К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 30


Содержание тома 30

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА - ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва 1963

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
30



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тридцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит письма основоположников научного коммунизма за 1860- 1864 годы.

Вслед за длительным господством политической реакции, установившейся в Европе после поражения революций 1848- 1849 гг., к концу 50-х - началу 60-х годов наступил период оживления демократического и рабочего движений, а также новый подъем национальноосвободительной борьбы. В Германии и Италии, где все еще не были разрешены основные задачи буржуазно-демократической революции, вновь развернулось движение за национальное объединение; складывалась революционная ситуация в России и в Соединенных Штатах Америки; революционным брожением были затронуты также бонапартистская Франция, Австрийская империя и другие страны.

Характерным для начавшегося революционного подъема был рост политической активности рабочего класса. Пролетарское движение становилось на путь самостоятельного развития, пролетариат все более освобождался от влияния буржуазных партий. Пропаганда основоположниками марксизма и их соратниками революционного научного мировоззрения способствовала пониманию пролетариатом своих классовых интересов и воспитанию его в духе международной пролетарской солидарности.

В 1860-1864 гг. Маркс и Энгельс главное внимание уделяли дальнейшему развитию своего учения, в особенности экономической теории, борьбе за сплочение лучших элементов рабочего класса, за создание пролетарской партии, обоснованию революционнопролетарской позиции в связи с назревшими



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

задачами рабочего и демократического движения. Эти вопросы нашли широкое отражение как в произведениях, так и в письмах Маркса и Энгельса за этот период, в которых они откликались на все важнейшие события международной жизни, обсуждали и вырабатывали тактическую линию пролетарских революционеров.

Публикуемые в томе письма Маркса и Энгельса за 1860- 1864 гг. свидетельствуют о том, что дальнейшая разработка экономической теории, как и в предыдущие годы, остается главной задачей Маркса. Уже в самом начале 1860 г. он приступил к работе по подготовке второго выпуска «К критике политической экономии». По первоначальному замыслу Маркса второй выпуск должен был содержать критический анализ «капитала вообще», то есть самих основ капиталистического строя. Вооружение пролетариата знанием экономической теории в условиях наступившего нового революционного подъема имело первостепенное значение.

Поэтому скорейшее окончание и выход в свет этого выпуска Маркс и Энгельс считали самым важным делом. Однако по ряду причин, особенно ввиду необходимости дать достойный ответ на клеветническую брошюру Фогта, занятия Маркса политической экономией были прерваны почти на полтора года. Лишь в начале июня 1861 г. Маркс снова приступил к подготовке своего главного экономического труда.

Работая в неимоверно трудных условиях, Маркс к июлю 1863 г. закончил огромную рукопись общим объемом около 200 печатных листов. Эта рукопись была озаглавлена им «К критике политической экономии» и представляла собой продолжение первого выпуска, вышедшего под тем же названием в Берлине в 1859 году. Но в ходе работы над нею Маркс отказывается от первоначального плана своего экономического труда и от намерения издавать его отдельными выпусками. В письме Кугельману от 28 декабря 1862 г. он сообщает о своем решении издать первую часть своего труда в виде самостоятельного тома под названием «Капитал» с подзаголовком «К критике политической экономии» (см. настоящий том, стр.

527). Следовательно, в это время Маркс фактически работает уже по новому плану - по плану, получившему окончательное воплощение в «Капитале».

Об этом свидетельствует также и само содержание рукописи 1861-1863 годов. Значительная часть этой рукописи (тетради I-V, а также тетради XIX-XXIII) представляет собой первую редакцию I тома «Капитала», большая же часть ее объемом около 110 печатных листов - первую и единственную сохранившуюся редакцию «Теорий прибавочной стоимости», которые по новому плану Маркса должны были составить последнюю



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

книгу «Капитала». В рукописи 1861-1863 гг. специально изложены или же попутно затронуты также многие темы, впоследствии детально развитые Марксом во II и III томах «Капитала». О громадном теоретическом значении рукописи 1861-1863 гг. в истории политической экономии можно судить по письму Маркса Энгельсу от 15 августа 1863 г., в котором Маркс, оценивая сделанное, пишет: «... я теперь смотрю на всю эту махину и вспоминаю, как мне пришлось решительно все опрокинуть и даже историческую часть обработать на основе частью совершенно неизвестного до тех пор материала» (см. настоящий том, стр. 302).

В поисках строго научного решения сложных экономических проблем Маркс в эти годы изучил и критически использовал массу специальной экономической литературы, официальных отчетов, материалов прессы. Исходя из интересов пролетариата, он критикует ошибочные или просто апологетические теории буржуазных экономистов. В письмах за этот период Маркс подвергает подчас резкой, но неизменно справедливой критике отдельные неправильные положения в трудах Смита, Рикардо и других экономистов-классиков, а также показывает полную несостоятельность теорий вульгарных экономистов - Мальтуса, Рошера и прочих. Переписка последовательно фиксирует важные вехи на пути революционного переворота, совершенного Марксом в политической экономии. Таким образом, период 1861- 1863 гг. является важнейшим этапом в разработке экономического учения марксизма.

Письма Маркса и Энгельса, публикуемые в настоящем томе, позволяют лучше понять не только историю создания, но и содержание «Капитала». Ряд писем Маркса является настоящим шедевром сжатого и ясного изложения труднейших проблем политической экономии, решенных им в этот период. Так, самостоятельное научное значение имеют письма Маркса Энгельсу от 2 и 8 августа 1862 года. В этих письмах впервые в истории политической экономии изложена и научно обоснована теория образования средней нормы прибыли на основе закона стоимости, а также дан теоретический анализ происхождения абсолютной земельной ренты. Конспектируя эти письма, В. И. Ленин особо отметил, что изложение сложных проблем дано в них «популярно, кратко, ясно» (см. В. И. Ленин. «Конспект «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса 1844-1883 гг.»», стр. 285). Это полностью относится также к письму Маркса от 6 июля 1863 года. В нем гениально сформулированы основные положения теории общественного воспроизводства, в дальнейшем развитые Марксом в третьем отделе II тома «Капитала». Большую теоретическую ценность имеет и письмо Маркса Энгельсу



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

от 28 января 1863 г., посвященное определению самого понятия машины и сжато характеризующее историю развития машин.

Разрабатывая экономическую теорию, Маркс, как это видно из многих писем, постоянно советовался с Энгельсом по всем важным теоретическим вопросам, высоко ценил его критические замечания. Экономическое учение марксизма выковывалось в тесном творческом содружестве двух великих творцов научного коммунизма.

Представленная в томе переписка Маркса и Энгельса содержит богатейший материал, характеризующий широту и многообразие их научных интересов. На протяжении 1860- 1864 гг. Энгельс продолжал углубленную разработку военно-теоретических вопросов, в частности, истории создания и развития различных видов оружия. Занятия Энгельса военными науками имели большое значение для определения социально-классовой природы и характера международных конфликтов и войн, для раскрытия закономерностей вооруженной борьбы, составляющих неотъемлемую часть марксистского учения о войне.

В эти же годы Энгельс, по-прежнему интересуясь лингвистикой, возобновляет свои занятия сербским и русским языками. Продолжая свои занятия естественными науками, Энгельс знакомится с работами Лайеля и Гексли в области геологии и сравнительной анатомии.

Много внимания естественным наукам в этот период уделяет и Маркс. Ознакомившись в 1860 г. с книгой Дарвина «Происхождение видов», Маркс дал ей исключительно высокую оценку и в последующие годы неоднократно возвращался к этой работе (см. письма Маркса Энгельсу от 19 декабря 1860 г. и 18 июня 1862 г., а также Лассалю от 16 января 1861 г.). В 1864 г. Маркс возобновляет свои углубленные занятия естествознанием, в частности, физиологией, читает работы Лорда, Шванна, Шлейдена и других естествоиспытателей. В эти же годы Маркс много занимается математикой, в особенности дифференциальным и интегральным исчислениями.

Ряд писем свидетельствует об интересе Маркса к проблемам всеобщей истории, в частности к античной истории и истории религии. Изучая гражданские войны в Риме в I веке до н. э., Маркс в письме Энгельсу от 27 февраля 1861 г. дает восторженную характеристику вождю крупнейшего восстания рабов Спартаку, в котором он видел одного из виднейших полководцев древности и выдающегося руководителя порабощенных масс. «Великий полководец... благородный характер, истинный представитель античного пролетариата», - так характеризует Маркс своего любимого героя (см. настоящий том, стр. 126).



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

Много внимания уделяют Маркс и Энгельс вопросам истории и теории права. Письма Маркса Лассалю от 11 июня и 22 июля 1861 г., а также письмо Энгельса Марксу от 2 декабря 1861 г. говорят о глубоком изучении ими римского права и его усвоения (рецепции) странами Западной Европы в период позднего средневековья. Ознакомившись в 1861 г. с работой Лассаля «Система приобретенных прав», Маркс и Энгельс подвергают глубокой критике взгляды Лассаля в области истории права. В противовес идеалистическому толкованию правовых категорий Лассалем Маркс и Энгельс указывают на материалистические основы правовых отношений, на их обусловленность производственными отношениями, отношениями собственности.

Многие письма Маркса и Энгельса за рассматриваемый период посвящены важнейшим событиям в ряде стран Европы и Америки. Их в особенности занимают проблемы национально-освободительного движения, вопросы национального объединения Германии, а также Италии в единые государства.

В своих письмах за 1860 г. Маркс и Энгельс постоянно обмениваются мнениями о героической борьбе итальянского народа против его внутренних и внешних врагов. С большим вниманием Маркс и Энгельс следили за высадкой волонтеров Гарибальди (знаменитой «Тысячи») в Сицилии в мае 1860 г. и за его героическим походом в Южную Италию, который привел к ее освобождению из-под власти Бурбонов. Как видно из переписки, Маркс и Энгельс высоко оценивали революционную тактику Гарибальди, а также самоотверженность и храбрость гарибальдийцев в борьбе за интересы итальянского народа. Гарибальди они характеризуют как смелого вождя и подлинно народного полководца. «Влияние этого парня на войска должно быть баснословно», - писал Энгельс Марксу 5 октября 1860 г., отзываясь об очередной победе Гарибальди над неаполитанскими Бурбонами (см. настоящий том, стр. 80).

Маркс и Энгельс последовательно выступали за революционный путь объединения Италии. В своих письмах они разоблачали контрреволюционную политику Кавура, вступившего в сговор с Наполеоном III. «Кавур является прямым орудием Бонапарта», - писал Маркс Лассалю 2 октября 1860 г. (см. настоящий том, стр. 467). Вожди рабочего класса считали, что навязываемый Кавуром и либерально-монархическими силами династический путь объединения Италии противоречит интересам итальянского народа. Многие мысли Маркса и Энгельса о гарибальдийском походе и антинародной политике Кавура, высказанные ими в переписке, получили дальнейшее развитие в их статьях.



ПРЕДИСЛОВИЕ X

Особенно большое внимание Маркс и Энгельс уделяли в своей переписке политическому развитию Германии. Они разоблачали контрреволюционный режим Пруссии, реакционную политику прусского юнкерства и военщины, следили за признаками оживления политической жизни Германии, за активизацией в стране демократических сил.

Маркс и Энгельс решительно выступали за революционно-демократический путь объединения Германии, считая, что только общенародное движение способно парализовать усилия прусской и австрийской реакции, препятствовавшей осуществлению этой задачи. Вожди рабочего класса резко критиковали трусливую позицию прусской либеральной буржуазии, занятую ею во время так называемого конституционного конфликта. Конфликт возник в связи с отказом нижней палаты ландтага утвердить внесенный правительством проект реорганизации армии, требовавший значительного увеличения военных расходов. Столкновение между либерально-буржуазным большинством палаты и правительством достигло кульминационного пункта в 1862 г., когда Бисмарк, возглавив правительство, стал проводить военную реформу без согласия ландтага. Однако прусская буржуазия побоялась активно выступить против политики правительства. Либеральные депутаты ландтага во время конфликта не пошли дальше оппозиционной словесной болтовни. Высмеивая трусость либеральной буржуазии, Энгельс писал Марксу 20 мая 1863 года: «Еще ни один парламент не придерживался так упорно и так некстати принципа, что буржуазная оппозиция в своей борьбе против абсолютизма и юнкерской камарильи обязана получать пинки» (см. настоящий том, стр. 283-284).

Маркс и Энгельс в своих письмах показали, что трусливая, предательская политика немецкой буржуазии, ее капитуляция перед юнкерством и монархической камарильей укрепили позицию контрреволюционных сил, что в дальнейшем позволило Бисмарку осуществить объединение Германии сверху, под гегемонией Пруссии.

Как видно из публикуемых писем, Маркс и Энгельс придавали чрезвычайно большое значение борьбе русского крестьянства за уничтожение крепостного права. Они рассматривали это движение как событие огромной важности, как мощный резерв европейской революции.

В письме Марксу от 26 января 1860 г. Энгельс с удовлетворением констатирует усиление освободительного движения русских крестьян. «В России дела тоже сильно осложняются», - писал он в этом письме, имея в виду рост крестьянских выступлений. Энгельс высказывал мысль о связи конституционного движения среди русского



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

дворянства с революционным движением крестьян (см. настоящий том, стр. 6). На рост крестьянских волнений в России Энгельс указывает и в письме Марксу от 27 ноября 1861 г., отмечая, что в «России и Польше дела идут хорошо» (см. настоящий том, стр. 164).

Одной из главных тем переписки Маркса и Энгельса на протяжении всего периода 1860- 1864 гг. являлись события в Соединенных Штатах Америки. К экономическому и социальному развитию этой страны основоположники марксизма всегда проявляли глубокий интерес. Наблюдая в течение длительного времени растущий антагонизм между промышленным Севером и рабовладельческим Югом, они предвидели неизбежность глубоких социальных потрясений в Североамериканской республике, связанных с борьбой за уничтожение рабства. Ярким проявлением кризиса системы плантационного рабства Маркс и Энгельс считали участившиеся с конца 50-х годов восстания негров-рабов в южных штатах. Несмотря на то что эти восстания жестоко подавлялись плантаторами-рабовладельцами, вожди пролетариата видели в них симптом предстоявшей, более упорной и длительной борьбы против рабства (см. письма Маркса Энгельсу от 11 января и Энгельса Марксу от 26 января 1860 г.). Определяя в своих письмах значение восстания под руководством Джона Брауна, предпринявшего первую вооруженную попытку освобождения негров-рабов, Маркс писал: «По моему мнению, величайшие события в мире в настоящее время - это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти Брауна, и, с другой стороны, - движение рабов в России» (см. настоящий том, стр. 4).

К борьбе за освобождение рабов в Америке Маркс и Энгельс подходили, как и к другим прогрессивным движениям своего времени, с позиций пролетарских революционеров. В движении за уничтожение рабства негров они видели фактор первостепенного значения для всего международного пролетариата, для развертывания его борьбы за избавление от капиталистического гнета. Вожди пролетариата исходили при этом из того, что борьба против рабства неизбежно примет характер революционной войны. Такая война могла, по мнению Маркса и Энгельса, ускорить наступление революционного кризиса в Европе, приблизить в ней пролетарскую революцию. В связи с этим Маркс подчеркивал всемирное значение Гражданской войны в Америке, а ее дальнейшее развитие считал очень желательным с точки зрения интересов европейского революционного движения (см. письма Маркса Энгельсу от 29 октября 1862 г. и 6 июля 1863 г.).



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

Глубокое проникновение в сущность происходящих событий позволило Марксу и Энгельсу еще за несколько месяцев до начала Гражданской войны в США сделать вывод о приближении вооруженного конфликта между Севером и Югом. Характеризуя обстановку, сложившуюся на юге США, Энгельс писал Марксу 7 января 1861 года: «Малейшего партизанского вторжения с Севера достаточно, чтобы все было охвачено пламенем. Во всяком случае рабству, так или иначе, очевидно, скоро будет положен конец» (см. настоящий том, стр. 110).

После начала Гражданской войны в США Маркс и Энгельс с еще более пристальным вниманием следят за развитием событий в Америке. Этому способствовало и возобновление осенью 1861 г. после некоторого перерыва сотрудничества Маркса в прогрессивной американской газете «New-York Daily Tribune», a также установившееся в это же время сотрудничество Маркса в буржуазно-либеральной австрийской газете «Die Presse». Как свидетельствует письмо Энгельсу от 28 апреля 1862 г., Маркс придавал весьма большое значение распространению в Германии правильных представлений о Гражданской войне в США.

Переписка между Марксом и Энгельсом, относящаяся к первым месяцам войны, показывает, что в процессе работы над статьями «Гражданская война в Северной Америке» и «Гражданская война в Соединенных Штатах» Маркс тщательно изучил историю отделения южных штатов, которая была фальсифицирована в английской прессе (см. письма Маркса Энгельсу от 1 и 5 июля 1861 г.). На основе изучения американских источников Маркс приходит к выводу, что так называемое «сецессионистское движение» являлось «сплошной узурпацией» со стороны узкой олигархии рабовладельцев-плантаторов и что даже в самих южных штатах было «сильнейшее сопротивление сецессии». Военная диктатура, подчеркивал Маркс, нужна была рабовладельцам и для того, чтобы удерживать в повиновении безземельных «белых бедняков» Юга (см. настоящий том, стр. 150).

В письме Энгельсу от 1 июля 1861 г. Маркс останавливается на характере и причинах Гражданской войны в США, а также на вопросе о ее движущих силах. Подлинную причину войны между Севером и Югом Маркс видит в борьбе двух социальных систем: утвердившейся в северных штатах капиталистической системы наемного труда и сохранявшейся на юге страны системы рабства, являвшейся тормозом для капиталистического развития страны в целом. Он обращает особое внимание на необычайно быстрое развитие штатов Северо- Запада с их свободным фермерским населением и приходит к выводу, что уже экономические



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

интересы этих штатов делали их наиболее решительными противниками рабства (см. настоящий том, стр. 143).

Взвешивая шансы борющихся сторон, Маркс еще в мае 1861 г. - в письме Лиону Филипсу, впервые публикуемом в данном томе, - высказал предположение, что в начале борьбы чаша весов склонится в пользу Юга, заранее подготовившегося к войне и обладавшего опытными военными кадрами. «В конечном же счете, - указывал Маркс, - победу одержит, разумеется, Север, потому что в случае нужды он может сделать ход с последней карты - революции рабов» (см. настоящий том, стр. 494).

Морально-политические преимущества армии северян отмечал и Энгельс. Будучи глубоким знатоком военной науки, Энгельс проявлял особый интерес к военной стороне американских событий. Его письма Марксу от 12 июня и 3 июля 1861 г., 5 мая 1862 г. и другие дают обстоятельный разбор важнейших сражений, стратегии и тактики борющихся сторон, содержат меткие характеристики военных и политических деятелей Севера и Юга. Письма Энгельса от 23 мая и 30 июля 1862 г. целиком легли в основу статей о ходе Гражданской войны в США, опубликованных Марксом в газете «Die Presse». Придавая большое значение военным обзорам Энгельса, Маркс просил его регулярно писать «при каждом повороте военных событий» (см. настоящий том, стр. 185).

Анализируя в ряде писем причины военных неудач Севера, принявших особенно угрожающий характер к середине 1862 г., Маркс и Энгельс резко критиковали трусливую и нерешительную политику североамериканской буржуазии, которая опасалась придать войне характер последовательной и действительно революционной борьбы против рабства. В этих письмах получает дальнейшее развитие важнейшее положение марксистской военной науки о взаимной обусловленности характера войн и способов их ведения. Народный, революционный характер войны за отмену рабства требовал для успешного достижения поставленной цели и соответствующих революционных мер по мобилизации масс. «Если Север не станет немедленно действовать по-революционному, то он будет нещадно бит», - так характеризовал положение Энгельс в письме Марксу от 30 июля 1862 г. (см. настоящий том, стр. 210).

Особенно необходимой военно-политической мерой Маркс считал предоставление неграм права сражаться в армии северян. «Один только полк, составленный из негров, окажет поразительное действие на нервы южан», - писал он Энгельсу 7 августа 1862 г. (см. настоящий том, стр. 222).

Весьма важное методологическое значение имеет развитое в переписке положение о том, что при определении перспектив



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

войны нельзя ограничиваться только ее военными аспектами. Отвечая Энгельсу, начавшему сомневаться в победе северян после ряда их поражений летом 1862 г., Маркс писал: «Мне кажется, что твоя точка зрения определяется чисто военным взглядом на положение дел» (см. его письмо Энгельсу от 10 сентября 1862 г.). Учитывая всю совокупность политических и военных факторов, Маркс выражал уверенность в том, что Север в конце концов прибегнет к революционным мерам и устранит от руководства армией реакционных деятелей из пограничных рабовладельческих штатов, пытавшихся вести войну на основе компромисса с рабовладельцами. В решительном сопротивлении Северо-Запада и Новой Англии «дипломатическому способу ведения войны» Маркс видел симптомы назревавшего революционного взрыва. Он не сомневался в том, что народ заставит правительство Линкольна перейти к революционным методам ведения войны. Излагая свою точку зрения в письме Энгельсу от 7 августа 1862 г., Маркс указывал, что «если Линкольн не уступит (а он уступит), то произойдет революция» (см. настоящий том, стр. 222).

Правильность прогнозов, сделанных Марксом, была полностью подтверждена самим ходом событий. Под влиянием народных масс правительство Линкольна уже в сентябре 1862 г. издало прокламацию об освобождении негров-рабов и осуществило ряд мер буржуазнодемократического характера, получивших высокую оценку со стороны Маркса. «Ярость, с которой южане встретили линкольновские акты, - сообщал он в письме Энгельсу 29 октября 1862 г., - свидетельствует о важности последних» (см. настоящий том, стр. 239).

Неизменно отмечая прогрессивный и революционный характер войны со стороны Севера, Маркс и Энгельс в то же время отчетливо видели ограниченность и фальшь американской буржуазной демократии. Характеризуя методы ведения войны буржуазией Севера, Маркс подчеркивал в письме Энгельсу 10 сентября 1862 г., что «способ, которым Север ведет войну, именно таков, какого и следовало ожидать от буржуазной республики, где так долго и суверенно царил обман» (см. настоящий том, стр. 235). Причины замедленного перехода Севера к войне по-революционному Энгельс видел в том, что «народ оплеван», а господствующая буржуазия готова к любому миру с рабовладельцами «ради всемогущего доллара» (см. письмо Энгельса Марксу от 17 февраля 1863 г.).

Проявление буржуазной классовой природы Североамериканской республики вожди пролетариата видели также и в росте финансовых спекуляций, принявших во время войны неви-



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

данный размах при поддержке правящих кругов. Характеризуя все эти явления как «отталкивающее в формах движения у янки» - «в этой классической стране демократического мошенничества», - Маркс находил это «естественным ввиду «буржуазного» характера» американской демократии (см. его письма Энгельсу от 29 октября 1862 г. и 7 сентября 1864 г., настоящий том, стр. 239, 353). На основе политического опыта Североамериканской буржуазной республики в годы войны Энгельс формулирует весьма важный для революционного рабочего движения вывод о том, что буржуазно-демократическая республика в будущем не может рассматриваться рабочим классом как самоцель, что она является для него лишь средством и переходной ступенью к социальной, пролетарской революции (см. письмо Энгельса Марксу от 15 ноября 1862 г.).

Переписка Маркса и Энгельса за 1861-1864 гг. служит существенным дополнением к их статьям о Гражданской войне в Америке, опубликованным в газетах «New-York Daily Tribune » и «Die Presse» в 1861-1862 годах. Помимо того, что письма охватывают весь период войны, в них даются подчас более острые политические характеристики и оценки различных деятелей и событий, которые не могли быть высказаны в печати отчасти по условиям цензуры, отчасти по тактическим соображениям.

В связи с революционными перспективами Гражданской войны в США основоположники марксизма уделяли большое внимание вопросу о влиянии этой войны на международные отношения и внутреннее положение европейских стран, прежде всего Англии, как наиболее развитой в то время капиталистической страны. Еще до начала войны Маркс в письме Лассалю от 16 января 1861 г. указывал, что «кризис рабовладения в Соединенных Штатах через год-другой приведет к страшному кризису в Англии» (см. настоящий том, стр. 474). Подтверждением этого прогноза явился «хлопковый голод», охвативший не только Англию, но и другие европейские страны уже с конца 1861 года. Переплетение хлопкового кризиса с кризисом перепроизводства в хлопчатобумажной промышленности привело к тяжелейшим бедствиям для английских рабочих, в особенности в промышленном районе Ланкашира и его главном центре Манчестере, резко сокративших хлопчатобумажное производство.

Наблюдая за развитием кризиса в Англии, Маркс и Энгельс в то же время внимательно следили за признаками пробуждения политической активности английского рабочего класса.

Вожди пролетариата высоко оценивали интернационалистскую позицию, занятую английскими рабочими во время Гражданской войны в США, их непоколебимую стойкость, которая



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

привела к срыву планов интервенции в США со стороны господствующих классов Англии, стремившихся поддержать южных плантаторов. Они придавали большое значение рабочим митингам в Англии, как одной из форм проявления пролетарской солидарности с освободительным демократическим движением (см. письма Маркса Энгельсу от 2 января и 9 апреля 1863 г.). Однако отсутствие массовых революционных выступлений в стране, несмотря на бедственное положение рабочего класса в связи с кризисом, указывало на продолжающееся господство реформистской тенденции в английском рабочем движении, подпавшем со времени упадка чартизма под влияние тред-юнионистской идеологии. Причины состояния «плаксивой пассивности» и заметного ослабления революционной энергии у английского пролетариата Маркс и Энгельс видели в буржуазном развращении определенной части английских рабочих (см. письма Энгельса Марксу от 5 ноября 1862 г. и 8 апреля 1863 г., а также письма Маркса Энгельсу от 17 ноября 1862 г. и 9 апреля 1863 г.).

Основоположники марксизма проявляли особенно большой интерес к движениям на востоке Европы - в России и Польше. Важное место в томе занимают письма Маркса и Энгельса, посвященные оценкам и перспективам национально-освободительной борьбы польского народа в связи с восстанием 1863- 1864 годов. Ценность этой переписки определяется еще и тем, что по ряду причин Маркс и Энгельс после прекращения в 1862 г. их сотрудничества в «New-York Daily Tribune» и «Die Presse» лишены были возможности выражать свои взгляды в широкой печати. Письма не только свидетельствуют о горячем сочувствии пролетарских революционеров героической борьбе польского народа, но и раскрывают значение польского вопроса для всего европейского революционного движения в тот период.

Значение, которое Маркс и Энгельс придавали событиям в Польше, связано с оценкой ими польского освободительного движения как революционного фактора общеевропейского масштаба. В восстановлении свободной, независимой Польши вожди пролетариата видели серьезную предпосылку для ослабления реакционного влияния царизма в Европе, а также для развития демократического движения в Пруссии, Австрии и в самой России. Получив первые сообщения о начавшемся в Польше восстании, Маркс писал Энгельсу 13 февраля 1863 года: «В Европе снова широко открылась эра революций... Будем надеяться, что на сей раз лава потечет с востока на запад» (см. настоящий том, стр. 266).

Содержание переписки, относящейся к 1863 и началу 1864 гг., показывает, что Маркс и Энгельс с неослабным вниманием сле-



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

дили за развитием польского восстания на всех его этапах, придавая особое значение участию в нем крестьянских масс России и Польши. В письме Марксу от 8 апреля 1863 г. Энгельс характеризовал движение в Литве как самое важное именно потому, что оно выходило за границы Царства Польского и потому, что в нем принимало активное участие крестьянство. В этом же письме Энгельс подчеркивал, что только вовлечение в движение широких крестьянских масс может обеспечить успех восстания.

Обмениваясь в письмах мнениями о расстановке сил в лагере польских повстанцев, Маркс и Энгельс неоднократно отмечали продажность и предательство примкнувших к восстанию правых буржуазно-шляхетских элементов типа Замойского и Чарторыского. Маркс указывал на прямую связь этих деятелей с правительствами Пальмерстона и Наполеона III (см. его письма Энгельсу от 6 июля, 15 августа и 12 сентября 1863 г.). В то же время пролетарские революционеры с тревогой отмечали незрелость польской демократии, о чем свидетельствовало растущее влияние бонапартизма среди части польских демократов (см. письма Маркса Энгельсу от 24 марта и 9 апреля и Энгельса Марксу от 8 апреля 1863 г.). 15 августа Маркс писал Энгельсу, что «польское дело совершенно испорчено тем же Бустрапой [Наполеоном III. Ред.] и влиянием, которое получила благодаря его интригам партия Чарторыского» (см. настоящий том, стр. 303).

Маркс и в особенности Энгельс проявляли большой интерес к военной стороне польского восстания. Энгельс возлагал большие надежды на молодую польскую эмиграцию, с военной литературой которой он был хорошо знаком. Он положительно оценивал идею развертывания партизанской войны в Польше, а также ведения боевых действий с учетом специфически польских условий борьбы. Пристально следя за ходом восстания, Энгельс отмечал слабые стороны его военной организации: недостаток оружия и опытных командиров, известную слабость военного руководства, что привело к гибели лучших сил повстанцев и многих повстанческих командиров в первые же месяцы восстания (см. его письма Марксу от 17 февраля, 8 апреля, 11 и 24 июня 1863 г.). Письмо Маркса Энгельсу от 12 сентября 1863 г. показывает, что Маркс встречался с участником польского восстания полковником Лапинским и горячо поддерживал идею формирования немецкого легиона в помощь борющимся полякам.

События в Польше накануне и в период восстания вожди пролетариата рассматривали в прямой связи с революционной ситуацией в России конца 50-х - начала 60-х годов. Мысль



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

о теснейшей связи судеб Польши с русским революционным движением, о необходимости соединения освободительной борьбы польского народа с революцией в России проходит красной нитью через ряд писем Маркса и Энгельса.

Уже в первые дни восстания Энгельс писал Марксу: «Поляки молодцы. И если они продержатся до 15 марта, то вся Россия придет в движение» (см. настоящий том, стр. 268).

Маркс и Энгельс, как и многие русские революционные демократы, ожидали к этому времени взрыва массового недовольства крестьян, обманутых царской реформой 1861 года. В последующих письмах Энгельс с тревогой отмечает отсутствие крестьянских выступлений, которые могли бы ускорить революцию в России и тем самым придать новые силы польскому освободительному движению. К моменту начала польского восстания крестьянское движение в России уже шло на спад, израсходовав свои силы в разрозненных, стихийных «бунтах». Народ, сотни лет находившийся в рабстве у помещиков, писал об этом В. И. Ленин, не был еще в состоянии подняться на «широкую, открытую, сознательную борьбу за свободу» (В. И. Ленин. Соч., 5 изд., т. 20, стр. 140). Преждевременное начало польского восстания дало возможность царизму мобилизовать против русского революционного движения все силы реакции и затормозить его развитие. «По-видимому, - писал Энгельс Марксу 11 июня 1863 г., - польское восстание оказывает тут определенно неблагоприятное действие» (см. настоящий том, стр. 290).

Вожди рабочего класса придавали большое значение польскому восстанию и с точки зрения перспектив революционного развития Германии. Они рассчитывали, что восстание в Польше, соединившись с народной революцией в России, вызовет революционный подъем в Германии, и прежде всего в Пруссии, где имел место острый политический кризис. «Мосье Бисмарк знает, что ему не сдобровать, если Польша и Россия будут революционизированы», - писал Энгельс Марксу 17 февраля 1863 г. (см. настоящий том, стр. 268). Маркс, со своей стороны, подчеркивал, что если Пруссия лишится традиционной поддержки со стороны царизма, то это нанесет сокрушительный удар по прусской реакции. ««Государство» Пруссия (создание, весьма отличное от Германии), - писал он, - не может существовать без теперешней России и вместе с самостоятельной Польшей» (см. письмо Маркса Энгельсу от 24 марта 1863 г., настоящий том, стр. 273).

Маркс и Энгельс в полной мере раскрыли контрреволюционную роль прусской монархии по отношению к польским повстанцам. Уже вскоре после начала восстания Энгельс писал



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

о «гнусном поведении» пруссаков, оказывавших поддержку царизму в подавлении восстания (см. настоящий том, стр. 268). Придавая важное значение разоблачению происков международной и, в частности, прусской реакции, Маркс и Энгельс подробно обсуждают в своей переписке план выпуска «Воззвания о Польше» от имени лондонского Просветительного общества немецких рабочих. Маркс и Энгельс предполагали также написать специальную брошюру «Германия и Польша», в которой на обширном конкретно-историческом материале прослеживалась бы захватническая политика Пруссии и царской России в отношении Польши. «Это нужно мне для того, - сообщал Маркс Энгельсу 21 февраля 1863 г., - чтобы произвести нападение на обветшалый дом Гогенцоллернов» (см. настоящий том, стр. 272).

В письмах разоблачается и предательская сущность позиции немецкой либеральной буржуазии, которая трусливо замалчивала тот факт, что «Пруссия беспрерывно выдает беглецов из Польши» (см. письмо Маркса Энгельсу от 7 июня 1864 г.). Предательство «немецких либеральных мещан» вожди пролетариата расценивали как одну из причин неудачи польского восстания и одновременно ухудшения перспектив революции в самой Германии.

Маркс и Энгельс сурово клеймили кровавую расправу царизма над восставшими поляками. В ряде писем вскрывается также контрреволюционная политика правительств Англии, Франции и Австрии, сыгравших фактически роль соучастников царского правительства в подавлении польского восстания. «Старый пес Пам в точности повторяет свою старую игру времен 1830-1831 годов», - писал Маркс Энгельсу 24 марта 1863 г., характеризуя традиционное лицемерие политики английского министра Пальмерстона в отношении Польши (см. настоящий том, стр. 274, а также письма Маркса Энгельсу от 7 июня 1864 г. и Лиону Филипсу от 29 марта 1864 г.). Позицию западноевропейских держав в вопросе о Польше Маркс и Энгельс расценивали как выражение реакционной классовой политики европейской буржуазии. Из опыта польского восстания 1863 г. Маркс и Энгельс делают вывод, что только тесный союз с революционным движением европейского рабочего класса может обеспечить успех национально-освободительной борьбы польского народа (см. письмо Энгельса Марксу от 11 июня 1863 г.).

Рассматривая перспективы европейского революционного движения после поражения польского восстания, вожди пролетариата известные надежды возлагали на обострение политического положения, которое могла вызвать в Германии война



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

Пруссии и Австрии против Дании в 1864 г. из-за Шлезвига и Гольштейна. «История с Данией, - писал Энгельс 24 ноября 1863 г., - ... может лишь ускорить кризис» (см. настоящий том, стр. 307). Соглашаясь с мнением Энгельса, Маркс также выражал надежду, что «шлезвиг-гольштейнская история приведет к коллизиям в самой Германии» (см. письмо Маркса Энгельсу от 20 января 1864 г.). Однако как и в польском вопросе, немецкая либеральная буржуазия снова пошла на поводу у юнкерского правительства Бисмарка, показав свою неспособность к решительным действиям против прусской монархии.

Маркс и Энгельс проявляли живой интерес к национально-освободительной борьбе народов Латинской Америки, в частности, к борьбе мексиканского народа против интервенции западноевропейских держав и прежде всего Франции в 1861- 1867 годах. Внимательно наблюдая за событиями в Мексике, Маркс разоблачал попытки французских колонизаторов прикрыть свои захватнические действия в порабощенной стране такими демагогическими приемами, как организация летом 1863 г. фальсифицированного «плебисцита» и т. п. (см. письмо Маркса Энгельсу от 15 августа 1863 г.). Он зло высмеивал бонапартистские методы социальной демагогии, принимавшей особенно нелепые, карикатурные формы в условиях колониальной войны.

Мексиканскую авантюру Наполеона III вожди пролетариата анализировали и с точки зрения перспектив революционного кризиса в бонапартистской Франции. В ряде замечаний и высказываний, встречающихся в переписке, вскрывается связь колониальной войны Наполеона III в Мексике с внутриполитическим кризисом, который переживала Вторая империя. В письме Энгельсу от 13 февраля 1863 г. Маркс подчеркивал, что мексиканская авантюра является «классическим завершением фарса империи времен упадка» (см. настоящий том, стр.

266). На попытки Наполеона III укрепить свое пошатнувшееся положение в стране путем колониальных и внешнеполитических авантюр, на необходимость для него «торговать «свободой» на вынос» ввиду роста недовольства во Франции, особенно отчетливо проявившегося на выборах в Законодательный корпус весной 1863 г., Маркс указывал и в письме Лиону Филипсу от 29 марта 1864 г., которое впервые публикуется в данном томе (см. настоящий том, стр. 537). В письме Энгельсу от 15 августа 1863 г. Маркс прозорливо предсказывал неизбежный провал мексиканской экспедиции и позорный крах империи Наполеона III: «Для меня не подлежит сомнению, что на Мексике он сломает себе шею» (см. настоящий том, стр.

303).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

Переписка Маркса и Энгельса за 1860-1864 гг. ярко характеризует практическую революционную деятельность великих борцов рабочего класса, их борьбу за создание революционной пролетарской партии. Маркс и Энгельс считали, что новый революционный подъем может увенчаться победой рабочего класса лишь в том случае, если сложится и окрепнет революционная пролетарская партия, преемница первой международной коммунистической организации - Союза коммунистов 1847-1852 годов. Поэтому они усиливают свою деятельность, направленную на подготовку создания такой партии. Опираясь на ядро стойких революционеров, сохранившееся после роспуска Союза коммунистов, Маркс и Энгельс ведут большую работу по собиранию, воспитанию и сплочению пролетарских борцов. Как и в прежние годы, Маркс переписывается с видным деятелем американского рабочего движения Иосифом Вейдемейером, оказывает ему в 1860 г. практическую помощь в налаживании издания газеты для чикагских рабочих (см. письма Маркса Ф. Лассалю, Г. Ломмелю, И. Ф.

Беккеру от 9 апреля 1860 г.). Продолжая защиту пролетарских революционеров от полицейских преследований со стороны господствующих классов, Маркс на протяжении 1861 г. ведет обширную переписку с представителями демократических кругов Англии, Франции и Германии с целью организации кампании за освобождение из тюремного заключения О.

Бланки. В ходе этой переписки Маркс и Энгельс устанавливают непосредственную связь с революционными организациями во Франции (см. письмо Маркса Энгельсу от 19 июня 1861 г.). Особый интерес представляет впервые публикуемое полностью в данном томе письмо Маркса французскому публицисту Л. Ватто, близкому другу Бланки, содержащее яркую характеристику этого выдающегося французского революционера (см. настоящий том, стр. 507).

Впервые публикуемые на русском языке письма Маркса Й. В. Веберу значительно дополняют известные ранее сведения о деятельности Маркса в лондонском Просветительном обществе немецких рабочих. Письма показывают неутомимую пропаганду Марксом основ революционного научного мировоззрения, его неустанную заботу о воспитании рабочих масс в духе пролетарского интернационализма. С конца 1862 г. устанавливается регулярная переписка Маркса с немецким врачом, участником революции 1848-1849 гг. Л. Кугельманом, продолжавшаяся свыше 10 лет. Письма Маркса Кугельману, посвященные важнейшим вопросам международного рабочего движения, а также теории марксизма, были изданы впервые на русском языке под редакцией и с предисловием В. И. Ленина.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

Ведя борьбу за партию в эти годы, Маркс и Энгельс отнюдь не стремились восстановить в прежней форме Союз коммунистов, который был сравнительно узкой организацией. Говоря о партии, Маркс писал Фрейлиграту 29 февраля 1860 г., что он имеет в виду «партию в великом историческом смысле» (см. настоящий том, стр. 406). Это значит, что Маркс и Энгельс стремились создать организацию более массовую и более тесно связанную с широкими слоями трудящихся. Будущая партия должна была, по мысли Маркса и Энгельса, вобрать в себя лучшие пролетарские элементы, стать внушительной политической силой, влиятельной и авторитетной организацией, способной возглавить рабочий класс в борьбе за осуществление его всемирно-исторической миссии - освобождение человечества от капиталистического гнета и построение коммунизма.

Одной из важных задач в борьбе за создание пролетарской партии вожди рабочего класса считали ограждение складывающихся и еще не окрепших пролетарских кадров от влияния мелкобуржуазных антипролетарских течений, а также от клеветы и травли со стороны идеологов и агентов буржуазии. Многочисленные письма Маркса и Энгельса за 1860 г. отражают их борьбу против одного из злостных клеветников на пролетарскую партию - вульгарного демократа и платного бонапартистского агента Карла Фогта, который в декабре 1859 г. выпустил злопыхательскую брошюру «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». В своей брошюре Фогт, прибегая к фальсификации фактов и прямой лжи, клеветал на Маркса и других пролетарских революционеров. Фогт пытался опорочить революционную деятельность Маркса, приписывая вождю рабочего класса корыстные цели; он пытался представить Маркса и его соратников группой заговорщиков, тайно связанных с полицией.

Письма Маркса и Энгельса за 1860 г. свидетельствуют о том, что вожди рабочего класса сразу же увидели в выступлении Фогта попытку буржуазии морально уничтожить формирующуюся пролетарскую партию, дискредитировать ее в глазах народа. Маркс писал Энгельсу 3 февраля 1860 г., что нападки Фогта означают «решительный удар буржуазной вульгарной демократии... по всей партии» (см. настоящий том, стр. 17). Поэтому сразу же после ознакомления с содержанием брошюры фогта Маркс решил дать ему сокрушительный отпор. В этой связи Маркс писал Фрейлиграту, что борьба с Фогтом имеет «решающее значение для исторического оправдания партии и для ее будущего положения в Германии» (см. письмо Маркса Фрейлиграту от 23 февраля 1860 г., настоящий том, стр. 373).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

Письма Маркса и Энгельса позволяют шаг за шагом проследить историю создания памфлета Маркса «Господин Фогт». Из переписки видно, с каким колоссальным напряжением сил, с какой тщательностью трудился Маркс почти целый год над этим произведением. Для получения материала, рисующего в подлинном свете деятельность пролетарских революционеров и изобличающего Фогта, Маркс разослал около 50 писем лицам, с которыми он и Энгельс соприкасались в своей работе или которые могли сообщить ему нужные сведения.

Чтобы выступить против Фогта во всеоружии, Маркс изучает огромное количество книг и документов. Из переписки видно, что, не довольствуясь этим, он едет из Лондона в Манчестер к Энгельсу, где обсуждает с ним план своей полемической работы и просматривает находящиеся у него материалы по истории Союза коммунистов.

Памфлет против Фогта Маркс создавал в тесном сотрудничестве с Энгельсом. Энгельс, занимавшийся в то время разработкой теории и истории военного искусства, по просьбе Маркса написал для его памфлета небольшие разделы о стратегическом значении некоторых территорий Европы.

Из писем Маркса видно, как прусское правительство всячески препятствовало ему в деле защиты пролетарских революционеров от возводимой на них клеветы. Создавая памфлет против Фогта, Маркс с целью более широкого изобличения этого клеветника одновременно возбуждает судебный процесс против берлинской буржуазной газеты «National-Zeitung», которая в январе 1860 г. в двух передовых статьях воспроизвела наиболее подлые измышления Фогта. Как видно из писем Маркса, его жалоба была отвергнута четырьмя судебными инстанциями, под тем предлогом, что в жалобе Маркса якобы не усматривается «публичного интереса». Разоблачая классовый характер прусской юстиции, Маркс в ряде писем вскрыл истинные причины отклонения берлинскими судами его иска. Маркс показал, что они действовали по указанию прусского правительства, которое не хотело предоставлять Марксу трибуну для выступления в защиту пролетариата. Маркс писал Энгельсу 24 апреля 1860 г., что ««публичный интерес» прусского правительства требует, чтобы на нас клеветали возможно больше» (см. настоящий том, стр. 40).

Письма Энгельса Марксу свидетельствуют о той высокой оценке, которую Энгельс дал вышедшему в декабре 1860 г. памфлету «Господин Фогт». «Чем больше я читаю книгу, тем больше она мне нравится», - писал Энгельс Марксу 5 декабря 1860 г. (см. настоящий том, стр. 93). Письма Маркса и Энгельса, относящиеся к их борьбе против Фогта, являются ярким



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

примером умения давать сокрушительный отпор врагам пролетарского движения.

Важное значение в истории борьбы Маркса и Энгельса за пролетарскую партию имела также их критика оппортунистической программы и тактики Ф. Лассаля. В связи с оживлением в Германии в начале 60-х годов массового рабочего движения и вступлением передовой части немецкого рабочего класса на путь самостоятельной политической борьбы вопрос о программе и тактике пролетарской партии приобрел практическое значение. Переписка Маркса и Энгельса за 1861- 1864 гг. дает возможность проследить их позицию по отношению к Лассалю в тот период его жизни, когда Лассаль, примкнув к германскому рабочему движению, стремился выступать в качестве его организатора и теоретика.

В своей оценке деятельности Лассаля в германском рабочем движении в этот период Маркс и Энгельс исходили из того, что на определенном этапе она способствовала высвобождению немецких рабочих из-под влияния буржуазной партии прогрессистов. На эту сторону пропагандистской деятельности Лассаля обращал внимание Энгельс в письме Марксу от 20 мая 1863 г., подчеркивая, что «таким путем вновь завоевывается почва для антибуржуазных выступлений» (см. настоящий том, стр. 284). Создание в 1863 г. при непосредственном участии Лассаля Всеобщего германского рабочего союза имело большое значение для дальнейшего развития немецкого рабочего движения. Эту сторону деятельности Лассаля отмечал В. И. Ленин, напоминая об исторической заслуге Лассаля перед немецким рабочим движением, состоявшей в том, что он «совлек это движение с того пути прогрессистского тредюнионизма и кооперативизма, на который оно стихийно направлялось (при благосклонном участии Шульце-Деличей и им подобных)» (В. И. Ленин. Соч., 5 изд., т. 6, стр. 40).

Однако намечаемая Лассалем программа для немецкого рабочего движения не открывала перед рабочим классом никакой революционной перспективы, сеяла в его рядах иллюзии о возможности достижения социализма без последовательно революционной классовой борьбы. Принципиальный характер разногласий между пролетарскими революционерами Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и мелкобуржуазным социалистом Лассалем, с другой, отчетливо проявился во время встречи Лассаля с Марксом в Лондоне летом 1862 года. Маркс решительно осудил реформистскую программу Лассаля, считавшего возможным добиться коренных социальных преобразований путем агитации за всеобщее избирательное право и создание производствен-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXV

ных ассоциаций с помощью юнкерски-буржуазного прусского государства. Суть своих разногласий с Лассалем Маркс тогда же кратко охарактеризовал в письме Энгельсу от 7 августа 1862 года. «В политическом отношении, - констатировал он, - мы ни в чем не сходимся, кроме некоторых весьма отдаленных конечных целей» (см. настоящий том, стр. 222).

Значительное место в переписке Маркса и Энгельса, касающейся Лассаля, занимает критика его работ. Отмечая свойственную этим работам претенциозность, Маркс и Энгельс в то же время постоянно подчеркивали поверхностный, «ученический» характер лассалевских произведений (см., например, письма Маркса Энгельсу от 12 июня и 15 августа 1863 г.). «Его работа, - писал Маркс по поводу речи Лассаля о косвенных налогах, - поэтому так изобилует историческими и теоретическими ошибками» (см. настоящий том, стр. 292).

Маркс и Энгельс не могли не заметить, что в своей критике капитализма Лассаль многое заимствовал из их произведений, в том числе из «Манифеста Коммунистической партии», но при этом он вульгаризировал и искажал заимствованные у основоположников научного коммунизма идеи, приспосабливал их к своему идеалистическому мировоззрению гегельянца. Ознакомившись с «Программой работников» Лассаля, которую он выдвигал в качестве программного документа рабочего движения, Маркс писал Энгельсу 28 января 1863 года: «Это не что иное, как скверная вульгаризация «Манифеста» и других часто проповедуемых нами вещей» (см. настоящий том, стр. 264). В этом же письме Маркс отмечает тщетность попыток Лассаля выдать себя за человека, которому «суждено унаследовать» разработанное Марксом и Энгельсом учение.

Подобную же критическую оценку получил и «Гласный ответ» Лассаля, написанный им в 1863 г., накануне основания Всеобщего германского рабочего союза. Подвергая резкой критике социальные «рецепты» Лассаля, Маркс и Энгельс указывали на поверхностное усвоение Лассалем основных принципов научного коммунизма, на непонимание им подлинных условий освобождения пролетариата. Лассаль не случайно, как указывал Энгельс, смешивал самые понятия «класса» и «сословия», считая ремесленников «представителями пролетариата» (см. письмо Энгельса Марксу от 21 апреля 1863 г.). На основе критического анализа работ Лассаля вожди пролетариата делали вывод, что его программа отражает интересы мелкой буржуазии и ремесленников, но не рабочего класса.

Внимательно наблюдая за политической деятельностью Лассаля, вожди пролетариата сурово осуждали его порочную



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVI

тактику, ориентировавшую рабочий класс на совместные действия с правительством Бисмарка и юнкерством против буржуазии, в расчете добиться от них некоторых уступок. «Парень работает теперь прямо-таки на Бисмарка», - констатировал Энгельс после выступлений Лассаля, вызвавших хвалебные отзывы реакционной печати (см. письмо Энгельса Марксу от 11 июня 1863 г.). Нападки Лассаля исключительно на партию прогрессистов - в условиях обострившегося конституционного конфликта в Пруссии - играли на руку юнкерскому правительству Бисмарка.

В письме Марксу от 24 ноября 1863 г. Энгельс резко критиковал эту позицию Лассаля, подчеркивая, что из «Манифеста Коммунистической партии» он должен был «усвоить, как следует держаться в отношении буржуазии в такие времена» (см. настоящий том, стр. 308).

Хотя Маркс и Энгельс в то время еще не знали о прямом сговоре Лассаля с Бисмарком, они отчетливо сознавали, что подобные действия объективно ведут к предательству интересов рабочего класса. Оппортунистической тактике Лассаля вожди пролетариата противопоставляли тактику революционной общенародной борьбы против феодальной реакции при одновременном разоблачении половинчатой, трусливой политики прусской буржуазии.

Учитывая известную положительную роль агитации Лассаля, Маркс и Энгельс считали целесообразным временно не выступать против него публично. В письме Энгельсу от 12 июня 1863 г. Маркс писал: «Критиковать его вещи - значило бы терять время... А мириться с его хвастовством и бестактностями тоже нельзя... Поэтому не остается ничего иного, как ждать, пока он не разразится гневом». Намечая план своего выступления против Лассаля, Маркс считал необходимым: «1) показать публике, как и что именно он списал у нас; 2) как и в чем именно наши взгляды отличаются от его стряпни» (см. настоящий том, стр.

293).

Маркс и Энгельс неоднократно указывали Лассалю как при личных встречах с ним, так и в письмах к нему на ошибочность его взглядов. Убедившись, однако, что Лассаль не только упорствует в своих ошибках, но и идет все дальше по пути сотрудничества с реакционной прусской монархией, Маркс и Энгельс окончательно порвали с ним.

В письмах Маркса и Энгельса, написанных в сентябре 1864 г. в связи с гибелью Лассаля на дуэли, подводится своего рода итог его общественно-политической деятельности. Признавая, что в политическом отношении «это был, несомненно, один из самых значительных людей в Германии», Энгельс вместе с тем давал



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVII

резкую оценку той оппортунистической тенденции, которую Лассаль вносил в рабочее движение. «Он был для нас в настоящем очень ненадежным другом, в будущем - довольно несомненным врагом», - писал Энгельс Марксу 4 сентября 1864 г. (см. настоящий том, стр.

349).

Шатания Лассаля в сторону национально-либеральной политики в рабочем вопросе, его тактика приспособления к гегемонии юнкерства, наконец, его явное заигрывание с Бисмарком делали настоятельно необходимым противопоставление оппортунистической тактике Лассаля подлинно революционной тактики рабочего класса. Маркс и Энгельс считали, что этому будет способствовать широкая пропаганда среди немецких рабочих произведений научного коммунизма. Как следует из многих писем, основоположники марксизма уделяли большое внимание распространению в Германии таких своих трудов, как «Манифест Коммунистической партии», «К критике политической экономии», памфлет «Господин Фогт» и другие. Особенно важным делом они считали завершение работы над «Капиталом».

Оппортунистическому влиянию Лассаля на немецких рабочих Маркс и Энгельс стремились противопоставить революционную деятельность подлинно пролетарских элементов германского рабочего движения. На протяжении 1863-1864 гг. Маркс и Энгельс поддерживают постоянную связь со своим боевым соратником Вильгельмом Либкнехтом, возвратившимся в 1862 г. в Германию. Из ряда писем Маркса и Энгельса за эти годы видно, с каким пристальным вниманием следят они за пробуждением политической активности немецкого рабочего класса. Получая от Либкнехта регулярную информацию о состоянии рабочего движения в Германии, Маркс и Энгельс своими указаниями и советами направляли практическую деятельность Либкнехта по распространению идей научного коммунизма среди немецких рабочих. Особенно важное значение имеют письма Маркса и Энгельса от 7 и 9 июня 1864 г., в которых разъясняется их тактика по отношению к деятельности Лассаля в немецком рабочем движении.

Ряд писем Маркса и Энгельса свидетельствует о том, что за долгие годы эмиграции они не утратили связи с передовыми представителями немецкого рабочего класса. Посещение Маркса в июне 1864 г. золингенскими рабочими Ф. Моллем и Ю. Мельхиором, о котором Маркс сообщает в своих письмах Энгельсу от 3 и 16 июня 1864 г., убедительно показывало, что великие вожди пролетариата по-прежнему пользовались огромным авторитетом у передовых рабочих Германии.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVIII

Постоянная забота Маркса и Энгельса об упрочении связей с передовыми рабочими Германии и других стран подготовила почву для создания в сентябре 1864 г. международной массовой пролетарской организации - I Интернационала.

* * *

В настоящий том включено 31 письмо Маркса и Энгельса, не входившее в состав первого издания Сочинений. Большая часть этих писем была опубликована на языке оригинала в различных зарубежных изданиях. Среди них значительную группу составляют письма Маркса венгерскому публицисту Б. Семере, своим родственникам в Голландии - Филипсам, а также жене - Женни Маркс. Некоторая часть этих писем была опубликована в советских периодических изданиях. Остальные письма публикуются впервые по рукописям и машинописным копиям, хранящимся в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. К ним относятся письма Энгельса брату Эмилю Энгельсу от 11 апреля 1860 г. и Готфриду Эрмену от 19 апреля 1860 года; из писем Маркса впервые публикуются его письма Э. Фишелю от 1 июня 1860 г., Л. Ватто от 10 ноября 1861 г., В. Шварцу от 19 августа 1862 г. и Женни Маркс от 15 декабря 1863 года. В приложениях к тому печатается ряд писем Женни Маркс Энгельсу и другим лицам, которые передают содержание не дошедших до нас писем Маркса или были написаны по его поручению; из них 6 писем публикуются впервые.

Все эти письма существенно дополняют биографические сведения о Марксе и Энгельсе, являются ценным материалом для характеристики их общественно-политической, научной и литературной деятельности в 1860-1864 годах.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА ЯНВАРЬ 1860 - СЕНТЯБРЬ 1864


1

Часть первая ПЕРЕПИСКА МЕЖДУ К. МАРКСОМ и Ф. ЭНГЕЛЬСОМ ЯНВАРЬ 1860-СЕНТЯБРЬ 1864


3
3

1860 год 1

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон, около 11 января 1860 г.] 11 января 1860 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю тебе сегодня бандеролью один экземпляр приложения к № 349 прошлогодней «Kolnische Zeitung».

Вильгельм Йозеф Рейф, относительно которого, по сообщению этой газеты, было отдано распоряжение об аресте «за распутство», является, как я выяснил, тем же самым лицом, что и находящийся в настоящее время здесь и существующий за счет партии Рейф, который привлекался по кёльнскому процессу коммунистов.

Я сегодня написал Рейфу (по адресу Либкнехта, так как не знаю, как его иначе можно найти), что дальше я не намерен им больше заниматься, - что запрещаю ему впредь ссылаться на меня, а также меня посещать!

Что касается лично меня, то этим я сделал все, что должен был сделать. Какую позицию займет партия по отношению к этой грязи, это ее дело. Факты ты теперь знаешь!

Твой Фрейлиграт*

Этого «Рейфа» я в своем доме никогда не принимал, потому что субъект казался мне подозрительным, даже более чем подозрительным, из-за своего поведения на процессе коммунистов. «Жирный стихоплет», напротив, взял его под свое покровительство и посадил на шею Либкнехту. С тех пор парень жил на средства Либкнехта, Лапландца**, Лесснера, Шрёдера и других бедняков и даже заставлял делать сборы в свою пользу в Обществе рабочих1.


* Подлинник приведенного здесь письма Фрейлиграта Маркс переслал Энгельсу вместе со своим письмом.

Начало письма Маркса написано под письмом Фрейлиграта на том же листе бумаги. Ред.

** - Андерса. Ред.


4
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, ОКОЛО 11 ЯНВАРЯ 1860 г.

Вышеприведенное письмо Фрейлиграта - это все, что я получил от этого тевтона со времени великого отхода2. И как смешно это письмо в то же время. Какой гротеск величия, за которым скрывается нечистая совесть пуделя. Фрейлиграту кажется, что восклицательные знаки усиливают прозу. «Партия» должна занять «позицию». По отношению к чему? К «распутству» Вильгельма Йозефа Рейфа, к «этой грязи», по выражению друга Беты. Что за наглость! Кстати, замечу мимоходом: «Союз немецких мужей», основанный каким-то подозрительным наборщиком по имени Цинн, избрал своими «почетными членами» принца Альберта, Готфрида Кинкеля, К. Блинда и Ф. Фрейлиграта. Херуск, разумеется, принял этот диплом3.

В будущий понедельник у меня снова срок платежа 1 ф. ст. в Мэрилебонский суд графства. Одновременно получил из Вестминстерского суда графства (от имени булочника) прилагаемую здесь бумажку, которую прошу выслать обратно. То, что я предвидел, начинает сбываться. Если один обыватель найдет дорогу в суд графства, ее найдут туда и другие. Если так будет продолжаться, то я, право, не знаю, как дальше выдержу. Эти беспрерывные неприятности особенно невыносимы потому, что я абсолютно не подвигаюсь в своей работе4.

Заметка в дармштадтской «Militar-Zeitung» весьма кстати5. Своим памфлетом* ты обеспечил себе в Германии положение военного критика. При ближайшем удобном случае ты издашь какую-нибудь вещь под своим именем и добавишь к этому - автор «По и Рейна». Наши подлые враги постепенно убедятся, что мы импонируем публике, не спрашивая разрешения ни у нее самой, ни у ее Бет.

По моему мнению, величайшие события в мире в настоящее время - это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти Брауна6, и, с другой стороны, - движение рабов в России. Ты, конечно, заметил, что дворянство в России занялось прямой агитацией за конституцию и что два или три члена самых знатных семей уже сосланы в Сибирь. В то же время Александр испортил свои отношения и с крестьянами, заявив буквально в своем последнем манифесте, что «общинное начало» должно исчезнуть вместе с освобождением. Так началось «социальное» движение на Западе и на Востоке. Вместе с предстоящим крахом в Центральной Европе это будет грандиозно.

Я только что прочел в «Tribune», что в Миссури было новое восстание рабов, - разумеется, подавленное7. Но сигнал уже


* Ф. Энгельс. «По и Рейн». Ред.


5
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ЯНВАРЯ 1860 г.

дан. Если дело будет становиться все серьезнее, то что станет с Манчестером?

Леонард Хорнер покинул свой пост. Его последний краткий отчет полон горькой иронии.

Не можешь ли ты разузнать, не причастны ли манчестерские фабриканты к этой отставке?

По отчетам фабричных инспекторов8 (с «1855 г.» по «первое полугодие 1859 г.») видно, что английская промышленность баснословно развилась с 1850 года. Со времени выхода твоего «Положения рабочего класса» (я его снова перечитал здесь в Музее*) состояние здоровья рабочих (взрослых) улучшилось, тогда как состояние здоровья детей ухудшилось (смертность).

Привет.

Твой К. М.


* - библиотеке Британского музея. Ред.

** - порт в Ирландии. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 января 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Слыхал ли ты уже о брошюре Фогта с подлейшими выпадами против меня? А немецкие буржуа принимают ее с восторгом. Первое издание уже распродано. Вчера «National- Zeitung» поместила в передовице длинную и грязную выдержку из нее9. (Не можешь ли ты раздобыть этот номер «National-Zeitung»? Я сам не смог достать его здесь.) Как мне поступить? Г-н Лассаль, по-видимому, так оскорблен моим последним письмом, что совсем не дает о себе знать10.

Хорошо было бы, если бы у тебя была готова статья к пятнице или субботе (пароход идет через Корк**).

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


6
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 ЯНВАРЯ 1860 г.

3

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 26 января 1860 г.

Дорогой Мавр!

Так как завтра день «Tribune»11, то жаль, что снова нет материала; несколько заметок о Марокко и корреспонденция в «Times» ничего еще не сообщают о сражении у Кабо-Негро12, а кроме этого ничего не случилось; впрочем, для себя ты найдешь достаточно материала в парламентских дебатах. Жду также известий о реформе прусской армии13.

Твой взгляд на значение движения рабов в Америке и России уже подтверждается. Харперс-феррийская история с ее отзвуком в Миссури приносит свои плоды14. На юге повсюду изгоняют из штатов свободных негров, а в первом нью-йоркском сообщении о состоянии дел с хлопком (У. П. Райт и К0 от 10 января 1860 г.)15 я только что прочел, что плантаторы срочно отправили свой хлопок в порты, чтобы обезопасить себя от возможных последствий харперс-феррийской истории. В России дела тоже сильно осложняются. У аугсбургской «Allgemeine Zeitung» имеется теперь очень хороший корреспондент по этим вопросам в Петербурге. Правда, он обращает больше внимания на конституционное движение дворянства, но оно, конечно, дает толчок крестьянам.

В Индии назревает колоссальный кризис. Как смотрят на положение здешние филистеры, можешь судить по прилагаемым отчетам о рынках. Цена многих сортов пряжи теперь так же высока и даже несколько выше, чем в момент наивысшего подъема цен в 1857 г., а хлопок при этом дешевле на 23/8-21/2 пенса. В одном Бёрнли строится 26 новых фабрик; в других местах дело обстоит примерно так же. Рабочие повсюду постепенно получают 10- процентную надбавку к заработной плате, а скоро получат еще больше. По моему мнению, применение фиктивного капитала в индийской торговле снова становится столь же распространенным явлением, как в 1846-1847 гг., и большинство покупает лишь потому, что вынуждено покупать и не может остановиться. Но если бы этого и не было, то один только рост производства должен вызвать к осени или, самое позднее, к весне 1861 г. колоссальный крах.

Глупые англичане теперь уже воображают, что они скоро затопят товарами Францию.

Один осел, владелец ситценабивной фабрики, - из числа наиболее продувных, - говорит, что при 30-процентной покровительственной пошлине во Франции он может обделывать там свои дела и зарабатывать на 15 процентов


7
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

больше, чем на любом другом рынке. Дурак воображает, что монопольные цены могут удержаться во Франции даже после отмены монополии. Что вся эта история просто шарлатанство, имеющее целью подобраться к Джону Булю с заведомо слабой стороны, и, в конце концов, основательно надуть его, об этом никто не думает.

Кто такой, собственно, г-н Фишель, написавший для герцога Кобургского* его памфлет16, а теперь пишущий в «Free Press»? Что у герцога Кобургского имеются уркартовские склонности, это я заметил еще по выдержкам из памфлета.

Дронке теперь в Ливерпуле на очень хорошей должности торгового агента одной французско-испанской компании медных рудников, - 500 фунтов гарантированных, а зарабатывать, как говорят, может и до 1000 фунтов. Ему устроил это Гарнье-Пажес. Он часто приезжает сюда, но всегда избегает меня и только post festum** передает мне поклон.

У Лупуса*** был тяжелый бронхит, теперь ему лучше, но он все еще напуган, так как чувствует себя пока не совсем хорошо. Он снова затеял хроническую войну с хозяйкой.

У меня теперь очень много работы в конторе, потому и пишу нерегулярно. Не знаю пока, когда кончится это чрезмерное корпение, если только, на что я надеюсь, не разразится кризис.

Кланяйся своей жене и барышням.

Твой Ф. Э.


* - Эрнста II. Ред.

** - после праздника, то есть после того, как событие уже произошло, задним числом. Ред.

*** - Вильгельма Вольфа. Ред.

**** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Peд.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 января [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

Я заказал брошюру Фогта**** и тебе тоже ее пошлю. Это - перепечатка (или полное первое издание) его процесса в Аугсбурге вместе с введением. Последнее специально направлено


8
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

против меня и кажется вторым и улучшенным изданием Мюллера-Теллеринга17. Как только вещь эта будет получена, надо решить, что делать. Фаухер с большим удовольствием рассказал мне, что Фогт третирует меня с явно подчеркнутым презрением. Негодяй старается уверить немецких филистеров, что я живу здесь, наподобие д-ра Кульмана, за счет рабочих и т. д. (от моей жены я, понятно, скрываю всю эту грязь).

В Берлине начал выходить новый военный еженедельник*. Я думаю, что ты должен немедленно написать Лассалю под предлогом наведения кое-каких справок об этом журнале.

Мы должны теперь непременно поддерживать связь с Берлином. Ответ Лассаля тебе покажет, можно ли еще идти с ним вместе или нет. В последнем случае - что было бы неприятно - мне придется использовать д-ра Фишеля (прусского асессора), о котором скажу ниже.

В своем письме к Лассалю ты можешь прямо упомянуть, что я расценивал как своего рода тайный сговор его и Дункера с Фогтом то обстоятельство, что он чинил препятствия опубликованию моего заявления о Фогте в «Volks-Zeitung» (того самого, которое было напечатано в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»**) - или, по крайней мере, отговаривал меня от этого. Ты можешь обронить затем, разумеется, несколько слов [насчет того, что, при двусмысленном поведении некоторых старых партийных друзей (при случае несколько щелчков в адрес Фрейлиграта), при трудности моего положения и гнусностях, с которыми мне приходится бороться, настроение мое бывает весьма кислым, и я сообщил тебе, что написал Лассалю письмо18, которое, по-видимому, рассердило его. Ты, со своей стороны, разумеется, должен высказать предположение, что он, Лассаль, слишком хорошо знает меня, чтобы придавать значение случайной грубости в форме выражений и т. д. Во всяком случае, он будет тогда вынужден ясно высказаться. Немножко дипломатии я считаю теперь абсолютно необходимым - хотя бы для того, чтобы убедиться, на кого мы можем рассчитывать. По сравнению с другими Лассаль все же - лошадиная сила.

Суть ведь в том, что банда имперских мерзавцев, во-вторых, - банда, именуемая немецким Национальным союзом19, и, наконец, либеральная банда употребляют все усилия, чтобы морально уничтожить нас в глазах немецкого филистера. Вряд ли можно сомневаться, что, вопреки всем крикам о мире, вероятно, еще в течение этого года и, весьма вероятно, еще до начала лета


* - «Milltarische Blatter». Ред.

** К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Ред.


9
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

вспыхнет новая война. Во всяком случае, международные отношения столь сложны, что для вульгарной демократии и либералов чрезвычайно важно закрыть для нас уши немецкого филистерства (то есть публики) и доступ к нему. Игнорирование, то есть индифферентность, допустимо в личных и партийных делах лишь до известного предела. К случаю с Фогтом нельзя относиться точно так же, как к какому-нибудь Теллерингу, Гейнцену и tutti quanti*.

Этот чревовещатель считается в Германии научным светилом, он был имперским регентом20, его поддерживает Бонапарт. Ты мог бы также между прочим спросить благородного Лассаля, что он считает нужным предпринять в фогтовском деле. В письмах ко мне Лассаль слишком связал себя, чтобы сразу сделать полный поворот. Во всяком случае нужно попытаться заставить его занять более определенную позицию: или - или21.

Фишель - это прусский уркартист. В издаваемом им берлинском «Portfolio» он отмечал мои памфлеты против Пама** и опубликовал выдержки из них22 (по прямому указанию Уркарта). Уркартисты вызывали его в Англию. Здесь он выступал перед Комитетами по иностранным делам23 в качестве свидетеля победоносной «веры» (в Уркарта) на континенте. Я встречался здесь с ним. Он предлагал свои услуги в случае, если я захочу воспользоваться ими в северогерманской печати.

В книжке «Ура, в Италию» (паршивого Бамбергера в Париже), говорят, имеются нападки на твои статьи в «Volk».

Что заявил г-н Оргес?24 Я пропустил это.

Если возможно, напиши ко вторнику (длинно не надо) о военном значении Савойи (и Ниццы) для Франции***. Сравни сегодняшний номер «Times», речь Норманби в палате лордов.

Кстати. «В знак признания моих заслуг в деле развития коммунистических принципов» я получил на 6 февраля приглашение от здешнего Просветительного общества рабочих на празднование его годовщины. (Эти парни все еще считают себя наследниками старого Общества на Уиндмилл-стрит.)25 Такие же приглашения, но иначе мотивированные, получили Шаппер, Пфендер и Эккариус. При нынешних обстоятельствах я, разумеется, приму приглашение, и благодаря этому исчезнут последние следы старой ссоры с этим рабочим сборищем. Г-н Ф. Фрейлиграт не приглашен. Мне теперь действительно следует избегать встречи с этим толстобрюхим. Так как я


* - иже с ними. Ред.

** - Пальмерстона. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя и Ницца». Ред.


10
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

взбешен всей этой фогтовской мерзостью - чему немало содействовал Ф. Фрейлиграт - дело легко может дойти до неприятной ссоры.

Поклон Лупусу.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 5

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 31 января 1860 г.

Дорогой Мавр!

Думаю завтра писать Эфраиму Премудрому*. Это дипломатическое послание нужно хорошо обдумать, прежде чем послать. Уже несколько дней у меня в голове вертится нечто вроде продолжения «По и Рейна»: «Савойя, Ницца и Рейн». Я намерен предложить эту вещь Дункеру; она составит не более двух листов и могла бы быть хорошим предлогом для установления связи с Эфраимом. Во всяком случае, я напишу эту вещь в течение ближайшей недели и сейчас же пошлю рукопись в Берлин. Кроме ознакомления с парой вещей из истории французских революционных кампаний в Ницце и Савойе, другой предварительной работы не требуется, поэтому все можно сделать быстро.

Что г-на Фогта надо хорошенько отхлестать - это само собой разумеется, но трудно сказать что-нибудь, пока мы не знаем, что, собственно, он напечатал. Во всяком случае, Фишеля можно использовать, как и всякого другого, если только у него действительно есть связи.

Еврейчик Браун** также поймет теперь, что твое заявление*** и все распри Фогта с аугсбургской «Allgemeine Zeitung»26 имеют совсем иное значение, чем воображал сначала этот берлинский обыватель. При нынешнем положении дел мы должны поддерживать все эти связи, а что касается заговора молчания и других интриг, на которые пока что надо закрывать глаза, то они впоследствии развяжут нам


* - Лассалю. Ред.

** - Лассаль. Ред.

*** К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Ред.


11
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

руки, когда в решительный момент по действительно политическим причинам нам придется пойти на разрыв.

Относительно вероятности новых бурных событий вполне разделяю твое мнение*, но думаю, что для того, чтобы поддержать, вопреки Фогту и компании, свой престиж у публики, нам нужно выступать с научными произведениями. Для организации эмигрантской печати у нас нет денег, и, кроме того, мы неоднократно видели, что эмигрантская газета или напечатанные в Лондоне немецкие брошюры находят доступ к публике (в Германии) лишь в том случае, когда они имеют хождение по крайней мере в течение года. Выступать открыто политически и полемически в духе нашей партии в самой Германии совершенно невозможно.

Что же остается? Либо набрать в рот воды, либо прилагать усилия, о которых узнают лишь в эмиграции и среди американских немцев, но никак не в Германии, либо же продолжать то, что ты начал своим первым выпуском**, а я «По и Рейном». Сейчас я это считаю самым главным, и, если мы займемся этим, пусть тогда Фогт кричит сколько ему угодно, а у нас скоро будет опять настолько твердая почва под ногами, что время от времени мы сможем помещать (если понадобится) в немецкой печати необходимые личные заявления. При этом самое важное, разумеется, это - выход в ближайшее время твоего второго выпуска27, и я надеюсь, что фогтовская история не помешает твоей дальнейшей работе над ним. Отнесись, наконец, хоть раз несколько менее добросовестно к своей собственной работе; для этой паршивой публики она и так уже слишком хороша. Главное, чтобы вещь была написана и вышла в свет; слабых сторон, которые тебе бросаются в глаза, ослы и не заметят. А то наступят бурные времена, и каково тебе будет, если всю работу придется прервать раньше, чем ты завершишь «капитал вообще»? Я хорошо знаю и все другие трудности, которые мешают тебе; но я хорошо также знаю, что главной причиной задержки является всегда твоя собственная скрупулезность. В конце концов все же лучше, чтобы вещь появилась, чем если бы она совсем не вышла из-за такого рода сомнений.

Г-н Оргес напечатал заявление чисто личного характера***, откуда можно узнать, что собой представляет этот субъект. Сначала лейтенант прусской артиллерии в Берлине, посещавший военную школу (с 1845 по 1848 г.), он одновременно занимался в университете и готовился получить степень; в 1848 г., в марте, он оставил военную службу (его прошение об увольнении


* См. настоящий том, стр. 8. Ред.

** К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 9. Ред.


12
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

датировано 19 марта 1848 г.) и отправился служить в артиллерию в Шлезвиг-Гольштейн; в 1850 г. он поступил на торговое судно, на котором «служил» и совершил кругосветное путешествие; в 1851 г. был на лондонской выставке28, о которой писал отчеты для аугсбургской «Allgemeine Zeitung», встречался тогда с Шиммельпфеннигом, Виллихом, Теховым и т. д., а затем стал редактором военного отдела аугсбургской «Allgemeine Zeitung». Во всяком случае, этот человек больше других делает для этой газеты и снова поставил ее на ноги. Помеченные буквой h статьи, которые я приписывал Хайльброннеру, все принадлежат ему. И все же я еще здорово разделаюсь с ним.

Приглашение этих неучей* пришло весьма кстати. Я надеюсь, однако, что ты откажешься от дальнейшего сближения с ними; мы ведь слишком хорошо знаем эту публику, и ты, к счастью, живешь далеко от них.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.

Пруссаки хотели наложить у моего старика** арест на мое имущество на сумму в 1005 талеров 20 зильбергрошей 6 пфеннигов за то, что я дезертир ландвера. Старик сказал им, что у него нет моего имущества, и на этом они успокоились. 18 февраля я буду осужден.


* См. настоящий том, стр. 9. Ред.

** - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя и Ницца». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 357-358. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 31 января 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Статью твою получил***. Очень хороша.

Прилагаю письмо Лассаля, которое пришло вчера и на которое я сейчас же кратко ответил****. Без памфлета, который мы должны написать совместно, нам из этой истории не выбраться.


13
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

Я тем временем написал также Фишелю в Берлин, возможно ли возбудить против «National- Zeitung» дело о клевете. Брошюра Фогта* (ее нет ни у одного лондонского книготорговца; он не послал ее ни Фрейлиграту, ни Кинкелю и никому другому из своих здешних знакомых; очевидно, хотел таким образом выиграть время; я вынужден был поэтому заказать ее), поскольку она касается нас, - это, очевидно, стряпня в духе Делаода-Шеню29. Я читал вторую статью «National-Zeitung» и вижу из нее, что Фогт затрагивает, между прочим, и Лупуса (называя его казематным Вольфом, парламентским Вольфом), который-де посылал в 1850 г. циркуляр в ганноверскую реакционную газету30. Он снова пустил в ход все грязные эмигрантские сплетни 1850-1852 годов. Ликование буржуазной прессы, разумеется, безгранично, а о впечатлении, произведенном на публику, нетрудно судить по тону письма Лассаля, которое, будь добр, покажи Лупусу и затем сохрани.

Вчера виделся очень недолго с Фрейлигратом. Я обратился к нему весьма торжественно (если у него есть еще хоть искорка чести, он должен выступить с заявлением против Фогта), и весь наш разговор свелся к следующему: «Я: Пришел попросить тебя одолжить мне брошюру о процессе аугсбургской «Allgemeine Zeitung», которую я тщетно искал во всех книжных магазинах и которую, конечно, тебе послал твой друг Фогт. Фрейлиграт (весьма мелодраматически): Фогт мне не друг. Я: Лассаль пишет мне, что я должен ответить сейчас же. У тебя, стало быть, нет этой брошюры? Фрейлиграт: Нет. Я: Добрый вечер». (Он протягивает мне честную руку, и следует вестфальское рукопожатие.) Вот и все.

Юх (владелец и нынешний редактор газеты «Hermann», с которым я познакомился в связи с берлинским процессом Эйххофа по штиберовскому делу31) заверил меня, что и Кинкель до сих пор не получил от Фогта экземпляра его брошюры. Юх же получил множество писаний Фогта против нас, которых он не печатал. Мне приходится пока ладить с этим парнем, который по-своему, впрочем, вполне честен. Так как теперь в Лондоне выходит только «Hermann», было бы крайне неприятно стоять безоружным против фогтовской банды здесь, на нашей собственной территории.

Кстати. В результате моего первого свидания с Юхом, по моему совету Эйххофом был вызван в качестве свидетеля защиты приятель Гирш, который сидит за подлог в Гамбурге.

Вследствие этого процесс, открывшийся 26 января (я прочел


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


14
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

это в «Publicist»), был снова отложен после ожесточенных прений. С Гиршем Штиберу придет конец.

Привет.

Твой К. М.

Только что получил от Имандта сообщение, что умер Хейзе.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 7

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 1 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

На сей раз история с каждым днем становится все более серьезной. Г-н Альтенхёфер и горбатый Хефнер, находящийся в Париже, тоже выступили с недостаточно ясными заявлениями личного характера в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»32. А тут еще умное письмо Лассаля. Парень и сам уже наполовину бонапартист, ведь кокетничанье с бонапартизмом в Берлине, кажется, теперь в моде, и там г-н Фогт, безусловно, найдет благодатную почву.

Хороша идея Лассаля: связью с аугсбургской «Allgemeine Zeitung» против Фогта и Бонапарта пользоваться нельзя, а Фогт может брать бонапартовские денежки на бонапартистские цели и при этом оставаться совершенно чистым! Эти люди видят заслугу Бонапарта уже в том, что он побил австрийцев; специфическое пруссачество и берлинское умничанье снова взяли верх, и в Берлине теперь, должно быть, почти такое же настроение, как после Базельского мира33. Таких людей не убедишь. Эти нескончаемо длинные, жалкие разглагольствования выделяются из Лассаля, кажется, так же естественно, как и его экскременты, а может и еще легче. Что скажешь на такую глупость и дешевую мудрость? Чудесные советы дает этот субъект.

Только бы нам получить брошюру*; а пока что следует подумать, где и у какого издателя печатать ответ. По возможности, в Германии и в штаб-квартире враждебной партии - в Берлине. История с 3000 экземпляров - явно фогтовская ложь34. Правда, шум поднят изрядный. Я еще сегодня увижусь


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


15
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

с Лупусом и скажу ему, чтобы он подумал, какой материал он может собрать о Фогте. Между тем я приведу в порядок бумаги за 1850-1852 гг., а тебе придется разыскать нашу старую рукопись об эмигрантах*. Пока я не имею никакого представления, о чем этот субъект, собственно, там говорит.

Привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

** См. настоящий том, стр. 12 и 14. Ред.

*** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

**** - «книги имеют свою судьбу» (Теренциан Мавр. «О буквах, слогах и о метрах Горация», стих 1286). Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 2 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Вчера вечером я переговорил с Лупусом. Когда я ему читал вслух письмо Лассаля**, мне, наконец, стало ясно, сколько мещанства и заносчивости в этом субъекте; в то же время я окончательно уяснил себе и его «метод». Этот субъект даже в самых незначительных пустяках проявляет себя как старый гегелевский абсолютный дух; подобно тому, как в политической экономии он хотел быть высшим единством между конечными противоположностями - тобой и экономистами, так и теперь он уже считает себя высшим единством между тобой и Фогтом. От тебя «принцип», от Фогта «итальянская политика»35, - что может быть прекраснее? Это - паршивенькое умничанье референдария, которое начинается с требования объявить Фогта неподкупным и превращает единственную остроту, приведенную в заявлении Фрёбеля, в абсурд только потому, что принимает ее всерьез!36

Лупус думает, нельзя ли по прусским законам заставить «National-Zeitung» поместить твое заявление. Мне тоже кажется, что такая статья есть в законе о печати. Если это так, то следует воспользоваться этим тотчас же по получении брошюры***; как справедливо говорит Лассаль, «habent sua fata libelli»****; нельзя знать, как пойдет дело с брошюрой, а чем скорее появится ответ, тем вернее будет эффект.


16
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Что касается нашей брошюры, то невыгода нашего положения заключается в том, что лично нам приходится обороняться и что мы не можем отвечать ложью на ложь. Вторая невыгода состоит в том, что публика, то есть филистерство, нас заранее ненавидит; нас обвиняют, если и не в том, что мы питаем odium generis humani*, то во всяком случае в том, что мы питаем odium generis** буржуа, а ведь для них это одно и то же.

Зато у нас есть то преимущество, что мы можем дать изложение своей итальянской политики, которое переведет вопрос в другую плоскость, отодвинет в сторону личный элемент и даст нам, если не в глазах берлинских либералов, то в глазах большей части Германии определенное преимущество, так как мы отстаиваем народную, национальную точку зрения.

Особенно савойская история весьма кстати для нас37.

По-моему, тебе следует, как только ты получишь брошюру (не может ли Лассаль послать ее почтой?), собраться и приехать сюда, и тогда мы окончательно решим, как и что. Я охотно воспользовался бы случаем, чтобы приехать в Лондон, но так как твоя жена ничего не должна знать, то лучше, если ты приедешь сюда, да к тому же, если придется несколько поработать, я не мог бы так долго оставаться в Лондоне. Надо будет также договориться, называть ли меня в заголовке; у меня имеется одна-единственная причина против этого, но она кажется мне решающей; но об этом - устно.

Над савойской историей работаю*** и завтра напишу Лассалю и Дункеру. Предполагавшееся послание к Лассалю, разумеется, еще не было отправлено.

Странно, что о смерти Хейзе я узнал только через Данди и Лондон****. Малыш***** в прошлый четверг или в пятницу был здесь, заходил ко мне, но меня не было дома, и в клубе он меня вечером тоже не застал. Если бы он знал об этом, он мог бы мне. очевидно, передать через третье лицо, как он обычно поступает. Да и Чарлза****** он тоже видел.

Привет.

Твой Ф. Э.


* - ненависть к роду человеческому. Ред.

** - ненависть к роду. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 14. В Данди (Шотландия) жил Имандт. Ред.

***** - Дронке. Ред.

****** - Рёзгена. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


17
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

9

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

После небольшого изменения или, вернее, удаления одной фразы Ч. Д. Коллет дал вчера свое согласие, но сказал при этом: так как подлинным редактором является Уркарт, он должен сначала показать ему эту вещь, что вызовет отсрочку на двадцать четыре часа38. Коллет прибавил, что я, конечно, и помимо них мог бы напечатать заявление, но зато, поместив его у них, я могу позже до известной степени ссылаться на него и на Уркарта. Ладно, я на это согласился. Посмотрим, что скажет старик Уркарт. (О дальнейшем - ниже.)

Впрочем, в данный момент брошюрой и заявлением в газетах ничего не достигнешь.

Брошюра будет убита той самой печатью, которая сейчас трубит о величии Фогта. Атака его против меня - он, очевидно, пытается изобразить меня ничтожным подлецом и мошенником (это вытекает из всего, что я до сих пор слышал) - должна означать решительный удар буржуазной вульгарной демократии и одновременно русско-бонапартистской сволочи по всей партии. Поэтому и ответить следует тоже решительным ударом. Далее: оборона нам не подходит. Я привлеку к суду «National-Zeitung». Это я уже решил. Пока для этого не понадобится много денег, - я имею в виду предварительный взнос в суд. Найти адвокатов будет очень легко, так как речь идет все-таки о процессе, который вызовет шум во всей Германии.

Как только получу письмо Фишеля* (я думаю, оно придет завтра), то помещу в различных немецких газетах краткое заявление о том, что я привлекаю в Берлине «National-Zeitung» к суду за клевету. Во второй ее статье, которая имеется у меня, я уже отметил пункты обвинения, которые юридически нанесут ей смертельный удар**. Этот процесс даст возможность ответить на суде на все обвинения гражданско-правового характера. А потом мы сможем взяться за свинью Фогта.

Если ты вспомнишь, что через несколько недель в связи со штиберовским делом снова всплывет весь кёльнский процесс


* См. настоящий том, стр. 13. Ред.

** См. настоящий том, стр. 364-368. Ред.


18
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ФЕВРАЛЯ60 г.

коммунистов39, то согласишься, что, при умелом использовании, атака этих собак может помочь нам, а не повредить - это сразу же позволит вновь решительно заявить о себе рабочим массам.

С другой стороны, какие доказательства против нас могут привести Фогт или «National- Zeitung»? Уже из статьи Фогта в бильском «Handels-Courier» видно, что Фогт, кроме сплетен Техова и, быть может (это было бы самым худшим), нескольких не совсем приятных замечаний Люнинга, ничего не знает о здешних делах и допускает самые глупые ошибки40.

Мой план поэтому таков: как только придет фогтовская мерзость*, я на следующей неделе приеду на несколько дней к тебе, чтобы обо всем переговорить41. На необходимые издержки по процессу должен внести свою долю и Дронке, - он, впрочем, должен мне деньги. (На пасху тебе во всяком случае надо будет на несколько дней приехать сюда.)

Впрочем, помимо собирания нужного материала для процесса (я написал уже, кажется, всем на свете), я разрабатываю свой «Капитал»42. Если я вплотную возьмусь за него, то через шесть недель он будет готов, а после процесса будет иметь успех.

Недоставало только, чтобы мы теперь - когда предстоит кризис, когда должен скоро умереть прусский король** и т. д. - позволили какому-то имперскому Фогту43 и К° таким путем изничтожить себя и даже - по инициативе Лассаля - сами перерезали себе горло.

Из прилагаемой заметки ты увидишь, чем занят сейчас г-н Фогт и каким образом ты сможешь, хотя бы в примечании, дать этому господину в своей брошюре презрительный пинок44.

Твой К. М.

Операция против Блинда45, как ты видишь по содержанию моего письма, продвигается совершенно независимо от немецкой операции, но будет использована для последней.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** - Фридрих-Вильгельм IV. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


19
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

10

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 4 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Решения меняются ежедневно, - да иначе и быть не может, - так как мы этой гнусности* еще не видели.

История с Гиршем великолепна**.

Процесс в Берлине я также считаю очень хорошим делом, если только можно добиться его; впрочем, я не вижу, как суд мог бы отказать тебе46.

Вчера вечером из-за Лупуса*** и всей истории вообще я перерыл большую часть документов 1850-1852 годов. Лупус совсем потерял память, и ему приходится очень много помогать. Да и со мной обстоит не многим лучше; с того времени пришлось пережить столько горького, что многое трудно установить. Насчет Лупуса выясняется следующее: 1. Лупус был еще в Цюрихе, когда в 1851 - а не в 1850 г. - документ появился в «Karlsruher Zeitung» (наш план кампании против демократов****), и тамошние господа напали на него, как на человека, который находится в их среде, а состоит в нашем Союзе47.

2. Но еще раньше появился другой документ, - если не ошибаюсь, в «Hannoversche Zeitung », - циркуляр кёльнского Центрального комитета, составленный Бюргерсом48. Но я не могу точно установить, было ли это в «Hannoversche Zeitung». Проверь это.

3. Фогт сваливает все это в одну кучу и утверждает, что Лупус будто бы сочинил в 1850 г, в Лондоне документ, который был составлен в Кёльне, и притом тогда, когда Лупус был еще в Цюрихе. (Лупус приехал в Лондон после 5 мая и до 21 июля 1851 года.) Остается еще установить, действительно ли бюргерсовский документ появился в «Hannoversche Zeitung» и каким образом попал он в руки ганноверской полиции. В моих письмах к тебе за время с февраля по апрель 1851 г. должны иметься замечания на этот счет. Сообщи мне о них, - думаю, что без этого заявление Лупуса вряд ли будет достаточно убедительным49.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** См. настоящий том, стр. 13-14. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 13. Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов. Март 1850». Ред.


20
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Место из «Times» (первоначальный источник - аугсбургская «Allgemeine Zeitung») было уже мною отмечено50.

За свою вещь я принимаюсь сегодня*. До сих пор мне мешала затеянная Фогтом драка. Я назовусь на этот раз пока еще «автором «По и Рейна»», чтобы прочно закрепить за этим автором место в военной литературе, - с моим именем тотчас же начался бы заговор молчания. Но в то же время, то есть недели через две после выхода брошюры, я пущу через Зибеля соответствующую заметку в газеты. Парень этот вообще может быть очень полезен нам в драке с Фогтом, так как у него масса связей.

Сердечный привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** См. настоящий том, стр. 13 и 17. Ред.

*** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Из Берлина еще ничего не получено**. Впрочем, не будь Итциг*** такой скотиной, он выслал бы мне, по крайней мере, по собственной инициативе «National-Zeitung» сразу же, как только она вышла.

Что касается выдержки из «National-Zeitung» для Лупуса, то в первый раз я писал на память, а это для публичного заявления не годится. Во второй раз я переписал и во избежание недоразумений переписываю снова. Послать экземпляр я не могу, так как другого достать нельзя.

Выписка из № 41 «National-Zeitung» от 25 января (это заключительный абзац передовицы).

«Стоит отметить еще лишь одно: открытое письмо Национальному союзу тотчас же попало в руки ганноверской реакционной партии и было ею опубликовано; в 1850 г. было отправлено из Лондона другое «цирку-


21
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

лярное послание» «пролетариям» Германии (составленное, как полагает Фогт, парламентским Вольфом, alias* казематным Вольфом), которое одновременно было подсунуто ганноверской полиции».

От проклятого Уркарта все еще нет ответа**.

Я просмотрел все старые письма и газеты и отложил то, что может понадобиться в «ходе дела». Постарайся, чтобы у тебя дома в Манчестере я нашел сразу «всю кучу» (письма, газеты и т. д.) и мог выбрать нужное. В самом деле, нельзя позволить жалкой демократии, которая сейчас, конечно, преисполнена злорадства, сваливать на нас ее проекты революционных поездок, революционные бумажные деньги, революционную болтовню и т. д. Нужно, чтобы и Германия увидела эту демократию в настоящем свете, во главе с Готфридом Кинкелем - здешним тайным корреспондентом Фогта.

Твой К. М.


* - иначе. Ред.

** См. настоящий том, стр. 17. Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»» (заявление было адресовано редактору газеты «Free Press»). Ред.

**** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 12

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 7 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Адресованный Коллету циркуляр*** получил. Пришел как раз вовремя, когда вчерашний «Daily Telegraph» посвятил два столбца фогтовской мерзости и серной банде51. Если все сводится к тому, что напечатано в «Telegraph», то в таком случае Итциг**** возмутился всего лишь испусканием дурных газов. «Чтобы отразить удар», нужно просто зажать себе нос.

Здесь г-н Ронге; он прибежал к Зибелю, хочет познакомиться со мной!! При этом спрашивает, не принадлежу ли я также к этой серной банде. Поистине, не будь его, Зибель ничего бы не знал об этой мазне в «Telegraph»; а не будь Зибеля, я бы ничего не узнал.


22
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Зибель - он настоящий шарлатан и знает сам, что является таковым, - горит желанием быть нам полезным в этом деле. У него множество связей, а главное, он совершенно вне подозрений. Парень знает, что вся разбойничья банда Кинкеля и К° такие же обманщики, как и он, и что в нас он нашел, наконец, людей, с которыми путем обмана он абсолютно ничего сделать не может, - отсюда безграничное уважение.

Завтра придется, по-видимому, в связи с циркуляром пересмотреть все газеты.

Vale*.

Твой Ф. Э.


* - Будь здоров. Ред.

** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»» (заявление было опубликовано в виде листовки). Ред.

*** К. Маркс. «Письмо редактору газеты «Daily Telegraph»». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 13

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 февраля 1860 г.

9, Grafton Terrace etc.

Дорогой Энгельс!

Из доставленных тебе экземпляров** один пошли Дронке, а другой д-ру Броннеру в Брадфорд. Борхардту я послал сам.

В «D. Т.» (Daily Telegraph), в номере, вышедшем в понедельник, на странице 5, была помещена гнусная статья (с пометкой: Франкфурт-на-Майне, в действительности же из Берлина), составленная по двум статьям «National-Zeitung». Я тотчас же пригрозил этим собакам привлечением к суду за клевету***, и им придется заговорить и принести извинения.

Получил письма от Фишеля (жалобу можно подать даже без денег), Лассаля (в высшей степени нелепое), Шили (интересное) и т. д. Подробнее завтра.

Мне теперь нужно оплатить расходы на печатание (около 1 фунта). В следующий понедельник необходимо заплатить 1 фунт в суд графства, и еще понадобится немного денег отчасти на поездку в Манчестер, отчасти, чтобы оставить здесь. Кроме


23
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

того, перед отъездом я должен составить и попросить составить кое-какие affidavits*.

Кстати! Вие заявит теперь перед судьей, что подписал ложное заявление по настойчивой просьбе Блинда и Холлингера52.

Привет.

Твой К. М.

Заявление** вчера отослал в «National-Zeitung», «Kolnische Zeitung», «Volks-Zeitung», «Publicist» (Берлин), «Reform», аугсбургскую «Allgemeine Zeitung», «Frankfurter Journal». Заявление краткое. Во-первых, что я предприму шаги для привлечения к суду «National- Zeitung»; во-вторых, ссылка на прилагаемый английский «обвинительный документ» против Блинда***.


* - заявления перед судьей, равносильные показаниям под присягой. Ред.

** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

***** - Цернин. Ред.

****** - «Allgemeine Militar-Zeitung». Ред.

******* - редактор «Daily Telegraph». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Как мог ты предложить свою брошюру**** за 2 луидора с листа? Это позор. Такие брошюры продаются не с листа, а целиком. Даже 40 талеров с листа было бы слишком мало. Вообще же Кампе лучше Дункера. Да и издатель*****, у которого выходит дармштадтская «Militar- Zeitung»******, с удовольствием взял бы брошюру. Но главное все-таки, чтобы вещь вышла скорее, и на твоем месте я сговорился бы по крайней мере с паршивцем Дункером по телеграфу53.

С того дня, как появилась эта мразь54, я нахожусь с «Daily Telegraph» в тайной и конфиденциальной переписке. Этот субъект*******, видишь ли, хочет, прежде чем принести


24
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

извинение, - я писал ему чертовски грубо, - получить ответ от своего корреспондента. Я же настаивал на том, чтобы он немедленно поместил хотя бы заметку. А теперь, что бы он там ни помещал, я обрушу на его голову процесс о клевете. При подобных обстоятельствах всегда найдутся адвокаты, которые в расчете на выгоду с удовольствием возьмутся за это дело. Так, Эдвин Джемс сам предложил свои услуги в деле о клевете, которое Эрнест Джонс возбудил против Рейнольдса. По этому поводу я писал вчера Эрнесту Джонсу. Впрочем, в тот же вторник, когда появилась эта штука*, я писал, между прочим, редактору пальмерстоновского бульварного листка: «Это письмо, написанное якобы во Франкфурте-на-Майне, составлено в действительности в Берлине и представляет собой в сущности только нелепое размазывание двух передовых статей и т. д. и т. д.» берлинской «National-Zeitung»**. Автор, то есть паршивый берлинский корреспондент «Daily Telegraph», - еврей по имени Мейер, родственник собственника из Сити, английского еврея по имени Леви. А посему оба этих субъекта с полным правом - особенно с помощью Фогта - обвиняют Гейне в том, что он крещеный еврей. Прилагаю при сем последнее письмо Итцига***, которое прошу сохранить как редкость. Какая объективность! Вообрази пластичность этого наименее эллинского из всех польско-силезских евреев. Я ответил этому субъекту лишь тем, что тотчас же сообщил в газеты, также и в «Volks-Zeitung», о том, что привлекаю «National-Zeitung» к суду за клевету****. (Приложил везде циркуляр о Блинде*****, хотя, по словам великого Итцига, мне не следовало бы «переоценивать силу этого аргумента».)

Между прочим, за всю неделю я так и не смог написать письма в «Tribune». Мне пришлось - не считая беготни к Кол-лету и черт знает к кому - разослать во все стороны, по меньшей мере, пятьдесят писем55. К тому же переписка с этим гнусным «Telegraph» и переписка со «Star»******, которой я послал всю переписку с «Telegraph». Прилагаемое письмо газеты «Star» сохрани. Я писал и Рейнольдсу. Посмотрю, что он сделает. К тому же беготня изза Вие и в полицию. О результате ниже. На мои письма на континент, - кроме отправленных в газеты, - до сих пор два ответа. Один от Шили. Неоценимый. Содержит


* В действительности статья в «Daily Telegraph» появилась в понедельник 6 февраля 1860 года. Ред.

** К. Маркс. «Письмо редактору газеты «Daily Telegraph»». Ред.

*** - Лассаля. Ред.

**** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

***** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.

****** - «Morning Star». Ред.


25
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

всю историю с «серной бандой» и «бюрстенгеймерами»56. Другое письмо - от Семере.

Весьма ценно благодаря сведениям о «собственных» (не считая бонапартовских) денежных фондах венгерских революционеров, откуда Фогт будто бы получал свои деньги. Письмо от Имандта не так уж плохо57. По крайней мере один или два пункта. Жду еще ответа прежде всего от г-на Рейнаха из Невшателя - этого, как говорят, ходячего распространителя скандальных историй об имперском Фогте58. (Кстати! Какой адрес указал шпион Хефнер в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»? Мне нужно выяснить у него один вопрос.) Написал и Боркхейму (которого лично никогда не видал). Он был вожаком серной банды в Женеве, которая проводила время в кафе «Корона» и с которой, как мне пишет Шили, ты также иногда выпивал во время своих поездок.

Мой обвинительный материал против «National-Zeitung» для прокуратуры берлинского городского суда готов. Отошлю его еще до того, как приеду к тебе. Но предварительно я должен выждать ответа Фишеля насчет начала и окончания, установленной формы обращения и т. д. Послать ли пакет (так как приходится приложить всевозможные брошюры, документы) в Берлин почтой или через компанию перевозки посылок? Придется во всяком случае послать его заказным.

Все письма и газеты за время с 1848 по 1859 г., которые у меня имеются здесь, в Лондоне, я перерыл. Отобрал и привел в порядок нужное. Постарайся, чтобы все, имеющееся в Манчестере, я нашел собранным «в одну кучу».

В понедельник состоялся банкет рабочих59. Присутствовало восемьдесят человек. Была единогласно принята резолюция с выражением возмущения «пролетариев» против Фогта.

Жалкий «Hermann» требовал у меня отчета о банкете. Я отказался, но предложил ему попросить короткую заметку у папаши Либкнехта.

Кстати, вернемся a nos moutons*, то есть к Лассалю. Так как, получив его первое письмо, я не знал, написал ли ты ему уже, согласно нашему первоначальному уговору (когда еще обстоятельства были другими), то я в двух строках сказал ему: я, мол, думал, что молчание его в течение нескольких месяцев объясняется раздражением по поводу моего последнего, несколько грубого (на самом деле очень грубого) письма. Меня, мол, радует, что это не так. Я- де уже раньше писал тебе о своих сомнениях на этот счет**. Хорошо! Однако какой шум


* - revenons a nos moutons - вернемся к нашим баранам (выражение из средневекового французского фарса об адвокате Патлене, означающее: вернемся к исходному пункту, к предмету нашего разговора). Ред.

** См. настоящий том, стр. 357-358. Ред.


26
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

поднимает в связи с этим эта скотина! Как он щеголяет своей моралью перед Либкнехтом60!

Тот самый субъект, который ради графини Гацфельдт пускал в ход самые бесстыдные средства и связывался с самыми бесстыдными людьми! Неужели эта скотина уже забыл, что, когда я хотел принять его в Союз, он был из-за своей дурной репутации отвергнут единогласным постановлением кёльнского Центрального комитета? Правда, мне кажется, что из деликатности я скрыл все это от него, как скрыл и приезд депутации рабочих, которая была послана ко мне из Дюссельдорфа несколько лет тому назад и которая выдвинула против него скандальнейшие и отчасти неопровержимые обвинения61! А теперь посмотри-ка на эту чванливую обезьяну! Чуть только ему показалось сквозь бонапартистски окрашенные очки, что он обнаружил у нас слабое место, как он стал важничать, вещать и принимать всевозможные комичные позы. С другой стороны, от страха, что я так просто не дам Фогту себя скомпрометировать в интересах моего нежного друга Лассаля, у него сразу же пропадает весь его юридический инстинкт! Как противоречит он сам себе! Каким становится подлым! Лучше, по его мнению, дела больше не «ворошить». Это будет «плохо принято». Плохо принято!

Кем? В угоду его рассуждающим за кружкой пива филистерам я должен позволить школьному учителю Скуирсу*, иначе Цабелю, плясать у меня на голове! Теперь г-н Лассаль для меня совершенно ясен.

Блинду я написал сейчас же, - то есть, точнее, вложил в конверт так близко его касающийся циркуляр. Он, разумеется, промолчал. Вместо этого скотина бегает по городу и думает выпутаться при помощи сплетен (смотри ниже, как это поможет ему). Этот субъект за последние недели развил лихорадочную деятельность, публикует брошюру за брошюрой, вовсю превозносит себя в «Hermann», всячески пресмыкается перед парой буржуа, с которыми познакомился в шиллеровском комитете, втирается секретарем во вновь задуманное шиллеровское общество, то клевещет на своих «друзей отечества»62, то важничает перед ними, делая полунамеки с видом государственного мужа, и т. д. И все же ты сейчас увидишь, что все это - хватание утопающего за соломинку.

Подлее всех ведет себя толстобрюхий филистер Фрейлиграт. Я послал ему циркуляр - он даже не удосужился подтвердить его получение. Неужели эта скотина не понимает, что стоит мне


* Скуирс - персонаж из романа Диккенса «Жизнь и приключения Николаса Никльби». Ред.


27
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

захотеть - и я втащу его с головой в серное пламя ада? Разве он забыл, что в моем распоряжении более 100 писем от него? Или он воображает, что я его не вижу, потому что он ко мне поворачивается задом? Вчера послал филистеру также приводимый ниже пластырь с непременным условием никому не говорить об этом ни единого слова, даже своему другу - тайному демократу Блинду. Это его заденет, и скоро ему станет тошно от чрезмерной близости к нему уголовно преследуемого друга, с которым он вместе публично фигурировал в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» (об этом я ему мимоходом напомнил в последнем письме*). За исключением Фрейлиграта, весь мир в этом кризисе ведет себя по отношению ко мне прилично, даже посторонние люди.

А теперь - к главному. Во-первых, через Юха я выведал, что Вие в свое время совершил в Бремене кражу и потому должен был бежать в Лондон. Во-вторых, я узнал через Шаппера, что это он, Шаппер, которому Вие представился в качестве наборщика «Volk», раздобыл этому парню теперешнее место. Я настропалил Шаппера, тот шепнул Вие, что ему известна бременская история, и тут же, в присутствии его хозяев, зачитал мой циркуляр и учинил перекрестный допрос. Субъект во всем сознался. Результат ты увидишь из нижеследующего документа, официально заверенная копия которого у меня имеется. Один экземпляр будет отправлен в Берлин, другой я оставлю здесь для решительных шагов против отнекивающегося**. Еще одно. Каковы то люди, с которыми имеют дело эти «добропорядочные», ты можешь видеть из следующего. Я, разумеется, передал Вие, что возмещу ему потерю половины рабочего дня, которую он проведет со мной у полицейского судьи. Когда все было готово, я дал ему 21/2 шиллинга. Он недоволен. Я спрашиваю: сколько же зарабатываете Вы в день? - Около трех шиллингов, - говорит он, - но Вы должны дать мне 5. Я же должен получить что-нибудь за то, что сказал правду. - Но вот еще лучший образчик. Я: Вы отказались от денег, которые предлагали Блинд и Холлингер, чтобы подкупить Вас? Он: что? Отказался?

Негодяи только обещали, но так ничего и не дали мне. Таков этот наборщик Вие. Холлингер же еще более гнусная скотина. Фёгеле, которому назначили прийти вчера, не пришел. Блинд - Холлингер наверняка удержали его за деньги. Но они эти деньги выбросили на свалку. Я знаю, что у этого парня есть еще совесть, и заставлю его прийти63. Мой


* См. настоящий том, стр. 362-363. Ред.

** - Блинда. Ред.


28
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

циркуляр сбил их с толку, и они обратились не к тому человеку. Они заключили из него, что к самому Вие я не могу подступиться. А теперь к делу.

«В первых числах ноября истекшего года - не помню точно даты - между 9 и 10 часами вечера я был поднят с постели г-ном Ф. Холлингером, в доме которого я жил тогда и у которого работал в качестве наборщика. Он протянул мне заявление, в котором говорилось, что в течение предыдущих 11 месяцев я непрерывно работал у него и что в течение всего этого времени в типографии г-на Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho, не была ни набрана, ни напечатана некая листовка на немецком языке «Zur Warnung» («Предостережение»). Растерявшись и не сознавая значения того, что я делаю, я исполнил его желание, переписал и подписал этот документ. Г-н Холлингер пообещал мне денег, но я ничего не получил от него. Во время этой сделки г-н Карл Блинд, как сообщила мне потом моя жена, ожидал в комнате г-на Холлингера. Несколько дней спустя г-жа Холлингер оторвала меня от обеда и провела в комнату своего мужа, где я застал одного только г-на Блинда.

Он предъявил мне тот же документ, который предъявил мне раньше г-н Холлингер, и настойчиво просил меня написать и подписать вторую копию, так как он нуждается в двух копиях - для себя самого и для опубликования в печати. Он прибавил, что отблагодарит меня. Я снова переписал и подписал документ.

Сим я удостоверяю под присягой правдивость вышеизложенного, а также и того, что: 1) из упомянутых в документе 11 месяцев я в течение шести месяцев64 работал не у г-на Холлингера, а у г-на Эрмани; 2) я не работал у г-на Холлингера как раз в то время, когда была напечатана листовка «Предостережение»; 3) я слышал тогда от г-на Фёгеле, который работал в то время у г-на Холлингера, что он, Фёгеле, вместе с самим г-ном Холлингером набирал указанную листовку и что рукопись была написана почерком г-на Блинда; 4) набор листовки еще сохранился, когда я снова стал работать у г-на Холлингера. Я сам переверстал его для перепечатки листовки «Предостережение» в немецкой газете «Volk», печатавшейся в Лондоне у г-на Фиделио Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho.

Листовка появилась в № 7 «Volk» от 18 июня 1859 года; 5) я видел, как г-н Холлингер дал г-ну Вильгельму Либкнехту, проживающему в доме 14, Church Street, Soho, London, корректурный лист листовки «Предостережение», на котором г-н Карл Блинд собственноручно исправил 4 или 5 опечаток. Г-н Холлингер сначала колебался, дать ли ему корректурный лист г-ну Либкнехту, и лишь только г-н Либкнехт удалился, он выразил мне и работавшему вместе со мной Фёгеле сожаление, что выпустил из рук корректурный лист.

Иоганн Фридрих Вие.

Полицейский суд, Боу-стрит*.

Заявлено и подписано вышеозначенным Иоганном Фридрихом Вие в полицейском суде на Боу-стрит сегодня, 8 февраля 1860 г., передо мной, Т. Генри, судьей вышеозначенного суда».


* Эти слова, воспроизводящие печать, у Маркса обведены кружком. Ред.


29
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Я нарочно проделал все это именно у Генри, так как он является тем правительственным судьей, в ведении которого находятся все политические процессы. За английский язык документа я не ответствен, а только за точное изложение фактов. Что Вы скажете теперь, сэр?

«Этот аргумент не имеет силы», - говорит Итциг. Да здравствует Итциг! Судья же говорит, что теперь я могу притянуть г-на Блинда за тайный сговор против меня, соединенный с попыткой подкупа свидетеля. Вот что выходит из мелкобуржуазных козней!

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 15

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 9 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Как только узнаю адрес Дронке, пошлю ему экземпляр. Пока посылаю сегодня один д-ру Броннеру*.

Будет очень приятно, если «Telegraph» извинится*. До сегодняшнего дня еще ничего не появилось.

С нетерпением жду дальнейшего.

Смотри, чтобы Вие и Фёгеле у тебя не выскользнули из рук. Это возможно, за несколько фунтов всего можно опасаться.

Прилагаю пятифунтовый билет D/M 34115, Манчестер, 4 января 1859 года. Если не хватит - напиши - и я пошлю еще пару фунтов. Мне не хотелось бы без необходимости посылать рассыльных в отделение почтовых переводов, а поэтому лучше подождать, пока я вновь не достану пять фунтов. Ты можешь либо сам послать отсюда деньги своей жене, либо получить их до отъезда, как тебе удобнее65.


* См. настоящий том, стр. 22. Ред.


* См. настоящий том, стр. 23-24. Ред.


30
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Ни «National-Zeitung», ни Фогт* все еще не прибыли?

Теперь пойду. Надеюсь, что, проработав сегодня и завтра, закончу рукопись** хотя бы вчерне.

Vale***.

Твой Ф. Э.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

*** - Будь здоров. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 28. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 27-28. Ред.

****** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 16

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 12 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

5 фунтов ты, очевидно, получил, по крайней мере, я надеюсь.

Документ Вие очень утешителен****. После этого мрачному Блинду, разумеется, придется поджать хвост. Тем временем, надеюсь, тебе удалось получить показание Фёгеле*****. Чем больше доказательств, тем лучше.

Итак, «Kolnische Zeitung» все же напечатала заявление****** и при этом дала еще пинок Блинду. Тем лучше.

Штрон - в Гамбурге и, как я слышал, в этом особом деле ведет себя очень хорошо. Я напишу ему. Его тоже можно использовать.

Привет.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


31
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

17

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 февраля I860 г.

Дорогой Фредерик!

Сегодня получил книгу*. Сплошная гадость. Фокусничанье. К счастью, почтенная «National- Zeitung» перепечатала в своих обеих передовицах (№ 37 и № 41) как раз все места, к которым можно придраться юридически и в которых сосредоточена вся подлость.

Сегодня (по получении второго письма Фишеля) я тотчас же послал юстицрату Веберу (крупнейшему адвокату в Берлине) обвинительный материал и 15 талеров аванса (2 фунта 10 шиллингов)**. Я мог бы устроить все и даром, если бы, вместо того чтобы подать частную жалобу по обвинению в клевете, обратился к королевской прусской прокуратуре, но, как я писал Фишелю, я не могу ожидать от королевской прусской прокуратуры, чтобы она «с особенным рвением взялась за защиту моего доброго имени». Кроме того, вся процедура стоит очень дешево.

Из присланных тобой 5 фунтов 2 ф. 10 шилл. пошли Веберу, 1 фунт сегодня в суд графства, 5 шилл. - Фёгеле и 2 шилл. за два экземпляра affidavit***, которое он дал****. Кроме того, - франкировано множество писем. Пришлось сегодня, перед тем как отправиться в Сити, взять еще у булочника взаймы 1 фунт до среды.

К счастью, Уркарт послал Коллету грубое письмо с выговором за то, что тот представил мне счет за напечатание66. Это-де (то есть публикация моего заявления) входит в его агитационные расходы. Таким образом, хоть ему платить не придется.

Завтра мне предстоит еще расход, который не знаю, как покрыть. Мне придется сходить к паршивцу Циммерману (из Шпандау, фогтовец, в то же время адвокат австрийского посольства), чтобы он составил мне форму доверенности, которую я должен тотчас же послать Веберу. Времени тут терять нельзя, потому что в Пруссии для такого рода жалоб установлена удивительно краткая «давность».

Кроме «Volks-Zeitung», мое заявление***** поместил и берлинский «Publicist», и притом вместе с выдержкой из английского


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** См. настоящий том, стр. 364-369. Ред.

*** - заявления перед судьей, равносильного показанию под присягой. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 27. Ред.

***** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.


32
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

циркуляра против Блинда*. Последний, с приложением affidavits Вие и Фёгеле, я послал сегодня Луи Блану и Феликсу Пиа.

«Kolnische Zeitung» и «National-Zeitung» моего заявления не поместили67.

Г-н Фрейлиграт, которого я основательно скомпрометирую (сохранив внешнюю благожелательность), даже не сообщает о получении посланных ему вещей.

Надеюсь, ты получил мое последнее важное послание.

Покончив завтра с доверенностью, я в среду (уведомив тебя предварительно) поеду в Манчестер, куда, помимо необходимого нам свидания, мне нужно из-за Робертса.

Что кошелек мой совершенно пуст, это ты видишь из всего вышесказанного.

Твой К. М.


* К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.

** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemelne Zeitung»». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 361 (письмо Маркса Дункеру от 6 февраля 1860 года). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 февраля 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю копию показания Фёгеле68, которую, как мне казалось, я послал тебе в субботу.

Историю «Возвышения, развития и упадка» серной банды мне в рукописном виде доставил Боркхейм69. Он, как я тебе, вероятно, уже говорил, первый приказчик одного торгового дома на Марк-лейн; получает от 600 до 700 ф. ст. в год.

Моя переписка с Шили, разумеется, продолжается, так как по некоторым пунктам я его подвергаю перекрестному допросу.

Послал ли тебе Лассаль почтой книгу Фогта**? В ответ на письмо этого дурня я ему сообщил***, чтобы он отправил эту вещь по твоему адресу.


33
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Завтра жду телеграфной депеши от юстицрата Вебера, который должен мне ответить*.

Кое о чем еще завтра надо будет договориться.

Если будут деньги, я выеду, может быть, завтра. Точно не могу сказать, так как разные случайности могут задержать меня здесь на лишний день. Постарайся только, чтобы я нашел все письма и бумаги собранными в «одну кучу».

Подлый «Hermann» (по-видимому, не без вмешательства Кинкеля, который собирается жениться на англичанке с 2000- 3000 ф. ст. ежегодного дохода) не поместил резолюции Общества рабочих**. Но эти господа еще пожалеют об этом.

Гнусный «Telegraph» мне снова сегодня написал; он отсылает меня к вчерашнему паршивцу-корреспонденту***. Я эту собаку взгрею.

Привет.

Твой К. М.

О папаше Блинде еще ничего не слышно.


* См. настоящий том, стр. 364. Ред.

** См. настоящий том, стр. 25. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 394. Ред.

**** - адвоката империи (имеется в виду Карл Фогт). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 19

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 15 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

5 фунтов получил.

Выезжаю завтра около половины восьмого утра (Юстон-стрит70).

Из прилагаемого заявления Шайбле71 (вырезка эта из «Daily Telegraph») ты видишь, что примененное мною средство подействовало. Теперь начнут обнаруживаться факты против женевского advocatus imperii****.


34
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Шайбле я сейчас же написал короткую записку следующего содержания: Его заявление важно против Фогта, следовательно, для самого существенного. Но оно ничего не меняет в «заведомо ложном», а никак не «ошибочном» заявлении Блинда в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»72, а еще того менее в его тайном сговоре, в чем он может убедиться из прилагаемой копии affidavit Вие*. Этот affidavit Вие еще сыграет общественную роль»

Вот увидишь, чтобы спасти Блинда от самого худшего, эти субъекты приведут действительные факты против Фогта, да еще поползают перед нами на коленях.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 28. Ред.

** - Рёзгена. Ред.

*** - Эрмен. Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 8 апреля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Предпринятое мною за последние дни пребывания в Бармене73 основательное юридическое изучение контракта по манчестерскому предприятию убедило меня, что все здесь поставлено на карту и что мне следует, не теряя ни минуты, вернуться сюда. Я выехал в пятницу в 6 часов утра и вчера в 12 часов дня был уже здесь, - стало быть, доехал за 30 часов.

Дело в том, что нам надо было обеспечить поддержку со стороны Чарли**. Вчера вечером это удалось, в той степени, в какой это было необходимо, и теперь я должен выждать, что предпримет Готфрид***. Но теперь у меня есть прочная операционная база.

При таких обстоятельствах я смогу приехать в Лондон только тогда, когда все здесь будет улажено. До тех пор мне придется по уши залезть в торговые и юридические дела, и ничего тут не поделаешь. Между тем я узнал от Гумперта и Зибеля все что им известно. О брошюре своей**** ничего не слышу,


35
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1860 г.

пошли мне экземпляр обратно, а также письмо (вероятно, от Фишеля?), которое переслал тебе Гумперт*, чтобы я знал, как обстоят дела. Письмо вскрой, если еще не сделал этого; это избавит от необходимости писать туда и обратно.

О подлостях, которые имели место здесь, в доме, мне рассказал Гумперт. Я выезжаю теперь отсюда без всяких разговоров.

Прусской полиции я и в глаза не видал. Ни паспорта, ни другого чего-либо не требовали; пара встретившихся барменских полицейских отдали мне честь, вот и все.

Рейнская промышленность колоссально развилась, и бюргеры сильно пропитались конституционным духом. Все-таки чрезвычайно многое изменилось с 1848 г., хотя достаточно имеется еще и старой закваски.

Все еще нет ответа от Вебера**? Если ответ вскоре не придет, ничего не останется, как напустить на Вебера Эфраима Премудрого***.

Сердечный привет твоей жене и барышням. Как только все улажу, тотчас же приеду.

Твой Ф. Э.

Пошли также ключ от нижнего отделения книжного шкафа. Что стало с пачкой писем, которая, по словам Гумперта, будто бы оставалась в спальне?


* См. настоящий том, стр. 36 и 41. Ред.

** См. настоящий том, стр. 31. Ред.

*** - Лассаля. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 21

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Велико было сегодня разочарование, когда вместо тебя пришло твое письмо. Но все же пришлось признать «разум вещей».

Зибель выполнил свою миссию хорошо74, с большим тактом. Ключ сегодня еще не смог найти. Впрочем, «верхний» ключ подходит и к нижнему замку. Он запирает оба отделения.


36
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1860 г.

Письмо Вейдемейера вышлю тебе на днях.

Перед отъездом из Манчестера я кое-чем похвастал Гумперту и т. д., так как считал необходимым это сделать, чтобы мотивировать, почему я не поехал в Голландию75.

Фрейлиграт написал дружеское письмо. Я еще не ответил ему и не видал его.

Единственное письмо, полученное мною от Гумперта и адресованное на твое имя, предназначалось мне и было от Либкнехта, который сообщил мне, что аугсбургская «Allgemeine Zeitung» отказала ему76.

О Фишеле ничего не слышно, о Вебере - также.

Брошюру твою* я вышлю отсюда в четверг. Боркхейм написал о ней в газете «Hermann» (в последнем номере), а я дал сообщение о ней в «Tribune»; а теперь (в среду) Либкнехт пошлет о ней сообщение в ново-орлеанскую газету**.

Привет.

Твой К. М.

Американские газеты («New-Yorker Staatszeitung» и т. д.) полны фогтовской пачкотни.

Они там раньше получили книгу***, чем мы здесь, в Лондоне.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** По-видимому, имеется в виду «Deutsche Zeitung». Ред.

*** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 12 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Большое спасибо за стофунтовый билет. Это был сегодня утром чудесный сюрприз. Весь дом ликует.

Ты, вероятно, заметил, а может быть, и не заметил, что «Kolnische Zeitung» (Шлезингер, Лондон) имела наглость говорить о серной банде77 и об ее русском душке. Хорошо! С помощью моего обанкротившегося друга Шпека я напал теперь по-настоящему на след всей лондонской серной банды.


37
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 АПРЕЛЯ 1860 г.

Прежде всего ты, вероятно, знаешь из газет, что Пальмерстон выкинул штуку: представил королеве* г-на Рейтера (триестского телеграфного еврея). Правой рукой еврея Рейтера, не умеющего грамотно писать, является Зигмунд Энглендер, высланный из Парижа за то, что, состоя французским шпионом на жалованье (600 франков в месяц), он оказался «тайным» русским шпионом. Рейтер, Энглендер, Хёрфель и Шлезингер издавали в Париже совместно (их почетным членом был некий Эстергази, человек, известный всему городу, двоюродный брат австрийского посланника Эстергази) бонапартистский литографированный бюллетень, потом они рассорились и т. д. Г-н Бернхардт Вольф, главный собственник берлинской «National- Zeitung» и владелец Берлинского телеграфного агентства - одна душа и один кошелек (компания) с З. Энглендером, редактирующим теперь под именем Рейтера всю европейскую мировую историю. Nota bene. Россия присоединилась теперь к Немецко-австрийскому телеграфному союзу и, «чтобы придать смелости другим», заставила Пама** представить своего Рейтера королеве. Мне будет доставлено подробное жизнеописание Шлезингера, а также и Рейтера.

Привет.

Твой К. М.

Спасибо Зибелю за заметки, которые он мне сегодня прислал. Также и за его «Религию и любовь»78. Моей жене эта вещь очень нравится.


* - Виктории. Ред.

** - Пальмерстона. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 23

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 16 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

От Ломмеля получил сегодня весьма ценный материал79. Однако сегодня же я написал ему и подверг его дальнейшему перекрестному допросу, что он мне сам предлагал. Это тоже


38
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 АПРЕЛЯ 1860 г.

весьма необходимо. В письме, в котором я его обработал, я ему писал также о том, чтобы он послал сюда Печу (книготорговцу) 300 экземпляров своей книги «За кулисами» и что я позабочусь о продаже (в обществах рабочих и т. д.)*. Но он требует 150 франков аванса. Я думаю, что вы должны непосредственно собрать между собой несколько фунтов в Манчестере, а остальное я наберу здесь. Человек этот для нас неоценим. Он писал по этому делу и Зибелю. Я тоже напишу сегодня относительно этого Зибелю несколько строк. Зибель не должен предпринимать никаких шагов, не посоветовавшись предварительно со мной.

Прилагаю письмо Вейдемейера.

Проклятый адвокат**, которому я в пятницу вновь написал письмо***, все еще ничего не дает о себе знать. Но ведь он получил аванс, и у меня имеется его согласие на ведение моего дела. Поэтому я не допускаю, чтобы он сам подвергал себя риску процесса.

От Лассаля снова получил длинные разглагольствования с печатной статьей (о политическом завещании Фихте) для еще не вышедшего в свет политического альманаха Валесроде80.

Из письма Лассаля следует, что он твою брошюру**** читал, стало быть, она уже вышла в Берлине. Объявление о ней издатель даст, вероятно, лишь теперь, вроде пасхального яичка.

Письмо Лассаля совсем дурацкое. Он снова был болен. Снова пишет «большой труд». Помимо этого большого труда у него в голове ясно очерчены три других больших работы, в том числе «политическая экономия», а кроме того он изучает с «творческими намерениями» шесть - семь наук; какие именно, - неизвестно. Графиня*****, пишет он, понесла большие денежные потери, вследствие чего он должен ехать в Кёльн. Вероятно, неудачные железнодорожные и т. д. спекуляции.

Как я вижу по карте, приложенной к Синей книге о Савойе81, гора Сион существует (в Женевуа, прежде нейтральной).

Кстати! Спроси Лупуса: 1. В одном его письме из Цюриха я нашел, что он был знаком с Брассом. Не знает ли он что-нибудь о нем?

2. Принимало ли штутгартское «охвостье» парламента82 постановление, согласно которому имперскому экс-регенту предоставлялось право, в случае надобности, снова созвать германский парламент?


* См. настоящий том, стр. 432. Ред.

** - юстицрат Вебер. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 437. Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

***** - Софья Гацфельдт. Peд.


39
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АПРЕЛЯ 1860 г.

Известно ли тебе или Лупусу что-либо о том, что в 1849 г. тогдашнее пфальцское временное правительство послало французскому Национальному собранию просьбу о присоединении?

Когда ты приедешь сюда?

Твой Мавр Фрейлиграта еще не видал. «Противно»* встречаться с этим субъектом, и все же придется покориться этой необходимости, хотя бы из политических соображений, после обоюдных заверений в дружбе.

Он тоже написал мне весьма любезно.


* В оригинале слово «противно» написано на диалекте (вместо «eklig» - «oklig»). Ред.

** См. настоящий том, стр. 38. Ред.

*** Речь идет о книге Ломмеля «За кулисами». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 17 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Надеюсь, твое недомогание не серьезно, и ты побережешь себя и не будешь переутомляться.

Я послал сегодня Ломмелю 150 франков** (чего не доберете в Манчестере, соберем здесь).

По следующим причинам: 1. 50 франков ему надо заплатить, чтобы выкупить экземпляры*** у переплетчика. Остается 100 франков. Торговаться из-за них было бы крайне неполитично и не внушало бы уважения к нашей партии.

2. Главное - послать ему этот так называемый аванс быстро и без всяких условий. Это привяжет его к нам. Вторую половину он будет получать постепенно и таким образом останется связан с нами.

3. Он хочет, получив деньги, поехать в Савойю и писать оттуда.

4. Из прилагаемой записки Печа (которому я дал экземпляр, привезенный Зибелем) ты видишь, что он рассчитывает хорошо заработать на продаже этой в общем интересной брошюры.


40
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АПРЕЛЯ 1860 г.

5. Ломмель - приличный человек. Иначе продался бы теперь. Из пересланных мне Беккером писем я вижу, что Ломмель - главный вояка старой республиканской партии. В дружеских отношениях с Гейнценом. Как будет тот кричать об измене!

Сотрудничество Зибеля в страсбургской газете* мне кажется неудобным.

Твой К. М.


* По-видимому, имеется в виду «Strasburger Korrespondent». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 25

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 апреля 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю письмо Вебера. Из письма я впервые узнал (этот осел мог бы потрудиться сообщить мне это раньше), что первоначально он подал не гражданскую жалобу на оскорбление, а уголовную жалобу на Цабеля, в каковом случае, по прусским законам, требование о возбуждении дела должно быть санкционировано королевской прокуратурой. В первой инстанции ему отказали; он подал апелляционную жалобу. Но, разумеется, «публичный интерес» прусского правительства требует, чтобы на нас клеветали возможно больше.

Из его письма ты видишь, что 18-го он подал и гражданскую жалобу83.

Не сообщишь ли ты об этом деле д-ру Хекшеру и не дашь ли ему по поводу этого заметку (в несколько строк) для гамбургской «Reform»? Он неоднократно предлагал мне такого рода услуги, публику же надо поставить в известность об этом деле (хотя бы для того, чтобы заставить прусское правительство быть несколько осмотрительнее). Я напишу об этом и Зибелю. Публика не должна также думать, что дело заглохло.

Материалы Ломмеля (я получил от него еще шесть - семь документов) содержат достаточно фактических доказательств того, что Фогт подкуплен. В Женеве Фогт уже не чувствует себя


41
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1860 г.

в полной безопасности и потому добивается права гражданства в Швице. Надеюсь, что ты, наконец, напишешь мне подробно о твоих собственных делах. Не совсем по-приятельски с твоей стороны соблюдать в отношении меня ту сдержанность, которая может быть уместна по отношению ко всякому другому.

Как твое физическое самочувствие? Меня это очень тревожит.

Твой К. М.

История с Перье была устроена по соглашению с Бонапартом, но не получила первоначально имевшегося в виду размаха84. Дж. Перье был вместе с Фази в Париже, где его видел сын Беккера.

От Фишеля, которому я написал по поводу твоей брошюры* (Шили также писал об этом), ответа еще не получил.

В то время как в западногерманской страсбургской газете** бряцают оружием литературные зуавы, в немецком журнале «Baltische Monatsschrift» (Рига) на нас нападают литературные казаки, так что нас, «истинных немцев», атакуют с обеих сторон85.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред

** - «Strasburger Korrespondent». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 35 и 36. Ред.

**** - Пальмерстона. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 мая 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю: 1. Письмо Фишеля86. Утверждение Гумперта, будто бы он переслал сюда берлинское письмо для тебя, - миф. В адресованном на твое имя письме, которое он сюда переслал, находилось письмо Либкнехта ко мне***.

2. Письмо Семере. Я давно не писал ему, так как мне очень не понравились льстивые заверения по адресу Баденге и Пама****,


42
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1860 г.

имеющиеся в его брошюре87. Но теперь я хочу поговорить с ним начистоту.

3. Письма Эммермана и Бёйста к Шили88. Что скажешь ты об этих филистерах? Как тебе нравится Бёйст, опоясавшийся мечом? Он хочет меня усмирить, потому что получил диарею и бежал из Кёльна! Возвращать мне эти письма не надо, но сохрани их.

По поводу предложения Фишеля я должен прежде узнать подробнее, какого рода, направления и т. д. будет предполагаемая газета.

Что адресат Техова - Шиммельпфенниг89, это мне очень приятно, так как, говоря об одном, я могу при этом характеризовать и другого. Хорошо и то, что Виллих не позволил ответить Шапперу. К нему я отнесусь с мягкой иронией.

Виделся с Фрейлигратом. Филистер хочет, очевидно, сохранить с нами добрые отношения, а в общем оставаться в стороне от «скандала». Его воззрения стали крайне банальны.

Надеюсь, что ты скоро дашь знать о себе.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 27

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 7 мая 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Заметку в «Reform» Хекшер тотчас же отослал*, но с каким результатом, еще ничего не знаю; как водится, Хекшер снова преувеличил свое влияние и теперь говорит, что он не может обещать, что она будет помещена и т. д.

Тем временем Зибель передал ее в «Mittelrheinische Zeitung».


* См. настоящий том, стр. 40. Ред.


43
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 МАЯ 1860 г.

Нет ли чего-нибудь новенького из Берлина?

Г-н Семере ввел меня с токайским в огромные расходы. Вино до того сладко, что ни один человек его не может пить; мне пришлось, понятно, все, за вычетом пары бутылок, отослать обратно и, разумеется, все расходы, пошлину и т. д. и т. д. взять на себя. Пишет он очень вежливо, предлагает другие вина, но берет в три раза больше, чем виноторговец Чарлза* в Пеште. Этот человек хочет с помощью своего «насквозь патриотического предприятия» нажить колоссальные барыши. Посмотрим.

Зибель заболел какой-то «гениальной» болезнью, которой, как всегда, страшно гордится.

Сегодня вечером зайду к нему.

О своей брошюре** я в газетах ничего не нахожу. Заговор молчания опять в полной силе.

Кстати. Приехал Рейф, как он заявил, по совету Либкнехта, Лохнера и т. д. Рассчитывает на мою поддержку, он - уличный музыкант. Я ему ответил, что по некоторым обстоятельствам должен раньше списаться с тобой. Ему это, кажется, не очень понравилось. Ты якобы раздражен и т. д. Что делать? Как ты смотришь на этого парня? Что бы там ни было, я много для него сделать не смогу.

Мой брат Эмиль здесь и ведет переговоры с Эрменом. Я, вероятно, останусь пока на службе у Готфрида*** в качестве служащего, получающего определенный процент с прибыли, и с гарантией стать через несколько лет компаньоном. Стараюсь сделать контракт возможно более обременительным для Готфрида, чтобы в нужный момент он с радостью отпустил меня. К концу недели или, во всяком случае, в течение следующей, все, вероятно, будет решено. Впрочем, в ближайшее время мне придется, очевидно, основательно поработать.

Оставшись единственным хозяином предприятия, г-н Готфрид собирается осуществить большие изменения и преобразования.

Поклон твоей жене и барышням.

Твой Ф. Э.


* - Рёзгена. Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

*** - Эрмена. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


44
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 МАЯ 1860 г.

28

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 8 мая 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Этот Рейф - негодяй. Никто его в Манчестер не посылал. Он исчез отсюда после того, как его разоблачили. Он был выброшен из Союза* уже в 1850 году. Во время следствия по кёльнскому процессу он давал прямо-таки предательские показания. Я как раз разыскал письмо Бермбаха, указывающее на это обстоятельство90. Пошли его к черту.

О своей брошюре** ты мог узнать кое-что из письма Фишеля. Вообще же я на твоем месте сейчас сразу же воспользовался бы маленькими литературными связями друга Зибеля (как только он снова будет активен), чтобы противодействовать заговору молчания. Если бы ты прямо назвал свое имя на брошюре, публика ухватилась бы за нее уже из любопытства.

Впрочем, Берендс, по-видимому, еще хуже Дункера.

Семере принадлежит к числу тех людей, которые охотно принимают услуги от других, сами же держатся за свои карманы. Ты сделал теперь для него достаточно, и я бы на твоем месте предоставил его вину выполнять «насквозь патриотическую миссию».

Соглашение с Г. Эрменом мне не очень нравится. Вопрос в том, оставляет ли твоя семья капитал в предприятии или нет? В первом случае у вас в руках ведь было бы средство давления при переговорах.

Из твоего письма можно заключить, что ты снова собираешься тянуть с приездом сюда.

При быстроте передвижения пару дней ты все же мог бы выкроить.

Что ты думаешь о сицилийской истории91?

Говорят, в Вене выглядит все очень революционно.

Англичане, разумеется, теперь всем надоедают с Бруком. Третьего дня ко мне снова пристал один субъект с вопросом: «Ну, что Вы скажете о самоубийстве Брука?» «Я скажу Вам, сэр: в Австрии мошенники режут свое собственное горло, а в Англии - кошельки своего народа».


* - Союза коммунистов. Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.


45
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 МАЯ 1860 г.

Только что получил из Дублина письмо от Боркхейма. В субботу вечером он приезжает в Манчестер и в воскресенье будет у тебя.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 29

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 10 мая 1860 г.

Дорогой Мавр!

Мой брат* вчера вечером уехал, так как серьезно заболела мать** и вызвала его телеграммой.

Дела с Эрменом почти улажены. Семья моя оставляет в деле капитал в 10000 ф. ст., который должен перейти ко мне, когда я стану компаньоном. Мое материальное положение улучшается уже теперь, во всяком случае увеличивается процент участия в прибыли. Все это я расскажу тебе устно, когда приеду на троицу, - конечно, если до тех пор все будет в порядке, ничего не случится с моей матерью и я вообще смогу приехать. Но я боюсь, не произошло ли тут заражение от отца. Мне кажется, что тиф вцепился теперь в нашу семью.

О других вопросах завтра.

Зибель просит узнать, не нашел ли ты среди доставленных им бумаг брошюру «Сфинкс на французском императорском троне»***, Шили не находит ее у себя и боится, не пропала ли она.

Видел вчера Лупуса. Кость его еще беспокоит. А к тому еще ревматизм. Иногда начинает казаться, что вмешательство Гумперта еще более обостряет процесс, но, с другой стороны, это хорошо: тем быстрее он ликвидируется, и Лупус снова будет здоров.

Поклон твоей семье.

Твой Ф. Э.


* - Эмиль Энгельс. Ред.

** - Элиза Франциска Энгельс. Ред.

*** Автором этой анонимной брошюры был Грюн. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


46
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 МАЯ 1860 г.

30

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 11 мая 1860 г.

Дорогой Мавр!

Мать моя очень опасно больна. Получил две телеграммы из Бармена. К ней никого не пускают. Мне снова придется туда ехать, необходимые шаги предпринимаются. Что выйдет - не знаю. У меня голова идет кругом от этой истории; по-видимому, это действительно тиф.

О других вещах сегодня писать тебе не могу, голова у меня занята другим, и к тому же очень поздно. Вот уже семь недель, как я живу в непрерывном напряжении и возбуждении, достигшем теперь снова высшей точки, - хуже, чем когда-либо. К счастью, физически я снова вполне здоров. Если я поеду в Бармен, то, вероятно, придется по пути туда провести один день в Лондоне, и тогда увидимся92.

Поклон всем.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 31

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 мая 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Прилагаю письмо Лассаля. Напиши мне тотчас же, что, по твоему мнению, написать ему насчет Фишеля.

На его предложение насчет Берлина я не соглашусь93.

От Ломмеля еще ничего нет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx», Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немвцкого


47
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 МАЯ 1860 г.

32

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 31 мая 1860 г.

Дорогой Мавр!

Возвращаю письмо Эфраима Премудрого*. Его план в отношении тебя просто безумный94.

Да ты ведь и не можешь дать никаких показаний о том, что делалось в Кёльне. Но все же Эфраима можно было бы использовать в этом деле; у него, по крайней мере, больше смелости, чем у старых баб, - участников кёльнского процесса, которые предпочитают покорно все сносить. Надо также попробовать, нельзя ли сделать что-нибудь в самом Кёльне.

Относительно Фишеля придется этому дурню, очевидно, сказать все начистоту и разъяснить ему, насколько слово «реакционный» стало для него чистой фразой. При случае ты можешь также побудить его объяснить, почему, собственно, он, Эфраим Глубокомысленный, сходится с нами и Фишелем в «антипальмерстонианстве». А то это, по меньшей мере, трудно понять. Берлинская личная склока между Лассалем и Фишелем нас совершенно не должна касаться, Фишель слишком хорошо себя держал, чтобы мы могли в угоду Лассалю каким-либо образом отказаться от связи с ним. Ничего другого не остается, как сделать Гераклиту Темному** несколько скрытых намеков на то, что во внешней политике со словом «реакционный» нечего делать и что в этой области можно пользоваться еще гораздо большими «ослами», чем Фишель, если это тертые калачи. Как возмущался бы наш дальновидный революционный мыслитель, а на практике королевско-прусский придворный демократ, если бы услышал, что Уркарт хочет усилить власть короны. Вообще в этой специальной области внешней политики возможно столь милое спекулятивное разграничение между ней и внутренней политикой, что ты, конечно, доставишь себе удовольствие разъяснить ему, как в данном случае субъективно реакционное является во внешней политике объективно революционным, после чего он должен будет успокоиться. Надо подсказать этому человеку переход, и он будет теоретически удовлетворен, как бы ни злили его практически наши


* - Лассаля. Ред.

** - Лассалю (намек на его книгу «Философия Гераклита Темного из Эфеса»). Ред.


48
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 МАЯ 1860 г.

связи с Фишелем, тем более, что, как ему известно, Фишель хлопотал о моей брошюре*.

Ты, пожалуй, можешь также заметить этому человеку, насколько это революционно, когда сначала лишают или позволяют лишить немцев наиболее крепкой почвы под ногами и условий их национального существования, под тем предлогом, что нынешние властители этой почвы - реакционеры, а после этого еще делают расчеты на революцию. Хорошо бы сказать кое-что и о его сверхъестественной вере в революционную инициативу crapauds**. И все это - в обычной, полной намеков форме, чтобы ему пришлось это грызть недели четыре; и дело закончится длинным посланием в четыре листа, на которое ты опять ничего не ответишь.

Мое прибытие сюда в субботу оказалось очень полезным. Я сразу в воскресенье узнал много важного для переговоров и теперь изучаю проект контракта.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Зибель собирается уезжать.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** - французских обывателей. Ред.

*** - Лассалю. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 443-453. Ред.

***** В этом месте рукопись повреждена. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 33

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 июня 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Я написал Итцигу*** около десяти страниц****, из них восемь о кёльнском процессе, две о Фишеле. Это было не легко, так как я все еще не совсем хорошо себя чувствую и все время принимаю лекарства.

Ломмель [несколько]***** дней тому назад уже сообщил мне об отсылке пакета по железной дороге95. Очень досадно. Ему давно следовало бы быть уже здесь.


49
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1860 г.

Фишель пишет мне, что берлинским корреспондентом «Daily Telegraph» состоит некто Абель.

Получил письмо от Шили. Из этого письма видно, что Зибель ему сообщил о прибытии в Манчестер экземпляров твоей брошюры*. Экземпляр для Шили мне придется переслать через Рейнлендера. Мне тоже понадобится один экземпляр для работы над собственной брошюрой**.

Не мог бы ты написать мне к среде для «Tribune» что-нибудь коротенькое о боевых действиях Гарибальди***? Если нельзя, то к пятнице?

Привет.

Твой К. М.

Кстати. Из письма Шили следует, что Мозес**** состоит одновременно корреспондентом «Esperance» (и настроен так бонапартистски, что даже один француз порвал с ним дружеские сношения) и аугсбургской «Allgemeine Zeitung».


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Гарибальди в Сицилии». Ред.

**** - Гесс. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 34

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 июня 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Не можешь ли ты прислать мне к понедельнику немного денег? На процесс и на фогтовскую историю я за это время истратил около 13 фунтов, а из-за болезни в течение трех недель не посылал никаких корреспонденций.

Вчера уехал Зибель.

Большое спасибо за твой портрет.


50
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1860 г.

Должен тебе сообщить политически очень важное (завтра). Внизу ждет меня посетитель, поэтому вынужден на сегодня кончить.

Твой К. М.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 35

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 16 июня 1860 г.

Дорогой Фредерик!

10 фунтов получил. Большое спасибо.

Портрет превосходен. Ты получишь такой же от меня. Материалы от Ломмеля еще не пришли. На его запрос ему ответили, что такого рода пакеты (из экономии он послал малой скоростью) всегда идут несколько недель.

Вот выписка из последнего письма Ломмеля: «Вы, конечно, читали аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» от 8 июня. В помещенной там корреспонденции из Берна, автором которой является, вероятно, Чарнер, - соредактор газеты «Bund», - можно прочесть между строк донос фогтовцев своему господину и хозяину в Париже и, косвенно, союзным властям в Берне, а также немецким дворам. Это - вновь подогретая сказка о заговоре, о немецких демагогах, которые стараются натравить друг на друга Францию и Германию, чтобы сделать возможной центральную республику. В союзных кругах и в Женеве интрига Фогта не действует, но, по-видимому, она не осталась без влияния на ограниченный разум немецких государей. Говорят даже, что этот призрак заговора, которым оперирует Баденге*, заставил этих напуганных людей дать ему в Баден-Бадене столь страстно желаемую аудиенцию96. Вот уже две недели, как «Allgemeine Zeitung» молча откладывает в сторону самые пикантные заметки, которые я посылал ей из Савойи и Турина, а возвратившийся сюда десять дней тому назад Фогт сказал одному рабочему, что молодцов, посылающих свою пачкотню в немецкие газеты, скоро уймут, и вообще в ближайшем будущем произойдет еще много неожиданного».

В Париже вышла теперь брошюра Абу «Наполеон III и Пруссия»**. Во-первых, приятная лесть по адресу Германии. Во Франции стали ходячими словами имена всех ее великих людей, как «Гёте, Шиллер, Гумбольдт, Фогт, Бетховен, Гейне,


* - Наполеон III. Ред.

** Так первоначально называлась книга Абу «Пруссия в 1860 году». Ред.


51
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 ИЮНЯ 1860 г.

Либих и т. д.». Франция совершенно бескорыстна, хотя ее все время провоцируют. Затем чепуха о немецком единстве, которое должно быть достигнуто с помощью Франции. Потом весьма поверхностная критика современного положения Пруссии. (Подробно упомянута и история, сообщенная Неголевским97!) Единственное спасение, - присоединиться к «демократическому принципу» Франции и бороться против австрийского феодализма. Демократический же принцип этот заключается, собственно, в создании диктатуры государя на основе «всеобщего избирательного права». Satis superque!*

Но очень хорошо, что королевско-прусская придворная демократия попадает теперь в жестокие тиски; надо надеяться, что и принц-регент** скоро достаточно скомпрометирует себя.

Привет.

Твой К. М.


* - Более чем достаточно! Ред.

** - Вильгельм. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 50. Ред.

**** Э. Абу. «Пруссия в 1860 году». Ред.

***** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 36

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 20 июня 1860 г.

Дорогой Мавр!

Мне кажется, что друг Ломмель дал волю своему воображению, приписывая бонапартистским доносам главную роль в баден-баденской истории***. Но что кое-что за этой историей скрывается и что Фогт, Бонапарт и компания пускают и эту махинацию в ход, - это, несомненно, верно.

Очень хорошо, что малогерманцы из Национального союза98 изображены теперь в брошюре Абу**** как прямые пособники бонапартизма. Наш друг Итциг*****, наверное, вскоре совершит поворот; в ответ на брошюру Абу эти господа или покажут себя бонапартистами, или же попадут в затруднительное положение со своей прусской Германией.


52
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 ИЮНЯ 1860 г.

Случайно мне в руки попались стародатские «Героические песни»; среди разной дряни встречаются прекрасные вещи. Вот одна, переведенная Уландом99.

Вскачь Олуф мчится под шорох ветвей, На свадьбу свою он созвал гостей...

А пляска идет все живей и живей.

Его обступил плясуний ряд, И молвит дочь Лесного царя: Куда тебя, Олуф, твой конь несет?

Слезай и пойдем со мной в хоровод.

Нет, нет! Мне с тобою нельзя плясать: Мне завтра - свадьбу свою играть.

Послушай, Олуф, не будь упрям;

Тебе сапожки я в подарок дам.

Красивей их ты найдешь навряд;

На них золотые шпоры звенят.

Нет, нет! Мне с тобою нельзя плясать и т. д.

Послушай, Олуф, не будь упрям, Тебе я из шелка сорочку дам.

Ее белила мать при луне;

Слезай же с коня и дай руку мне.

Нет, нет! Мне с тобою нельзя плясать и т. д.

Послушай, Олуф, не будь упрям;

За танец я слиток золота дам.

Его получить я был бы рад, Но теперь тороплюсь я домой назад.

Так ты не хочешь плясать со мной?

Тогда погибай от болезни лихой!

Он вдруг удар почувствовал в грудь, От страшной боли не мог вздохнуть.

Она посадила его на коня: К невесте своей спеши от меня!

Когда он подъехал к воротам своим, Предстала мать родная пред ним.

Ты бледен, как смерть, мой сын дорогой;

Скажи мне скорей, что случилось с тобой.

Да как же не быть мне бледным, мать?

Мне Лесную царевну пришлось повстречать.


53
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 25 ИЮНЯ 1860 г.

А если спросит невеста твоя, Что, Олуф, тогда ей отвечу я?

Скажи ей, что в рощу ушел жених Коня испытать и свору борзых.

Поутру, лишь только рассеялась мгла, Невеста с дружками в дом пришла.

Они разлили вино и мед.

А где жених мой? Что он нейдет?

Намедни в рощу ушел твой жених Коня испытать и свору борзых.

Покров подняла, - он от крови был ал;

Под ним бездыханный Олуф лежал.

Мне это нравится гораздо больше, чем прилизанный перевод Уланда. А другая вещь - «Господин Ион» - еще лучше.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с пропуском стихотворного текста в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и датского 37

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 25 июня 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Читал ли ты в «Kolnische Zeitung» от четверга или пятницы в отделе «Разные известия» о том, как Итциг* снова добился того, что его вышвырнули из театра Виктории?

Этот парень еще заведет себе человека, который будет отпускать ему раз в год пощечину, чтобы заставить говорить о нем, когда его собственное еврейское бесстыдство уже не поможет ему добиться этого. Пока что он обладает блестящим талантом получать колотушки и вылетать кубарем.

Привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


54
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮНЯ 1860 г.

38

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 июня 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Я все еще, как говорил Красный Вольф*, «очень страдаю», хотя уже приблизительно с неделю перестал принимать лекарства. Но ежедневно, по предписанию Аллена, я совершаю «обязательную прогулку» и надеюсь в течение этой недели, наконец, совсем поправиться.

Лина** проводит у нас «каникулы». Пробудет здесь около месяца. О Зибеле еще никаких сведений.

Было бы хорошо, если бы ты написал к пятнице или субботе статью для «Tribune» об обороне Англии, о Гарибальди или об индийской торговле100. С тех пор как Уилсон стал канцлером индийского казначейства, жалкий «Economist» почти ничего об Индии не помещает.

Не забудь также (хотя на этой неделе это еще не нужно) написать мне четверть листа или около того о военном значении Богемии для Германии или, вернее, для России, которой Фогт хочет ее уступить101.

Кстати. Только что получил «В защиту себя и отечества против Карла Фогта» Якоба Венедея. Ганновер, 1860 (40 страниц). С точки зрения этого молодца не совсем плохо. Имеется несколько фактов о трусости Фогта.

Из этой книги Якоба к нам имеют отношение следующие места: Один друг любезно пишет: «Постыдно, что в своем триумфе над «Аугсбургской газетой»*** и «серной бандой» этот Фогт таскает за собой и Венедея» (стр. 4).

«В защиту себя лишь пару слов. Неужели Фогт забыл, что все пошлые, пустые выпады против меня, которые он преподносит читателям в своем «Заявлении», - «благородный Якоб», «белокурая душа», «имперская слеза» и т. д., - что все это было преподнесено десять лет тому назад в рейнской газете**** Марксом, Энгельсом и компанией в полной свежести и благоухания форме, сдобренное пряным остроумием? Надо ли напоминать ему, что эта «грязная банда нескольких злопыхателей в Лондоне», как ее называет Фогт в той самой статье «Имперский регент», которая послужила для «аугсбургской кумушки» исходной точкой для обвинения против Фогта, нападает и на меня совершенно в стиле фогтовского «Заявле-


* - Фердинанд Вольф. Ред.

** - Шёлер. Ред.

*** - «Allgemeine Zeitung». Ред.

**** По-видимому, имеется в виду «Neue Rheinische Zeitung». Ред.


55
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ИЮНЯ 1860 г.

ния»? И все же это не помешало Фогту обвинить меня в том, что я заимствую свою «клевету» на него у гг.

Маркса, Энгельса и компании. Фогт знает, что в своем издевательстве надо мной он идет лишь по их стопам» (стр. 7).

«Эта брошюра Фогта об его процессе имеет вид триумфального шествия. И действительно Карл Фогт дал сильную взбучку аугсбургской «Allgemeine Zeitung» и «лондонской серной банде», хотя его собственная правота от того не стала более доказанной» (стр. 6).

Вот и все. Привет.

Твой К. М. [Надпись на обороте письма]

Фред. Энгельсу. 7, Southgate, St, Mary's, Manchester.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 39

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 26 июня 1860 г.

Дорогой Фредерик!

О приключении Итцига* ничего не читал.

Из прилагаемого письма Вебера ты видишь всю подлость прусских собак102. От апелляционного суда ждать, конечно, тоже нечего.

Что за чудесная юриспруденция! Сначала запрещают «жалобу на клевету», потому что это не в интересах прусского правительства, а затем не разрешают публично разобрать «жалобу на оскорбление» за отсутствием «состава преступления». Ведется настоящая «защита» в пользу «National-Zeitung».

А посмотри, сколь либеральной оказалась Бавария по отношению к Фогту103. Вот тебе и «прусский прогресс».

Пусть Хекшер снова даст об этом короткую заметку в «Reform». Нужно, по крайней мере, публично разоблачить эти прусские приемы.

Из документов, посланных мною Веберу и приложенных Вебером к своей жалобе, эта свора собак увидела, что «National-


* - Лассаля (см. настоящий том, стр. 53). Ред.


56
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ИЮНЯ 1860 г.

Zeitung» придется осудить, если дело будет допущено к «разбирательству». Отсюда все эти подвохи.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 40

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 26 июня 1860 г.

7, Southgate Дорогой Мавр!

Весьма сомневаюсь, смогу ли я написать статью; завтра или послезавтра должен посетить меня зять*, который как раз теперь в Лондоне.

Следовательно, не рассчитывай слишком на нее. В лучшем случае я мог бы пофилософствовать о возможностях Гарибальди на материке; об индийской торговле у меня для статьи слишком мало сведений.

Твой Ф. Э.


* По-видимому, Эмиль Бланк. Ред.

** См. настоящий том, стр. 55. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 41

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 27 июня 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Все приложенное вышли обратно. Я сейчас напишу несколько строк о берлинской истории и пошлю Зибелю вместе с ответом, чтобы он двинул дело дальше. То же и Хекшеру**.


57
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ИЮНЯ 1860 г.

«Богемию» постараюсь сделать еще сегодня*. Сейчас 8 часов, а я все еще в конторе. Смогу ли я завтра написать что-нибудь о Гарибальди, еще не знаю: 1) нет материала, 2) мой зять**. В конце концов сделаю все возможное.

Итак, перед публикой Итциг*** выступает вместе с Фогтом, а втайне он наш союзник! Это недурно. Напиши сейчас же Мейснеру104.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 54. Ред.

** По-видимому, Эмиль Бланк. Ред.

*** - Лассаль. Ред.

**** - «Demokratische Studien». Ред.

***** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart. 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 42

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 июня [1860 г.]

Дорогой Фредерик!

Возвращаю прилагаемое. Мейснеру напишу.

Штуку с Лассалем я знал уже вчера, так как в «National-Zeitung» появилась весьма хвалебная передовица о превосходных «Studien»****.

Что скажешь ты о гнусности прусского правительства105?

Привет.

Твой К. М.

Вообще ты должен выступать теперь всюду под своим именем. С самого начала было невыгодно, что вещь появилась анонимно*****.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


58
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 28 ИЮНЯ 1860 г.

43

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 28 июня 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Прилагаю статью о смотре стрелков*. Эту тему я только и смог придумать в крайнем отчаянии. Просмотри статью тщательно, у меня нет времени для этого.

Господа пруссаки усвоили себе теперь «хорошенькую манеру». Так как процесс против «National-Zeitung» ни к чему другому, кроме внесения режущего диссонанса во всеобщую конституционную гармонию, не мог бы повести - делу хотят помешать любой ценой. Оказывают давление на судей, «которые есть еще в Берлине»106, и я твердо убежден, что и на г-на Вебера было оказано давление. Весь стиль писем подтверждает это. Тем быстрее должна быть теперь закончена брошюра**, чтобы доказать благородным пруссакам, что такие вещи придушить им не удастся. Этакие мерзавцы! Может быть, потому-то они и вели себя негласно так либерально по отношению ко мне***, чтобы тем подлее можно было выступить против тебя?

«Богемию» постараюсь по возможности сделать еще сегодня вечером****. Вообще, как это