как только вернусь с моря. Ваша рукопись прибыла именно в тот момент, когда у меня есть немного свободного времени.

Я прочел ту часть, которую Вы послали Марксу некоторое время тому назад; она показалась мне очень понятной и правильной, а так как она охватывает наиболее трудную часть работы, то можно полагать, что в остальных частях недоразумений не будет.

Преданный Вам Ф. Энгельс Полностью публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с французского 53


43
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 19 АВГУСТА 1883 г.

27

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Истборн, 19 августа 1883 г.

4, Cavendish Place Дорогая Лаура!

Наконец-то я выбрался из Лондона54. Как только обстоятельства позволили, я послал Перси (в прошлую среду) подыскать здесь помещение. Он хорошо справился с этим делом и нашел, не без труда, великолепную квартиру: через два дома от приморского бульвара, против пристани, прекрасные комнаты; солнца не больше, чем требуется, красивый вид на море, хороший стол; единственное, чем мы огорчены, - что вовремя не удалось организовать так, чтобы ты поехала с нами. Мы прибыли сюда в пятницу - Пумпс, дети и служанка, Ним, Джоллимейер (которому снова немного нездоровилось, но который здесь сразу поправился и скоро покинет нас) и я. Первоклассный шотландский туман в день нашего приезда, мелкий дождь с перерывами всю ночь - весьма утешительно! Но следующий день - великолепный, так что мы смогли гулять в тени деревьев и немного познакомить Ним с местностью.

Сегодня, в воскресенье, прекрасное утро, но надвигается туман; ладно, надо пользоваться тем, что есть; во всяком случае, пока место выглядит совершенно иначе, чем в дождливую погоду в последний раз, когда мы сюда приезжали*. Здесь идет громадная стройка; площадь, занятая в городке под жилые помещения, увеличилась почти вдвое, все поля по направлению к Бичи-хед и часть склона сплошь застроены. Пильзенское пиво здесь в ходу, и оно даже лучше, чем в Лондоне. Ним и Пумпс находят, что здесь все дешевле и лучше, чем дома.

Маленький уродец Эмили Рошер скончался неделю назад - самое лучшее, что он мог сделать.

Я сразу написал Девилю, известив о получении его рукописи**. В то же самое время или несколько позже я получил также перевод Сэма Мура***, так что работы у меня здесь будет в избытке, не считая ликвидации моей колоссальной задолженности по корреспонденции.

Местечко полно народа, но люди, кажется, держатся более «непринужденно», чем прежде. Даже в воскресное утро цилиндр


* - в августе 1879 года. Ред.

** Г. Девиль. ««Капитал» Карла Маркса» (см. предыдущее письмо). Ред.

*** - английский перевод первого тома «Капитала». Ред.


44
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 19 АВГУСТА 1883 г.

играет лишь самую ничтожную роль, и «спортивные» костюмы встречаются довольно часто.

Только что снова ввалилась вся компания, томимая жаждой, Джоллимейер должен открыть пильзенское пиво, и ты понимаешь, что бесполезно бороться с препятствиями, возникающими передо мной и приостанавливающими не только разумную, но даже и неразумную переписку. Только что открыли вторую бутылку, малышка взобралась мне на колени, и я бросаю, потеряв всякую надежду. Вся колония шлет самый сердечный привет тебе и Полю, чью половину срока мы отпразднуем послезавтра5 дополнительной порцией пильзенского пива.

Ним передает тебе буквально, - «чтобы ты смело рассчитывала на ее богатство, так как она надеется скоро получить его»*.

Остаюсь, дорогая Лаура, искренне любящий тебя Ф. Энгельс


* Речь идет, по-видимому, о выигрыше по лотерейному билету. Ред.

** - третьего немецкого издания первого тома «Капитала». Ред.

*** - Лонге. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. I, Paris,1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 28

ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В БОРСДОРФ [Истборн], 21 августа 1883 г.

Дорогой Либкнехт!

Твое письмо пролежало без ответа в связи с завершением третьего издания**, а затем я переехал сюда по адресу: 4, Cavendish Place, Eastbourne, England, где думаю остаться приблизительно до 12 сентября54.

Г-жа Маркс умерла 2 декабря 1881 года, Женни*** - 9 января 1883 года. О том и другом было напечатано в «Sozialdemokrat»55.

Парижский «Vorwarts» был маленьким листком, которому теперь приписывается больше значения, чем он того заслуживает; в редакции сидели отчаянные бездельники. Маркс следил


45
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 22 АВГУСТА 1883 г.

главным образом за тем, чтобы этот листок сохранял верное направление, и помещал в нем время от времени полемические статьи и заметки против пруссаков. Гейне послал Марксу из Гамбурга часть корректурных листов «Зимней сказки» для печатания в «Vorwarts» еще до появления книги в Германии.

Подробностей я тебе сообщить не могу, так как вообще видел лишь несколько номеров, а листок просуществовал недолго.

В «Deutsche-Brusseler-Zeitung» Маркс писал довольно много, в частности, полемизировал с Гейнценом*.

Письмо Бебеля своевременно получил, отвечу на него отсюда; должен был отложить его, как и всю остальную корреспонденцию, потому что был завален работой. Передай Бебелю, что Шорлеммер, который сейчас здесь, на днях отправляется в Дармштадт, где останется, примерно, до середины сентября. Если Бебель до того времени попадет в эти края, то Шорлеммер просит, чтобы он известил его об этом (по адресу: проф. Шорлеммеру, Дармштадт - этого достаточно), а также о том, где Шорлеммер может его встретить; он тогда сделает все, чтобы его разыскать.

Сегодня исполняется половина срока заключения Лафарга5.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс. «Морализирующая критика и критизирующая мораль». Ред.

** - первого тома. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 29

ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ В БЕНЕВЕНТО Англия, Истборн, 22 августа 1883 г.

4, Cavendish Place Многоуважаемый гражданин!

Прошу извинить меня за задержку ответа на Ваше письмо от 25 июня и открытку от 30 июля. Я вынужден был прервать всякую переписку, так как должен был в самый краткий срок закончить подготовку третьего немецкого издания «Капитала»**.

56


46
ПАСКУАЛЕ МАРТИНЬЕТТИ, 22 АВГУСТА 1883 г.

Я недостаточно знаком с методом Ана и совершенно не знаю словаря, о котором Вы упоминаете. Вот какого метода я всегда придерживаюсь при изучении какого-либо языка: не заниматься грамматикой (за исключением склонений и спряжений, а также местоимений), а читать со словарем самые трудные произведения классического автора, какие только можно найти. Так, итальянский я начал с Данте, Петрарки и Ариосто, испанский - с Сервантеса и Кальдерона, русский с Пушкина; затем я читал газеты и прочее. Для немецкого, я думаю, можно было бы рекомендовать первую часть «Фауста» Гёте - в основном она написана в народной манере, а места, которые показались бы Вам трудными, были бы в равной мере трудны без комментариев и для немецкого читателя.

Что касается работ Маркса и других, то Вы можете обратиться в редакцию «Sozialdemokrat », Хоттинген-Цюрих, Швейцария, - это официальный орган немецкой рабочей партии.

Благодарю Вас за экземпляры перевода, которые прибыли в полном порядке, а также за Вашу любезно присланную фотографию, в обмен на которую прилагаю свою.

Остаюсь с глубоким уважением Ф. Энгельс Мой лондонский адрес остается в силе, здесь я на морских купаньях и пробуду несколько недель54.

Впервые опубликовано в книге: «La corrispondenza di Marx e Engels con italiani. 1848-1895». Milano, 1964

Печатается по рукописи Перевод с итальянского На русском языке публикуется впервые 30

ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ В ЦЮРИХ Истборн, 27 августа 1883 г.

4, Cavendish Place Дорогой Бернштейн!

Посылаю почтовую квитанцию перевода на 4 ф. ст. для старого Беккера. Я все еще надеюсь, что сообщение о нем, как это уже бывало не раз, преувеличено его семьей58. Но он, конечно, очень стар, много пережил, и г-жа Лафарг говорила мне, что в прошлом году в Женеве она нашла его значительно постаревшим по сравнению с Гаагой, когда он выглядел молодцом59.

57


47
ЭДУАРДЕ БЕРНШТЕЙНУ, 27 АВГУСТА 1883 г.

Много я и сегодня не могу написать. Почта отправляется отсюда в 1 час дня, а передо мной лежит корректура 19 листа «Капитала»*, которая тоже еще должна быть отправлена.

Очень благодарен за Ваше предложение относительно Калера-Рейнталя60, но я, к сожалению, не смогу им воспользоваться. Все мои срочные дела, за исключением мелочей, такого рода, что я должен выполнять их лично. А если я и мог бы, в крайнем случае, кое-что поручить другому, то только такому человеку, который свободно говорит по-английски, хорошо знает Лондон и местные условия и мог бы избавить меня от лишнего хождения.

Я пробуду здесь приблизительно до 12 сентября54 - до тех пор можно пользоваться вышеуказанным адресом, а затем опять лондонским.

Кроме корректуры и залежавшейся корреспонденции, мне еще предстоит здесь следующая работа: 1) рукопись Девиля - французское популярное изложение «Капитала», 2) часть рукописи английского перевода**. То и другое требует тщательного редактирования. Как видите, и здесь мне нет покоя. К счастью, я живу у самого моря и сижу у открытого окна, через которое вливается морской воздух.

Я очень сожалел, что Вы не приехали. Мне нужно было бы о многом с Вами поговорить.

Надо быть во всяком случае готовыми к тому, что часть литературного наследства Маркса придется опубликовать за границей***, и на этот счет только Вы можете сообщить или предложить мне приемлемое решение; но об этом надо переговорить лично, переписываться было бы невероятно долго. Прошу, однако, ничего об этом не говорить, чтобы работники типографии не обольщались ложными надеждами; мой опыт с партийными типографиями таков, что я очень подумал бы, прежде чем поручить одной из них более крупную и важную работу.

Почтовую квитанцию я оставляю здесь, потому что на ней прямо указано, что получателю она не нужна. Ваш адрес я указал по памяти - 137, Alte Landstrasse, Riesbach, - если не так, исправьте это, пожалуйста, на цюрихском главном почтамте.

Предложение по поводу дерзкой рукописи было скорее неудачной шуткой****. Пока существует закон против социалистов22


* - третьего немецкого издания первого тома «Капитала». Ред.

** - первого тома «Капитала». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 18. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 35. Ред.


48
ЭДУАРДУ БЕРНШТЕЙНУ, 27 АВГУСТА 1883 г.

и пока «Sozialdemokrat» является единственным возможным органом, нельзя ни в коем случае из-за таких второстепенных вопросов бросать в ряды партии яблоко раздора, что произошло бы, если бы из этого захотели сделать «принципиальный вопрос».

При обсуждении вопроса о «республике», особенно во Франции, основы нашей позиции выражены в «Sozialdemokrat», по-моему, недостаточно ясно61, а именно: В классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией бонапартистская монархия (характеристика которой дана Марксом в «Восемнадцатом брюмера» и мной в «Жилищном вопросе», раздел II, и в других местах) играет приблизительно такую же роль, какую играла старая абсолютная монархия в борьбе между феодализмом и буржуазией. Но точно так же, как эта борьба не могла быть доведена до решительного конца в старой абсолютной монархии, а только в конституционной монархии (Англия, Франция 1789-1792 и 1815-1830 годов), так и борьба буржуазии с пролетариатом может быть доведена до решительного конца только в республике. Таким образом, если благоприятные условия и революционное прошлое помогли французам свергнуть Бонапарта* и установить буржуазную республику, то у французов имеется перед нами, еще не вышедшими из мешанины полуфеодализма и бонапартизма, то преимущество, что они уже владеют той формой, в которой борьба должна быть доведена до решительного конца и которую нам еще только предстоит завоевать. Они обогнали нас политически на целый этап. Таким образом, в результате монархической реставрации во Франции борьба за восстановление буржуазной республики снова стала бы в порядок дня, в то время как сохранение республики означает возрастающее обострение прямой, неприкрытой классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией вплоть до кризиса.

И у нас тоже первым, непосредственным результатом революции может и должно быть, по форме, не что иное, как буржуазная республика. По тут это будет лишь коротким переходным моментом, так как, к счастью, у нас нет чисто республиканской буржуазной партии.

Буржуазная республика, быть может с партией прогрессистов62 во главе, послужит нам прежде всего для привлечения широких масс рабочих на сторону революционного социализма; это будет проделано в течение одного-двух лет и приведет к полному истощению и самоуничтожению всех еще возможных, за исключением нас, промежу-


* - Наполеона I. Ред.


49
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 30 АВГУСТА 1883 г.

точных партий. Лишь тогда мы сможем с успехом прийти к власти.

Грубая ошибка немцев заключается в том, что они представляют себе, будто революцию можно сделать в один день. На самом же деле она представляет собой многолетний процесс развития масс в условиях, которые способствуют его ускорению. Каждая революция, которая совершалась в один день, либо только устраняла заранее обреченную на гибель реакцию (1830 г.), либо приводила к результатам, прямо противоположным поставленной цели (1848 г., Франция).

Ваш Ф. Э.

Что Вы скажете по поводу следующего: «Последний, так называемый красный номер «Rheinische Zeitung»* (третий выпуск) от 19 мая 1849 г., который открывался «Прощальным словом «Neue Rheinische Zeitung»» Ф. Фрейлиграта, был здесь на днях вновь конфискован полицией. Какой-то старьевщик купил в качество макулатуры некоторое количество экземпляров этого последнего, прощального номера тогдашнего органа демократии и продавал их по 10 пфеннигов за штуку. Полиция положила этому конец, конфисковав оставшиеся у торговца газеты. Если эта конфискация была произведена из тех соображений, что скверный бледно-красный шрифт газеты может повредить глазам читателей, то публика должна быть благодарна полиции; самый же текст едва ли еще может в наши дни как-либо взволновать умы»63.


* - «Neue Rheinische Zeitung». Ред.

** - третьего немецкого издания первого тома «Капитала». Ред.

*** - первого тома «Капитала». Ред.

**** Г. Девиль. ««Капитал» Карла Маркса». Ред.

Впервые полностью опубликовано на русском, языке в «Архиве К. Маркса и Ф. Энгельса», кн. I, 1924 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 31

АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В БОРСДОРФ Истборн, 30 августа 1883 г.

4, Cavendish Place Дорогой Бебель!

Пользуюсь спокойной минутой, чтобы написать тебе. В Лондоне - много работы, здесь - много помех (трое взрослых и двое маленьких детей в одной комнате!), и при этом корректура**, редакция английского пробного перевода*** и французского популярного изложения «Капитала»****, - вот и пиши тут письма!


50
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 30 АВГУСТА 1883 г.

По третьему изданию, в котором много добавлений, я провел корректуру до 21 листа; книга выйдет в свет к концу этого года. Как только вернусь, засяду за второй том2, а это будет огромная работа. Наряду с совершенно разработанными частями - другие только в набросках, все в черновом виде, за исключением, примерно, двух глав. Цитаты в беспорядке, записаны все вместе, как попало, собраны только для того, чтобы позже сделать из них выборки. К тому же почерк, который могу читать только я, да и то с трудом. Ты спрашиваешь, как так случилось, что даже я не знал, насколько продвинулась работа? Очень просто: если бы я знал это, то не давал бы ему покоя ни днем, ни ночью, пока книга не была бы закончена и напечатана. И это Маркс понимал лучше, чем кто бы то ни было; но он знал и то, что в худшем случае, который сейчас как раз и произошел, рукопись могла быть издана мной в его духе, - об этом он говорил также и Тусси.

Что касается фотографий*, то голова вышла превосходно, а поза напряженная, как на всех его фотографиях; он плохо «позировал». Я не нахожу в снимке ничего вызывающего, но все же из-за напряженности позы предпочел бы маленькую фотографию большой.

Гамбургские выборы64 произвели большую сенсацию также и за границей. Наши вели себя более чем образцово. Такая стойкость, выдержка, гибкость, готовность к бою, такая уверенность в победе и такой юмор в борьбе с мелкими и крупными безобразиями германской действительности являются неслыханными в новой истории Германии. Особенно ярко это выступает на фоне коррупции, дряблости, всеобщей деморализации всех остальных классов немецкого общества. Если они обнаруживают свою неспособность удержать власть, то блестяще выступает призвание германского пролетариата к господству, его способность ниспровергнуть всю эту старую пакость.

Бисмарковский «холодный душ на Париж»65 становится смешным даже в глазах французских буржуа. Даже такая глупая газета, как «Soir», обнаружила, что дело тут всего лишь в том, чтобы добиться от рейхстага новых кредитов на армию (на этот раз на полевую артиллерию). Что касается его союзов (он опустился уже до Сербии, Румынии, а теперь даже до Испании66), то все это - карточные домики, которые рухнут при первом же порыве ветра.

Если ему повезет, то он обойдется без них, а если не повезет, то они предоставят ему шлепнуться задним местом в грязь. Чем мошенник бессовестнее, тем больше


* - Маркса. Ред.


51
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 30 АВГУСТА 1883 г.

он верит в честность других и поэтому в конце концов погибает. С Бисмарком и его внешней политикой дело вряд ли зайдет так далеко, потому что французы не доставят ему такого удовольствия и не ввяжутся в драку. Только господин царь* мог бы с отчаяния сделать такую попытку и при этом свернуть себе шею. Впрочем, надо надеяться, что он еще до того свернет себе шею у себя дома.

Манифест Демократической федерации в Лондоне67 издан примерно двумя-тремя десятками мелких союзов, которые по меньшей мере двадцать лет под разными именами (участники постоянно те же) все снова и снова и все так же безуспешно пытаются добиться того, чтобы их принимали всерьез. Важно только то, что теперь они, наконец, вынуждены открыто признать нашу теорию, которая во времена Интернационала казалась им навязанной извне, и что за последнее время появилось много молодых людей из буржуазии, которые, к стыду английских рабочих, лучше разбираются в этих вопросах и проявляют больше энтузиазма, чем рабочие. Ведь даже в Демократической федерации рабочие признают новую программу в большинстве случаев только неохотно и внешне. Глава Демократической федерации Гайндман - бывший консерватор и крайне шовинистически настроенный, хотя и неглупый карьерист, который довольно подло вел себя по отношению к Марксу (их познакомил Р.

Мейер); поэтому мы и порвали с ним личные отношения68. Ни в коем случае не вздумай поверить, если тебе кто-либо скажет, что в Англии развертывается подлинное пролетарское движение. Я знаю, что Либкнехт хочет убедить в этом себя и весь мир, но это неверно. Элементы, проявляющие в настоящее время активность, смогут приобрести значение, признав нашу теоретическую программу и тем самым став на твердую почву, но лишь в том случае, если здесь начнется массовое рабочее движение и если им удастся этим движением овладеть.

До тех пор они - одиночки, за спиной которых всякая всячина - путаные сектанты, остатки великого движения 40-х годов** и ничего больше. Но настоящее всеобщее рабочее движение возникнет здесь - если не произойдет чего-либо непредвиденного - только тогда, когда рабочие почувствуют, что мировая монополия Англии подорвана. Участие в господстве на мировом рынке было и остается экономической основой политической пассивности [Nullitat] английских рабочих. Плетясь в хвосте за буржуазией в деле экономического использования этой монополии, но все же всегда участвуя в ее прибылях, они,


* - Александр III. Ред.

** Имеется в виду чартистское движение. Ред.


52
АВГУСТУ БЕБЕЛЮ, 30 АВГУСТА 1883 г.

естественно, в политическом отношении плетутся в хвосте «великой либеральной партии», которая, со своей стороны, бросает им кое-какие мелкие подачки - признала за ними право на тред-юнионы и стачки, отказалась от борьбы за неограниченный рабочий день и предоставила право голоса категории лучше оплачиваемых рабочих. Но если Америка и объединенная конкуренция остальных промышленных стран пробьют достаточно широкую брешь в этой монополии (по части железа это уже не за горами, по части хлопка, к сожалению, еще далеко), то тогда ты увидишь, какие здесь начнутся дела.

Я просил Либкнехта передать тебе*, чтобы ты, если ты между нынешним днем и 12 сентября будешь вблизи Дармштадта, сообщил об этом Шорлеммеру, который находится там, с тем, чтобы он мог с тобой тогда повидаться. Но теперь, вероятно, уже будет поздно. Привет Либкнехту.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 45. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 32

КАРЛУ КАУТСКОМУ В ШТУТГАРТ Лондон, 18 сентября 1883 г.

Дорогой г-н Каутский!

Что касается гейзеровщины, то я считаю свое вмешательство пока преждевременным69.

Пусть эти господа как следует покажут себя. Небольшой листовки и провалившегося проекта «права на труд» недостаточно; пусть они побольше распояшутся, чтобы можно было уцепиться как следует и чтобы они не смогли увернуться при помощи лживых отговорок. Было бы очень полезно, если бы Вы пока что подбирали соответствующий материал: наступит момент, когда нужно будет ударить по этим господам, а пока торопиться нет нужды. Ведь за Бебелем и «Sozialdemokrat», как Вы сами говорите, стоят массы, а противоядие тоже есть.

Охотно верю, что Вам в вашей швабской дыре приходится много терпеть от этого


53
КАРЛУ КАУТСКОМУ, 18 СЕНТЯБРЯ 1883 г.

сорта людей, но ведь Штукерт* и Мюнхен - самые скверные места в Германии. И затем у меня положительно нет времени вступать в полемику, которая потребовала бы много усилий и труда. Если это будет необходимо, - тогда другое дело! Листовку возвращаю.

Из-за недостатка времени я не могу снова подробно останавливаться на статьях о браке**.

Во всяком случае, первобытная половая общность относится к такой отдаленной эпохе и настолько заслонена последующим прогрессивным или регрессивным развитием, что теперь нигде больше не найдешь образцов ее первоначальной формы. Однако все позднейшие формы находят свое объяснение в этой первобытной основе. Впрочем, я уверен, что до тех пор, пока Вы совсем не отбросите ревность в качестве общественно-определяющего элемента (в первобытную эпоху), невозможно правильное изображение процесса развития.

Вообще во всех этих научных исследованиях, охватывающих такую обширную область и массу материала, какие-либо подлинные достижения возможны лишь в результате долголетней работы. Легче нащупать по отдельным вопросам новую и правильную точку зрения, что Вам иногда и удавалось в Ваших статьях; но охватить весь материал сразу и по-новому систематизировать можно только после исчерпывающей его обработки - иначе такие книги, как «Капитал», появлялись бы гораздо чаще. Поэтому я рад, что Вы для ближайшей литературной разработки избрали темы вроде библейской первобытной истории*** и колонизации****, где при менее исчерпывающем изучении подробностей все же можно сделать коечто, и притом актуальное. Статья о колонизации мне очень понравилась. К сожалению, Вы излагаете большей частью лишь немецкий материал, по обыкновению тусклый и не проливающий яркого света ни на колонизацию тропических стран, ни на новейшую ее форму, - я имею в виду колонизацию в интересах биржевых воротил, подобную той, какую Франция теперь прямо и неприкрыто проводит в Тунисе и Тонкине43. Что касается тихоокеанской работорговли, то вот новый разительный пример: попытка аннексии Новой Гвинеи и т. д. с помощью Квинсленда была прямо рассчитана на торговлю невольниками. Почти в тот же день, когда аннексионистская экспедиция отправилась в Новую Гвинею, туда же и к расположенным на


* - Штутгарт. Ред.

** К. Каутский. «Возникновение брака и семьи». Ред.

*** К. Каутский. «Происхождение первобытной библейской истории». Ред.

**** К. Каутский. «Эмиграция и колонизация». Ред.


54
КАРЛУ КАУТСКОМУ, 18 СЕНТЯБРЯ 1883 г.

восток островам направилось квинслендское судно «Фанни» для захвата рабочей силы, но возвратилось без рабочей силы, с ранеными на борту и прочими неприятными следами боя.

Об этом рассказывает «Daily News» (начало сентября) и замечает в передовице, что англичане вряд ли могут упрекать французов в такого рода действиях, поскольку сами поступают точно так же70.

Заседавший на прошлой неделе в Ноттингеме конгресс тред-юнионов отклонил по инициативе «рабочего» парламентария Бродхёрста 26 голосами против 2-х предложение Адама Вейлера добиваться международного фабричного законодательства71. Вот они, либкнехтовские хваленые тред-юнионы!

Почему Фриц Денхардт не пишет больше в «Neue Zeit»? Он писал очень недурно и занимательно. Журналу приходится, конечно, преодолевать невероятные трудности: предписанная ему самоцензура в тысячу раз хуже старой официальной цензуры. У Вас там вдобавок разные странные сотрудники, и Вы сами, вероятно, нередко мечтаете о лучших. Но как бы там ни было, это дело имеет для Вас то преимущество, что Вы можете параллельно продолжать свои научные занятия, результаты которых медленно созревают.

Между прочим, Ява служит доказательством того, что население нигде и никогда не размножается так быстро, как при системе не слишком тяжелого подневольного труда: в 1755 г. - 2 млн., 1826 - 51/2 млн., 1850 - 9 млн., 1878 - 19 млн. - за 125 лет почти удесятерилось; это единственный пример, приближающийся к мальтусовской прогрессии. Уберите голландских эксплуататоров, и население станет более или менее стабильным.

Адлер был здесь как раз в то время, когда я уезжал к морю, и приехал снова, когда я вернулся72; это - человек, из которого может выйти толк. Он видел здесь многое, что может оказаться для него полезным.

Из Штутгарта вчера прибыл почтовый перевод на 6 фунтов 3 шилл. за фотографии*, но без сопроводительного письма. Попросите Дица не отказать в любезности сообщить мне в двух словах, чья фамилия (и имя) и адрес (в Штутгарте) были указаны на почте при отправке. Здешняя почта очень педантична в подобных делах, и в случае малейшей неточности в моем заявлении я денег не получу.

Второй том «Капитала»2 будет стоить мне еще немало труда. Большая часть рукописи относится ко времени до 1868 г. и


* См. настоящий том, стр. 14-15. Ред.


55
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 19 СЕНТЯБРЯ 1883 г.

местами представляет собой только черновик. Вторая книга очень разочарует вульгарных социалистов. Она содержит почти исключительно строго научные, очень тонкие исследования процессов, которые происходят внутри самого класса капиталистов, и ничего такого, из чего можно было бы фабриковать ходкие словечки и громкие фразы.

У Пумпс уже двое малышей. Тусси Маркс сняла комнаты близ Британского музея. Ленхен ведает моим домашним хозяйством.

Сердечный привет.

Ваш Ф. Э.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 33

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 19 сентября 1883 г.

Дорогая Лаура!

Наконец вернулись из Истборна54, где условия затрудняли переписку и делали ее почти невозможной. Когда прибывали корректурные листы - три раза в неделю, - моя компания предоставляла мне возможность работать, но, по молчаливому согласию, я не должен был требовать ничего сверх этого - и как, в самом деле, мог бы я требовать тишины и спокойствия в одной общей комнате, предназначенной для нас всех, особенно когда жажда пильзенского пива загоняла их туда в определенное время дня?

Кроме того, я был занят пробным переводом Сэма Мура*, большая часть которого сделана очень хорошо и живо; начало - довольно трудная глава73 - потребовало особого «внимания», так как Мур недостаточно точно передал терминологию, но это легко было исправить.

Судя по тому, что я видел, я уверен, что он хорошо сделает эту работу.

Я начал также редактировать брошюру Девиля**, она требует доработки, особенно в начале, где необходима большая точность и где ее местами недостает. Однако мне нетрудно будет


* - английским переводом первого тома «Капитала». Ред.

** Г. Девиль. ««Капитал» Карла Маркса». Ред.


56
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 19 СЕНТЯБРЯ 1883 г.

внести необходимые изменения, только на это уйдет неделя или две. Завтра я сяду за работу серьезно. Пока что я очень доволен его работой, он все хорошо понял (за исключением небольших деталей), и она написана более живым слогом, чем я ожидал.

Как только разделаюсь с этим, примусь за второй том «Капитала»2.

Надеюсь, ты получила мою открытку со сведениями, о которых спрашивала меня. Она была отправлена на следующий день после получения твоего письма.

Мы вернулись в прошлую пятницу. Пумпс и Перси жили у нас по воскресенье включительно, так как их дом был не в порядке - за это время в некоторых районах Лондона прошла гроза, и страшный дождь залил их дальнюю гостиную. В других отношениях они преуспевают. Малыш развивается удивительно хорошо, ему вчера исполнилось пять месяцев, и он очень смышленый для своего возраста.

Ним заявляет, что должна уменьшить свою порцию пива - она считает, что слишком толстеет от него.

Сегодня утром вдруг входит Лопатин; его смелые предприятия сделали его значительно более зрелым74. Он скоро вернется и останется с нами обедать. Он говорит, что недавно видел Поля и нашел его здоровым и довольным, принимая во внимание все обстоятельства5.

Тусси я еще не видел, думаю, что ее нет в городе. Я написал ей несколько строк, но в воскресенье она не пришла. Как только Ним сможет, она зайдет к ней.

Два издания моей небольшой брошюры «Развитие и т. д.»* уже распроданы, третье - в печати. Это показывает, во всяком случае, что она не слишком трудна для массы рабочего народа в Германии.

Когда прибудет это письмо, Поль «закончит» две трети своего срока - надеюсь, что он сохранит свое мужество в течение двух последних и наиболее трудных месяцев.

По третьему изданию «Капитала»** я прочел корректуру до стр. 448, так что если она будет продолжать поступать таким же темпом, все будет готово к декабрю. Жаль, что Мавра нет в живых, и он не может увидеть, как хорошо сейчас идет дело: никаких задержек, никаких затруднений с типографией, малейшие жалобы принимаются во внимание - и великолепные корректуры с очень незначительным количеством ошибок.


* Ф. Энгельс. «Развитие социализма от утопии к науке». Ред.

** - третьему немецкому изданию первого тома «Капитала». Ред.


57
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 3 ОКТЯБРЯ 1883 г.

Кажется, Лейпциг75, наконец, - по крайней мере в отношении печатного дела, - превращается в «маленький Париж». Давно пора.

Ну, а теперь хватит болтать о различных новостях, - мне еще нужно покончить с некоторыми мелочами до возвращения Лопатина.

Сердечный привет Полю и крепкий поцелуй тебе от любящего тебя Генерала в шутку Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t, I, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 34

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 3 октября 1883 г.

Дорогая Лаура!

При сем чек на 14 ф. ст., из которых 4 ф. ст. причитаются тебе - как 1/3 из 12 ф. ст., присланных Мейснером в счет второго издания «Капитала»*; 4 ф. ст. для Тусси и 4 ф. ст. для детей Лонге, которые Тусси на этот раз положила в банк, до тех пор пока накопится для них немного больше денег; тогда мы сможем обсудить вместе с тобой, что следует сделать для них.

Джоллимейер уехал вчера, он в полном восторге от Парижа. Он говорит, что ты приедешь на рождество, - надеюсь, что это так и будет!

Сегодня посылаю тебе заказной бандеролью страницы 1-123 рукописи Девиля** - я не могу найти его письмо с адресом. Недостаток этой работы заключается в том, что многие ее части написаны, в сущности, несколько поспешно. Это относится преимущественно к ее описательным разделам (особенно к разделам о мануфактуре и о крупной промышленности).

Отдельные положения развиваются не так, как это следовало бы; недостаточно перевести Маркса по возможности дословно - нельзя


* - первого тома. Ред.

** Г. Девиль. ««Капитал» Карла Маркса». Ред.


58
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 3 ОКТЯБРЯ 1883 г.

слова отрывать от контекста, не вызывая неверного толкования или не оставляя многое сравнительно неясным. Девиль хорошо сделал бы, если бы просмотрел эти две главы от начала до конца и дополнил их некоторыми примерами из оригинала, без чего они очень абстрактны и не понятны читателям-рабочим. В теоретической части тоже много мелких неточностей (некоторые также очень серьезные, как, например, его определение товара), и многое сделано поспешно; но в большинстве случаев это было не очень трудно исправить в той или иной мере. Затем многие части, интересные и важные для экономической теории, но не имеющие непосредственного отношения к вопросу о взаимоотношении между капиталом и трудом, можно было бы опустить. Один или два таких примера я указал.

На этом заканчиваю. Хотя мне стало гораздо лучше, однако велят лежать как можно более спокойно еще несколько дней. Итак, сердечный поклон узникам5 и искренний привет от Ним и от меня.

Остаюсь неизменно любящий тебя Ф. Энгельс Впервые опубликовано на языке оригинала в книге: F. Engels, P. et L. Lafargue.

«Correspondance», t. I, Paris, 1956

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 35

ЛАУРЕ ЛАФАРГ В ПАРИЖ Лондон, 15 октября 1883 г.

Дорогая Лаура!

Мое последнее письмо было написано очень наспех. Но мне не разрешали долго сидеть за письменным столом, и я, с чем ты согласишься, должен был в первую очередь написать Девилю. Поэтому я мог написать тебе только несколько слов, и они в самом деле, вероятно, показались очень нелюбезными. Прости меня.

Ну, я решил избавиться от этого проклятого хронического заболевания. С вечера прошлой среды* лежу в постели, чтобы устранить всякий повод для постоянных рецидивов - недо-


* - 10 октября. Ред.


59
ЛАУРЕ ЛАФАРГ, 15 ОКТЯБРЯ 1883 г.

статок покоя и соблазн передвигаться с места на место. Сегодня я чувствую себя совсем хорошо и готов танцевать. Но сейчас именно то время, когда особенно необходим абсолютный покой, и поэтому я не покину постели до тех пор, пока это не станет причинять мне больше вреда, чем пользы. Если не случится ничего непредвиденного, то, думаю, еще до окончания недели я совсем поправлюсь. Итак, теперь, надеюсь, это рассеет твои опасения относительно моего здоровья.

Я отлично понимаю, что хотел сказать тебе Джоллимейер своим письмом. Гумперт в разговоре с ним забил тревогу, - хотя и страшно преувеличив в данном случае, - но он не мог вмешаться в предписания другого врача. Все же я думаю, что Джоллимейер мог найти иной способ пощадить щепетильность Гумперта в отношении медицинского этикета, не пугая тебя. Но поскольку уж это случилось, я использовал твое письмо, чтобы немного расшевелить моих докторов, и с успехом. Я стал их подгонять, и теперь их лозунг - энергичное лечение.

Но довольно об этом. Единственное, что меня огорчает, и очень огорчает, это то, что я так нелюбезно ответил на твое письмо и на доброе чувство, которым оно было продиктовано.

Это лежало тяжелым бременем у меня на душе все время, и однако я не хотел опять писать тебе до тех пор, пока не смогу сообщить о решительном улучшении и о том, что есть полное основание надеяться на близость окончательного излечения.

Фортен написал; он хочет получить предисловие* и задает штук двадцать вопросов, для исчерпывающего ответа на которые понадобился бы год. Тусси была здесь, когда пришло его письмо, я прочел его ей и хотел бы, чтобы ты слышала, как мы хохотали над этим нескончаемым рядом вопросов, причем полный ответ на каждый из них занял бы целый том, Я попрошу его прислать мне рукопись и отложу остальное до лучших времен.

Прочел сегодня корректуру** до 600-й страницы.

Тусси обещала просмотреть американские отчеты для Поля76.

Приближается время отправки почты, а также время обеда. Но прежде чем закончить: Девиль пишет, что у него нет времени переработать указа