К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 28


Содержание тома 28

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва 1962

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
28



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Двадцать восьмой том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит переписку между Марксом и Энгельсом, а также их письма к разным лицам за 1852-1855 годы.

Вошедшие в том письма относятся к периоду политической реакции, наступившей в Европе после поражения революций 1848-1849 гг. и длившейся до конца 50-х годов. Это были годы господства полицейского произвола в странах европейского континента, жестоких репрессий, обрушившихся на участников революционного движения, в первую очередь на пролетарских революционеров. Капиталистическая экономика переживала в целом полосу подъема. Однако экономическое процветание носило неустойчивый характер. В 1853 г. в ряде капиталистических стран, в первую очередь в Англии, наблюдался спад производства. На горизонте стали вырисовываться признаки приближавшегося экономического кризиса, который наступил в 1857 г., впервые приняв мировые масштабы. То там, то здесь прорывалось недовольство народных масс, прежде всего рабочего класса, в форме стачек, волнений, а порой и восстаний.

Маркс и Энгельс в этот период видели основную задачу в дальнейшей углубленной разработке и развитии своего учения, в терпеливой и настойчивой подготовке кадров пролетарских революционеров, в использовании всех имеющихся возможностей для пропаганды своих взглядов и обличения вдохновителей европейской реакции. Сохраняя все эти годы непоколебимую веру в наступление нового революционного подъема, основоположники марксизма вскрывали в печатных выступлениях и письмах антинародную сущность господствовавших



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

в европейских странах режимов, показывали их внутреннюю слабость, неизбежность их падения. Они активно влияли на процесс формирования революционных сил, призванных положить конец господству реакции.

Письма Маркса и Энгельса раскрывают перед читателем широту и многообразие их деятельности в эти годы. В них зачастую полнее и острее выражено их отношение к событиям и деятелям, чем они могли это сделать в статьях, печатавшихся в буржуазных газетах. В письмах находит также отражение разработка Марксом и Энгельсом ряда научных проблем. Переписка между основоположниками научного коммунизма показывает, как в живом творческом обмене мыслями двух великих ученых-революционеров развивались важнейшие положения марксистской теории, материалистической диалектики, исторического материализма, как в применении к конкретным историческим явлениям оттачивалось и совершенствовалось это идейное оружие пролетарской партии.

Составляющие данный том письма Маркса и Энгельса, особенно за 1852 г., как и материалы предыдущего, 27-го, тома Сочинений, отражают огромную работу, проделанную основоположниками марксизма по теоретическому обобщению опыта революции 1848-1849 годов. К первым месяцам 1852 г. относится написание Марксом одного из наиболее выдающихся произведений научного коммунизма - работы «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». В этом труде Маркс обогатил свое учение о пролетарской революции и диктатуре пролетариата выводом о сломе буржуазной государственной машины как непременном условии победы рабочего класса, обосновал положение о союзе рабочего класса и крестьянства. Переписка показывает историю создания и опубликования этой работы, которую Маркс писал по горячим следам событий, с декабря 1851 по март 1852 года. Из переписки видно, с каким пристальным вниманием оба основоположника марксизма следили за ходом и последствиями бонапартистского государственного переворота 2 декабря 1851 г. во Франции. Посвященные характеристике этого события письмо Маркса Энгельсу от 20 января 1852 г., а также письма Энгельса Марксу от 22 января и 18 марта и Вейдемейеру от 23 и 30 января 1852 г. по своему содержанию во многом перекликаются с работой Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта».

Огромное значение имеет чрезвычайно важное в теоретическом отношении письмо Маркса Вейдемейеру от 5 марта 1852 года. В нем Маркс в концентрированной форме не только подводит итог анализу опыта революции 1848-1849 гг., но



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

и суммирует революционные выводы, сделанные им на основании изучения законов развития человеческого общества, раскрывает существо своего учения о классовой борьбе и всемирно-исторической роли пролетариата как могильщика капитализма и создателя нового, бесклассового общественного строя. Сопоставляя свои взгляды со взглядами буржуазных историков и экономистов, Маркс отмечал: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов» (см. настоящий том, стр. 427). Значение этого письма В. И. Ленин охарактеризовал следующим образом: «Марксу удалось выразить с поразительной рельефностью, во-первых, главное и коренное отличие его учения от учения передовых и наиболее глубоких мыслителей буржуазии, а во-вторых, суть его учения о государстве» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 25, стр. 383).

Значительное место в переписке уделено написанию серии статей «Революция и контрреволюция в Германии», в которой Энгельс с позиций исторического материализма раскрыл предпосылки, характер и движущие силы революции 1848-1849 годов в Германии и Австрии. Письма показывают, с каким вниманием относился Маркс к этой работе Энгельса, какую высокую оценку он давал статьям, просматривая их перед отправкой в газету «New- York Daily Tribune».

Основным содержанием научной деятельности Маркса с начала 50-х годов становится разработка экономического учения. Основоположники марксизма рассматривали это как первоочередную партийно-политическую задачу. Энгельс прямо указывал на важность завершения Марксом его экономического труда к началу нового подъема рабочего и демократического движения, которого Маркс и Энгельс ожидали в «недалеком будущем. «Тебе следовало бы, - писал он Марксу 11 марта 1853 г., - закончить твою «Политическую экономию», тогда мы могли бы впоследствии, как только у нас будет газета, печатать ее еженедельными выпусками... Это дало бы тогда всем нашим восстановленным к тому времени организациям основу для дискуссии» (см. настоящий том, стр. 193).

В первой половине 50-х годов Маркс сделал значительный шаг в разработке различных сторон своего экономического учения, в накоплении и анализе экономического материала для своего труда, в критике концепций буржуазной политической



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

экономии. Письма показывают, что Маркс, а также Энгельс внимательно следили за ходом экономического развития в странах Европы и Америки, анализировали статистические данные, подтверждавшие их вывод о цикличности развития капиталистического производства, о временном характере процветания экономики, о неизбежности нового кризиса, который должен был в тех условиях послужить мощным стимулом для подъема революционного движения в Европе (см. об этом письма Маркса Вейдемейеру от 30 апреля 1852 г. и Лассалю от 23 января 1855 г., а также письмо Энгельса Марксу от 24 августа 1852 г. и Вейдемейеру от 27 февраля 1852 г.). С особой тщательностью изучали основоположники марксизма экономическое положение Англии - наиболее развитой в то время в промышленном отношении страны. Происходившие в английской экономике процессы Маркс и Энгельс, как это видно из их писем, считали в известной степени показательными для всего капиталистического мира. Именно в первую очередь на основании анализа состояния английской торговли и промышленности они раскрывали закономерности, присущие капиталистической экономике, выдвигали прогнозы о неумолимом приближении нового экономического кризиса (см. письмо Маркса Энгельсу от 29 января 1853 г.).

Большое внимание уделял Маркс критике вульгарной буржуазной политической экономии. Значительный интерес с этой точки зрения представляет оценка взглядов американского экономиста Кэри в упомянутом письме Маркса Вейдемейеру от 5 марта 1852 г., а также в письме Маркса Энгельсу от 14 июня 1853 года. В этих письмах Маркс изобличает Кэри как апологета капитализма, стремившегося затушевать его противоречия с помощью насквозь фальшивых утверждений о гармонии и сотрудничестве классов как якобы важнейшей предпосылке нормального существования капиталистического общества. Маркс показывает апологетический характер также и попытки Кэри приписать происхождение социальных бедствий при капитализме, коренящихся в самих основах эксплуататорского строя, производным явлениям, которые представляют собой лишь неизбежное следствие самого развития капиталистической экономики (например, «централизующее влияние крупной промышленности», монопольное положение одной из капиталистических стран, в частности Англии, на мировом рынке). «Желая избежать результатов, которые влечет за собой буржуазная промышленность и ответственность за которые он возлагает на Англию, - пишет Маркс, подчеркивая противоречивость взглядов Кэри и порочность его методологии, - он как истинный



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

янки ищет выход в том, чтобы искусственно ускорить это развитие в самой Америке» (см. настоящий том, стр. 227). Критика Марксом взглядов Кэри и других вульгарных экономистов раскрывает несостоятельность попыток представителей буржуазной политической экономии доказать возможность устранения пороков буржуазного общества при сохранении его основ.

Решительно выступает Маркс и против волюнтаризма в общественных науках, против схоластического доктринерства, игнорирования объективных экономических законов. Так, в одном из своих писем Энгельсу Маркс, указывая на бесплодность усилий мелкобуржуазных демократов, не способных понять подлинные пружины развития общества, подчеркивает, что «манифесты, воззвания и т. п. таких доктринеров, как Ледрю, Луи Блан и мужи всех других оттенков, ни на волос ничего не смогли изменить, между тем как социальный и экономический кризис сразу приводит в движение все» (см. настоящий том, стр. 256).

Для того, чтобы глубже проникнуть в сущность происходивших в капиталистическом обществе процессов, Маркс и Энгельс постоянно обращались к историческому прошлому различных стран и народов. Заниматься историческими исследованиями побуждало их также стремление разобраться в исторических корнях многих современных событий и явлений, что было важно для выработки правильной позиции пролетарских революционеров по отношению к этим событиям и диктовалось необходимостью давать им всестороннюю оценку в печати. Переписка Маркса и Энгельса за эти годы отражает их занятия различными историческими проблемами, содержит ряд обобщающих выводов и положений марксистской исторической науки.

В ряде своих писем Маркс и Энгельс раскрывают характерные черты докапиталистических общественно-экономических формаций. Так, в письме Энгельсу 8 марта 1855 г. Маркс формулирует следующий вывод относительно истории Древнего Рима, которой он в то время занимался. «Внутренняя история явно сводится к борьбе мелкой земельной собственности с крупной, разумеется, в той специфически видоизмененной форме, которая обусловлена рабством» (см. настоящий том, стр. 368). Эту мысль Маркса особо отметил В. И. Ленин в своем «Конспекте «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса 1844-1883 гг.»» (М. 1959, стр. 11).

Большой интерес представляет письмо Маркса Энгельсу от 27 июля 1854 г., в котором содержатся замечания относительно книги известного французского историка Тьерри «История происхождения и успехов третьего сословия». В этом письме,



ПРЕДИСЛОВИЕ X

опираясь на данные книги Тьерри, Маркс прослеживает существенные черты процесса возникновения и развития в недрах феодализма зародышей будущего капиталистического строя. Маркс показывает, что новые буржуазные элементы с самого своего зарождения находились в антагонизме с социальной и политической системой феодального общества, и это нашло свое яркое выражение в той освободительной борьбе, которую вели против феодальных сеньоров средневековые города.

Письмо Маркса важно и для характеристики буржуазной историографии. Оценка, которую Маркс дает Тьерри, относится ко всему направлению французских буржуазных историков периода Реставрации, признававших решающее значение классовой борьбы в процессе разложения феодального и становления буржуазного общества, а критика Марксом взглядов этого историка вскрывает недостатки, присущие даже лучшим представителям буржуазной исторической науки. Отмечая заслуги Тьерри, называя его «отцом «классовой борьбы»», Маркс в то же время вскрывает его буржуазную ограниченность, неспособность Тьерри и других буржуазных историков до конца уяснить материальные корни классовых противоречий, преодолеть узкое представление о классовой борьбе, как свойственной якобы только феодальному обществу, понять природу и характер классовых антагонизмов и классовой борьбы при капитализме. Само «третье сословие», подчеркивает Маркс, Тьерри ошибочно изображает как некий единый класс, противостоящий феодальным классам - дворянству и духовенству, не замечая, что уже в этот период внутри «третьего сословия» созревали противоречия между эксплуататорской верхушкой - буржуазией - и эксплуатируемой массой, открыто обнаружившиеся после ниспровержения феодального строя. «Если бы г-н Тьерри, - пишет Маркс, - прочел наши вещи, то он бы знал, что резкий антагонизм между буржуазией и народом возникает, естественно, лишь с того момента, как только буржуазия перестает противостоять дворянству и духовенству в качестве третьего сословия. Что же касается «исторических корней» «родившегося лишь вчера антагонизма», то как раз его собственная книга дает лучшее доказательство того, что эти «корни» возникли вместе с возникновением третьего сословия» (см. настоящий том, стр. 321). Письмо Маркса раскрывает различие в понимании классовой борьбы между марксистской и буржуазной историографией, противоречивость и непоследовательность, которые проявляла буржуазная историография даже в пору своего расцвета.



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

Маркс подчеркивает в своем письме роль народных масс, крестьянства как союзника буржуазии в борьбе против феодализма, в частности в период французской буржуазной революции. Он указывает, что Тьерри, «совсем этого не желая... доказал, что ничто так не задерживало победу французской буржуазии, как то, что лишь в 1789 г. она решилась действовать заодно с крестьянами» (см. настоящий том, стр. 322). Выделяя эту мысль Маркса, В. И.

Ленин отмечает: «Французская буржуазия победила, когда решила идти вместе с крестьянами» (В. И. Ленин. «Конспект «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса»», стр. 7). Важнейшие выводы Маркса о роли народных масс в революционном преобразовании общества, о революционных возможностях крестьянства были использованы основоположниками марксизма, а позднее продолжателем их великого дела В. И. Лениным для разработки и обоснования учения о трудовом крестьянстве как союзнике рабочего класса в социалистической революции.

Усилившаяся колониальная экспансия Англии и других европейских государств и рост противоречий между ними на Ближнем Востоке привлекли внимание Маркса и Энгельса к историческим судьбам народов восточных стран, ставших жертвами завоевательной политики колонизаторов. В письмах Марксу, написанных около 26 мая и 6 июня 1853 г., Энгельс намечает пути для научного анализа тех сведений о восточных народах, которые содержатся в библии и коране, вскрывает материальные условия, приведшие к возникновению ислама, к созданию арабского государства и арабским завоеваниям. Энгельс и Маркс дают в своих высказываниях ключ к материалистическому истолкованию религиозных движений на Востоке, показывают, что за религиозной борьбой скрывалось столкновение различных социальных элементов восточного общества, вызванное переменами в материальных условиях жизни, переходом от кочевья к оседлости, изменением торговых путей и т. д.

Особенно много внимания Маркс уделяет в это время Индии - главной колонии британского капитализма. На основании изучения истории Индии и других восточных стран (Турции, Ирана, Аравии) Маркс в письме Энгельсу от 2 июня 1853 г. формулирует свой классический тезис об особенности развития стран средневекового Востока. «... В основе всех явлений на Востоке... - пишет Маркс, - лежит отсутствие частной собственности на землю. Вот настоящий ключ даже к восточному небу» (см. настоящий том, стр. 215). Дополняя и развивая это положение, Энгельс подчеркивает, что такое слабое развитие



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

частной собственности на землю на Востоке, особенно в ранне-феодальный период, было обусловлено в первую очередь необходимостью искусственного орошения, осуществление которого было под силу только центральной власти. Последнее обстоятельство привело к первоначальному преобладанию государственной собственности на землю, а также на ирригационные сооружения во многих восточных странах, причем феодальное государство, жестокий эксплуататор народных масс, должно было все же проявлять заботу о поддержании в порядке оросительных систем. «Правительства на Востоке, - отмечал Энгельс, - всегда имели только три ведомства: финансов (ограбление своей страны), войны (ограбление своей страны и чужих стран) и общественных работ (забота о воспроизводстве)» (см. настоящий том, стр. 221).

Выяснение особенностей структуры экономики и социального строя стран Востока позволило Марксу и Энгельсу подойти к раскрытию причин их сравнительно замедленного исторического развития в период перехода от феодализма к капитализму. В письме Энгельсу от 14 июня 1853 г. Маркс указывает на характерные для Индии и ряда других азиатских стран изолированность мелких сельских общин, представляющих собой особые замкнутые мирки, и сосредоточение общественных работ в руках деспотического государства, как на обстоятельства, обусловившие «застойный характер этой части Азии» (см. настоящий том, стр.

228). Концентрация значительных средств производства в руках феодального государства тормозила развитие капитализма в странах Востока. Огромный ущерб ирригации, а в силу ее особой роли на Востоке и всем производительным силам, причиняли частые вражеские нашествия. Все это явилось, отмечали Маркс и Энгельс, причиной отсталости этих некогда достигавших высокого уровня развития цивилизации стран по сравнению с капиталистическими странами Запада, что способствовало их колониальному подчинению последними.

С глубоким негодованием отзываются в своих письмах основоположники марксизма о колониальном хозяйничанье европейской, в первую очередь английской, буржуазии в покоренных ею восточных странах. Ряд замечаний и высказываний, содержащихся в переписке Маркса и Энгельса за данный период, дополняет их известные статьи, обличающие колониальную систему капитализма. Так, в одном из писем к Марксу Энгельс подчеркивал разрушительные последствия господства английских колонизаторов в Индии, указывая, что в результате его «индийское земледелие гибнет» (см, настоящий том,



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

стр. 221). «Вообще же говоря, - характеризует это господство Маркс, - все хозяйничанье бриттов в Индии - свинство и остается таковым по сей день» (см. настоящий том, стр. 228).

Письма, включенные в том, показывают, что одним из основных предметов теоретических исследований Энгельса, как и в предшествующий период, продолжали оставаться военные науки, история военного искусства. Ряд писем содержит обмен мнениями Энгельса по интересующим его военным вопросам с Марксом и Вейдемейером, отражает его успехи в изучении военного дела, истории войн, научные и литературные планы в этой области. Высоко ценя военные знания Энгельса, взявшего на себя освещение военных событий в корреспонденциях для «New-York Daily Tribune» и других газет, Маркс постоянно консультировался с «военным министерством в Манчестере», как он в шутку называл своего друга (см. настоящий том, стр. 252). Маркс и сам нередко приходил Энгельсу на помощь в его занятиях военным делом, особенно в сборе материала для статей на военные темы, как, например, для серии статей «Армии Европы» (см. настоящий том, стр. 376-377).

Военные занятия Энгельс тесно связывал с задачами предстоящей революции. Поэтому особое внимание он уделял истории революционных войн 1848-1849 гг., предполагая написать книгу по этому вопросу. «Я хотел бы еще успеть, - пишет Энгельс 12 апреля 1853 г.

Вейдемейеру, - до ближайшей революции досконально изучить и описать хотя бы итальянскую и венгерскую кампании 1848-1849 годов» (см. настоящий том, стр. 491). Однако осуществить это намерение ему не удалось. Поэтому весьма важное значение имеют сохранившиеся в переписке высказывания Энгельса, раскрывающие особенность революционных войн и содержащие критический анализ и оценку как положительного опыта военных действий революционных армий в 1848-1849 гг., так и допущенных ими ошибок и промахов (см. письма Энгельса Марксу от 6 июля 1852 г., 10 июня 1854 г. и другие). Определенный интерес представляет также и ряд других высказываний Энгельса по военным вопросам, в частности о возможности вторжения континентальных армий в Англию, о сражении при Идштедте во время войны в Шлезвиг-Гольштейне в 1850 г. и т. д. (см. письма Энгельса Марксу от 9 мая 1854 г. и Вейдемейеру от 23 января 1852 г.), а также его критические замечания относительно предложенного Лассалем плана развертывания операций на Дунайском театре войны (см. письмо Энгельса Марксу от 23 марта 1854 г.). Для понимания роли Энгельса как критика буржуазной военной науки чрезвычайно важными являются



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

оценки, данные им ряду буржуазных военных теоретиков и писателей - Клаузевицу, Виллизену, Жомини, Нейпиру и т. д. (письма Энгельса Марксу от 9 мая и 10 июня 1854 г. и другие). Письмо Энгельса редактору «Daily News» Г. Дж. Линкольну от 30 марта 1854 г. показывает, какие высокие требования в отношении точности и объективности в описании военных событий, тщательного отбора и проверки достоверности используемых источников предъявлял он к военной литературе. Высказывания Энгельса по истории войн и военному искусству, содержащиеся в письмах данного периода, отражают важный этап в развитии взглядов выдающегося военного теоретика пролетариата.

В область научных интересов Маркса и Энгельса входила также лингвистика, изучение европейских и азиатских языков. Так, в этот период в связи со своими занятиями историей Испании Маркс приступает к изучению испанского языка, читает в оригинале Сервантеса, Кальдерона и других классиков испанской литературы. Энгельс в эти годы занимается преимущественно изучением славянских языков, прежде всего русского языка. «Сам я этой зимой, - пишет он Вейдемейеру 12 апреля 1853 г., - заметно усовершенствовал свои знания славянских языков... и к концу года буду более или менее понимать по-русски и поюжнославянски» (см. настоящий том, стр. 486). Отмеченные самим Энгельсом в письме Марксу от 18 марта 1852 г. (см. настоящий том, стр. 30-31) мотивы, побудившие его к занятиям славянскими языками, свидетельствуют о том, что Энгельс исходил при этом как из научного интереса, так и из практических задач революционной деятельности. В эти же годы Энгельс приступает к изучению восточных языков, в частности персидского, проявив, при этом блестящие лингвистические дарования. Отношение Энгельса к проблемам языкознания раскрывается также в его ироническом замечании в адрес Вейтлинга в связи с его утопическими попытками сконструировать «язык будущего». Это замечание свидетельствует о том, что Энгельс решительно выступал против смешения законов языкознания и социологии (см. настоящий том, стр. 223).

Содержание включенных в том писем показывает то огромное значение, которое Маркс и Энгельс придавали в годы реакции публицистической деятельности как средству выразить пролетарскую точку зрения по важнейшим политическим вопросам, воздействовать на общественное мнение в интересах революционного пролетариата. Письма свидетельствуют о больших усилиях, прилагаемых основоположниками марксизма для раз-



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

вития пролетарской печати, находившейся в то время в особенно неблагоприятных условиях.

Даже в странах, где имелись возможности для легального выпуска рабочих органов печати - в Англии и США, - издание их было сопряжено с большими трудностями, связано с крупными материальными расходами, уплатой высокого штемпельного сбора и т. д. В 1852 г. Маркс и Энгельс продолжали оказывать поддержку журналу «Notes to the People», издаваемому лидером революционного крыла чартизма Э. Джонсом. В письме Вейдемейеру от 20 февраля 1852 г. Маркс дал высокую оценку этому журналу, отозвавшись о нем, как об органе, в котором можно найти «всю современную историю английского пролетариата» (см. настоящий том, стр. 414). Маркс и Энгельс сотрудничают сами и привлекают к сотрудничеству своих соратников (Эккариуса, Пипера и др.) в газете Джонса «People's Paper», начавшей выходить с мая 1852 года. Переписка свидетельствует о большой помощи, которую Маркс оказывал Джонсу в общем редактировании этого органа, в ведении отдела сообщений из-за границы, а также в урегулировании денежных дел (см. письма Маркса Энгельсу от 19 августа, 2 сентября, 23 сентября 1852 г. и 23 ноября 1853 года).

Горячую поддержку со стороны Маркса и Энгельса встретила попытка Вейдемейера наладить в Нью-Йорке издание пролетарского еженедельника «Revolution». Основоположники марксизма организовали посылку в Нью-Йорк ряда своих работ. Специально для «Revolution » были написаны такие произведения, как «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»

Маркса и статьи об Англии Энгельса. Рассматривая сотрудничество в «Revolution» как важную партийную задачу, они стремились привлечь к нему своих друзей и соратников: Вильгельма Вольфа, Веерта, Фердинанда Вольфа, Джонса, Пипера, Эккариуса, поэта Фрейлиграта. «Мой муж завербовал для Вас почти все коммунистические перья, которыми мы здесь располагаем», - писала Женни Маркс Вейдемейеру 13 февраля 1852 года (см. настоящий том, стр. 410). Однако систематический выпуск «Revolution» осуществить не удалось из-за отсутствия материальных средств. Маркс и Энгельс поддерживали все дальнейшие попытки Вейдемейера и Клусса организовать опубликование присланных для «Revolution» материалов, придавая большое значение своевременности выступлений в печати. «Если мы как партия не будем готовы нанести ответный удар, - писал Маркс Клуссу около 10 мая 1852 г., - мы всегда будем приходить post festum» (см. настоящий том, стр. 440). Ряд писем отражает стремление Маркса при посредстве Клусса



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

и Вейдемейера использовать для революционно-коммунистической пропаганды издававшуюся в 1853-1854 гг. в Нью-Йорке рабочую газету «Reform». Через Клусса и Вейдемейера Маркс оказывает влияние на направление газеты, организует посылку корреспонденций из Лондона (письма Маркса Клуссу от 17 апреля, 14 июня, середины октября, середины ноября 1853 г. и другие).

Однако влияние немногочисленных в то время органов рабочей печати ограничивалось лишь весьма узким кругом читателей. В большинстве стран пролетарской прессы вообще не существовало. В этих условиях Марксу и Энгельсу приходилось использовать для пропаганды своих идей прогрессивную буржуазную печать. Кроме того, журналистская работа была в те годы единственным источником заработка Маркса. Свой подход к сотрудничеству в буржуазной прессе Маркс ярче всего выразил в письме Клуссу от 14 июня 1853 г., в котором писал: «Мы не оказываем любезности нашим врагам,когда пишем для них. Совсем наоборот.

Мы не могли бы сыграть с ними более злой шутки» (см. настоящий том, стр. 499).

В течение всего периода 1852-1855 гг. продолжается начавшееся в 1851 г. сотрудничество Маркса и Энгельса в газете «New-York Daily Tribune». Официальным сотрудником газеты являлся Маркс, и статьи, написанные для нее по его просьбе Энгельсом, отсылались в редакцию за подписью Маркса. Выступления Маркса на страницах этой газеты, защищавшей, по характеристике Маркса, интересы американской промышленной буржуазии, представляют собой образец сочетания гибкости с высокой пролетарской принципиальностью. Маркс нередко заставлял газету пропагандировать идеи, прямо противоположные взглядам ее редакторов (см. об этом письма Маркса Энгельсу от 14 июня 1853 г. и 3 мая 1854 г.).

Статьи Маркса и Энгельса в «New-York Daily Tribune» вызывали широкий интерес, способствуя росту популярности и авторитета газеты. На них ссылались ученые и политические деятели (см. настоящий том, стр. 227, 235). Военные обзоры, которые писались Энгельсом по следам событий Крымской войны и печатались без подписи, широкая публика приписывала известным военным специалистам (см. настоящий том, стр. 268- 269). Сама редакция газеты неоднократно официально признавала заслуги Маркса и Энгельса. В частности, в номере газеты от 7 апреля 1853 г. была напечатана приводимая Марксом в письме к Энгельсу от 26 апреля 1853 г. статья, в которой редакция, отмечая свое несогласие со многими взглядами Маркса, называет в то же время его корреспонденции одним



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

«из наиболее поучительных источников информации по великим проблемам современной европейской политики» (см. настоящий том, стр. 201). Это, однако, не мешало редакции «Tribune» весьма бесцеремонно обращаться со статьями Маркса, которые она нередко искажала произвольными добавлениями и изменениями и систематически публиковала без подписи, в виде собственных передовых. ««Tribune» стала за последнее время снова давать все мои статьи в виде передовых, а мое имя ставить только под всяким хламом... К тому же бахвальство твоими военными статьями стало «узаконенным» явлением», - пишет Маркс Энгельсу 22 апреля 1854 года (см. настоящий том, стр. 292). Протесты Маркса оставались безрезультатными. Действуя вполне в духе нравов американской буржуазной печати, редакция «New-York Daily Tribune» безжалостно эксплуатировала своих корреспондентов. Напряженный труд Маркса для газеты оплачивался грошовым гонораром, выплаты которого к тому же приходилось ждать месяцами.

Помимо «New-York Daily Tribune» важное место в публицистической деятельности Маркса занимало сотрудничество в 1855 г. в буржуазно-демократической немецкой «Neue Oder- Zeitung». Несмотря на связь с либералами, на цензурные рогатки, эта газета из всех печатных органов, выходивших в то время в Германии, занимала наиболее прогрессивные позиции.

«По моему убеждению, - писал Маркс 11 сентября 1855 г. редактору «Neue Oder-Zeitung»

Эльснеру, - газета Ваша, в трудных условиях и в тех узких рамках, в которые Вы поставлены, велась очень умело и с большим тактом, давая возможность понимающему читателю читать между строк» (см. настоящий том, стр. 526). Для Маркса и Энгельса выступление на столбцах этой газеты было единственной возможностью непосредственного обращения к немецкому читателю.

В публицистической деятельности Маркса и Энгельса особенно ярко проявилось их повседневное творческое сотрудничество. Переписка между ними показывает как бы творческую лабораторию, в которой создавались публицистические произведения основоположников марксизма. Она дает наглядное представление о той постоянной помощи, которую Энгельс оказывал Марксу в его корреспондентской работе. Формы этого сотрудничества были весьма разнообразны. Взяв на себя написание для «New-York Daily Tribune» статей о германской революции 1848-1849 гг., Энгельс одновременно переводил на английский язык корреспонденции Маркса для этой газеты, первоначально писавшиеся по-немецки. В январе 1853 г. Маркс впервые начинает писать статьи для печати на



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

английском языке, а уже вскоре после этого Энгельс с высокой похвалой отзывается об их литературных достоинствах. «Прими мои поздравления, - пишет он Марксу 1 июня 1853 года. - Английский язык не просто хорош, он прямо блестящ» (см. настоящий том, стр.

212). Чутко откликаясь на просьбы Маркса, Энгельс нередко писал вместо него очередные корреспонденции, когда какие-либо обстоятельства-партийные дела, научные занятия, болезнь или домашние невзгоды - мешали Марксу это сделать. В ходе сотрудничества в печати между друзьями сложилось своеобразное разделение обязанностей в соответствии со сферой непосредственных научных интересов каждого из них в данный период. Маркс, как правило, в эти годы посвящал свои статьи экономическому положению, внутренней и внешней политике европейских государств, рабочему движению, колониальным проблемам, революционным событиям в Италии и Испании. Энгельс - помимо военных тем - освещал вопросы о судьбах народов, подвластных Турции, о положении в Швейцарии, о панславизме и т. д.

Нередко та или иная корреспонденция являлась по существу произведением обоих авторов.

Письма показывают, как план, а иногда и содержание многих статей разрабатывались Марксом и Энгельсом в тесном контакте. Весьма характерным в этом отношении является письмо Маркса Энгельсу от 31 января 1855 г., содержащее подробные данные о деятельности коалиционного кабинета Абердина, обработанные затем Энгельсом для печати в статье «Последнее английское правительство», а также ряд других писем Маркса и Энгельса, которые служили частично или целиком основой для соответствующих статей (см., например, настоящий том, стр. 278-279).

В переписке Маркса и Энгельса содержатся важные материалы, существенно дополняющие опубликованные за этот период статьи. В письмах имеется, например, глубокая оценка не только экономического, но и политического положения Англии, служившего предметом многих корреспонденций Маркса за эти годы. Характеризуя английский политический строй, Маркс дает в своих письмах оценку основным политическим партиям Англии. Он показывает процесс разложения старых партий буржуазно-аристократической олигархии - тори и вигов (см. Маркс - Энгельсу 13 июля, Маркс - Клуссу 20 и 30 июля 1852 г.), отмечает непоследовательность оппозиционных выступлений фритредеров - представителей промышленной буржуазии, их страх перед рабочим классом и готовность к компромиссу с аристократией. «Всякое дальнейшее демократическое завоевание, как, например, тайное голосование, -



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

это уступка, которую они делают рабочим, разумеется, только в случае необходимости», - писал о фритредерах Маркс Энгельсу 23 февраля 1852 года (см. настоящий том, стр. 21). В ряде писем Маркс подчеркивает антидемократический характер английской избирательной системы, лишавшей большинство народа избирательных прав (см., в частности, письмо Маркса Клуссу от 20 июля 1852 года). Разоблачению английской правительственной системы, политики английской олигархии в лице ее наиболее типичных представителей были посвящены памфлеты Маркса «Лорд Пальмерстон» и «Лорд Джон Рассел», история создания и публикации которых отображена в переписке основоположников марксизма (см. письмо Маркса Энгельсу от 7 августа 1855 г. и письма Маркса Лассалю от 6 апреля и 1 июня 1854 г.).

Особое внимание уделяется в письмах Маркса и Энгельса английскому рабочему движению. Вожди международного пролетариата внимательно следили за всеми сколько-нибудь значительными выступлениями пролетарских масс Англии. В их письмах нашли самый живой отклик и стачечное движение английского пролетариата, достигшее большого размаха во второй половине 1853 г., и развитие чартистской агитации в это время, и бурные демонстрации рабочих против антинародных законов английского парламента летом 1855 года (см., например, письма Маркса Энгельсу от 30 сентября 1853 г., от 26 июня и 3 июля 1855 г.).

Значительный интерес представляет собой характеристика бонапартистской Франции в письмах Маркса и Энгельса. В них глубоко вскрывается сущность и характерные черты антинародного режима Второй империи, дается яркая картина биржевых махинаций и спекулятивного ажиотажа, пронизывающих всю экономическую жизнь страны и охватывающих все правительственные сферы, сомнительных социальных мероприятий, проводимых правительством в демагогических целях и сопровождавшихся грубым полицейским террором по отношению ко всем оппозиционным элементам. В ряде писем Маркс и Энгельс подчеркивают опасность для мира в Европе, которую таила в себе авантюристическая политика правительства Наполеона III. Вскрывая непрочность бонапартистского режима, Маркс и Энгельс предсказывали его неизбежный крах. Они предвидели, что экономическая политика правительства Луи Бонапарта должна в конце концов вызвать хаос в экономике и усугубить тяжелые последствия ближайшего экономического кризиса. «Бонапарту, как никому другому, - писал Маркс Энгельсу уже 27 октября 1852 г., - удается содействовать



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

тому, чтобы на этот раз торговый кризис принял во Франции еще более острый характер, чем в Англии» (см. настоящий том, стр. 140). Во многих письмах Маркс и Энгельс отмечают рост недовольства бонапартистским режимом со стороны широких масс населения. Энгельс указывает на разочарование французского крестьянства в Бонапарте (см. настоящий том, стр.

489). Главной силой, призванной ниспровергнуть Вторую империю, основоположники марксизма считали французский пролетариат. Так, отмечая приток французских рабочих в столицу Франции из-за более дешевых цен на хлеб, Маркс указывает, что Париж таким образом «рекрутирует армию революции» (см. настоящий том, стр. 255). Обращая внимание в письме Клуссу от 25 марта 1853 г. на участие значительного числа парижских рабочих в похоронах жены видного революционера Распайля, которые были по существу превращены в антибонапартистскую демонстрацию, Маркс пишет: «Как видишь, пролетарский лев не умер» (см. настоящий том, стр. 484).

В связи с Крымской войной значительное место в своей публицистике и письмах Маркс и Энгельс уделяют внешней политике господствующих классов европейских стран. «Я рад, - писал Маркс Энгельсу 2 ноября 1853 г., - что случай заставил меня поближе ознакомиться с внешней политикой - с ее дипломатической стороной - за двадцать лет. Этот момент мы совсем упускали из виду, а ведь надо же знать, с кем приходится иметь дело» (см. настоящий том, стр. 259).

Вопросы международной политики Маркс и Энгельс рассматривали под углом зрения интересов европейского пролетариата и демократии. Они надеялись на то, что неизбежный конфликт между великими державами в так называемом восточном вопросе перерастет рамки столкновения интересов господствующей верхушки европейских государств, приведет к подъему демократических и национально-освободительных движений, к европейской революционной войне против царизма и других контрреволюционных сил и в конечном счете вызовет новую революцию, которая сметет антинародные режимы в Европе и разрешит задачи, оставшиеся нерешенными в результате поражения революций 1848-1849 годов. Только народная революция, по мнению Маркса и Энгельса, способна была также дать подлинное решение и восточному вопросу, вопросу о судьбах угнетенных национальностей Турции.

Поэтому Маркс и Энгельс считали своей задачей критику узкокорыстных целей, преследуемых западными державами в Крымской войне, и соответствующего этим целям образа действий, направленного на то, чтобы локализовать войну и воспрепятствовать



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

развитию народных движений. «Локальная война может быть только симуляцией войны, - писал по этому поводу Энгельс, - европейская же война должна стать реальностью» (см. настоящий том, стр. 509).

Вскрывая причины конфликта держав в восточном вопросе, Маркс обращает внимание Энгельса в письме от 10 марта 1853 г. на следующие факторы: «Посягательства России в отношении Турции. Аппетиты Австрии. Амбиция Франции. Интересы Англии. Торговое и военное значение этого яблока раздора» (см. настоящий том, стр. 190). В другом своем письме Маркс указывает на глубокие противоречия между Англией и Францией, выступающими в качестве союзников в Крымской войне. Первая из этих держав, отмечает он, добивалась прежде всего уничтожения русской морской мощи и отторжения от Российской империи Крыма, Кавказа и т. д., в результате чего было бы установлено исключительное господство Англии в этом районе и на морских путях; при этом для нее было бы выгодно сохранение русского могущества на суше для противопоставления его другим континентальным державам. «Наоборот, для Франции с момента уничтожения русских военно-морских сил... настоящая борьба еще только бы начиналась» (см. настоящий том, стр. 334). Политика бонапартистской Франции, подчеркивал Маркс, определяется стремлением ее правящей верхушки к гегемонии в Европе, к подчинению своему диктату всех соперничающих держав, не исключая и Англии, к усилению могущества Второй империи не только посредством завоевательной политики на Ближнем Востоке, но и путем расширения ее территории за счет соседних стран.

В противовес завоевательным целям английской и французской буржуазии, обнаружившимся в восточном конфликте, Маркс выдвигал подлинно революционную и демократическую платформу для решения восточного вопроса, главным пунктом которой было предоставление независимости славянским и другим народам Балканского полуострова, попавшим под владычество Турецкой империи, образование на Балканах самостоятельных государств.

«Неизбежный распад мусульманской империи», - так формулирует этот пункт Маркс (см. настоящий том, стр. 190). Этой же точки зрения придерживался и Энгельс, называвший выдвинутый западноевропейской дипломатией тезис о целостности угнетательской Турецкой империи «старой филистерской ерундой» и «дипломатической пакостью» (см. настоящий том, стр. 187).

Обмен мнениями в переписке являлся для Маркса и Энгельса одной из форм выработки тактики пролетарских революционеров,



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

в том числе их тактики в период Крымской войны. Письма этого периода показывают, что вожди пролетариата были страстными противниками и обличителями русского царизма, что они видели в нем оплот европейской реакции, одного из главных душителей революционных движений в Европе. В письмах содержится материал, разоблачающий завоевательную внешнюю политику царизма и происки царской дипломатии. Отмечая, что войны России с Турцией объективно способствовали делу освобождения славянских и других народов Балканского полуострова от турецкого гнета, они в то же время считали весьма важным разоблачение в европейской и американской печати попыток царизма использовать в своих завоевательных целях освободительное движение и искренние симпатии этих народов к русскому народу.

Основоположники марксизма придавали большое значение раскрытию реакционной сущности панславистских идей, игравших роль орудия внешней политики русского самодержавия (см. настоящий том, стр. 351, 373, 523).

В эти годы Маркс и Энгельс ближе знакомятся и с внутренним положением России, что позволило им уточнить позиции по ряду вопросов. Так, например, Энгельс в 1853 г. решительно высказывается против вынашиваемых в аристократическо-шляхетских кругах польской эмиграции планов отторжения от России и присоединения к Польше белорусских и украинских земель: «Что касается бывших польских провинций по эту сторону Двины и Днепра, то я о них и слышать не хочу с тех пор, как узнал, что все крестьяне там украинцы, поляками же являются только дворяне и отчасти горожане, и что для тамошнего крестьянина, как и в Украинской Галиции в 1846 г., восстановление Польши означало бы восстановление старой дворянской власти во всей ее силе» (см. настоящий том, стр. 487- 488). В борьбе против царского самодержавия Маркс и Энгельс все больше стали возлагать надежды на внутренние революционные силы в самой России. Указывая на вероятные социальные последствия для России революционной войны против царизма, Энгельс писал, что «дворянскобуржуазная революция в Петербурге с последующей гражданской войной внутри страны вполне возможна» (стр. 487). Маркс и Энгельс внимательно следили за русской революционной литературой, издававшейся за границей, отметив, в частности, основание А. И. Герценом в Лондоне в 1853 г. «Вольной русской типографии» (см. настоящий том, стр. 226). Однако близость Герцена к враждебным пролетарским революционерам мелкобуржуазным эмигрантским кругам, а также развиваемые им некоторые ошибочные утопические идеи («обновление» Европы посред-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

ством русской крестьянской общины) заставляли Маркса и Энгельса относиться к нему весьма настороженно. Этим объясняются порой довольно резкие высказывания в его адрес в их переписке.

Интерес к внешнеполитическим проблемам побуждает Маркса заняться историей дипломатии. В его письмах за период 1852-1855 гг. сохранился ряд важных характеристик и оценок деятелей буржуазно-дворянской дипломатии. Подвергая, например, обстоятельному разбору книгу французского писателя и дипломата Шатобриана о Веронском конгрессе, Маркс клеймит этого реакционера и интригана, способствовавшего принятию конгрессом решения об интервенции в Испанию (см. настоящий том, стр. 338-343). В другом письме Маркс разоблачает антинациональный характер дипломатии английского и французского правительств в период Семилетней войны (см. настоящий том, стр. 334-335). Разоблачение внешней политики английской буржуазно-аристократической олигархии составляет основное содержание упомянутого выше памфлета Маркса «Лорд Пальмерстон». Некоторые выводы, перекликающиеся с этим памфлетом, содержатся и в переписке. Маркс разоблачает Пальмерстона как ярого реакционера, который «пожертвовал Польшей», «выдал на расправу Италию и Венгрию» (см. настоящий том, стр. 513, 514). В своем стремлении развенчать этого «истинно английского министра» Маркс иногда допускал и известные преувеличения.

Так, нельзя считать истинным в буквальном смысле слова высказывание Маркса о том, что Пальмерстон был агентом царской России. Однако в данной Марксом характеристике Пальмерстона глубоко верно схвачена общность контрреволюционных устремлений буржуазноаристократических дипломатов Запада и дипломатии царской России, их общая ненависть к революционно-демократическим силам, готовность западно-европейских политиков опереться на царизм при подавлении революционных движений.

Переписка содержит также прямые свидетельства, опровергающие вульгарные представления о совпадении взглядов Маркса по вопросам внешней политики со взглядами известного английского реакционного публициста и дипломата, туркофила Уркарта. Маркс и Энгельс постоянно высмеивают идеализацию султанской Турции Уркартом, подчеркивают реакционность его воззрений (см. настоящий том, стр. 186-187, 274-275, 293). В письме к Лассалю от 1 июня 1854 г. Маркс указывает, что он сходится с Уркартом только в оценке Пальмерстона; «во всем остальном, - писал Маркс, - я придерживаюсь диаметрально противоположных мнений... Он романтик-реакционер, настоящий турок



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

и хотел бы переделать весь Запад на турецкий лад...» (см. настоящий том, стр. 515). В 1853 г.

Маркс снабдил Клусса материалами для выступления в американской печати с разоблачением реакционных взглядов Уркарта.

Самое пристальное внимание Маркс и Энгельс уделяли народным движениям в Европе.

Они рассматривали их прежде всего как симптом приближающейся новой революции.

Именно так оценивают они миланское восстание в феврале 1853 года. В связи с этим восстанием Маркс указывал, что «система грабежа», введенная австрийцами, «превращает Италию в тот «революционный кратер», которого никогда не создал бы Мадзини всеми чарами своей декламации» (см. настоящий том, стр. 182). С особым интересом следил Маркс за развитием революционных событий в Испании в 1854 году. Раскрывая характер и ход испанской буржуазной революции 1854 г., Маркс в серии статей «Революционная Испания» и в своих письмах Энгельсу подверг анализу также и историю революционного движения испанского народа в прошлом, начиная с периода его освободительной войны против наполеоновского господства в 1808-1814 годах (см., например, настоящий том, стр. 327).

Большой материал дает переписка 1852-1855 гг. для характеристики практической деятельности Маркса и Энгельса по руководству пролетарскими революционерами, их борьбы в эти годы за пролетарскую партию. В период реакции, когда большинство революционных деятелей вынуждено было эмигрировать из стран европейского континента в Англию или в Америку, особенное значение приобрела борьба Маркса и Энгельса за сохранение и идейное воспитание первых кадров пролетарских революционеров. Письма отражают заботу Маркса и Энгельса об их товарищах по Союзу коммунистов, их постоянное внимание к своим друзьям и соратникам, стремление оказать им материальную и духовную поддержку, приобщить их к публицистической революционной деятельности, побудить к серьезным теоретическим занятиям. В то же время они предъявляли к своим соратникам высокие требования, решительно осуждая малейшее проявление малодушия, апатии, растерянности, обывательских настроений. Значительное место в томе занимает переписка Маркса и Энгельса с Вейдемейером и Клуссом - членами Союза коммунистов, эмигрировавшими в США и развернувшими там большую работу по пропаганде идей научного коммунизма. Маркс и Энгельс оказывали Клуссу и Вейдемейеру постоянную помощь в их деятельности. В ряде писем они давали им практические советы, обстоятель-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXV

ное изложение своих взглядов по тому или иному вопросу, помогая занять правильную позицию в сложившейся обстановке.

Яркой страницей партийной деятельности Маркса и Энгельса в 1852 г., нашедшей отражение во многих письмах, явилась их борьба против организаторов сфабрикованного прусской полицией кёльнского процесса коммунистов. В течение многих месяцев, начиная с ареста в мае 1851 г. ряда деятелей Союза коммунистов в Германии, усилия Маркса, Энгельса и их соратников были направлены на то, чтобы привлечь внимание общественности к этому акту произвола прусских властей. Письма показывают, что Маркс и Энгельс не оставляют попыток нарушить «заговор молчания», которым окружила кёльнских заключенных буржуазная, в том числе либеральная и демократическая печать. Внимательно следя за официальными сообщениями, поддерживая постоянную связь со своими сторонниками в Кёльне, Маркс и Энгельс регулярно информируют своих друзей о ходе следствия по делу членов Союза коммунистов. Особенно напряженной становится деятельность Маркса и Энгельса в защиту своих товарищей по партии в октябре- ноябре 1852 г., во время хода судебного разбирательства в кёльнском суде присяжных. В эти месяцы Маркс и Энгельс фактически сосредоточивают в своих руках организацию защиты обвиняемых на кёльнском процессе. Картину огромной работы, которую провели в эти дни Маркс, Энгельс и их соратники по Союзу коммунистов, дает публикуемое в приложениях к настоящему тому письмо Женни Маркс Клуссу от 28 октября 1852 года (см. настоящий том, стр. 542-544). Маркс и Энгельс организуют доставку в Кёльн материалов, опровергающих обвинения, выдвинутые прокуратурой против подсудимых, посылают документы, доказывающие тенденциозность процесса, дают в руки защитников средство разоблачить гнусную систему полицейских провокаций, лжесвидетельств и подлогов, с помощью которых был сфабрикован процесс. Переписка между Марксом и Энгельсом показывает историю создания боевого памфлета Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Придавая большое значение опубликованию и распространению этого произведения, изобличающего всю прусскую правительственную систему, Маркс писал Клуссу 25 марта 1853 г., что «в настоящий момент это самый чувствительный удар, который может быть нанесен нашим милейшим пруссакам» (см. настоящий том, стр. 483).

После вынесения приговора членам Союза коммунистов кёльнским судом Маркс организует через Клусса сбор в Америке



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVI

денежных средств для оказания помощи осужденным представителям пролетариата и их семьям. Посылая 7 декабря 1852 г. Клуссу написанное им воззвание о сборе средств, Маркс писал: «здесь дело идет не о попрошайничестве именем революции в духе Кинкеля и др., а об определенной партийной задаче, выполнить которую рабочая партия обязана по долгу чести» (см. настоящий том, стр. 470-471).

В сложившихся в Европе условиях продолжать деятельность тайной организации после кёльнского процесса оказалось нецелесообразным. 19 ноября 1852 г. Маркс сообщил Энгельсу о том, что 17 ноября на собрании Лондонского округа Союза коммунистов по его предложению было принято решение о роспуске Союза. Однако и после роспуска Союза коммунистов Маркс, Энгельс и их соратники в других формах продолжали свою партийную деятельность по сплочению рядов пролетариата и по пропаганде идей научного коммунизма.

Переписка, в частности, показывает, что и в годы, последовавшие за прекращением деятельности Союза коммунистов в Европе, Маркс и Энгельс поддерживали связи с представителями пролетарского движения в разных странах - Англии, Германии, США, что они оказывали помощь руководителям различных, немногочисленных в то время, рабочих организаций, содействовали изданию органов рабочей печати. Важнейшей задачей рабочих организаций они считали сохранение классовой самостоятельности. Именно такого рода рекомендации дает Маркс обратившемуся к нему в 1853 г. за советом бывшему члену Союза коммунистов Клейну: «Фабричные рабочие должны держаться исключительно в своей собственной среде» (см. настоящий том, стр. 244).

Будучи убеждены, что материальные предпосылки для создания массовой пролетарской партии наиболее созрели в тот период в Англии (высокий уровень развития промышленности, наличие многочисленного, организованного в тред-юнионы пролетариата и т. д.), Маркс и Энгельс считали одним из путей к осуществлению этой задачи борьбу за реорганизацию и укрепление возглавляемой Джонсом Национальной чартистской ассоциации, за расширение ее влияния на пролетарские массы. Переписка дает большой материал, свидетельствующий о стремлении Маркса и Энгельса помочь Джонсу и другим представителям левого, революционного крыла чартизма возродить чартизм на социалистической основе. Письма показывают, с какой настойчивостью Маркс и Энгельс отстаивали принцип самостоятельности чартистского движения, с каким осуждением относились они к переходу другого чартистского лидера -



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVII

Гарни на позиции буржуазного радикализма. Внимательно следя за борьбой, происходившей в то время внутри чартистского движения, Маркс и Энгельс высоко оценивали деятельность Джонса, твердо противостоявшего в то время попыткам реформистских элементов лишить чартистское движение его пролетарского характера. «Джонс стоит на вполне правильном пути, - писал Энгельс Марксу 18 марта 1852 г., - и мы можем смело сказать, что без нашего учения он никогда не выбрался бы на верную дорогу» (см. настоящий том, стр. 31).

Поддерживая Джонса и его агитацию среди английских рабочих, в частности, инициативу, проявленную им при созыве в Манчестере Рабочего парламента (март 1854 г.), отдавая должное его достоинствам как подлинного пролетарского лидера, Маркс и Энгельс в то же время подвергают его критике, когда в дальнейшем, в связи с ростом реформистских тенденций в рядах английского рабочего класса, Джонс стал обнаруживать неустойчивость и колебания. Так, в 1855 г. Маркс осуждает Джонса за его слишком тесные связи с мелкобуржуазной эмиграцией, за участие в ее митингах, представлявших собой .«пустую шумиху».

Маркс считал, что подобные действия могут скомпрометировать все дело чартистов. «Когда у него нет возможности вести настоящую агитацию, - писал в то время Маркс Энгельсу о Джонсе, - он гонится за видимостью агитации, импровизирует одно движение за другим (причем, разумеется, все стоит на месте) ... Я предостерегал его, но напрасно» (см. настоящий том, стр. 364).

В письме Вейдемейеру от 12 апреля 1853 г. Энгельс ясно сформулировал задачи пролетарских революционеров в период реакции, подчеркнув важность теоретической подготовки, извлечения уроков из прошлых боев, очищения партийных рядов от случайных и чуждых элементов. Говоря о перспективах борьбы за партию, он выразил уверенность, что с началом нового революционного подъема пролетарские революционеры получат пополнение за счет революционной молодежи, что в новых условиях формирующаяся пролетарская партия проявит еще большую идейно-теоретическую зрелость и стойкость. «... Наше выступление на исторической сцене, - пророчески писал Энгельс, - вообще будет теперь куда внушительнее, чем в прошлый раз. Во-первых, в отношении личного состава мы счастливо отделались от всех старых шалопаев - Шапперов, Виллихов и их сподвижников; во-вторых, мы все же в известной мере усилились; в-третьих, мы можем рассчитывать на молодое поколение в Германии (достаточно одного кёльнского процесса,



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVIII

чтобы нам это гарантировать), и, наконец, все мы многому научились в изгнании» (см. настоящий том, стр. 491).

Решительно осуждали Маркс и Энгельс всякого рода ренегатов и отщепенцев в рабочем движении. Письма показывают, например, непримиримое отношение Маркса и Энгельса к сектантской группе Виллиха-Шаппера, отколовшейся в 1850г. от Союза коммунистов и фактически превратившейся в придаток мелкобуржуазной эмиграции. Особенно резко выступили основоположники марксизма против главаря этой группы Виллиха, который вел себя как заскорузлый догматик, полностью игнорирующий реальную обстановку. Маркс и Энгельс подвергли уничтожающей критике авантюристические «революционные» затеи Виллиха, фактически наносившие вред рабочему движению и ставившие под удар полицейских репрессий его участников (см., в частности, письма Маркса Энгельсу от 30 августа и Клуссу от 3 сентября 1852 года). Клеветнические заявления Виллиха в печати против пролетарских революционеров побудили Маркса выступить с сатирическим произведением против него - брошюрой «Рыцарь благородного сознания».

Считая, как и в предыдущие годы, одной из важнейших задач ограждение пролетарских революционеров от буржуазного и мелкобуржуазного влияния, отстаивание чистоты идейных и самостоятельности тактических позиций пролетариата, Маркс и Энгельс в своих письмах много внимания уделяли критике различных мелкобуржуазных эмигрантских групп и организаций, превративших политическую деятельность в поприще для карьеризма, склок и интриг, принижавших великое дело революции. Именно в это время было создано совместное произведение Маркса и Энгельса - памфлет «Великие мужи эмиграции», бичующий представителей немецкой мелкобуржуазной эмиграции (Кинкеля, Руге, Гейнцена и других).

Эмиграция «совершенно обанкротилась», - таков, по мнению Маркса и Энгельса, был итог бесплодной и шумной деятельности мелкобуржуазных эмигрантских кругов (см. настоящий том, стр. 182-183). Критической оценке подвергли основоположники марксизма элементы заговорщичества и авантюризма, преобладавшие в тактике итальянского буржуазного революционера Мадзини, а также узость его социальной программы, не учитывавшей материальные интересы итальянских трудящихся. Они резко осуждали заигрывание венгерского революционера Кошута с бонапартистскими кругами, а также беспочвенные действия Ф. Пиа и других французских мелкобуржуазных эмигрантов в Англии (см. настоящий том, стр. 119- 120, 185, 310, 454-456).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIX

Переписка содержит ценнейший биографический материал о Марксе и Энгельсе, помогая восстановить живой облик вождей пролетариата, условия их жизни в эти годы, запечатлевающиеся черты их беспримерной дружбы. Она рисует нам крайне тяжелые материальные условия, в которых протекала жизнь семьи Маркса в эмиграции. Маркс постоянно испытывал, как он писал, все «гадости мещанского существования»: жестокие материальные лишения, острое безденежье, преследование со стороны кредиторов. «... Все самое необходимое полностью перекочевало в ломбард, - пишет он Энгельсу 8 октября 1853 г., - и моя семья совершенно обносилась, так что вот уже 10 дней, как у меня в доме ни гроша» (настоящий том, стр. 253). Не будь самоотверженной помощи Энгельса, семье Маркса, как об этом красноречиво говорят многие письма, не раз угрожала бы полная нищета. Тяжелым ударом для Маркса была смерть его горячо любимого сына Эдгара. И эти скорбные дни ему помогает пережить дружба Энгельса. «При всех ужасных муках, пережитых за эти дни, - пишет Маркс, - меня всегда поддерживала мысль о тебе и твоей дружбе и надежда, что нам вдвоем предстоит сделать еще на свете кое-что разумное» (см. настоящий том, стр. 371). Страницы переписки воссоздают мужественный образ двух великих мыслителей, отдавших свою жизнь борьбе за дело пролетариата, за счастливое будущее всего человечества.

* * *

В настоящий том включено 15 писем Маркса и Энгельса, не вошедших в первое издание Сочинений; 9 из них вообще публикуются впервые. Кроме того, ряд писем дается в более полном виде по сравнению с первым изданием. В числе документов, впервые публикуемых в данном томе, - письмо Маркса Энгельсу от 7 августа 1855 г., восполняющее пробел в их переписке. Большой интерес представляет вновь включаемая группа писем Маркса Клуссу, написанных на протяжении 1852-1853 гг. и сохранившихся в виде выдержек в письмах Клусса к Вейдемейеру. Эти письма дают представление о конкретном руководстве со стороны Маркса и Энгельса деятельностью членов Союза коммунистов, эмигрировавших после революции 1848-1849 гг. в США. Включенное в том письмо Маркса члену Союза коммунистов Имандту от 27 августа 1852 г. отражает борьбу Маркса и Энгельса против мелкобуржуазной эмиграции. Впервые публикуемое в составе Сочинений приложение к письму Энгельса Марксу от 23 сентября 1852 г.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXX

дает представление о подходе основоположников марксизма к переводческой работе.

В приложениях к тому публикуются письма, написанные по поручению Маркса его женой Женни Маркс, а также отрывки из писем Клусса Вейдемейеру, в которых излагается содержание ряда не дошедших до нас писем Маркса Клуссу. 7 из включенных в приложения документов публикуются впервые.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА ЯНВАРЬ 1852 - ДЕКАБРЬ 1855


1

Часть первая ПЕРЕПИСКА МЕЖДУ К. МАРКСОМ и Ф. ЭНГЕЛЬСОМ ЯНВАРЬ 1852 - ДЕКАБРЬ 1855


3
3

1852 год 1

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 6 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Надеюсь, что ты сейчас уже совершенно оправился от своей болезни. Надеюсь также, что твоя жена не будет больше сердиться на меня за тот coup d'etat*, который поверг тебя на два дня в такую глубокую меланхолию1. Во всяком случае, прошу тебя передать мой самый сердечный привет ей и детям.

К пароходу, уходящему в пятницу, я приготовлю статью для Вейдемейера2, а от тебя надеюсь получить для «Tribune» какую-нибудь статью на злобу дня, которую я немедленно переведу. Для этой газеты, право же, нечего особенно стараться3. Барнум представлен на ее столбцах во всей его красе, а ее английский язык ужасен. Но все же она имеет и некоторые хорошие качества, которые, впрочем, не относятся к нашему отделу. Если ты сможешь прислать статью мне сюда до четверга - хотя бы со второй почтой, - то получишь перевод обратно своевременно к субботнему пароходу, то есть в пятницу со второй почтой. На следующей неделе нужно будет взяться за статьи о Германии и быстро их закончить4.

Пошлая манера, с которой австрийцы подражают Л[уи]-Н[аполеону], поторопившись также отменить свою конституцию, просто отвратительна5. Теперь и в Пруссии скоро начнется свистопляска, - нет никакого сомнения, что Австрия предала и продала Пруссию, и если последняя тоже не отменит конституцию, она очень легко может быть раздавлена русско-австро-французской коалицией6.


* - государственный переворот; здесь иронически, в смысле: пертурбация, нарушение заведенного порядка. Ред.


4
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ЯНВАРЯ 1852 г.

В 1851 г. английская хлопчатобумажная промышленность потребляла еженедельно 32000 кип хлопка вместо 29000 кип, потреблявшихся в 1850 году. Весь излишек - и даже значительно больше - ушел в Ост-Индию и Китай; заполнение этих двух рынков и сбыт на внутреннем рынке - почти только этим и живет сейчас Манчестер, так как на континент идет очень мало. Это не может долго длиться. Положение здесь обостряется до крайности; уже достаточно показательно, например, что при неслыханно богатом урожае цены на хлопок безудержно растут только в связи с ожиданием еще большего спроса.

От Веерта я получил сегодня несколько строк из Брадфорда - он осведомляется о несуразном Людерсе, который написал ему письмо. Если ты можешь сообщить мне что-нибудь о том, принимал ли этот старый осел участие в тамошних интригах и в какой мере, то я буду очень рад, а впоследствии, быть может, это окажется и полезным. Больше здесь ничего нового нет, в делах у нас затишье, тумана и дыму - масса.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 января 1852 г. 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Лишь вчера я встал с постели и только сегодня снова начал писать.

Пипер с тем энтузиазмом, который он обычно проявляет в первые 10 минут, вызвался учесть вексель, так как я не в состоянии был выходить из дому, да и в мои планы не входило идти к Чапмену. На следующий вечер он приносит мне деньги, но заявляет, что пошлет вексель тебе, чтобы учесть его в Манчестере. Мы с женой объяснили ему, что, насколько нам известно, ты этого сделать не можешь. Но у него письмо было уже готово, и поскольку он мне довольно ясно дал понять, что я, как ему кажется, по неизвестным мотивам создаю ему затруднения, 7


5
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

я предоставил ему свободу действий, послав его к черту, тем более, что был уверен, что ты отошлешь ему обратно эту бумажонку. Однако теперь, когда он мне сообщает этот факт, оказывается, что он вовсе не так спешил, а только хотел напустить на себя важности. Для меня эта история была неприятна потому, что ты мог подумать о нескромности с моей стороны.

Во Франции дела идут превосходно. И я надеюсь, что для прекрасной Франции эта школа не окажется слишком поверхностной, а что ей придется пройти более продолжительный курс обучения. Война, несколькими месяцами раньше или позже, кажется мне неизбежной. Мы уже имели Наполеона мира, Луи* никоим образом не может подражать Луи-Филиппу. Ну, а дальше что?

Кёльнцы8, как ты знаешь, не переданы суду присяжных под предлогом, будто дело это настолько трудно, что следствие должно начаться заново.

Мадье был только что здесь и доказывал мне в самой обывательской манере, что французы к завтраку могут взять Лондон и в течение пяти часов высадиться на всех побережьях Англии. Испытываешь слишком большую жалость к этим беднягам и поэтому молчишь, когда они болтают чепуху.

Напиши поскорее.

Твой К. М.

Как твоя коммерция?


* - Луи Бонапарт. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии», Статья VII. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 3

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 22 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю седьмую статью для «Tribune»**. Восьмая и т. д. будут готовы завтра вечером, сегодня я приготовлю что-нибудь для Вейдемейера. Я оставил за собой для В[ейдемейера] 9


6
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

прежде всего Англию10, так как не могу решиться читать немецкие газеты и писать что-либо о Германии. Не можешь ли ты уговорить Лупуса*, который, надеюсь, снова здоров, написать что-нибудь «По стране»11? - Веерт на будущей неделе тоже даст кое-что для В[ейдемейера], на этой неделе он не может. Послезавтра я надеюсь увидеть его здесь, и возможно, что через неделю или две он приедет в Лондон, так как ему опять не терпится, словно он сидит на горячих угольях.

Так как вчера из Нью-Йорка прибыл «Пасифик», то возможно, что завтра я получу от В[ейдемейера] обещанные экземпляры**, - однако я не рассчитываю на это, поскольку он, может быть, дожидался регулярного английского почтового парохода. Он, впрочем, должен посылать меньше, 50 экземпляров слишком много, и пересылка будет, вероятно, стоить бешеных денег; да и кому должны мы посылать все эти экземпляры? Я хочу посмотреть, каковы расходы, и в крайнем случае, если он не может устроить это дело дешевле через экспедиционные агентства, то вполне хватит и 10 экземпляров; ведь на подписчиков в Европе он не может рассчитывать. Быть может, наберется несколько человек в Лондоне и кое-кто в Гамбурге. Для этого также ведь требуется агентство, а оно себя не окупит.

Надеюсь, что ты мне теперь скоро пришлешь для перевода статью для «Tribune».

Джонс писал мне, требует статей. Я постараюсь сделать все возможное и обещал ему прислать12. При всем том я то и дело отрываю от занятий часть свободного времени, и это скверно. Постараюсь как-нибудь устроиться и надуть контору. Дж[онс] пишет о подлости, совершенной Г[арни] по отношению к нему13, и о 15 ф. ст., на которые тот его надул; он говорит, что ты мог бы сообщить мне об этом подробнее. В чем дело? Он был, конечно, очень занят и писал отрывистыми фразами и с восклицательными знаками.

Что касается пиперовского трюка с векселем, то мне, конечно, вся спекуляция была очень ясна, и наш красавчик, вероятно, понял, что ему нужно действовать гораздо напористее, если он хочет выманить у меня 8 фунтов. Так как мне хорошо известно было состояние его финансов на 2 января, то я посмеялся над его мнимой денежной нуждой, предостерег его от жуликоватых и несолидных биржевых маклеров в Лондоне, объяснил ему, что вексель этот все же должен быть как можно скорее отослан, и, наконец, посоветовал ему учесть


* - Вильгельма Вольфа. Ред.

** - журнала «Die Revolution». Ред.


7
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

его через Вейдемейера - тогда он опять попадет в твои руки и при получении извещения об оплате, которое опять-таки придет на твое или на мое имя, даст совершенно естественный повод осуществить новую учетную операцию с этим молодым торговым домом. Я должен Пиперу 2 ф. ст., которые он также хотел получить, но и это я обещал ему только в начале февраля.

Что бравый Луи-Наполеон должен начать войну, это ясно, как день, и, если он сможет прийти к соглашению с Россией, он, наверное, затеет драку с Англией. Это имело бы свои хорошие и свои плохие стороны. Самоуверенность французов, убежденных, будто они могли бы в течение пяти часов завоевать Лондон и Англию, совершенно неопасна. Что они в настоящий момент действительно могут сделать, это организовать внезапные пиратские нападения с 20000, самое большее с 30000 человек, которым нигде не удалось бы добиться чего-нибудь серьезного. Брайтон - единственный город, находящийся под серьезной угрозой;

Саутгемптон и другие города лучше, чем всякими укреплениями, защищены своим местоположением, - тем, что они расположены в глубоких бухтах, в которые можно попасть только во время прилива и только с помощью местных лоцманов. Наибольший успех, которого мог бы добиться французский десант, это разрушение Вулиджа; но даже и тогда им следовало бы весьма остерегаться продвижения на Лондон. Если бы даже весь континент готовился к серьезному нападению, то англичане узнали бы об этом, по крайней мере, за год, а для Англии совершенно достаточно шести месяцев, чтобы подготовиться к отражению любого нападения. Нынешняя тревога сознательно преувеличена, и виги всячески способствуют этому.

Если англичане отзовут обратно дюжину линейных кораблей и пароходов, вооружат другую дюжину судов всех типов, находящихся уже в полуготовом виде в гаванях, если они увеличат на 25000 человек свою армию, организуют волонтерские батальоны стрелков, вооруженных винтовками Минье, прибавят еще к этому немного милиции и немного подучат свою волонтерскую кавалерию, то они на первое время в безопасности. Но вообще поднятая тревога весьма полезна, правительство действительно чрезвычайно запустило это дело, а теперь. это прекратится; и тогда, если что-нибудь произойдет, англичане будут так подготовлены, что смогут отразить всякую попытку высадки и немедленно взять реванш.

Вообще же, у Л[уи]-Н[аполеона], как мне представляется, есть лишь две возможности развязать войну: 1) против Австрии, то есть против всего Священного союза, или 2) против Пруссии,


8
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

если Россия и Австрия это допустят. Между тем, последнее весьма сомнительно, а осмелится ли он затеять драку со Священным союзом - это еще вопрос; Пьемонта, Швейцарии и Бельгии ни Англия, ни Священный союз ему не уступят. Дело настолько запутано, что в конечном счете все решит чистая случайность.

А во внутренних делах какое блестящее развитие! Покушения становятся уже повседневным явлением, а мероприятия все великолепнее. Если бы хоть, наконец, слетел г-н де Морни, который все еще разыгрывает из себя добродетельного героя, и если бы наш благородный друг* конфисковал имущество Орлеанов!14

Нельзя лучше подготавливать почву для правительства Бланки, чем это делает этот осел.

Твой Ф. Э.


* - Луи Бонапарт. Ред.

** - составу преступления, изложению сути дела. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. DritteAbteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 января 1852 г. 28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Пишу лишь несколько строк, так как только что пришло письмо от Бермбаха из Кёльна, и я хочу, чтобы ты уже завтра получил его. Необходимо, чтобы ты 1) прислал мне письмо «Редактору газеты «Times»» о кёльнском деле с несколькими строчками, которые я предпошлю corpus delicti**; 2) написал такое же письмо от своего имени в «Daily News», хотя само corpus delicti, то есть само заявление, будет подписано «Пруссак» или как-нибудь в этом роде. Мне кажется, что для «Times» больше подойдет «Доктор», а для «Daily News» - «Манчестерский купец», то есть будет больше шансов, что письмо напе-


9
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 ЯНВАРЯ 1852 г.

чатают. Называй людей их титулами: д-р Беккер, д-р (!) Бюргерс, д-р Даниельс, д-р Клейн, д-р Якоби, Отто (хорошо известный в Германии благодаря своим научным достижениям в области химии), Рёзер и Нотъюнг. Кёльнский обвинительный сенат - это nec plus ultra* трусости. Впрочем, по новому дисциплинарному закону судьи уже тоже больше не являются «несменяемыми» или, по крайней мере, являются таковыми лишь номинально.

Твоя статья для Дана** превосходна.

Со времени твоего пребывания здесь я, конечно, смог послать бедному Вейдемейеру еще лишь одну статью15. Геморрой потряс меня на сей раз больше, чем французская революция.

Постараюсь изготовить что-нибудь на будущей неделе. Ходить в библиотеку мне еще не позволяют мои «задние» обстоятельства.

Конфискация орлеанских наворованных и выклянченных имений! Отставка Фульда! Персиньи! Браво! Дело идет на лад16.

Поразительно, до чего прогнили армия, флот, колониальное ведомство, инженернофортификационное дело и управление в целом при этом удивительном режиме господства аристократической клики, которую английские буржуа, начиная с 1688 г., упорно ставят по традиции во главе исполнительной власти17. После стольких проявлений английского высокомерия, после либерального воя под эгидой Кошута и космополитически-филантропически- коммерческих гимнов в честь мира во время выставки18, словом, после этого периода буржуазного самовозвеличения отрадно видеть, как эти канальи теперь находят, что не «что-то», а «все» гнило в королевстве датском***. И кроме того эти господа уж слишком беспечно поглядывают на борьбу, происходящую на континенте.

Привет!

Твой К. М.

Оба прилагаемых письма, по крайней мере письмо Клусса, верни мне поскорее.


* - верх, крайняя степень. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья VII. Ред.

*** Шекспир. «Гамлет», акт I, сцена четвертая. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


10
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 ЯНВАРЯ 1852 г.

5

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 28 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Прилагаю письмо для «Times»*. Ты припишешь к нему только следующее: «Милостивый государь, я полагаю, что предание гласности скандальных фактов, содержащихся в прилагаемом письме, поможет пролить некоторый свет на положение дел на континенте. Достоверность этих фактов я гарантирую» и т. д. Фамилия и адрес.

Мое письмо в «Daily News» будет отправлено сегодня вечером со второй почтой; если и ты сразу отошлешь это, тогда оба письма придут почти одновременно в обе редакции и смогут появиться в газетах в пятницу19. Но сдай это письмо на Черинг-Кросс, потому что в небольших почтовых отделениях письма слишком долго залеживаются.

Возвращаю письма Клусса и Бермбаха. На твоем субботнем письме** печать опять в плачевном состоянии; прилагаю ее. Как обстоит дело с этим?

Я подпишусь в «Daily News» просто: Немецкий купец.

Напиши поскорее.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Письмо редактору газеты «Times»». Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Очень досадно, что нельзя ни на кого полагаться и приходится все делать самому. Из-за глупости нашего рассыльного мое письмо в «Daily News» вчера не было отправлено; теперь слишком поздно. Я могу его, таким образом, только задержать, 20


11
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 ЯНВАРЯ 1852 г.

пока не увижу, помещено ли твое письмо в завтрашнем или в субботнем номере «Times».

Если нет, оно немедленно будет отправлено. Пока что одно соображение. Не будет ли Фрейлиграт подходящим человеком для «Daily News»? Если бы он написал туда, я мог бы попытаться написать в «Weekly Press» и в «Sun». Мы оба уже раз потерпели неудачу в «Daily News».

Прилагаю очередную статью для Дана*, Может быть, ее можно было бы разделить на две части (в том месте, где кончаются польские дела), но все же было бы лучше, если бы она осталась цельной. Если ты ее разделишь, то можешь все равно отослать обе части с одним пароходом, так как всю неделю, начиная с завтрашнего дня, пароходов не будет. Я постараюсь теперь двигаться вперед довольно быстро, писать, скажем, по две статьи в неделю, чтобы довести дело до конца. В целом же это составит 15-16 статей.

От Вейдемейера не получил ни экземпляров**, ни писем. Это меня удивляет. Я сегодня вечером опять приготовлю для него статью***.

Французы - настоящие ослы. Мадье обратился ко мне по одному коммерческому делу, а так как мой зять****, который знает все эти хитрости, был как раз здесь, я дал Мадье очень полезные указания и советы. Теперь эта скотина, наслушавшись глупой болтовни какого-то негодяя, который ничего в этом деле не понимает, пишет, что он намерен повести дело иначе - и причем самым неделовым образом, - а я должен не для него, а для его компаньона, человека, которого я никогда не видел, получить от своего зятя (который теперь, к счастью, на континенте) рекомендательные письма! Ты помнишь, М[адье] рекомендовал нам ситцепечатника, который ехал в Манчестер. Этот парень приходил ко мне; я всячески старался быть ему полезным, делал все, что только мог, обращался с ним в высшей степени уважительно, и в награду эта скотина вдруг исчезает, и я даже не знаю, что с ним случилось. Ничего себе порода людей!

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статьи VIII- IX. Ред.

** - журнала «Revolution». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Англия. - II». Ред.

**** - Бланк. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


12
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

7

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 2 февраля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Помнишь ли ты некоего эмигранта Рихтера из Торгау (Прусская Саксония), седельного мастера и обойщика, - который прежде был в Лондоне? Этот человек, которого, насколько я помню, я видел в Лондоне, - высокого роста, блондин, с манерами эмигранта, - внезапно является сюда ко мне, якобы на обратном пути из Бармена, где он, по его словам, некоторое время работал без документов, и передает мне привет от Хюнербейна и т. д. Я совершенно ничего не могу о нем вспомнить, кроме того, что я его видел. Наши списки эмигрантов или хорошая память Пфендера или Рингса дадут о нем во всяком случае более подробные сведения. У меня есть некоторое подозрение, что этот субъект - один из клики Виллиха21. Если это так, то я его немедленно вышвырну. Кстати, он уже нашел здесь работу.

О кёльнской истории в «Times» до сих пор ничего не появляется*. Я жду лишь ответа от тебя, чтобы немедленно, если это нужно, написать в «Daily News». Американский пароход прибыл, но, к моему большому удивлению, ни писем от Вейдемейера, ни экземпляров** нет, по крайней мере до настоящего момента. Однако возможно, что они еще придут завтра.

Твой Ф. Э.

Скажи Пиперу, что я на днях отошлю ему его 2 ф. ст., так как начался новый месяц.


* См. настоящий том, стр. 10. Ред.

** - журнала «Revolution». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


13
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

8

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 февраля 1852 г.* 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Веерт сегодня утром уехал в Голландию. Куда он отправится оттуда - я не знаю, и сам Веерт, вероятно, также не знает. Он был, как всегда, чрезвычайно недоволен своей судьбой, а что касается нашей, то в ней ему казалось неудачным лишь то, что мы должны сидеть в Лондоне вместо того, чтобы отправиться в Кадис, Сарагосу или в какую-нибудь другую дыру в Испании. Ибо с тех пор как Веерт опять пожил в Йоркшире, он заявляет, что свое лучшее время он провел в Испании. Он утверждает, что не может переносить английский климат, и поэтому голландский покажется ему, наверное, весьма благоприятным. Пожелаем ему счастливого пути и посмотрим, сдержит ли он свое слово и не забудет ли о Вейдемейере.

В прошлый четверг, то есть вот уже почти неделю тому назад, я послал в «Times» «Письмо редактору». По-видимому, эта газета, сделавшая для себя профессию из полемики против Бонапарта, считает теперь необходимым щадить Пруссию. Ты должен, следовательно, обратиться в «Daily News». Если не удастся и это, чего я не думаю, тогда остается «Spectator».

Это почти наверняка.

Вчера Дж. Дж. Гарни прислал мне первый номер своего возрожденного и несколько увеличенного в размере «Friend of the People»23. Ну, если уж ради этого он на восемь месяцев удалился от мира и похоронил себя в меланхоличной Шотландии! Впрочем, достаточно одной фразы, чтобы дать тебе представление о вкусе этого восхитительного плода: «Справедливость - неизменная, всеобщая, вечная - провозглашается высшим принципом, который будет одновременно нашей путеводной звездой, правилом нашего поведения и критерием и т. д.»24.

Куда больше! А Бонапарта он достаточно наказал уже тем, что назвал его «Луи Низкий».

Не знаю, прислал ли мне «экс-дражайший» свой листок, чтобы вызвать у нас сострадание, или же из чувства злобы к нам он стал еще в большей степени вульгарным демократом,


* В оригинале описка: «1851». Ред.

22


14
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

чем мы могли предполагать. Впрочем, наряду с пошлостью и «неизменной справедливостью» там имеются и бесстыдные выходки профессионального демагога. Против Джонса он прибегает к помощи краснобая Масси, «духа свободы»*, секретаря ассоциации портных с Касл-стрит, человека, пресмыкающегося перед попами, которые содержат эту лавочку, герольда всех без разбора маленьких великих мужей, выброшенных с континента, клеветника, очернившего Джонса, супруга какой-то авантюристки, убедившей его в том, что она ясновидящая. Посредством этого Масси Гарни распространяет апологию ассоциаций вообще и особенно Объединенного общества, что угрожает растянуться на много номеров25. А ведь Родомонт**-Гарни сам говорил Джонсу, что по существу он разделяет его взгляды на ассоциации.

В то же время он анонсирует статью «Прием, оказанный Кошуту в Соединенных Штатах, и его путешествие по стране»26, хотя в одном письме к Джонсу он назвал К[ошута] шарлатаном. Таковы эти господа с их «высшим принципом». Я не знаю, что такое принципы, если это не правила, которые в собственных интересах предписывают другим. Гарни на некоторое время удалился от дел и в отношении популярности дал Джонсу с его бешеным темпераментом наплевать в суп и затем самому съесть его. Но если он даже повредит Дж[онсу], сам он ничего не добьется. Этот молодец окончательно выдохся как литератор и, как мне рассказывал Лупус***, слышавший его речь на Джон-стрит27, как оратор, а прежде всего как человек.

Черт бы побрал эти народные движения, и в особенности, если они мирные. Участвуя в этой чартистской агитации, О'Коннор сошел с ума (читал ли ты о его последней сцене перед судом?), Гарни опошлился, а Джонс обанкротился. Таков конечный итог жизни тех, кто участвует в народных движениях.

Вчера у меня был «полковник Бандья». Между прочим, он рассказал - Кошут произнес следующую речь перед собравшимися у него в Лондоне венгерскими эмигрантами: «Я буду заботиться о вас всех, но я требую, чтобы вы все были мне верны, преданны и придерживались моих взглядов. Я не так глуп, чтобы кормить людей, которые интригуют против меня с моими противниками. Я требую, чтобы каждый безоговорочно заявил об этом». Такие речи этот скромный Кошут ведет за кулисами. Затем я узнал от Б[андьи], что Семере, Казимир Баттяни


* Иронический намек на журнал «Spirit of Freedom» («Дух свободы»), редактором которого был Масси. Ред.

** - герой поэмы Ариосто «Неистовый Роланд». Ред.

*** - Вильгельм Вольф. Ред.


15
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

и Перцель (генерал) приезжают в Лондон для организации контркомитета против Кошута. И наконец, что руководителем всей этой интриги является синьор Мадзини. Он использует К[ошута] в качестве своего рупора и немножко разыгрывает из себя в своем кабинете Макиавелли. Этот господин держит в своих руках нити, но не знает, что марионетки, которых он заставляет плясать, являются героями только в его собственном воображении и ни в чьем более. Так, например, он написал Кошуту, чтобы тот завязал близкие отношения с Кинкелем.

Он-де лично не мог этого сделать, так как на его плечах другая часть важных немецких деятелей. Кошут, по-видимому, действительно состоит в дружеских отношениях с Кинкелем, а Кинкель в каждом письме пишет о своем достойном, своем выдающемся, своем «не уступающем ему» друге Кошуте. Кошут, в свою очередь, воображает, что, с одной стороны, опирается на диктатора Германии, Кинкеля, с другой стороны - на диктатора Италии, Мадзини, и что с тыла он наверняка будет иметь союзного диктатора Франции - Ледрю. Бедняга пал очень низко.

Меня посетил один француз по имени Массоль. Был короткое время сотрудником «Reforme » при Ламенне. До этого он был среди цивилизаторов, которых Мухаммед-Али выписал себе из Галлии28. Это один из немногих hommes d'esprit*, которых еще можно встретить среди французов. По его мнению, пребывание Сазонова в Париже (который он, впрочем, должен теперь покинуть) вполне объясняется очень солидным фальшивым паспортом и связями с некоторыми кокотками, которые имеют влияние в высших кругах. Массоль тебе понравится.

Кроме того, я видел граждан Вальера (старого приверженца Барбеса и баррикадного офицера), Бианки и Сабатье. Последний довольно изыскан, но, в общем, не выше среднего уровня.

Дронке, как я слышал, в Савойе.

Бандья предложил мне сотрудничество Семере и Перцеля для Вейдемейера. Какие моменты венгерской истории (военной или вообще) следует главным образом предложить освещать этим господам? Само собой разумеется, что им нельзя писать под своим собственным именем, так как мы не хотим отождествлять себя ни с какой кликой. Но Перцель по крайней мере хороший республиканец и многое знает.

Будь так добр - и не забудь, пожалуйста, - прислать мне номера «Tribune». Джонсон, друг Фрейлиграта, хочет прочесть


* - людей тонкого ума. Ред.


16
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

статьи о Германии*. Лупус хочет написать для В[ейдемейера] статью против Кошута.

Что касается торговых дел, то я уже больше ничего не понимаю. То кризис как будто уже у порога, Сити в подавленном состоянии, то опять все идет в гору. Я знаю, что все это не предотвратит катастрофы. Но для того, чтобы следить за ходом современного развития, Лондон в данный момент не подходит.

Привет!

Твой К. М.

С печатью дело очень подозрительно. Сегодняшнюю, которую я тщательно осмотрел, пришли мне обратно.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья X. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 12. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung. Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 9

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], пятница, 6 февраля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Только что получил твою статью**.

Пишу тебе только пару строк, так как время не терпит, отправляется почта в Америку, и я только после этого смогу выйти, чтобы осведомиться о «Рихтере»***.

Мне было бы во всех отношениях удобно, если бы ты эти 2 ф. ст. прислал почтовым переводом пока мне. На будущей неделе я получу немного денег и тогда передам П[иперу] эти 2 фунта от твоего имени. Но для меня важно иметь эти деньги в начале недели, что для него может быть безразлично, так как он пока еще достаточно обеспечен.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого Дом в Лондоне (22, Дин-стрит, Сохо), в котором жил К. Маркс с 1850 по 1856 г.


17
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ФЕВРАЛЯ 1852 г.

10

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 17 февраля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Ты будешь на меня сердиться, что я отвечаю так кратко, но, черт меня побери, от всей этой работы и коммерции у меня просто голова кругом идет. Вот как обстоят дела: 1) Чарлз* уехал в Германию и свалил на меня не только всю свою работу, но еще и изрядное количество работы, связанной с подведением итогов года; 2) баланс минувшего года сводится с чистым убытком для моего старика**, что хотя и очень полезно для него, но зато доставит мне бесконечное количество неприятных дел, подсчетов, возни и т. д.; 3) один из Эрменов*** объявил о расторжении договора, и ты можешь себе представить, сколько с этим связано интриг и переписки. Одним словом: сегодня вечером я сижу в конторе до 8 часов и после этого, вместо того, чтобы писать тебе подробное письмо, должен буду еще написать своему старику и отнести письмо на почту до 12 часов ночи; завтра вечером я должен что-нибудь сделать для Джонса29, а послезавтра хочу постараться приготовить статью для «Tribune»****. О свободном времени до 7-8 часов вечера пока что нечего и думать, а самое скверное, что я должен теперь посвящать этой проклятой торговле всё свое внимание, иначе все здесь пойдет кое-как и мой старик приостановит выплату мне жалованья.

2 ф. ст. ты, вероятно, уже получил. Поскорее дай знать о себе, даже если я не найду времени подробно ответить на твое последнее письмо.

Судя по сегодняшнему номеру «Daily News», Л[уи]-Наполеон готовится чуть ли не выкопать останки Каспара Хаузера и через посредство своей тетки Стефании объявить себя наследником баденского престола. Вот важные новости для гражданина Зейлера, звезда которого теперь будет непрестанно восходить. Не можете ли вы побудить великого историка деяний К[аспара] Х[аузера]30 написать Л[уи]-Н[аполеону] и предложить ему воспользоваться его важными источниками для этого дела? На этом можно неплохо сыграть.

Твой Ф. Э.


* - Рёзген. Ред.

** - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.

*** - Готфрид Эрмен. Ред.

**** - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.


18
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 17 ФЕВРАЛЯ52 г.

Чем объяснить, что Вейдемейер не дает о себе знать? Если завтра утром пароход «Арктик» не привезет мне письма, то я писать для него брошу. Очевидно, там что-то случилось.

Насколько мне известно, он с 5 января ни разу не написал; по крайней мере, я об этом ничего не слышал.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 февраля [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho В субботу я напишу тебе подробно. Сегодня лишь несколько строк.

Я еще не получил денег, обещанных мне из дому, и потому не мог передать Пиперу твои 2 фунта, но я сказал ему, что получил от тебя несколько строк, в которых ты сообщаешь, что пришлешь мне для него деньги. Надеюсь, что смогу отдать деньги еще на этой неделе.

Если твое время так ограничено, то пиши лучше для Дана, чем для Джонса. Из прилагаемого письма Вейдемейера ты еще яснее увидишь, как важно не прерывать этих статей*. Теперь стоит удвоить в «Tribune» атаки на франкфуртскую левую, особенно когда ты дойдешь до «Мартовского союза»31. Я посылаю тебе сегодня в помощь книгу Бауэра, в которой, по крайней мере, имеются некоторые факты32.

Я еще раз прошу тебя прислать мне как можно скорее номера «Tribune», так как Джонсон единственный англичанин, к которому я при крайних обстоятельствах - а я постоянно нахожусь на краю бездны - могу обратиться. Не забудь этого хоть на сей раз.

Чем объяснить, что В[ейдемейер] не получил ни одной твоей статьи?33 Ты должен это расследовать.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


19
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ФЕВРАЛЯ 1852 г.

12

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 19 февраля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Несмотря на чрезвычайные усилия - я получил твое письмо только сегодня утром, - я до сих пор, а уже 11 часов вечера, не окончил статью для Дана*. Книгу Бауэра** я получил - очень кстати. Теперь, что бы ни случилось, ты получишь от меня к пароходу, идущему во вторник, две статьи для Д[ана]. Будь добр, отправь немедленно прилагаемое письмо В[ейдемейеру]***, так как твои письма доходят до него, а мои нет. Это странная история. Два или три письма к моему старику**** тоже, кажется, не дошли. Тут что-то неясно.

Скажи Джонсу или напиши ему, что для номера, который выйдет на будущей неделе*****, я ему что-нибудь напишу. Черт знает что такое - на мою шею свалилось сразу столько обязательств, что я ни за что не в состоянии взяться. Но в субботу и воскресенье я запрусь и тогда надеюсь что-нибудь приготовить.

Почему этот проклятый Вейдемейер не присылает статью Симона34, чтобы мы сами могли ее посмотреть? При помощи колкой контрстатьи мы уж показали бы Дана, что он зря помещает статьи против нас.

Твой Ф. Э.

Напиши мне хоть раз точно адрес, по которому ты писал Вейдемейеру.


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** Б. Бауэр. «Конец Франкфуртского парламента». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 411-412. Ред.

**** - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.

***** имеется в виду очередной номер журнала «Notes to the People». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


20
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

13

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 февраля [1852 г.]

Дорогой Фредерик!

Я еще раз вынужден напомнить тебе о «Tribune», так как Джонсон ежедневно пристает ко мне*. Если ты получил от Вейдемейера какие-нибудь материалы, прошу их прислать также и мне. Адрес В[ейдемейера], который есть у тебя, совершенно правилен.

Кстати, этот штраубингер36 Рихтер, по словам Пфендера, - креатура Виллиха.

Э. Джонс ужасно разрекламировал твою корреспонденцию**, не называя, конечно, твоего имени. Он вынужден к этому рыночному зазыванию конкуренцией со стороны Гарни, который, дьявол его знает откуда, раздобыл деньги и пустил по Сити большие рекламные повозки с надписью: «Читайте «The Friend of the People»!»; его газету можно прочесть и купить во всех заведениях, имеющих отношение к социалистам.

Номер «Tribune», в котором г-н Симон сам себя рекламирует, я достану и пришлю тебе.

Что за глупое школярство! Он все еще подписывается «Симон из Трира». Этот парень никак не решается отказаться от благородного парламентского звания. Зейлер читал «Staatszeitung », в которой переведена эта дрянь. Ты знаешь, что из его сообщения никогда нельзя ничего понять. Я из него заключаю следующее: Людвиг Симон из Трира выступает от имени швейцарской эмиграции, считая великий вопрос об отношениях между «Агитацией» (название, за которым Руге и К° скрывают свое затхлое и пустое существование) и «Эмиграцией»37 необыкновенно важным вопросом, question brulante*** Европы и взирая на все с «высоты Альп». В связи с этим - причем имеются ссылки и на Виллиха как на человека, играющего чрезвычайно важную роль, и приводятся многословные рассуждения о ценном приобретении в лице этого героя - Симон переходит к третьей опасной партии в Лондоне, «партии октроирования», главарями которой являются Энгельс и Маркс. Мы-де хотим насильственно октроировать народам «свободу». Мы - худшие тираны, чем император России. Мы


* См. настоящий том, стр. 15-16, 18. Ред.

** Ф. Энгельс. «Действительные причины относительной пассивности французских пролетариев в декабре прошлого года». Ред.

*** - жгучим вопросом. Ред.

35


21
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

были первыми, кто отнесся с «иронией и презрением» к «всеобщему избирательному праву» и т. д. Мы уже и раньше губили все нашими «стремлениями к октроированию». Бедный малый! Разве это мы октроировали немцам прусского короля, Мартовские союзы, имперского регента Фогта?38 Ему мы октроируем пинок. Даже Бонапарт ничему не научил этих ослов.

Они все еще верят во «всеобщее избирательное право» и заняты лишь жалкими расчетами, как бы им еще раз октроировать немецкому народу свои ничтожные персоны. Не веришь своим ушам, когда слышишь, как эти молодцы беспрестанно заводят старую шарманку. Это - настоящие скоты, твердолобые ослы. Каким образом этот маленький тщеславный негодяй попал в «Tribune», - мне совершенно ясно. Гражданин Фрёбель был, по-видимому, посредником. Он давно связан с Дана.

Прилагаю письмо от Рейнхардта, в котором содержатся любопытные сплетни.

Рассел пал забавнейшим образом39. Я хочу только, чтобы к власти пришел Дерби. Ты видел во время этой короткой сессии, как жалки манчестерцы40, когда их не гонит сила обстоятельств. Я не ставлю им этого в вину. Всякое дальнейшее демократическое завоевание, как, например, тайное голосование, - это уступка, которую они делают рабочим, разумеется, только в случае необходимости.

Вчера я разговаривал с одним французским купцом, который только что приехал из Парижа. Коммерческие дела идут скверно. И знаешь, что этот осел говорит? «Бонапарт хуже, чем республика. Раньше дела шли лучше». Это просто счастье, что французские буржуа постоянно делают свое правительство ответственным за торговые кризисы. Б[онапарт], очевидно, виновен и в безработице в Нью-Йорке, и в банкротствах в Лондоне.

Еще один очень интересный (ты чувствуешь здесь влияние знаменитого Зейлера) факт о Бонапарте. Бандья, как я тебе писал*, связан с Семере и Баттяни. Он - агент Баттяни. Он сообщил мне по секрету, что Баттяни и Чарторыский интригуют с Бонапартом и видятся с ним почти ежедневно. Бонапарт хочет за спиной России и Австрии обеспечить себе союзников среди аристократической эмиграции и приобрести влияние в Польше и в Венгрии. Кроме того, он вполне определенно заявил им, что он, наперекор Николаю и всем прочим, нападет на Бельгию и, может быть, на Баден, и даже в ближайшее время.


* См. настоящий том, стр. 15. Ред.


22
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

Эвербек прислал мне 12 экземпляров своего толстенного труда: «Германия и немцы».

Один экземпляр для тебя. Ничего подобного свет еще не видал и не слыхал. Историческая часть, начинающаяся ab ovo*, - это копия устаревших школьных учебников. О его достижениях в области современной истории ты можешь судить по следующему: Ф. Лист ввел в Германии учение о свободной торговле, а Руге - социальную науку. Гегель обеспечил себе бессмертие тем, что просветил немцев относительно категорий качества, количества и т. д. (дословно), а Фейербах доказал, что люди в своем познании не могут выйти за пределы человеческого разума. Педро Дюзар (брат жены Струве) - один из величайших борцов за немецкую свободу, а Фрейлиграт приобрел известность благодаря своему сотрудничеству в «Neue Rheinische Zeitung». К тому же стиль - лопнешь со смеху. Например: подобно тому, как воины Ясона выросли из зубов дракона, так и германские племена постоянно дрались друг с другом. Ромул Августул был «милый и приятный молодой человек», а немцы в течение трехсот лет привыкли к тому, что соседи называют их дураками.

Читал ли ты глупую и подлую речь Мадзини?

Твой К. М.


* - буквально: с яйца, то есть с самого начала. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XI. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 февраля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Я вижу, что в прошлый раз забыл послать тебе письмо Рейнхардта. Статью для Дана** отослал, но от него ответа на мою просьбу указать мне в Лондоне банкирский дом еще


23
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

не получил. Моя старуха*, несмотря на свое обещание, еще не дает о себе знать. На письма к знакомым в Германии я также до сих пор не получил никакого ответа. Вот уже неделя, как я дошел до такого приятного положения, что больше не выхожу из дому, так как мои сюртуки унесены в ломбард, и из-за отсутствия кредита не имею больше возможности есть мясо. Все это ерунда, но я боюсь, что однажды эта гадость кончится скандалом. Единственное хорошее известие получили мы от моей свояченицы-министерши**, - это известие о болезни дяди моей жены***, обладателя несокрушимого здоровья. Если этот негодяй теперь умрет, то я выйду из тяжелого положения.

Я не пишу сегодня подробно, так как занят - диктую статью для В[ейдемейера]****, занимаюсь исправлением и отправкой остальных материалов для него.

В «Аугсбургской газете***** я прочитал (благодаря услужливости Зейлера), что г-н Штирнер выпустил в свет «Историю контрреволюции»41. Он собирается доказать, что революция погибла, так как была «святой», а контрреволюция победила, так как вела себя «эгоистически».

25 февраля французы устроили собрание в честь февральской революции, или, скорее, банкет без вина с чаем и сандвичами в качестве приправы. Мы с женой были приглашены.

Остальная публика платила за вход 1 франк. Так как я не мог и не хотел туда идти, я послал туда жену с одним французом. Ледрю, Пиа, Торе, Мартен Бернар и т. д., словом, вся клика Роллена, от которой исходила инициатива, не явилась, так как им показалось слишком пошлым, что за вход взимается плата в пользу эмигрантов. Л. Блан тоже прислал записку, что не придет. Присутствовали только подонки эмиграции, которые по большей части называют себя бланкистами. Но потом появился маленький фальшивый корсиканец******, сидевший, очевидно, где-нибудь поблизости в отдельном кабинете и убедившийся через своих шпионов в отсутствии Ледрю и К°; несмотря на полное отсутствие таланта и авторитета, этот кокетливый фрак стального цвета был встречен восторженными аплодисментами. Его речь, после произнесения которой он немедленно удалился, привела в восхищение его врагов. Пленила их. Покорила их.


* - Генриетта Маркс, мать Маркса. Ред.

** - Луизы фон Вестфален. Ред.

*** - Генрика Георга фон Вестфалена. Ред.

**** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Глава V. Ред.

***** - «Allgemeine Zeitung». Ред.

****** - Блан. Ред.


24
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

А что сказал этот маленький человечек, этот Джонни Рассел социализма? Здесь, за границей, удивляются странным событиям во Франции; а он сильнее, чем когда-либо, верит в звезду отечества. А почему? Я хочу, сказал он, объяснить вам историческое развитие и т. д. А именно, в жизни всех великих военных деятелей, например Фридриха Великого, Наполеона Великого, имеются великие победы и великие поражения. Так вот, Франция - нация военная. Она имеет свои подъемы и свои катастрофы. Quod erat demonstrandum*. Все же она всегда осуществляла то, чего желала. В 1789 г. она прогнала феодалов, в 1830 г. - королей. Кого она хотела свергнуть в 1848 году? Ты думаешь, быть может, буржуазию? Ничего подобного, - нищету, отвратительную нищету. Затем следует социалистический поток слез по поводу нищеты. Нищета это не что-то определенное и осязаемое, и тем не менее в новой революции французская нация победит нищету, и тогда матери не будут больше уничтожать собственными руками плод своего чрева, а маленькие семилетние девочки не будут «сосредоточиваться» под машинами, и множество других подобных глупостей. При этом он в своей речи щедро отпустил целых три остроты. Он назвал Бонапарта 1) авантюристом, 2) незаконнорожденным и 3) обезьяной своего дяди**. Последняя новость довела присутствующих до настоящей пляски святого Витта. Что ты на это скажешь? Можно прийти в отчаяние от этих crapauds***. Их история в общем меткая эпиграмма, настоящее художественное драматическое произведение, но эти типы! Боже мой! Нападки г-на Блана напомнили мне анекдот, который рассказал мне Массоль. Ежедневно после двенадцати часов ночи Бонапарт напивается пьяным в обществе «самцов и самочек», которых он собирает вокруг себя во время своих оргий. При этом он так и сыплет всевозможными ругательствами, и вот одна из дам его окружения, желая его оправдать, произносит: «Но ведь он же солдат»! Прощай.

Твой К. Маркс


* - Что и требовалось доказать. Ред.

** - Наполеона I. Ред.

*** - французских обывателей. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


25
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

15

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 2 марта 1852 г.

Дорогой Маркс!

Ты, вероятно, уже получил билет в 5 ф. ст., половинку которого я вчера послал прямо тебе, а половинку - в конверте на имя Лупуса*. Поздравляю с известием о болезни брауншвейгского старика**, являющегося препятствием для получения наследства, и надеюсь, что катастрофа наконец произойдет.

Штирнеровская «История реакции», по словам аугсбургской «Allgemeine Zeitung», - жалкая компиляция или, вернее, собрание кусков из напечатанных и ненапечатанных газетных статей Штирнера, «отвергнутые листочки и цветочки», обо всем на свете и еще кое о чем; это два тома, которые кончаются угрозой, что третий будет содержать «принципы и основы учения». Очень далекие от того, чтобы подняться до уровня «святости», его собственные комментарии предназначены скорее для женских гимназий.

Маленький Симон из Трира, вероятно, страшно оскандалился в глазах Дана, приписывая нам столь смехотворную нелепость, в то время как Дана читает наши статьи, которые содержат все что угодно, только не это. Досадно, что Дана не присылает нам ни «Tribune», ни денег для тебя. Я думаю, что лучше всего было бы напустить на него Вейдемейера, который мог бы, по крайней мере, прислать нам «Tribune» и вместе с тем путем личных переговоров уладить денежные дела. Безразлично, укажет ли тебе Дана какой-нибудь банк в Лондоне или пришлет вексель. Статья, которую я готовил к саутгемптонскому пароходу, не попадет на него, так как я ошибся на один день относительно времени его отплытия; но к пятнице она будет в твоем распоряжении вместе с еще одной, которая доводит изложение до конца 1848 года***. Затем пойдут прусские палаты, кампания за имперскую конституцию, далее прусскоавстрийские трения 1850-1851 гг.42 и, наконец, заключение - все вместе составит, быть может, еще шесть - восемь статей, a summa summarum**** - 17-20 статей. - Через две недели


* - Вильгельма Вольфа. Ред.

** - Генриха Георга фон Вестфалена. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статьи XII и XIII. Ред.

**** - в общей сложности. Ред.


26
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

Чарлз* будет опять здесь, и тогда у меня будет больше времени. Джонс должен до того времени потерпеть.

Итак, г-н Дерби прямо заявляет, что он, по примеру сэра Дж. Грехема, будет выдавать австрийцам и их сообщникам возможных будущих Бандьера43. Следовательно, снова массовая перлюстрация писем. Пострадают от этого главным образом Мадзини и венгры. Нас это мало затронет.

Однако бесстыдство Дерби действительно велико. «Настоящим заявляю вам, что я при первом удобном случае наложу пошлину на хлеб. Когда - об этом могу судить только я один. И если вы, большинство нижней палаты, не хотите быть бунтовщиками, то вы должны оставить меня в покое до тех пор, пока я настолько укреплюсь и до такой степени подчиню страну влиянию тори, что смогу с полным душевным спокойствием свести на нет весь прогресс последних 20 лет»44. Бедная палата общин! Вместо министерства, бывшего в относительном меньшинстве, она получает теперь министерство, находящееся в абсолютном и постоянном меньшинстве; и она даже не смеет составить ему оппозицию. Но трусы фритредеры этого вполне заслужили. Эти молодцы выиграли сражение, завоевали новую стратегическую линию и не позаботились о том, чтобы занять и укрепить ее, чтобы воспользоваться плодами победы и даже просто преследовать врага. Теперь им приходится давать сражение еще раз на том же самом месте. Но приход к власти тори сразу сделал вопросы предельно ясными для этих молодцов. Теперь для фабрикантов вопросом жизни является парламентская реформа, и притом такого масштаба, при котором по крайней мере были бы навсегда отстранены от власти тори и виги в чистом виде, и промышленникам было бы обеспечено большинство в кабинете и в парламенте. Здесь эти джентльмены опять очень активны. В настоящий момент созвана Лига против хлебных законов45 и обсуждается вопрос, должна ли она снова сорганизоваться. Кобден, Брайт, М[илнер] Гибсон и т. д. здесь. Вероятно, они снова сколотят хотя бы костяк организации. Однако настоящая передряга начнется только в том случае, если дело дойдет до роспуска парламента. А это должно скоро произойти, коллизии неминуемы, несмотря на мягкие слова и миролюбиво-примирительные намерения Дерби.

К сожалению, мало надежды на то, что одновременно с роспуском парламента разразится и торговый кризис. Торговля здесь идет по-прежнему блестяще. Известия из Америки в высшей степени благоприятны. Кризис отодвигается и может еще


* - Рёзген. Ред.


27
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

на некоторое время быть отодвинут в силу следующих обстоятельств: 1) Калифорния - как сбыт туда, так и массы золота, поступающие в обращение, а также переселение туда, словом, все влияние, которое оказывает Калифорния на Соединенные Штаты в целом. 2) Узда, которую высокие цены на хлопок в 1849 и 1850 гг. наложили на хлопчатобумажную промышленность, начавшую быстро развиваться только с весны 1851 года. 3) Резкое падение цен на хлопок- почти на 50% - за прошедшие 11/2 года. В Новом Орлеане хлопок (миддлинг, средний сорт) стоил 1 сентября 1850 г. 131/2 цента = 73/4 пенса в Ливерпуле; теперь миддлинг стоит в Новом Орлеане 75/8 цента = 47/8 пенса в Ливерпуле и одно время стоил 7 центов. Это, конечно, должно значительно увеличить потребление. В прошлом году-в январе и феврале - здесь, в хлопчатобумажном округе, еженедельно потреблялось 29000 кип, в этом году - 33000, и это только одного американского хлопка, не считая суратского, египетского и т. д. - Если так будет продолжаться, Англия потребит в этом году 800-850 миллионов фунтов хлопка. 4) Всеобщая боязнь спекуляции, отбивающая охоту серьезно заняться даже золотыми приисками и пароходством. Судя по всему, что я наблюдаю, я могу полагать, что еще 6 месяцев такого форсированного производства, как теперь, будет достаточно, чтобы завалить товарами весь мир; затем еще около 4 месяцев пройдет, пока товары прибудут на место назначения и будут получены известия об окончательном переполнении рынков, а также пока не закончится та промежуточная стадия, когда люди еще не сознают происшедшего, до того, как их охватывает паника. Таким образом, период с ноября 1852 до февраля 1853 г. был бы наиболее вероятным временем начала кризиса. Впрочем, все это только предположения, и мы с таким же успехом можем иметь его уже в сентябре. А кризис будет изрядный, ибо никогда еще не были -брошены на рынок такие массы всякого рода товаров и никогда еще не было в наличии таких колоссальных средств производства. Глупая забастовка машиностроительных рабочих46 наверняка задержит его по крайней мере на целый месяц; машины теперь почти не изготовляются, а требуются в очень большом количестве. Хибберт, Платт и сыновья имеют сотни заказов как Для Англии, так и для заграницы и, конечно, не могут выполнить ни одного. Если эта торговая буря к тому же застигнет г-на Дерби врасплох, плохо ему придется!

Последний баланс, по которому мой старик*, несмотря на всеобщее процветание, потерял деньги, чертовски расстроил


* - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.


28
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

его, и он, вероятно, расторгнет договор (то есть его компаньонский договор с Эрменами).

Тогда здешняя фирма уже в будущем году прекратит свое существование. Эти дела сейчас до крайности осложнились, и из-за этого у меня масса работы.

Книгу Эвербека* не присылай мне. Она не заслуживает и 6 пенсов расходов по пересылке.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.


* Г. Эвербек. «Германия и немцы». Ред.

** - Вильгельм Вольф. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XII. Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Письмо редактору газеты «Times»». Ред.

***** - Союза коммунистов. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 16

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 3 марта [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

В понедельник я получил 5 фунтов, хотя Лупус** живет на Брод-стрит 3, а не 4. Получил сегодня также статью для Дана***, очень удачную.

Твой пакет для «Revolution» и «Tribune» был вскрыт, даже не дали себе труда снова заклеить его.

Из прилагаемого письма ты можешь видеть, как обстоят наши дела с полицией. Факты неверны, за исключением того, что Лупус председательствовал вместо меня 5 февраля и что доносчик спутал наше письмо в «Times»**** с ответом г-же Даниельс. Шпион - некий Гирш из Гамбурга, которого мы еще две недели тому назад вышвырнули из Союза*****. Он был принят в Союз в Германии, и так как я никогда не доверял ему полностью, то в его присутствии никогда не говорил ничего такого, что было связано хотя бы с малейшим риском.

В связи со статьей В[ейдемейера] против Гейнцена Джонс посылает ему уходящее с сегодняшней почтой официальное письмо, в котором он отзывается о Гейнцене с величайшим 47


29
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

презрением и преподает ему урок в отношении «классовой борьбы»48. Позавчера Национальная лига реформы49 устроила большой митинг; присутствовало по меньшей мере 2000 человек. Джонс надлежащим образом отделал гг. Юма, Уолмсли и К° и имел настоящий триумф. Лондон и Манчестер, по-видимому, произвели между собой такое разделение труда, что там буржуа больше ведут свои политические, а здесь коммерческие атаки.

Несколько дней тому назад мне попал в руки написанный по-итальянски манифест синьора Мадзини. Он выступает в нем в качестве святого буржуа, не считающегося ни с чем, и поносит «нечестивых» французских буржуа. Он переносит инициативу из Парижа в Рим. «Il materialismo» и «il egoismo»*, говорит он, погубили Францию. Рабочие унаследовали оба эти порока от буржуазии. С 1815 г. Франция перестала быть страной инициативы. Теперь избранными странами являются Италия и Венгрия.

Распекая в роли Петра Пустынника порочных французов, «синьор Мадзини» в то же время пресмыкается перед английскими фритредерами, которые, разумеется, воплощают в себе «преданность» и «веру». Глупец!

Прилагаемое письмо прошу прислать мне обратно. Сегодня пишу так мало потому, что у меня уйма хлопот с отправкой в Америку.

Твой К. Маркс


* - «Материализм» и «эгоизм». Ред.

** - Дронке. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 17

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 18 марта 1852 г.

Дорогой Маркс!

Возвращаю обратно письмо гнома**. В настоящий момент я совершенно без денег и не смог бы - по крайней мере в этом месяце - раздобыть 2 фунта; кроме того, его письмо датировано 50


30
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

5-м, и совершенно неизвестно, застанут ли его деньги еще там. К тому же всегда рискованно посылать деньги Эвербеку: этот парень способен предъявить потерявшие силу за давностью претензии за бог знает какие старые расходы по пересылке и конфисковать все или большую часть денег. По всем этим причинам я не могу в данный момент помочь гномику, тем более, что сомневаюсь, что он вырвет у мосье Эвербека за один раз больше 5 су. Поскольку же piccolo* приехал из Женевы в Париж, то он приедет также и в Лондон, хотя и претерпевая некоторые «невзгоды»; и тогда мы узнаем, что означали его настойчивые требования денег.

Когда Малыш приедет, тебе будет стоить известного труда сдерживать его воинственный темперамент, наверняка очень усилившийся вследствие «долгих невзгод»; потасовки и дуэли обходятся нам здесь слишком дорого, чтобы можно было позволить это таким людям, как он. Лучше всего будет, если ты поручишь его Пиперу, который сможет давать ему уроки политической экономии. То, что ты писал о Массоле**, очень интересно, и если он останется там, я жажду познакомиться с ним.

Меня очень радует то, что ты пишешь о Джонсе, - только у меня сейчас чертовски мало времени, иначе я посылал бы ему больше статей. Но Чарлз*** еще не вернулся из Германии, а писать регулярно каждую неделю и для Джонса, и для Вейдемейера, помимо статей для «Tribune» и еженедельного отчета моему старику****, когда ты целый день надрываешься в конторе, - это уж чересчур. К тому же я должен, наконец, покончить со своими славянскими занятиями51. Прежним дилетантским способом я за целый год ни к чему не пришел, а так как я уже начал и слишком далеко зашел, чтобы бросить это дело, то я должен теперь некоторое время регулярно заниматься этим. Последние две недели я старательно зубрил русский язык и теперь почти покончил с грамматикой, еще 2-3 месяца дадут мне необходимый запас слов, и тогда я смогу приступить к чему-нибудь другому. Со славянскими языками я должен в этом году покончить, и, в сущности, они совсем не так трудны. Помимо лингвистического интереса, который представляют для меня эти занятия, сюда присоединяется также то соображение, что при следующем лицедействе по крайней мере хоть один из нас будет знать языки, историю, литературу и особенности социальных институтов как раз тех народов,


* -малыш. Ред.

** См. настоящий том, стр. 15. Ред.

*** - Рёзген. Ред.

**** - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.


31
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

с которыми придется немедленно вступить в конфликт. Собственно говоря, Бакунин добился кое-чего только благодаря тому, что ни один человек не знал русского языка. А старый панславистский прием превращать древнеславянскую общинную собственность в коммунизм и изображать русских крестьян Прирожденными коммунистами опять получит весьма широкое распространение.

Вообще Джонс очень хорошо делает, что теперь, когда старый О'Коннор окончательно сошел с ума, он натягивает вес струны. Сейчас шансы в его пользу, и если к тому же отпадет гражданин Гип-Гип-Ура*, то успех Джонсу обеспечен. Судя до всему, что я наблюдаю, чартисты находятся в состоянии такого полного разложения и распада и в то же время им так не хватает способных людей, что либо они совсем разбредутся в разные стороны и распадутся на отдельные клики, то есть превратятся практически в настоящее охвостье сторонников финансовой реформы52, либо какой-нибудь дельный человек реорганизует движение на совершенно новой основе. Джонс стоит на вполне правильном пути, и мы можем смело сказать, что без нашего учения он никогда не выбрался бы на верную дорогу и не додумался бы до того, как можно, с одной стороны, не только поддерживать у рабочих инстинктивную классовую ненависть к промышленным буржуа - этот единственно возможный базис для реорганизации чартистской партии, - но даже усиливать и развивать ее и класть ее в основу просветительной пропаганды, а с другой стороны, стоять на прогрессивных позициях, выступать против реакционных вожделений рабочих и их предрассудков. Г-ну Гарни придется еще удивиться, если он будет продолжать в том же духе: клика восторженных почитателей, которая его поддерживает, весьма скоро отвернется от него, и его не спасут даже портреты Костюшко и других «патриотов», которые он помещает даже на своей туалетной бумаге.

Что касается Наполеона, то разве этот человек, отправляясь во Францию, не сказал Л.

Блану: «Когда я стану президентом, я осуществлю на практике ваши идеи»? Впрочем, видно, как финансовая нужда может толкать даже такого «истинного социалиста», как Л[уи]- Н[аполеон], на такие образцово-буржуазные финансовые мероприятия, как конверсия ренты53. За одну эту экономию в 18 миллионов лавочник и мелкий промышленник прощают ему двадцать социалистических экспериментов, и «Daily News» восхищается этим мероприятием.


* - Гарни. Ред.


32
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

Вообще об этой истории нельзя высказаться более глупо и пошло, чем это делает «Debats».

Все та же старая песня: почтовая реформа = социализм! Конверсия ренты = социализм! Свобода торговли = социализм! Я боюсь только того, что господин Наполеон, который, несмотря ни на что, в своих собственно социалистических мероприятиях действует очень робко и в истории с ипотеками также не выходит за пределы буржуазно-прусских кредитных институтов, в конце концов, под давлением обстоятельств, превратит все свои социалистические потуги в обыкновенные буржуазные реформы, и тогда нас может спасти только нужда в деньгах, которой ему не избежать. «Daily News» права, что конверсия ренты есть крайне миролюбивая мера и, кроме того, весьма фатальный симптом того, что Л[уи]-Н[аполеон] все больше вступает на путь буржуазного здравого смысла. Однако разве можно было когда-нибудь управлять Францией при помощи здравого смысла, и какое сложное сплетение обстоятельств необходимо для того, чтобы привести к здравому смыслу какого-нибудь Л[уи]- Н[аполеона]! Во всяком случае, атмосфера на континенте кажется мне не очень революционной, хотя гномик, наверное, привезет совсем другие известия.

Я не думаю, чтобы Дерби получил большинство, хотя Манчестер, где все становятся единодушными, когда речь заходит о хлебных законах54, плохой пункт для наблюдения. Я, впрочем, хотел бы, чтобы он получил большинство, тогда дело пошло бы, как ты говоришь.

Он, кстати, поступает глупо, что сразу не распускает парламент. Чем дольше он тянет, тем больше он рискует довести дело до того, что выборы совпадут с торговым кризисом, и тогда он получит парламент из фанатичных тори, которые слишком неистовы даже для него самого, и из находящихся под угрозой банкротства решительных, жаждущих наживы манчестерцев; последних, вероятно, будет большинство, и тогда они будут решающим элементом.

Наша фирма здесь распадется, вероятно, уже в этом году. Если это произойдет, то я прежде всего, при ликвидации дела, буду гораздо более свободен и меньше занят постоянной конторской работой. Впоследствии, пишет мне мой старик, я смогу занять лучшее положение. Я предполагаю, что он согласится на мой старый план: поселиться в Ливерпуле и закупать там для него хлопок. Это было бы превосходно, и в таком случае, после того как ты закончишь подготовительную работу для «Политической экономии»55, ты переедешь со всей своей семьей на 6 месяцев туда - мы будем жить в Нью-Брайтоне у моря, и к тому же ты еще сэкономишь деньги. Во всяком случае, я получаю прибавку, это ясно. - К сожалению, мне сегодня


33
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 МАРТА 1852 г.

некогда написать статью для «Tribune»; но так как в ближайшую среду отходит американский пароход, ты получишь ее в понедельник или во вторник, а к пароходу в пятницу я приготовлю еще одну.

Привет всем.

Твой Ф. Э.

На этот раз печать на твоем письме впервые оказалась совершенно не поврежденной.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 30 марта 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Только что получил твою статью*. Вместе с этим письмом ты получишь целый пакет американских новинок, которые я выслал бы тебе еще раньше, если бы с части их не нужно было снять копии и показать членам Союза**.

Здесь много нового. Готфрид Христос Кинкель посылает или, вернее, уже послал студиоза Шурца и Шиммельпфеннига, чтобы раструбить о созыве в середине апреля в Лондоне конгресса представителей Швейцарии, Парижа, Германии и Бельгии с целью гарантировать революционный заем57, окончательно урегулировать управление этим фондом и организовать демократическое правительство in partibus***. Ты должен, однако, отослать мне эту пачкотню назад до субботы.


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.

*** - in partibus infidelium - вне реальной действительности, за границей (буквально: «в стране неверных» - добавление к титулу католических епископов, назначавшихся на чисто номинальные должности епископов нехристианских стран). Ред.

56


34
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 МАРТА 1852 г.

Кошут, разоблаченный Семере в Америке и совершенно поссорившийся с покинутым им лондонским комитетом58, здорово удивится, узнав, какие расколы произошли за это время среди демократической братии.

А именно, г-н Мадзини, являющийся вот уже два года папой демократической церкви in partibus, счел, наконец, своевременным дать выход накопившемуся у него яду против социализма и Франции, сделав это на французском языке в брюссельской «Nation», купленной им, с согласия Ледрю, за 10000 франков из итальянского фонда. Там он сваливает на социалистов 2 декабря, занятие Рима59, словом, всю контрреволюцию, и в своем высокопарном доминиканском стиле столь же рьяно обрушивается на еретиков, секты, материализм, скептицизм, французский Вавилон, как в Лондоне пресмыкается перед английскими либеральными буржуа. Франция, якобы, потеряла революционную инициативу. Peuple-roi* уже более не существует. Теперь на первом месте другие народы и т. д. Словом, форменная булла об отлучении, которая удостоилась чести быть принятой в «Patrie» и в «Constitutionnel». Французы сочли, что это уж чересчур. Маленький Л. Блан, который в то же время увидел в этом возможность снова реабилитировать себя и выдвинуться на первый план, в спешном порядке созвал Кабе, Пьера Леру, Бианки, Надо и Васбентера (прудониста). В «Morning Advertiser» они самым грубым образом напали на г-на Мадзини. Теоретическая часть их ответа почти так же слаба, как выпады Мадзини. Та же часть, которая относится к его личности, - этот материал доставил Леру Массоль, - уничтожает этого высокомерного theopompos**.

С своей стороны, Ледрю, чтобы не потерять всякое влияние, увидел себя вынужденным выйти из Европейского центрального комитета. Он тоже ответил в «Nation» на нападки против Франции. Это жалкая статья, лишенная всякой логики. Он отстаивает «революционную инициативу Франции», но как! Тошно читать! Ледрю, говорят, хочет теперь отправиться в Соединенные Штаты.

Таким образом, с одной стороны, идиот Руге теряет свой Европейский центральный комитет, с другой стороны - Кинкель, который в Америке держит себя раболепно, как собака, по отношению к своему конкуренту Кошуту, обнаруживает, что всеобщее «смешение», то бишь слияние*** всех демократических


* - Народа-короля. Ред.

** - посланника бога. Ред.

*** Игра слов: «Konfusion» - «смешение», «путаница»; «Fusion» - «слияние». Ред.


35
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 МАРТА 1852 г.

претендентов под знаменем опошленных со времени 1848 г. фраз о «демократической республике», «всеобщем избирательном праве» и т. д., не осуществилось. Бравый Виллих, таким образом, вступает с ними в конфликт также и в качестве «коммуниста».

Тем временем английское правительство еженедельно в массовом порядке отправляет в Америку за государственный счет французскую эмигрантскую чернь. Жалкий маленький Блан хочет использовать неожиданную общую демонстрацию против Мадзини, чтобы утвердиться в качестве бесспорного главы ecclesia pressa*. Чтобы помешать его мелким интригам, я натравлю Массоля на Пьера Леру. Наконец, чтобы довершить эту путаницу, сюда является Прудон.

Как глубоко падение официальных знаменитостей, ты увидишь из того, что сладкий Феликс Пиа, этот homme artiste**, - этим термином французы приукрашивают всякие слабости того или иного индивида, всякое отсутствие у него характера или ума - переработал декабрьские дни в мелодраматическую пьесу. Он нашел английского предпринимателя и вместе с ним поставит в Нью-Йорке и т. д. эту гадость: сцены убийств, изгнаний, ссылки и т. д. и т. д. Можно ли более низким образом спекулировать на несчастье своей страны? И этот осел считает подобное проституирование французских бедствий патриотическим актом.

Так как интриги составляют самую интимную тайну лицедейства здешних эмигрантских политиков, то Зигварт***-Кинкель занялся сводничеством и сосватал студиоза Шурца с сестрой г-жи Ронге, которая, говорят, богата.

Неприятно только, что эти ослы своим бахвальством и происками постоянно дают новый материал полиции и ухудшают положение наших друзей в Германии.

Твой К. М.


* - гонимой церкви. Ред.

** - человек искусства, художественная натура. Ред.

*** - герой романа И. М. Миллера «Зигварт. Монастырская история». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса. 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


36
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 АПРЕЛЯ 1852 г.

19

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 1 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Письмо твое получил сегодня утром, и притом неповрежденным. По-видимому, новый адрес хорош.

Забавные документы об эмиграции будут отосланы обратно завтра - я сделаю из них некоторые выписки.

Маленький Дронке, по-видимому, действительно попался в Париже, иначе было бы слышно о нем. Действительно ли в кафе Д., как пишет «Kolnische Zeitung», собирались некоторые члены «марксовой секты»? Не знаю, откуда эти обломки могли бы появиться? Во всяком случае, для Др[онке] непростительно, если он так открыто появлялся среди этих людей в кафе. Но если он еще на свободе и с ним можно списаться, необходимо теперь сделать все, чтобы помочь ему добраться до Лондона: он был выслан, и за самовольное возвращение эти молодчики способны сослать его в Алжир. Поэтому, если возможно будет разузнать что-нибудь более подробно, то я постараюсь достать 2 ф. ст., чтобы доставить этого малого в безопасное место, Напиши мне, если что-нибудь узнаешь о нем.

Я сейчас иду домой, чтобы закончить еще одну статью для Дана*; если она будет готова, я отошлю ее тебе со второй почтой. На прошлой неделе я страшно простудился» да и сейчас еще простужен, так что несколько вечеров я абсолютно ни на что не был способен. Иначе уже было бы готово больше.

Передай Джонсу, что на следующей неделе он кое-что получит от меня**. К сожалению, все мои статьи, написанные для него, имеют жалкий вид, так как из-за незначительных размеров каждой из них и ничтожности отводимого для них места я систематически забываю, что писал на прошлой неделе. К тому же я должен писать быстро и бегло и совершенно не имею времени собрать и привести в порядок материал о последних французских событиях.

Вечное высасывание из пальца деморализует.


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** Речь идет о 3-м разделе работы «Действительные причины относительной пассивности французских пролетариев в декабре прошлого года», писавшейся Энгельсом для журнала «Notes to the People». Ред.


37
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 АПРЕЛЯ 1852 г.

Если сегодня вечером я не закончу статью для Дана, то это главным образом потому, что я должен еще просмотреть изрядную часть «Neue Rheinische Zeitung» за апрель и март 1849 г., так как надо использовать этот случай, чтобы основательно разделать франкфуртцев. Здесь одного Бауэра* мало.

Твой Ф. Э.


* Б. Бауэр. «Конец Франкфуртского парламента». Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.

*** - по-видимому, Гессом. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 5 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Прилагаю вновь полученные материалы от Клусса, которые должны быть возвращены мне к среде (день заседаний Союза**).

На следующий день после того, как ты отослал мне обратно первое письмо Дронке, он написал из тюрьмы Фрейлиграту, о чем я забыл сообщить тебе. Ф[рейлиграт] немедленно отправил это письмо Лассалю, чтобы тот послал Дронке денег в Париж; это, вероятно, было нетрудно сделать, так как Л[ассаль] мог обратиться с этим письмом ко всем либеральным буржуа Дюссельдорфа. К сожалению, «Patrie» сообщает, что у Дронке найдены компрометирующие письма. Неужели он был настолько глуп, чтобы таскать с собой доказательства своей связи с бестолковым лионцем*** и другими лицами?

Луи Блан, как я и предвидел, хочет использовать общее выступление против Мадзини для того, чтобы создать новую «организацию действия» и пробиться вперед в качестве главы революционной партии. Он даже решил притянуть и меня к своему союзу всех «французских» социалистов и предложил мне встретиться. Разумеется, я даже не удостоил его ответом и дал только понять посреднику, что удивлен этой 60


38
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 АПРЕЛЯ 1852 г.

назойливостью. Так как сюда приезжает Прудон, то малютке был бы теперь очень кстати союз со мной.

Дана, наконец, написал мне и уплатил 9 фунтов, по числу напечатанных статей*. Одновременно он просил меня в связи с тем, что в настоящее время президентские выборы занимают все столбцы газеты, уместить то, что осталось, в пятитести статьях и в последней изложить главным образом перспективы революционной Германии. Это дало бы отличный повод для того, чтобы заклеймить эмиграцию, и в одном из последующих писем я подробно изложу тебе свои взгляды на этот счет.

Семере посылает мне теперь свою рукопись о «Кошуте, Гёргее и Людвиге Баттяни», в 3- 4 частях (на немецком языке). Вейдемейер должен издать ее в Америке61, что для него является отличным делом, тем более, что он, вероятно, сможет получить от этого 500 долларов для своей газеты**.

Но еще до отсылки немецкого текста в Америку она должна быть переведена здесь, в Англии, на английский язык, чтобы после появления этой вещи в Америке на немецком языке издать ее в виде брошюры для здешней публики. Ты вряд ли найдешь для этого время, если даже несколько отложишь работу для Дана. В таком случае я должен буду передать эту вещь Джонсу. За перевод будет уплачено по 1 фунту с листа.

Я познакомился здесь с полковником Серельмеем; это очень образованный человек. Он участвовал в 17 сражениях в Венгрии. Будучи вместе с тем отличным живописцем, он выпускает теперь роскошное издание, содержащее описание сражений и иллюстрации к тексту.

Наброски сделал он сам, а рисунки выполнены лучшими французскими художниками. Он обещал мне один экземпляр. Эта вещь будет стоить 10 фунтов. Итак, ты получишь вклад в свою военную библиотеку.

Твой К. М.

Ты видишь, что Кинкель занимается октроированием почище Луи Бонапарта. Сначала он назначает членов своей палаты депутатов - конгресса поручителей62. Затем, убоявшись своего собственного творения, не соблюдает ни назначенного дня, ни места, а созывает собрание в такой день и в таком месте, что только семь человек могут принять в нем участие.

Шесть из этих семи выражают ему вотум доверия. С ними он составляет


* Речь идет о серии статей Энгельса «Революция и контрреволюция в Германии», публиковавшихся в «New- York Daily Tribune» за подписью Маркса. Ред.

** - «Revolution». Ред.


39
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АПРЕЛЯ 1852 г.

проект своей конституции; они назначают его представителем Америки и перед ними он делает ответственным составленный им комитет.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd, 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 21

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 14 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Пишу тебе только эти две строчки, чтобы сообщить, что ребенок* умер сегодня в четверть второго.

Твой К. М.


* - Франциска Маркс, дочь Маркса. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 20 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

С прискорбием узнал я, что мои опасения насчет твоей маленькой дочки слишком скоро оправдались. Если бы только можно было переселить тебя и твою семью в более здоровую местность и в более просторное помещение!

Я охотно послал бы тебе немного денег, но я истратил в Лондоне64 гораздо больше, чем рассчитывал, так что теперь сам должен перебиваться здесь до конца этого месяца, а в следующем месяце я должен уплатить сразу 12 ф. ст. по счетам и за книги, заказанные в Германии. Но все-таки я постараюсь, если только будет малейшая возможность, достать для тебя немного денег в самом начале мая. Если бы я раньше знал, как обстоят дела в Лондоне, я отказался бы тогда от этой 63


40
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АПРЕЛЯ 1852 г.

по существу совершенно излишней поездки и тем самым был бы менее стеснен.

Пиндар здесь, так как в Ливерпуле он не сумел устроиться, Он ищет службу или частные уроки, и я, разумеется, буду за него хлопотать. Чтобы доказать ему свое расположение, я стал брать у него уроки русского языка. Но чтобы я мог здесь рекомендовать его, я должен знать о нем немного больше, а так как от таких людей, как он, можно вырвать что-либо лишь с величайшим трудом, то я бы очень хотел, чтобы ты написал мне, что ты знаешь о нем и о его возможностях, откуда ты его знаешь и т. д. Впрочем, я не думаю, чтобы он при своей необщительности мог здесь хорошо устроиться.

В теперешних торговых перспективах, особенно по отношению к Ост-Индии, нельзя упускать из виду одного пункта*. Несмотря на постоянно возрастающий в течение вот уже 3 лет колоссальный ввоз английских промышленных товаров в Ост-Индию, оттуда с некоторого времени опять приходят довольно благоприятные известия; запасы постепенно распродаются и притом по более высоким ценам. Это может иметь свою причину только в том, что в провинциях, завоеванных англичанами в последнюю очередь, в Синде, Пенджабе и т. д., где до сих пор сохранялось почти исключительно местное ремесло, оно теперь, наконец, задавлено английской конкуренцией, - потому ли, что здешние фабриканты лишь недавно научились вырабатывать ткани, подходящие для этих рынков, или потому, что местные жители принесли, наконец, свое предпочтение местных тканей в жертву более доступным ценам английских тканей, обычно экспортируемых в Индию. Возможно, что весьма существенно содействовал этому последний индийский кризис 1847 г. и связанное с ним значительное обесценение английских товаров в Индии; еще старый Гюлих свидетельствует, что даже в той части Индии, которая была завоевана англичанами в его время, еще долго сохранялось ее собственное старое производство, основанное на ручном труде65. Только этим можно объяснить, что недавно, в Калькутте и Бомбее повторилась в более сильной форме история 1847 года. Положение изменится тогда, когда 3000000 кип хлопка последнего урожая поступят на рынок, будут переработаны и в виде готовых товаров в большей своей части будут отправлены в Ост-Индию. Хлопчатобумажная промышленность сейчас весьма процветает; несмотря на то, что сбор хлопка в этом году на 300000 кип превосходит сбор 1848-1849 г., цены на хлопок поднимаются как в Америке, так


* Ср. также настоящий том, стр. 433-434. Ред.


41
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 АПРЕЛЯ 1852 г.

и здесь; американские фабриканты закупили уже на 250000 кип больше, чем в прошлом году (когда они потребили всего только 418000 кип), а здешние фабриканты начинают уже утверждать, что даже сбор хлопка в 3 миллиона кип не удовлетворил бы их потребности. До сих пор из Америки вывезено в Англию на 174000, во Францию на 56000, в остальные страны континента на 27000 кип больше, чем в прошлом году (считая период с 1 сентября по 7 апреля каждого года). При таком процветании, разумеется, легко объяснить, почему Луи- Наполеон так просто может подготавливать свою bas empire66. Превышение прямого ввоза хлопка во Францию в 1852 г. над ввозом 1850 г. составляет до сих пор 110000 кип (302000 против 192000), то есть свыше 33%.

По всем правилам, кризис должен наступить в этом году, и, по-видимому, так оно и будет.

Но когда подумаешь о теперешней, совершенно неожиданной емкости ост-индского рынка и о пертурбациях, вызванных Калифорнией и Австралией, а также о дешевизне большей части сырья, понижающей и цены на продукты промышленности, и об отсутствии всякой крупной спекуляции, то почти впадаешь в искушение предсказывать теперешнему периоду процветания необычайную продолжительность. Во всяком случае возможно, что история эта продлится до весны. Но, в конце концов, надежнее всего в течение приблизительно шести месяцев в той или иной мере руководствоваться старыми правилами.

Сердечно кланяюсь твоей жене, напиши поскорее.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. I, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 23

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 24 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

На прошлой неделе я пережил такую гнусную историю, какой ты даже не можешь себе представить. В день похорон*


* - дочери Маркса Франциски. Ред.

67


42
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 АПРЕЛЯ 1852 г.

обещанные со всех сторон деньги не были получены, так что в конце концов я был вынужден побежать к соседям-французам, чтобы заплатить этим английским собакам за похороны.

И в довершение несчастья пришло еще письмо от Вейдемейера, судя но которому и в Америке все надежды, по-видимому, потерпели крушение. Клусс, письмо которого ты получишь на будущей неделе, обещает теперь более благоприятные перспективы. Хотя я человек крепкий, но на этот раз эта мерзость сильно потрясла меня.

Прилагаю письмо от собаки Эвербека, который никогда не наклеивает марок и всегда крадет у ближнего последние 10 пенсов. Посылаю также статью Б. Бауэра из «New-York Daily Tribune»68. Твоя статья* привлекла туда всякую дрянь. Ты посмеешься над открытиями Бауэра об «армиях». Если ты собираешься посылать мне теперь статьи для Дана, то можешь подождать, пока их наберется несколько, я отошлю их тогда сразу.

Г-н Теллеринг издает в Нью-Йорке ежемесячник или еженедельник, первый номер которого - чистейшую чушь, написанную на уровне ученика четвертого класса, - этот негодяй сам прислал мне.

Хейзе (из «Hornisse») теперь интимный друг Виллиха; спят на одной кровати. Что случилось с парнем? Они опять бахвалятся, что замышляют путч в Германии.

Дронке настоящий идиот. Четыре ф. ст., которые мы добыли ему на Рейне, возбудили у него аппетит; поэтому он отправился в Кобленц, чтобы выжимать деньги. Этот осел не сообразил, что он дает новый материал против кёльнцев**. Этот субъект, в самом деле, ведет себя недостойно.

Кстати, не забудь немедленно послать в Лондон следующие 2 бумажонки: 1) доверенность для Либкнехта на получение от Хайна 1 фунта стерлингов; 2) напиши самому Хайну небольшое письмецо, в котором ты в двух строках сообщишь «дорогому другу», что, узнав о том, что его дела недурны, ты поручил Либкнехту получить с него 1 фунт стерлингов. Нельзя допустить, чтобы возникла какая-нибудь вражда.

Дело вот в чем. Вчера, когда один из наших знакомых, который до сих пор ночевал у Либкнехта, был вышвырнут за дверь его квартирными хозяевами, и никто из нас не мог дать бедняге ни одного пенни, я написал Либкнехту записку, что ты поручил ему получить у Хайна 1 фунт стерлингов.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** - арестованных и находившихся под следствием в Кёльне членов Союза коммунистов. Ред.


43
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АПРЕЛЯ 1852 г.

Г-н Хайн, по-видимому, отнесся к этому несколько недоверчиво и потребовал, чтобы Либкнехт сначала показал ему твое письмо.

Пришли мне несколько марок, так как я должен послать тебе массу вещей.

Твой К. М.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 25 апреля 1852 г Дорогой Маркс!

От Хайна я получил вчера вечером записку, которую отослал тебе вчера же вместе с ответом на нее. Думаю, что после этого г-н Хайн уже заплатит.

Прилагаю несколько марок; скоро пришлю побольше» Отсылаю также обратно и документы. Письмо Эвербека вполне подстать его книге*. «Помогите же мне против Риббентропа! Я разоблачу его перед демократией как лицемера и развратника». Этот человек совсем впал в детство.

Приятель Бруно тоже не сделал успехов в познании бога и не стал мудрее**. Стоило из Берлина приводить в движение американскую прессу для того, чтобы этим окольным путем возвестить изумленному миру, что континентальные армии служат для поддержания внутреннего порядка. Г-н Бруно все еще представляет гегелевскую диалектику в стадии ее глубочайшего застоя. На этой стадии развития вся глубина понимания истории сводится к тому, чтобы с помощью соответствующей дозы пафоса и видимости анализа пространно излагать Самые банальные общие места, а затем выдавать их за совершенно новое открытие - результат исследовательского труда. Все это еще терпимо, пока речь идет о давно минувшем, но когда подобной мистификации подвергается непосредственная современность, то это уже чересчур, и любой осел должен заметить,


* Г. Эвербек. «Германия и немцы». Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.

69


44
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АПРЕЛЯ 1852 г.

что за этим ничего не скрывается. Или вот эта глубокая истина: правительства правы по отношению к революциям, ибо последние еще незрелы, но революции тоже правы по отношению к правительствам, ибо они, хотя и в эмбриональной и незрелой форме, но по существу представляют идеи будущего. Это старый гегелевский каламбур, который, конечно, не может сойти за новость даже в Америке! И эта вечная болтовня о «подавленности», «недовольстве», «полнейшем равнодушии» «гражданина». «В некоторых странах борются классы против классов, в других же нации против наций». Эта сверхмудрая фраза есть, в сущности, все, чему Бруно научила революция.

Г-н Теллеринг, очевидно, изгнан из Франции как бездомный и бродяжничающий представитель люмпен-пролетариата, непригодный даже для Общества 10 декабря70.

Если ты не знаешь точно, что Др[онке] отправился в Германию добровольно, то мне кажется более вероятным, что он, как уже однажды высланный из Франции, был на этот раз отправлен не на любую границу по выбору, а на немецкую. Этот глупец, между тем, благополучно пробрался в Нассау. Почему же он едет в Кобленц, когда гораздо лучше было бы поехать в Гамбург, - где его никто не знает и где он встретил бы Веерта и Штрона, а следовательно получил бы и деньги, - и оттуда в Англию! Но из Нассау, поскольку это так близко, его, очевидно, потянула в Кобленц надежда на деньги, и уж если бы он пробрался туда, то наверняка затем отправился бы в Кёльн. Для кёльнцев*, однако, хорошо, что они уже прошли через обвинительный сенат, в противном случае арест Др[онке] дал бы повод для нового шестимесячного следствия. Его очень скоро отправят в Кёльн, и, быть может, попытаются заставить выступить в качестве свидетеля перед судом присяжных. Ему самому на сей раз это поделом! Если ему и нужны были деньги, то он безусловно мог достать их во Франкфурте или устроить так, чтобы Лассаль прислал их ему куда-нибудь; но нет, этот молодчик должен был поехать непременно в Кобленц, где его знает каждый жандарм и каждая уличная собака. Пока что он крепко влип.

Твой Ф. Э.


* - арестованных и находившихся под следствием в Кёльне членов Союза коммунистов. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


45
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 АПРЕЛЯ 1852 г.

25

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 27 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю новости от Вейдемейера, несколько более благоприятные. Твою статью71 я пока задерживаю здесь, чтобы 1) прочесть ее и 2) быть может, потом перевести ее на английский язык, что довольно легко, если опустить некоторые риторические украшения, понятные только немцам.

Итак, в «Kolnische Zeitung» напечатан приказ об аресте Мозеса Гесса по обвинению в государственной измене. Я готов дать себя повесить, если это не результат того, что у папаши Дронке были обнаружены идиотские бумаги, относящиеся к их «важным» женевским историям. Стоило огород городить! А пока Мозес вновь становится мучеником, что очень украсит его otium cum dignitate*, Возможно, что Дронке скоро отправят в Лондон - неужели мы никогда не избавимся от этого растяпы! Во всяком случае, все это может оказаться очень неблагоприятным для бедняг в Кёльне и дать новый повод для оттягивания их процесса; если бы они действительно уже были переданы суду присяжных, мы все-таки узнали бы об этом.

Фрейлиграт написал мне относительно рекомендательного письма к моему зятю** - сегодня я отсылаю ему это письмо; итак, он все-таки хочет во что бы то ни стало найти место.

Самый сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.

Превосходно вчерашнее вечернее голосование по поводу билля о милиции72. Если бог даст еще пару таких голосований, то новые выборы будут отложены до сентября или октября. И поделом вигам, а также и сторонникам финансовой реформы73! Я вижу, что Джонс все же хочет немедленно приступить к изданию своей газеты. Поведение Гарни в истории со «Star» - низость, но хорошо, что Джонсу не досталась эта старая, дискредитированная, приходящая в упадок газета74. Пусть Гарни похоронит ее и себя вместе с ней.


* - отдых после достойно выполненных обязанностей (Цицерон. «Речь в защиту Секстия», гл. 45). Ред.

** - Бланку. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


46
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 АПРЕЛЯ 1852 г.

26

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю тебе новое письмо Вейдемейера. Газет я не получил. Между тем, согласно телеграммам, «Атлантик» должен прибыть сегодня утром, так что завтра утром они, наверное, прибудут. Вейдемейер, по-видимому, неправильно понял некоторые практические советы, которые я ему дал по поводу упаковки и пересылки его материалов для того, чтобы он не нес лишних почтовых расходов. Однако я ему уже написал о его ошибке.

Итак, кобленцская история с piccolo* оказалась-таки чистым вымыслом, и, если верить «Kolnische Zeitung», папаша Дронке теперь уже в Лондоне, и этим закончились его приключения. Тем лучше для него. Но тогда необъяснимой становится история с приказом об аресте Мозеса**. Во всяком случае, это означает, по-видимому, новые каверзы против кёльнцев***.

Бог знает, какие старые бумажонки опять попали в руки полиции. Бедный Мозес, так ужасно post festum**** сделаться мучеником in partibus infidelium*****!

На следующей неделе я приготовлю подряд несколько статей для Дана****** и постараюсь довести историю до конца кампании за имперскую конституцию76. Чтобы мы могли после этого поскорее закончить, было бы хорошо, если бы ты составил мне коротенькую записку для последних статей о революционных перспективах в Германии и о положении нашей партии во время и после революции. Как раз эта заключительная часть наиболее важна, и, кроме того, такая записка дала бы мне возможность приготовить статью не только лучше, но и гораздо скорее. Таким образом, мне удалось бы при некотором напряжении закончить все остающиеся 5-6 статей в течение двух недель, а за это время ты мог бы уже начать переписку с Дана относительно новой серии, на более злободневную тему: либо


* - малышом (имеется в виду Дронке). Ред.

** - Гесса. Ред.

*** - арестованных и находившихся под следствием в Кёльне членов Союза коммунистов. Ред.

**** - задним числом. Ред.

***** - в стране неверных, в чужих краях. Ред.

****** Речь идет о статьях из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

75


47
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

о Франции, либо об Англии. Так как брошюра, которую издает Вейдемейер, теперь, пожалуй, скоро выйдет, то уже нельзя продать Дана «Восемнадцатое брюмера», хотя бы и в измененном виде; он сможет получить его даром и перевести собственными силами. Но все-таки ты запросил бы Д[ана], не хочет ли он иметь переработку или перевод, рассчитанные на англоамериканскую публику; тогда можно было бы значительно сократить предысторию до 2 декабря 1851 г. и в конце довести изложение непосредственно до современного момента, так, чтобы за этим могли последовать регулярные еженедельные или двухнедельные отчеты о Франции.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 27

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 30 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Одновременно с этим письмом ты получишь массу присланного из Америки материала. Я получил сегодня также письмо от Клусса, из которого ниже привожу выдержки, - оно мне еще понадобится до следующей недели.

Дронке прибыл сюда цел и невредим. Он понравился мне больше, чем я ожидал. Подрос и раздался также в ширину. Благодаря этому приобрел больше апломба. Пока он живет припеваючи у Аншюца, который принял его с распростертыми объятиями. Он начнет здесь небольшое дело, имея из Парижа предложение продавать здесь портсигары и портмонэ. Вознаграждение - 10%. И через Аншюца он сейчас же завяжет необходимые для этого предприятия связи.

От него я узнал, что «благородный» Техов послал в Швейцарию характеристику, в которой изрядно нас ругает, особенно тебя. Военные завидуют тебе как конкуренту. И я думаю, что в один прекрасный день ты оправдаешь их предчувствия. Кроме того, Шили потребовал из Женевы, чтобы эти господа помирились с нами. На это последовал документ, подписанный 77


48
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

Виллихом, Теховым, Шаппером и Шиммельпфеннигом, в котором, между прочим, говорилось: 1) они полностью порвали с этой совершенно бессильной партией; 2) среди нас имеются полицейские шпионы, которые передают обо всем прусскому правительству.

Я не знаю, писал ли я уже тебе, или ты слышал, еще будучи здесь, что в конечном счете господа Кинкель и К° имеют только 3000 долларов наличных денег, что все почтенные лица, вроде Лёве фон Кальбе, устранились, что Виллих в очень натянутых отношениях с Кинкелем и Рейхенбахом и что вся эта пакость расстраивается.

Записку о Германии* ты получишь.

Вчера у этих негодяев было здесь заседание поручителей. Они избрали постоянный комитет. Г-н Руге написал письмо, в котором выразил протест. Виллих не присутствовал. Рейхенбах с самого начала отказался от всякого участия в этой грязной истории. Члены комитета будут получать вознаграждение. Избраны Кинкель, Виллих (сомнительно, согласится ли он), Лёве фон Кальбе (наверняка откажется), Фиклер, Ронге, Шюц из Майнца и еще один. Они пополняются путем кооптации. Руге в своем послании нападает на Кинкеля как на агента принца Прусского и франкмасона.

Из письма Клусса следующее.

Хуцель (не путать с Хуцельвитом), друг Клусса, [присутствовавший]** на кинкелевском конгрессе в Цинциннати78 в качестве [поручителя]**, пишет Клуссу, между прочим: «Кинкель самым подлым образом хотел настроить меня против Маркса и Энгельса. Мне удалось добиться того, что я хотел. Я так прижал его к стенке, что он теперь надолго в моих руках. Чтобы обезопасить себя, он просил меня дать ему честное слово, что я буду молчать об этом случае и воздержусь от разглашения, дабы не вовлечь его в «склоку»... Некий Теллеринг ругает Маркса, как извозчик, в одном письме к Аннеке».

Далее Клусс пишет сам: «В Нью-Йорке, на том великолепном собрании, о котором я вам писал в своем последнем письме, многочисленные гимнастические общества конституировались отдельно и заявили о своей солидарности с моим протестом и статьей Вейдемейера против меморандума Кинкеля»79.

Кстати. Я дал Бандье для Семере несколько набросков о великих немецких мужах в Лондоне, Это письмо, не знаю


* См. настоящий том, стр. 46. Ред.

** В этом месте рукопись повреждена. Ред.


49
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

каким образом, было прочитано одному немецкому издателю, которому имя мое не было названо. Он требует теперь «литературных портретов» этих господ и, как говорит Б[андья], готов заплатить 25 ф. ст. за несколько печатных листов. Конечно, анонимно или под псевдонимом. Что ты думаешь об этом? Собственно говоря, такие юморески нам следовало бы писать вместе. У меня есть некоторые колебания. Если ты считаешь, что мне стоит заняться этой пакостью, тогда ты должен сделать из моих писем и из других имеющихся у тебя материалов подборку соответствующих отрывков, в которых можно найти что-либо для характеристики этих негодяев. Во всяком случае, ты должен прислать мне несколько заметок о Виллихе во время «действия»80 и «в Швейцарии».

Среди вещей, которые я тебе посылаю, ты найдешь набросок рекламы для иллюстрированного издания с описанием сражений, подготовленного старым Серельмеем. Он хочет, чтобы набросок был немного отшлифован и переработан в рекламу на английском языке, за что он обещает каждому из нас по одному экземпляру книги. Я думаю, что стоит устроить это небольшое шарлатанство.

Что г-н Кэри издаст экономическую книгу о «гармонии интересов», я предвидел уже тогда, когда познакомился с его первым печатным произведением81.

Но что ты скажешь, дорогой мой, о Руге, который в посылаемом тебе «Janus» пытается присвоить себе коммунизм как новейший продукт своего «гуманистического мышления»? И как! Бог мой!

Читал ли ты о петушином бое между Гарни и Джонсом? Если нет, я пришлю тебе их взаимные филиппики82. Оба они, один добровольно, а другой вынужденно, опускаются при этом до уровня полемики немецких эмигрантов.

Твой К. М.

Читал ли ты когда-нибудь большую бессмыслицу, чем статья Б. Бауэра в «Tribune»: «Упадок Англии»? Самым характерным для неисправимого старого теолога является следующее место: «В то время как английский парламент до сих пор проводил римскую политику и использовал жизненный инстинкт народа и дух предприимчивости нации для основания своего мирового господства и одновременно в старо-римском духе использовал внутренние разногласия в самой Англии, Как, например, разногласия между англиканской церковью, шотландским пресвитерианством и ирландским католицизмом, для выработки и усовершенствования своего аристократического искусства господствовать, теперь он в ходе развернувшейся на континенте борьбы между народами и


50
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

правительствами стал партией, и как партия выступает в защиту конституционализма как раз в такой момент, когда последний идет к своей неминуемой гибели».

Коль для клопов уж это не годится, То хуже вряд ли даже и приснится*.


* Немецкая поговорка, распространенная в Рейнской области. Ред.

** - Дронке. Ред.

*** - друга в беде - истинного друга (английская пословица, соответствующая русской: «друзья познаются в беде»). Ред.

**** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 48-49. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 28

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 1 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю денежный перевод на 30 шилл., все, что я могу в настоящий момент уделить тебе. Хотя ты и не сможешь получить их завтра - в воскресенье, но, по крайней мере, ты знаешь, что имеешь их. Если у меня будет возможность в течение этого месяца послать тебе второй денежный перевод, то будь уверен, что это непременно будет сделано, но пока я еще не могу судить, представится ли такая возможность.

Очень хорошо, что Малыш** благополучно прискакал и изменился к лучшему; недурно также и то, что он пока что нашел в лице Аншюца a friend in need, a friend indeed***. В течение лета он должен приехать ко мне, после того как у меня погостит здесь мой старик****.

Что касается упомянутых тобой биографических очерков о великих мужах*****, то самое забавное, что с некоторых пор у меня появилась идея составить подобным же образом в алфавитном порядке коллекцию таких биографий, которую постоянно можно было бы пополнять и держать наготове до великого момента «начала», когда их нужно было бы внезапно 83


51
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 МАЯ 1852 г.

пустить в обращение. Что касается предложения издателя, то 25 ф. ст. кое-чего да стоят, но надо принять во внимание, что, несмотря на все анонимы и псевдонимы, все же всякому будет ясно, откуда пущены эти стрелы, и ответственность падет на нас обоих. Эта вещь, напечатанная в Германии при теперешнем режиме, выглядела бы как поддержка реакции, и никакие проникнутые самыми лучшими чувствами предисловия в мире не помешали бы этому. А это всегда рискованно. Если бы ограничиться только несколькими, скажем, дюжиной наиболее известных ослов - Кинкелем, Геккером, Струве, Виллихом, Фогтом и подобными, это бы скорее сошло; отсутствие наших собственных имен не очень бросилось бы в глаза, и эту штуку могли бы рассматривать как исходящую непосредственно от реакции. Во всяком случае, мы должны, насколько это возможно, сделать эту вещь вместе. Подумай, что, по-твоему, лучше всего сделать, и мы посмотрим. 25 ф. ст. valent bien un peu de scandale*.

Письмо Клусса отошлю обратно на будущей неделе. То, что нужно для Серельмея**, я сделаю. Сегодня до обеда американские материалы еще не прибыли; но может быть, сейчас они уже лежат у меня дома.

Твой Ф. Э.


* - стоят небольшого скандала (Энгельс перефразирует слова Генриха IV: «Paris vaut bien une messe» - «Париж стоит обедни», - сказанные им в 1593 г. в связи с обещанием парижан признать его королем при условии перехода его из протестантства в католичество). Ред.

** См. настоящий том, стр. 49. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 29

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 4 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Твой толстый американский пакет еще не получен. Я поручил навести справки у Пикфордов, так как на моей улице дома перенумеровываются заново и из-за этого происходит путаница.

84


52
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 МАЯ 1852 г.

Но у Пикфордов не оказалось пакета для меня. Или ты еще не отослал эту вещь, или, если послал по почте, то, может быть, не в установленной форме, или вообще что-нибудь произошло. Наведи поэтому справки, что случилось с этим пакетом.

На этой неделе я увижу здесь своего старика*, а затем будет покончено со всей этой деловой дрянью, и также выяснится и мое положение. Или контракт будет возобновлен и фирма будет здесь функционировать дальше, что, правда, не очень вероятно, или же я попытаюсь добиться, чтобы мой старик самое позднее в конце года, а может быть, уже в конце июня, вышел из дела. Тогда все будет ликвидироваться ко всем чертям; но через 6-8 месяцев все будет более или менее закончено, и тогда я возьмусь за что-нибудь другое: либо поеду в Ливерпуль, либо бог знает что еще. Через две недели это будет наверняка решено. Я рад, что мой старик уже скоро приедет, потому что т