К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 33


Содержание тома 33

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва 1964

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
33



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Письма Маркса и Энгельса, публикуемые в 33 томе Сочинений, были написаны с 20 июля 1870 г. по декабрь 1874 года. Эти годы являлись началом нового этапа всемирной истории.

Историческим рубежом, определившим поворот к новой эпохе, была революция рабочего класса в Париже, увенчавшаяся созданием первого в истории человечества пролетарского государства - Парижской Коммуны, которая представляла «величайший образец величайшего пролетарского движения XIX века» (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 16, стр. 453). В ходе социальных и политических конфликтов значительно возросло классовое сознание пролетариата, что дало себя знать в его солидарных действиях как в национальном, так и международном масштабах; в первую очередь это ярко проявилось в массовых выступлениях рабочих разных стран в защиту Парижской Коммуны.

Революционизирующее воздействие Парижской Коммуны, теоретическая и практическая деятельность вождей Первого Интернационала - Маркса и Энгельса - и их учеников и соратников способствовали расширению масштаба пропаганды теории научного коммунизма и преодолению в ходе острой идейной борьбы влияния различных течений домарксового мелкобуржуазного социализма. После Коммуны начался новый период в истории международного рабочего движения, который характеризуется развитием марксизма вширь, образованием в разных странах пролетарских по своему составу социалистических партий, медленным, но неуклонным процессом собирания революционных сил пролетариата для будущих боев.



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

Начало 70-х гг. является важным этапом в дальнейшем развитии коренных проблем теории марксизма, тактических и организационных принципов рабочего движения. В важнейших произведениях этого периода - «Гражданской войне во Франции» (1871), «Предисловии к немецкому изданию «Манифеста Коммунистической партии» 1872 г.», «К жилищному вопросу» (1873) и других - Маркс и Энгельс обобщают опыт Парижской Коммуны и на этой основе творчески развивают свое учение о государстве, пролетарской революции и диктатуре пролетариата, о союзниках рабочего класса, о значении массовой пролетарской партии.

Многогранная теоретическая деятельность Маркса и Энгельса отражена также и в их письмах, которые раскрывают развитие их творческой мысли, диалектический метод анализа сложнейших исторических явлений и событий, характеризуют подход к вопросам тактики рабочего класса. Маркс и Энгельс живо откликаются в своих письмах на все злободневные вопросы рабочего движения и международной политики; с гениальной прозорливостью они определяют основные черты начавшейся новой эпохи, ее историческое содержание и основные тенденции.

Несмотря на огромную занятость текущей организационной работой в Генеральном Совете Интернационала, Маркс продолжал углублять и развивать дальше свое экономическое учение. В 1870 г., использовав массу новых материалов, он закончил подготовку второго полного варианта второй книги «Капитала». Но и этот детально разработанный вариант Маркс рассматривал лишь как основу для окончательной редакции. В последующие годы, однако, наступил перерыв в непосредственной работе Маркса над последующими томами «Капитала», обусловленный главным образом состоянием его здоровья.

Стремясь прежде всего к тому, чтобы идеи научного коммунизма стали достоянием рабочих всех стран, Маркс большое внимание уделял подготовке второго немецкого издания первого тома «Капитала» и переводу его на иностранные языки. Это издание, существенно отличавшееся от первого более совершенной структурой и тщательной редакцией отдельных глав, а также значительным числом дополнений в тексте и примечаниях, вышло в Гамбурге в 1872-1873 годах. Большой политический и научный интерес представляет написанное Марксом в январе 1873 г. послесловие ко второму немецкому изданию первого тома «Капитала» (см. настоящее издание, т. 23, стр. 12-22).

Маркс принимал также самое непосредственное участие в подготовке русского издания, которое явилось вообще первым



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

переводом «Капитала» на иностранный язык, и высоко оценил этот перевод. С большой радостью Маркс писал Даниельсону, одному из переводчиков книги на русский язык, о том, что «перевод сделан мастерски», и сообщал своим друзьям, что за полтора месяца со дня выхода «Капитала» в России продано около трети тиража. Подготавливая материалы для дальнейших томов «Капитала», Маркс, как это видно из писем Даниельсону, начинает специально заниматься в связи с рассмотрением проблемы земельной ренты изучением форм земельной собственности и аграрных отношений в России (см. настоящий том, стр. 458, 482).

Значительной переработке подвергся первый том «Капитала» при подготовке французского издания (1872-1875), которое вышло в свет в качестве авторизованного французского перевода и, как писал сам Маркс, имело самостоятельное научное значение наряду с немецким оригиналом. Переписка свидетельствует о том, какое большое значение Маркс и Энгельс придавали публикации отдельных глав и разделов «Капитала» на страницах рабочих газет, рассматривая это как одно из наиболее действенных средств пропаганды революционной теории (см. в частности письмо Либкнехту, настоящий том, стр. 174).

К этому же времени относится начало работы Энгельса над выдающимся философским трудом - «Диалектика природы». В томе публикуется письмо Энгельса Марксу от 30 мая 1873 г., в котором Энгельс излагает «диалектические мысли по поводу естественных наук» (см. настоящий том, стр. 67). В этом письме содержится замысел «Диалектики природы», который предусматривал диалектико-материалистическое обобщение достижений естествознания и критику метафизических и идеалистических взглядов в области естественных наук.

На протяжении второго полугодия 1873 г. и всего 1874 г. Энгельс работает над материалом для своего труда и пишет фрагменты будущего произведения.

По сравнению с предыдущими томами в 33 томе невелико количество писем, которыми Маркс и Энгельс обменивались между собой. В сентябре 1870 г. в связи с окончательным переездом Энгельса из Манчестера в Лондон стало возможным их постоянное личное общение и закончилась их систематическая переписка, длившаяся изо дня в день в течение почти 20 лет.

Значительная часть писем Маркса и Энгельса посвящена событиям франко-прусской войны, ставшей серьезным испытанием для французского и немецкого рабочего движения, а также и для Международного Товарищества Рабочих. Маркс и Энгельс в своих письмах прежде всего уясняли задачи рабочего



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

движения, обусловленные характером войны между Пруссией и Францией на разных этапах.

Переписка между Марксом и Энгельсом дает возможность проследить процесс выработки ими тактической линии рабочего класса во время войны. Выводы, впервые сформулированные в их письмах, становились потом достоянием пролетарских масс через воззвания Интернационала, статьи в газетах, а также через письма основоположников марксизма деятелям рабочего и демократического движения. Маркс и Энгельс высказывали глубокое беспокойство по поводу того, сумеют ли французский и немецкий рабочий класс, французские организации Интернационала и немецкая Социал-демократическая рабочая партия противостоять волне шовинизма, поднятой правящими классами, и стать на позиции подлинного пролетарского интернационализма. Они придавали особое значение позиции немецкой социалдемократии, поскольку, как писал Маркс 20 июля 1870 г., уже на другой день после начала войны, стала намечаться тенденция к изменению в расстановке сил в европейском рабочем движении и перемещению центра его тяжести в Германию (см. настоящий том, стр. 3).

Маркс и Энгельс рассматривали вопрос о желательности победы той или иной воюющей стороны исключительно с точки зрения интересов французского и немецкого пролетариата и перспектив развития международного рабочего движения. На первом этапе войны, когда со стороны Германии она носила оборонительный характер, Маркс и Энгельс пришли к выводу, что «если Германия победит, то с французским бонапартизмом будет во всяком случае покончено, вечные раздоры из-за создания германского единства наконец прекратятся, германские рабочие смогут организоваться в совершенно ином национальном масштабе, чем до сих пор, а французские... будут, несомненно, иметь более свободное поле деятельности, чем при бонапартизме» (см. настоящий том, стр. 33). Руководствуясь этими соображениями, учитывая также завоевательные поползновения, которые обнаружили юнкерско-буржуазные круги Пруссии и других германских государств уже на первом этапе войны, Маркс и Энгельс считали, что важнейшей задачей рабочих Германии является не допустить перерастания войны оборонительной в войну захватническую.

В августе 1870 г. в связи с возникшими разногласиями между членами Комитета немецкой Социал-демократической рабочей партии и редакцией газеты «Volksstaat» по поводу оценки войны и позиции, которую должна занимать социал-демократия, члены Комитета попросили Маркса высказать свое мнение



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

по этому поводу. Прежде чем дать ответ, Маркс обратился за советом к Энгельсу. В письме 15 августа 1870 г. Энгельс формулирует задачи немецкой социал-демократии на первоначальном этапе войны: «Я думаю, - писал он, - наши могли бы: 1) примкнуть к национальному движению... поскольку и до тех пор, пока оно ограничивается защитой Германии... 2) подчеркивать при этом различие между национально-германскими и династическипрусскими интересами; 3) противодействовать всякой аннексии Эльзаса и Лотарингии... 4) как только в Париже окажется у власти республиканское, нешовинистическое правительство, - добиваться почетного мира с ним; 5) постоянно подчеркивать единство интересов немецких и французских рабочих, которые не одобряли войну и не воюют друг с другом» (см. настоящий том, стр. 34).

Отвечая Энгельсу 17 августа, Маркс писал: «Твое письмо полностью совпадает с планом ответа, который я уже составил в голове. Тем не менее, в таком важном деле - тут речь идет... о директивах, намечающих линию поведения для немецких рабочих - я не хотел действовать, не посоветовавшись с тобой» (см. настоящий том, стр. 36).

Разработанная совместно Марксом и Энгельсом тактическая линия была сформулирована затем в известном письме к Комитету Социал-демократической рабочей партии и принята немецкой социал-демократией как руководство к действию (см. настоящее издание, т. 17, стр. 271-273).

После установления 4 сентября 1870 г. республики во Франции война со стороны Германии приобрела открыто завоевательный характер. Задачи немецкого и французского рабочего класса на втором этапе войны были определены Марксом и Энгельсом во втором воззвании Генерального Совета о франко-прусской войне и разъяснены во многих письмах. Разоблачая захватнические планы правящих классов и деятельность их дипломатов, Маркс высказывает важнейшее замечание о том, что «действительной силой, способной противостоять возрождению национальной розни и всей теперешней дипломатии, является только рабочий класс» (см. настоящий том, стр. 109).

Маркс добивается активного воздействия рабочих, организованных в Интернационал, на правительства своих стран, с целью не допустить осуществления захватнических планов прусских милитаристов и заставить их заключить мирный договор с Французской республикой. «Я привел здесь все в движение, - писал Маркс Энгельсу 10 сентября 1870 г., - чтобы рабочие (в понедельник созывается ряд митингов) заставили свое правительство признать Французскую республику» (см.



ПРЕДИСЛОВИЕ X

настоящий том, стр. 51). 14 сентября он сообщил Энгельсу, что написал по этому поводу «подробные инструкции» в Бельгию, Швейцарию и Соединенные Штаты (см. настоящий том, стр. 56).

В письмах Кугельману, Лафаргу, Либкнехту и другим Маркс и Энгельс рассматривают весь комплекс теоретических и тактических вопросов, связанных с данным этапом войны.

Они раскрывают особенности войн различного типа: национально-освободительных и захватнических, подвергают анализу позицию различных классов.

Благодаря помощи Маркса и Энгельса немецкая социал-демократия с честью выдержала серьезное политическое испытание. «В Германии, - писал Маркс, - рабочие, принадлежавшие к Международному Товариществу, оказали такое сильное сопротивление политике Бисмарка, что он приказал незаконно лишить свободы и бросить в прусские крепости главных немецких представителей Интернационала...» (см. настоящий том, стр. 234).

В письмах Кугельману и Лафаргу, написанных 4 февраля 1871 г., сразу после заключения перемирия между правительством национальной обороны и Бисмарком, Маркс раскрывает подлинные причины поражения Франции в войне, разоблачая предательскую позицию правящих буржуазных кругов, которые во имя своих корыстных классовых интересов принесли в жертву национальные интересы своего народа, предпочли пойти на позорный мир, лишь бы не допустить вооружения трудящихся масс. «Вот, - восклицает Маркс, - в чем настоящий секрет поражений не только в Париже, но и везде во Франции» (см. настоящий том, стр.

149). Он высказывает твердое убеждение, что Франция может быть спасена только революционными массами, и лишь в том случае, если она поймет, «что для ведения революционной войны требуются революционные меры и революционная энергия» (см. настоящий том, стр.

155).

Маркс и Энгельс уделяли особое внимание народной борьбе, широко развернувшейся во Франции после падения Второй империи. Маркс высказывал глубокое убеждение в несокрушимости подлинно народного сопротивления агрессору. Он высмеивал утверждение представителей немецкой буржуазии, заявлявших, что народ якобы не имеет «права» вести партизанскую войну. «Это чисто гогенцоллерновская идея, - замечает Маркс, - будто народ совершает преступление, продолжая защищаться сам, когда вся его постоянная армия уничтожена» (см. настоящий том, стр. 139).

Значительная часть писем Энгельса Марксу касается непосредственного ведения войны и является серьезным вкладом в



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

марксистское учение о войнах. В них содержится глубокая оценка как отдельных сражений, так и общего хода военных действий. На основании анализа состояния вооруженных сил Франции и Германии Энгельс уже 22 июля 1870 г. в письме Марксу высказывал убеждение в неминуемом поражении Второй империи. Это убеждение основывалось также на глубоком критическом анализе всего режима Второй империи, всей внешней и внутренней политики Наполеона III. В своих письмах Энгельс выдвигал необычайно точные прогнозы о вероятном ходе военных событий.

Энгельс выступает как глубокий знаток военного искусства и военной истории, как военный теоретик, который, руководствуясь методом исторического материализма, рассматривает войну в неразрывной связи с существующим социально-экономическим и политическим строем и состоянием воюющих государств, с позицией и интересами различных классов. По письмам Энгельса можно проследить, как создавалось его выдающееся военнотеоретическое произведение «Заметки о войне» (см. настоящее издание, т. 17).

Особое место в томе занимают письма Маркса и Энгельса, относящиеся к Парижской Коммуне. В этих письмах, написанных в дни революционных боев в Париже, с большой силой проявилось умение основоположников научного коммунизма понять и оценить характер текущих событий, их историческое значение и общественно-политические последствия. В письмах содержится не только характеристика революционных событий в Париже, но и творческая разработка важнейших вопросов учения научного коммунизма о государстве и революции.

В Парижской Коммуне с первых же дней ее возникновения Маркс увидел ее подлинную сущность - диктатуру пролетариата. Опираясь на опыт массового пролетарского движения, он дал ответ на поставленный после революций 1848-1849 гг. вопрос: чем должен заменить рабочий класс разбитую революцией старую буржуазную государственную машину? 12 апреля 1871 г. Маркс пишет Кугельману одно из самых своих замечательных писем, о котором В. И. Ленин сказал, что это письмо «мы повесили бы охотно на стенке у каждого русского социал-демократа, у каждого русского грамотного рабочего» (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 14, стр. 376). Письмо содержит главный вывод Маркса о задачах пролетарской революции: «Если ты заглянешь в последнюю главу моего «Восемнадцатого брюмера», ты увидишь, что следующей попыткой французской революции я объявляю: не передать из одних рук в другие бюрократически-военную машину, как



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

бывало до сих пор, а сломать ее, и именно таково предварительное условие всякой действительно народной революции на континенте. Как раз в этом и состоит попытка наших геройских парижских товарищей» (см. настоящий том, стр. 172).

На примере Парижской Коммуны Маркс доказал, что пролетарская революция пробуждает небывалую творческую энергию пролетарских масс, дает простор дремлющим в них огромным созидательным силам. Он с восторгом отзывается об отваге, гибкости, исторической инициативе, способности к самопожертвованию парижских рабочих, которые в тяжелейших условиях прусской блокады и бешеного натиска численно превосходящих сил версальских контрреволюционных банд приступили к созданию первого в мировой истории пролетарского государства и к проведению ряда социальных мероприятий в интересах трудящихся масс.

Маркс и Энгельс, чрезвычайно высоко оценивая героизм и революционное творчество «готовых штурмовать небо» парижских коммунаров, считали, что благодаря Коммуне была открыта наконец государственная форма диктатуры пролетариата, что сама Коммуна представляет собой прообраз этого государства нового типа, которое пролетариат должен возвести на обломках старой разбитой буржуазной государственной машины и использовать как орудие коммунистического преобразования общества.

Вожди международного рабочего движения рассматривали Коммуну как практическое осуществление революционных задач пролетариата, выдвинутых и научно обоснованных ими в «Манифесте Коммунистической партии». Коммуна, - с гордостью писал Маркс, «является славнейшим подвигом нашей партии со времени парижского июньского восстания» (см. настоящий том, стр. 172). Маркс отмечал значение Коммуны как провозвестника новой эпохи пролетарских революций. «Борьба рабочего класса с классом капиталистов и его государством, - писал он Кугельману 17 апреля 1871 г., - вступила благодаря Парижской Коммуне в новую фазу. Как бы ни кончилось дело непосредственно на этот раз, новый исходный пункт всемирно-исторической важности все-таки завоеван» (см. настоящий том, стр.

175).

Именно потому, что Коммуна представляла интересы рабочих всего мира, Маркс не скрывал от пролетариата ни одной ошибки коммунаров. В своих письмах он подвергает критическому рассмотрению их деятельность для того, чтобы извлечь из этого анализа уроки, необходимые пролетариату для будущих революционных боев. Но критикуя ошибки Коммуны, Маркс нисколько не умалял величие дела коммунаров, никогда не до-



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

пускал и мысли о бесцельности их неравной борьбы. В письме Кугельману, усомнившемуся в целесообразности восстания парижских рабочих при отсутствии шансов на успех, Маркс дает отповедь подобным рассуждениям, которыми позднее оппортунисты прикрывали свой трусливый отказ от революции. «Творить мировую историю, - писал Маркс, - было бы, конечно, очень удобно, если бы борьба предпринималась только под условием непогрешимо-благоприятных шансов» (см. настоящий том, стр. 175).

Маркс, как об этом ярко свидетельствуют его письма, оказывал непосредственную помощь парижским коммунарам; он был связан с руководящими деятелями Коммуны через своих доверенных лиц, в числе которых была и русская революционерка Е. Л. Дмитриева.

Письма Маркса деятелям Коммуны Франкелю и Варлену содержат план революционных действий, который Маркс считал необходимым осуществить; он предупредил коммунаров о готовящемся наступлении на Париж, сообщив им о тайном сговоре между Бисмарком и Фавром. «Если бы только Коммуна послушалась моих предостережений!» - писал Маркс несколько позднее. «Я советовал ее членам укрепить северную сторону высот Монмартра - прусскую сторону, и у них было еще время это сделать; я требовал, чтобы они немедленно прислали в Лондон все бумаги, компрометирующие членов правительства национальной обороны, чтобы таким образом до известной степени сдерживать неистовства врагов Коммуны...» (см. настоящий том, стр. 191).

В обстановке, когда правительство Тьера и правящие классы всех стран стремились окружить Коммуну стеной клеветы и лжи и злобно фальсифицировали все ее действия, Маркс и Энгельс считали своим революционным долгом разъяснять рабочим всех стран истинный характер Коммуны. Они привлекли внимание всего международного пролетариата к Коммуне и раскрыли ему исторический смысл происходивших в Париже событий. «Я написал в защиту вашего дела несколько сот писем во все концы света, где существуют наши секции», - сообщал Маркс Франкелю и Варлену 13 мая 1871 года (см. настоящий том, стр. 188).

В. И. Ленин, творчески развивая марксистское учение, в ряде своих произведений широко использовал теоретическое богатство писем Маркса о Парижской Коммуне и показал их непреходящее значение для борьбы с оппортунизмом и анархизмом в новых условиях развития мирового рабочего движения.

После поражения Коммуны Маркс и Энгельс развернули в Интернационале самую энергичную деятельность по оказанию



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

помощи коммунарам, либо скрывавшимся во Франции от преследований, либо эмигрировавшим в Англию и другие государства, где они испытывали тяжелейшие лишения. Письма показывают, как много внимания и заботы уделяли Маркс, Энгельс и члены семьи Маркса поддержке коммунаров, зачастую буквально спасая их от гибели.

Парижская Коммуна явилась кульминационным пунктом в развитии Интернационала и в то же время послужила началом нового этапа в его истории, создала условия для торжества программных и организационных принципов научного коммунизма в Международном Товариществе Рабочих. Она способствовала дальнейшему распространению его идей и появлению новых организаций в различных странах мира. В то же время Коммуна обнаружила полную враждебность анархистского сектантства и реформизма интересам рабочего движения; оценка Коммуны и отношение к ней стали критерием для определения подлинного характера того или иного течения и его лидеров. Парижская Коммуна сделала неизбежным размежевание в Интернационале революционного крыла с анархистами и реформистами.

История нового и завершающего этапа развития Интернационала в значительной степени отражена в письмах, включенных в данный том. На этом этапе возрастает сеть корреспондентов Маркса и Энгельса. Среди них выдающиеся деятели Международного Товарищества Рабочих - Либкнехт, Бебель, Гепнер, И. Ф. Беккер, Франкель, Зорге, Больте, Лафарг, Де Пап, Куно, Кугельман, У тин и многие другие. Укрепляются связи Маркса и Энгельса с русскими революционными деятелями. Известно также, что Маркс и Энгельс переписывались с представителями рабочего движения Испании, Португалии, Южной Америки, Австралии и т. д., хотя письма эти еще не разысканы.

Расширение переписки было также связано с избранием Энгельса в октябре 1870 г. в Генеральный Совет Международного Товарищества Рабочих. Письма отражают деятельность Энгельса как секретаря-корреспондента Совета для Бельгии, Голландии, Испании и Италии, и свидетельствуют об огромной роли, которую он играл в Генеральном Совете. Письма Энгельса характеризуют новую страницу в его биографии, начавшуюся с переезда в Лондон.

Переписка раскрывает блестящие способности Энгельса как непосредственного организатора и руководителя рабочего движения.

В связи с тяжелыми цензурными условиями и теми затруднениями, которые испытывала в обстановке усилившейся после



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

Коммуны реакции рабочая печать, письма Маркса и Энгельса к деятелям Интернационала приобретали особое значение. В ряде случаев личные письма Маркса и Энгельса фактически заменяли официальные документы Товарищества. Отрывки из писем часто зачитывались на заседаниях секций и федеральных советов, иногда публиковались в виде статей и корреспонденции в рабочих газетах. Переписка Маркса и Энгельса являлась важнейшей формой их пропагандистской работы в Интернационале, средством для распространения идей научного коммунизма в организациях Товарищества и воспитания пролетарских революционеров.

Многие письма Маркса и Энгельса представляют собой подлинные полемические произведения, направленные против анархизма и реформизма.

Важнейшую задачу Интернационала после Парижской Коммуны Маркс и Энгельс видели в закреплении в его программных документах уроков Коммуны, в подготовке почвы для создания в каждой стране на основе организаций Интернационала массовой пролетарской партии. Уроки Коммуны были обобщены в решениях Лондонской конференции Интернационала, состоявшейся в сентябре 1871 года. Конференция указала на необходимость для рабочего класса создать свою самостоятельную партию, целью которой должно быть завоевание политической власти рабочим классом. Решения конференции нанесли тяжелый удар по анархизму, являвшемуся в это время главным препятствием на пути развития революционного рабочего движения, а также и по тред-юнионистским тенденциям, господствовавшим в рабочем движении Англии.

В письмах Маркса и Энгельса, направляемых в разные страны, большое внимание уделялось разъяснению значения этих решений. Всестороннему рассмотрению был подвергнут вопрос о сущности и значении диктатуры пролетариата и роли пролетарской партии. Маркс писал: «Политическое движение рабочего класса, разумеется, имеет своей конечной целью завоевание им для себя политической власти, а для этого, конечно, необходима предварительная организация рабочего класса, достигшая известной степени развития и вырастающая из самой экономической борьбы» (см. настоящий том, стр. 282).

В связи с этим Маркс и Энгельс ставят вопрос и о союзниках рабочего класса, отмечают огромное значение вовлечения батраков и мелкого крестьянства в движение городского пролетариата, развивают положение о дифференцированном под-коде к крестьянству (см. настоящий том, стр. 204-205, 223, 360-361).



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

Борьба за пролетарскую партию предполагала в то же время борьбу за единство рабочего движения, за укрепление организаций Интернационала, усиление в них дисциплины и централизма. Особый интерес в этом плане представляет письмо Маркса Лафаргу 21 марта 1872 г., написанное в связи с борьбой против анархистского сектантства. Укрепление организации рабочего класса, писал Маркс, является важнейшим условием для достижения победы; «сломать нашу организацию в данный момент значило бы сложить оружие». Маркс выдвигает в этом письме один из важнейших организационных принципов пролетарской партии, обеспечивающий единство рабочего движения, - положение о необходимости подчинения меньшинства большинству (см. настоящий том, стр. 366). Меньшинство, отказывающееся подчиниться большинству, ставит себя этим самым вне рядов рабочего движения, вне рабочей организации, - утверждали Маркс и Энгельс (см. настоящий том, стр. 473, 488).

Пропаганду опыта и уроков Коммуны, решений Лондонской конференции Марксу и Энгельсу и их соратникам приходилось вести в острой идейной борьбе против анархистов и поддерживавших их других сектантских элементов, которые, потерпев идейное банкротство на предыдущих этапах истории Интернационала, продолжали цепляться за свои догмы, опрокинутые самой практикой рабочего движения. Большой остроты достигают идейные разногласия также и с носителями правооппортунистических реформистских взглядов. Эта борьба широко отражена в письмах Маркса и Энгельса.

Анархисты, пользовавшиеся еще значительным влиянием в странах со слабо развитым промышленным пролетариатом, усилили после Парижской Коммуны наступление на марксизм. Отказавшись на своем съезде в Сонвилье (ноябрь 1871 г.) признать решения Лондонской конференции, они стали на путь прямого раскола Интернационала. Анархистские теории, отвергавшие политическую борьбу рабочего класса и диктатуру пролетариата, необходимость создания массовых рабочих партий, идейно разоружали рабочий класс, вносили дезорганизацию в пролетарское движение. Интересы укрепления единства рабочего движения перед лицом реакции требовали ликвидации подрывной деятельности анархистских сектантов в Интернационале и полного разоблачения теоретической несостоятельности их доктрин.

Большую роль в идейном воспитании пролетарских революционеров сыграли письма Маркса и Энгельса, содержавшие глубокую критику анархистских взглядов, вскрывавшие со-



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

циальные корни сектантства, разоблачавшие тот вред, который наносят рабочему движению сектанты, прикрывавшие псевдореволюционными фразами свою авантюристическую тактику и дезорганизаторские действия. Маркс и Энгельс показали, что сектантство, порожденное идейной незрелостью отдельных отрядов рабочего класса, влиянием мелкобуржуазной среды, является тормозом, препятствующим развитию рабочего движения. Основоположники марксизма раскрыли реакционный характер анархистского сектантства, выявили такие его характерные черты, как догматизм, волюнтаризм, игнорирование реальных условий борьбы, подмену подлинной революционной деятельности фразерством, спекуляцию левой фразой.

Маркс и Энгельс разъясняли глубокий вред, который приносят рабочему классу секты, пытающиеся упрочиться внутри массовой рабочей организации - Международного Товарищества Рабочих и подменить его широкую программу «путаной» и «наспех состряпанной» программой анархистов. «У Бакунина, - писал Энгельс, - своеобразная теория - смесь прудонизма с коммунизмом, причем самым существенным является, прежде всего, то, что главным злом, которое следует устранить, он считает не капитал и, следовательно, не возникшую в результате общественного развития классовую противоположность между капиталистами и наемными рабочими, а государство»... «Упразднение государства, - продолжает Энгельс критику бакунинских воззрений, - без осуществления прежде социального переворота - бессмыслица; упразднение же капитала - это и есть социальный переворот и заключает в себе преобразование всего способа производства» (см. настоящий том, стр. 327- 328).

Маркс и Энгельс разъясняли в письмах, что анархистская догма о воздержании рабочего класса от всякой политической деятельности полностью противоречит программному положению Интернационала о завоевании рабочим классом политической власти как средстве социального освобождения.

Большой теоретический интерес представляет критика Марксом и Энгельсом анархистского отрицания «всяких авторитетов». Эта критика была дана ими в письмах еще до того, как они развернули ее в своих произведениях. Проповедуя полную анархию и автономию, анархисты под флагом отрицания авторитета как такового отвергали необходимость революционной государственной власти и создания дисциплинированных рабочих партий. Энгельс в письмах Лафаргу, Куно и другим корреспондентам высмеивает «антиавторитарность» анархистов, как набор звонких, но пустых фраз, и показывает, какой вред они приносят теоретически незрелым слоям рабочего класса.



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

Письма Лафаргу, впервые включаемые в данный том, дают полное представление о взглядах Маркса и Энгельса по этому важнейшему вопросу. Письмо Энгельса Лафаргу от 30 декабря 1871 г. является, по существу, предварительным наброском будущей статьи «Об авторитете» (1873 г.), которую широко использовал Ленин в борьбе против анархистов.

«Если б они хоть немного изучили экономические вопросы и условия современной промышленности, - писал Энгельс, - то знали бы, что никакое совместное действие невозможно без навязывания некоторому числу людей чужой воли, то есть без авторитета. Будет ли эта воля большинства голосующих, или руководящего комитета, или одного человека - это всегда будет воля, навязанная инакомыслящим; но без этой единой и руководящей воли невозможен никакой совместный труд» (см. настоящий том, стр. 309).

Письма Маркса и Энгельса, содержащие критику анархистских воззрений, составляют важнейшее дополнение к их основным работам.

Исход борьбы с анархистами, поддержанными бельгийскими прудонистами, реформистами в Англии и США, лассальянцами и прочими представителями враждебных пролетариату элементов, в значительной степени решался на очередном конгрессе Интернационала, созывавшемся в Гааге в сентябре 1872 года. Маркс писал Кугельману 29 июля 1872 г., что на этом конгрессе «речь будет идти о жизни или смерти Интернационала...» (см. настоящий том, стр. 424).

Гаагский конгресс закончился победой марксистов. В Устав Интернационала была введена новая статья, провозглашавшая в качестве программного требования Международного Товарищества Рабочих создание рабочей партии в каждой стране и завоевание политической власти рабочим классом. Решения конгресса, определяя дальнейшие перспективы развития рабочего движения, предусматривали, что оно пойдет по пути создания независимых от буржуазии пролетарских партий, программа которых должна строиться на основных положениях научного коммунизма. На конгрессе было определено и отношение пролетарской партии к анархизму: его лидеры (Бакунин и Гильом) были исключены из Интернационала.

Торжество идейных и организационных принципов марксизма было важнейшим условием становления пролетарских партий. Отмечая значение этого, Энгельс писал, что одной из главных предпосылок дальнейших успехов рабочего движения было очищение его организации от «гнилых элементов» (см. настоящий том, стр. 495).



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

Переписка Маркса и Энгельса с рабочими деятелями наглядно показывает, как они определяли «задачи борющегося пролетариата применительно к различным этапам национального рабочего движения разных стран» (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 15, стр.

233). Анализ событий и выводы, которые содержатся в письмах, касающихся рабочего движения отдельных стран, являются образцом диалектического подхода к решению специфических задач, вставших перед тем или иным отрядом пролетариата, образцом строгого научного учета общих закономерностей и особенностей конкретного развития пролетарского движения. Переписка ярко отражает умение Маркса и Энгельса определить главную задачу и нацелить на ее решение, умение откликнуться на все злободневные события и раскрыть их политическое значение. Письма показывают, какую большую помощь оказывали Маркс и Энгельс сплочению и идейному укреплению ядра формирующихся в странах Европы и Америки пролетарских партий.

Особое внимание Маркс и Энгельс уделяли немецкой Социал-демократической рабочей партии. Историческое развитие подтвердило прогноз Маркса, высказанный им летом 1870 г. по поводу перемещения в Германию центра рабочего движения. После Парижской Коммуны германский пролетариат во главе со своей партией, руководствующейся принципами марксизма, стал в авангарде международного рабочего движения. Маркс и Энгельс пропагандируют на страницах газет и в своих письмах опыт этого тогда наиболее организованного отряда пролетариата, стремятся сделать этот опыт достоянием рабочих других стран. Они гордятся мужественным поведением Либкнехта, Бебеля и других представителей немецкой социал-демократии во время судебных процессов, организованных германской реакцией, ободряют их, помогают перенести тяжелые испытания, выпавшие на их долю.

Основное внимание Маркс и Энгельс уделяли организационному укреплению Социалдемократической рабочей партии, превращению ее в подлинно массовую партию и одновременно вели непрерывную борьбу за идейную чистоту ее взглядов, за полное освобождение от оппортунистических воззрений. По письмам Энгельса к Либкнехту и Гепнеру можно проследить, как создавалось одно из важнейших произведений научного коммунизма - работа Энгельса «К жилищному вопросу», направленная против мелкобуржуазного, реформистского влияния прудонистов и лассальянцев.

Выдвигая в качестве главной задачи немецких социал-демократов установление единства германского рабочего движения,



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

Маркс и Энгельс в то же время решительно предостерегали от тенденций к беспринципному объединению с лассальянцами, от идейных компромиссов и уступок по коренным вопросам программы. Эта линия Маркса и Энгельса отражена в их письмах деятелям немецкой социал-демократии, в частности в письме Энгельса Бебелю 20 июня 1873 года.

Большое внимание Маркс и Энгельс уделяли борьбе за пролетарскую партию в Англии, строго учитывая при этом специфику развития английского рабочего движения. Маркс и Энгельс отмечали, что объективные социально-экономические условия, сложившиеся в Англии, способствовали тому, что рабочий класс в своей значительной части в это время все больше попадал под влияние тред-юнионистской идеологии (см. Энгельс - Гепнеру, 30 декабря 1872 г., Маркс - Кугельману, 18 мая 1874 г.). Но эти обстоятельства требовали, по убеждению Маркса и Энгельса, еще более упорной борьбы за укрепление революционного направления в английском рабочем движении, делали еще более настоятельными пропаганду идей научного коммунизма и создание массовой партии, способной проводить революционную линию в противовес либеральной рабочей политике. Маркс и Энгельс непосредственно участвовали в рабочем движении Англии, добиваясь изоляции оппортунистических лидеров тред-юнионов и вовлечения в движение широких пролетарских масс, в частности рабочих, не охваченных тред-юнионами.

Большие надежды Маркс и Энгельс возлагали на созданный осенью 1871 г. Британский федеральный совет Интернационала, который, по их мысли, должен был стать ядром будущей рабочей партии. Маркс и Энгельс критиковали реформистское крыло Британской федерации, стремившееся ограничить политическую борьбу рабочего класса и его партии исключительно борьбой за парламентское представительство, разоблачали так называемых «признанных лидеров» рабочего класса, «которые все теперь либо уже куплены буржуазией, либо напрашиваются, чтобы их купили» (см. настоящий том, стр. 401).

В. И. Ленин отмечал большое значение этой критики Марксом и Энгельсом оппортунизма в английском рабочем движении и неоднократно цитировал отрывки из писем Энгельса Зорге 21 сентября и 5 октября 1872 года, характеризующие остроту борьбы, происходившей между революционным и реформистским крылом в английских организациях Интернационала.

Большая группа писем Маркса и Энгельса является важнейшим источником по истории Интернационала в Соединенных



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

Штатах. Маркс и Энгельс оказали энергичную поддержку революционным пролетарским элементам секций США в их борьбе против буржуазных реформаторов, стремившихся захватить в свои руки руководство организациями Интернационала. Их повседневная помощь революционным элементам отражена в письмах к виднейшему деятелю американского рабочего движения Ф. А. Зорге. Перед руководителями секций Интернационала в США Маркс и Энгельс ставили в качестве основной задачи вовлечение в ряды Товарищества американских рабочих, предостерегали их от отрыва от широких масс, от сектантской замкнутости. «Тредюнионы вы должны постараться завоевать во что бы то ни стало», - писал Маркс Шпейеру (см. настоящий том, стр. 271). В письме Больте от 23 ноября 1871 г. Маркс намечает пути к созданию массовой политической организации рабочего класса в Америке: «Там, где рабочий класс не достиг еще достаточного успеха в своей организации, чтобы предпринять решительный поход против коллективной власти, то есть политической власти господствующих классов, его нужно во всяком случае подготовлять к этому путем постоянной агитации против этой власти и заняв враждебную позицию по отношению к политике господствующих классов» (см. настоящий том, стр. 283).

Поражение Коммуны и последовавшие затем преследования членов Интернационала резко сократили число корреспондентов Маркса и Энгельса во Франции. Жестокие репрессии привели к разгрому рабочих организаций, в том числе и секций Международного Товарищества Рабочих, и временному упадку рабочего движения. Хотя Коммуна нанесла серьезный удар по прудонизму и сектантским взглядам бланкистов, но предстояла еще кропотливая работа по теоретическому воспитанию рабочих масс. Большое значение для идейного воспитания деятелей рабочего и социалистического движения Франции имело участие значительной группы коммунаров-эмигрантов в деятельности Генерального Совета. Маркс и Энгельс заботливо помогали французским социалистам преодолеть их мелкобуржуазные воззрения. В то же время они критиковали бланкистов, которые, не понимая реальных условий, сложившихся к началу 70-х гг. во Франции, проявляли опасный для рабочего движения волюнтаризм.

О глубоком понимании Марксом специфики развития французского рабочего движения того времени свидетельствует его замечание, высказанное в августе 1874 года в письме к Зорге: «Во Франции, - писал Маркс, - в различных больших городах организуются и завязывают между собой связи рабочие



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

синдикаты. Они ограничиваются чисто профессиональными задачами, да и не могут поступать иначе. В противном случае их закрыли бы без всяких церемоний. Но рабочие получают таким образом своего рода организацию, исходный пункт для того времени, когда снова станет возможным свободное движение» (см. настоящий том, стр. 532-533). Дальнейшее развитие рабочего движения Франции, которое в конце 70-х гг. привело к созданию Рабочей партии, основывающейся на принципах научного коммунизма, подтвердило и этот прогноз Маркса.

Содержание данного тома широко отражает ту помощь, которую Маркс и Энгельс оказывали пролетарскому движению в Италии и Испании. Установление связей с итальянским и испанским рабочим движением протекало в острой идейной борьбе против влияния анархистской и буржуазно-демократической идеологии, еще господствовавшей среди определенных слоев испанского и итальянского пролетариата. Основная тяжесть этой борьбы легла на Энгельса, являвшегося секретарем-корреспондентом Генерального Совета для Италии и Испании.

Переписка Энгельса с итальянскими революционерами представляет образец борьбы на два фронта:, против влияния на рабочее движение буржуазных республиканцев (мадзинистов) и против анархистского сектантства. Письма Энгельса показывают, что своей основной задачей он считал установление непосредственной связи с рабочими массами, особенно с рабочими промышленного Севера страны, создание там секций Интернационала (см. настоящий том, стр. 272). Примером пропаганды идей научного коммунизма в Италии являются публикуемые в томе письма Энгельса итальянскому социалисту Кафьеро. В этих письмах Энгельс рассматривает важнейшие вопросы теории научного коммунизма и организации борьбы масс применительно к итальянским условиям. В письме от 28 июля 1871 г. Энгельс дает обстоятельную критику мадзинизма, характеризуя его как одно из направлений «вульгарной демократии», стремящейся предоставить рабочим некоторые политические права «с целью сохранения в неприкосновенности социальных привилегий средних и высших классов» (см. настоящий том, стр. 224). Главное внимание в письмах к Кафьеро Энгельс уделял разоблачению анархистских воззрений, доказательству их коренной противоположности задачам революционного пролетариата.

Большой теоретический интерес представляют письма Энгельса немецкому социалисту, основателю секции Интер-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

национала в Милане Т. Куно, содержащие развернутую критику анархистских догм. Письма Энгельса деятелям итальянского рабочего движения: Палладино, Бовио, Берту, Барторелли и другим свидетельствуют о борьбе за идейную чистоту пролетарской организации, которую он неустанно вел. Выступая против сектантского противопоставления национальных задач рабочего класса его интернациональным задачам, Энгельс высказал важную мысль, что «в рабочем движении подлинно национальные идеи, то есть идеи, отвечающие экономическим факторам как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, факторам, господствующим в соответствующей стране, в то же время всегда являются и подлинно интернациональными идеями» (см. настоящий том, стр. 374).

Пропаганда Энгельсом принципов научного коммунизма, его борьба с влиянием анархистской и буржуазной идеологии на рабочее движение сыграли важную роль в становлении самостоятельного рабочего движения в Италии, заложили фундамент для создания самостоятельной пролетарской партии.

Связи Маркса и Энгельса с деятелями испанского рабочего движения установились в 1871 г. и укрепились с переездом в Мадрид в декабре 1871 г. Поля и Лауры Лафарг, бежавших от преследований французской полиции. С лета 1872 г., после разоблачения Лафаргом существования в Испании тайного бакунистского Альянса, Маркс и Энгельс особенно много внимания уделяли этой стране. Письма Маркса и Энгельса Лафаргам, часть которых публикуется впервые, содержат не только яркую критику бакунизма, но и важные теоретические положения научного коммунизма.

Результатом воздействия Маркса и Энгельса на лучших представителей испанского рабочего движения было возникновение и сплочение группы подлинно пролетарских революционеров в Испании, которые под руководством основоположников марксизма вели пропаганду идей научного коммунизма и борьбу с анархизмом. Деятельность этой группы получила высокую оценку в письмах Энгельса. Неутомимая борьба Маркса и Энгельса с анархистским влиянием в Испании сыграла огромную роль в воспитании испанских революционеров, подготовила почву для преодоления передовой частью испанского пролетариата чуждого рабочему классу влияния.

Огромное внимание Маркс и Энгельс уделяли укреплению тесных дружественных отношений с русскими революционными деятелями. Они высоко ценили русских революционных эмигрантов, рассматривая их как своих соратников. Энгельс



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

писал, что среди них «есть люди, которые по своим дарованиям и характеру безусловно принадлежат к лучшим людям нашей партии; парни, у которых выдержка, твердость характера и в то же время теоретическое понимание прямо поразительны» (см. настоящий том, стр. 411).

Как секретарь-корреспондент Генерального Совета для России, Маркс поддерживал тесные связи с Русской секцией Интернационала в Швейцарии, опираясь на секцию в борьбе с бакунизмом; помогал членам секции более четко определить существо их идейных разногласий с анархистами. Маркс регулярно информировал одного из руководителей Русской секции Интернационала Н. И. Утина о существе расхождений Генерального Совета с анархистской организацией - Альянсом социалистической демократии - и в свою очередь получал от Утина необходимые сведения о подрывной деятельности анархистов.

Переписка Маркса с Даниельсоном и Энгельса с Лавровым представляет значительный интерес для характеристики связи их с русскими революционными деятелями. К этому времени Маркс уже овладел русским языком, что облегчало ему ознакомление с русской научной и общественно-политической литературой и русской действительностью., позволяло глубже вникнуть в проблемы социального и политического развития России (см. Маркс - Мейеру, 21 января 1871 г., настоящий том, стр. 147). Через Даниельсона Маркс направлял в Россию документы Генерального Совета, получал необходимые материалы. Письма Маркса свидетельствуют о его огромном уважении к великому русскому революционному демократу Н. Г. Чернышевскому, сочинения которого он тщательно изучал в это время. Получив от Даниельсона рукопись Чернышевского «Письма без адреса», Маркс пытался напечатать ее.

Передавая свое впечатление об этой работе, он писал, что «рукопись очень интересна» (см. настоящий том, стр. 458). В начале 1873 г. Маркс уже сообщал Даниельсону о том, что значительная часть сочинений Чернышевского ему известна. Маркс намеревался опубликовать биографию Н. Г. Чернышевского, «чтобы вызвать к нему симпатию на Западе» (см. настоящий том, стр. 458), и обращался к Даниельсону с просьбой прислать необходимые данные; из-за отсутствия таковых этот замысел Маркса остался неосуществленным.

Переписка Маркса с Даниельсоном позволяет воссоздать историю подготовки и выхода в свет русского издания первого тома «Капитала»; письма Маркса показывают, какое исключительное значение придавал он переводу на русский язык



ПРЕДИСЛОВИЕ XXV

своего основного произведения, как внимательно следил за ходом этой работы.

Особенно близкие отношения установились у Маркса и Энгельса с русским революционером, членом Генерального Совета Интернационала Г. А. Лопатиным, которого они высоко ценили и с которым регулярно встречались во время его пребывания в Лондоне. Письма Маркса Даниельсону полны тревоги в связи с арестом Лопатина, отправившегося в Сибирь для организации побега Чернышевского из ссылки. «Судьба нашего милого «общего друга» глубоко волнует всю мою семью», - писал Маркс 12 декабря 1872 г. и сообщал, что ищет путей для оказания помощи Лопатину (см. настоящий том, стр. 458).

Маркс и Энгельс, внимательно следившие за развитием русского революционного движения, отмечавшие каждый его шаг, твердо верили в неизбежность победоносной народной революции в России, призванной вместе с тем коренным образом изменить положение в Европе и во всем мире и облегчить европейскому пролетариату завоевание политической власти.

После Гаагского конгресса, который фактически был последним конгрессом Интернационала, Международное Товарищество Рабочих постепенно сходит со сцены, уступая место новым формам объединения рабочих. Переписка Маркса и Энгельса (1873 г.), их письма своим соратникам - Зорге, Либкнехту, Кугельману и др. (1873-1874 гг.) проливают свет на причины прекращения деятельности Международного Товарищества Рабочих.

Чуждые догматическому подходу к формам организации рабочего класса, Маркс и Энгельс на основании тщательного изучения состояния рабочего движения в различных странах и его специфики и условий, сложившихся к осени 1873 г., приходят к выводу, что Интернационал выполнил свою историческую миссию. Маркс и Энгельс понимали, что движение рабочего класса перерастает свою прежнюю организационную форму - Международное Товарищество Рабочих, и поэтому необходимо прежде всего предоставить пролетариату в каждой стране возможность организоваться в самостоятельную партию. Новое интернациональное объединение пролетариата должно было базироваться на связанные с широкими пролетарскими массами социалистические партии в каждой стране, выступающие под знаменем научного коммунизма. Почва для создания таких партий была подготовлена Международным Товариществом Рабочих. 27 сентября 1873 г. Маркс писал Зорге: «Принимая во внимание положение дел в Европе, я считаю



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVI

безусловно полезным временно отодвинуть на задний план формальную организацию Интернационала... События и неизбежное развитие и усложнение обстановки сами позаботятся о восстановлении Интернационала в улучшенной форме» (см. настоящий том, стр. 508). Этот же вывод формулирует и Энгельс. В сентябре 1874 года он пишет Зорге: «Старый Интернационал полностью завершил свое существование...» (см. настоящий том, стр. 537). Энгельс высказывает убеждение, целиком оправдавшееся в ходе последующего развития рабочего движения, что новое международное объединение рабочего класса будет осуществлено на более широкой и прочной основе, на базе массовых пролетарских партий в каждой стране.

Новый Интернационал, писал Энгельс, возникнет «после того как произведения Маркса в течение ряда лет будут оказывать свое влияние» (см. настоящий том, стр. 538).

Основоположники марксизма отмечали великую историческую роль, сыгранную Интернационалом, который, по словам Энгельса, «в течение десяти лет... господствовал над одной стороной европейской истории - именно той стороной, в которой заложено будущее» (см. настоящий том, стр. 538).

В. И. Ленин также неоднократно подчеркивал огромное значение Интернационала в рабочем движении, как организации, впервые объединившей рабочий класс различных стран в международную армию для борьбы против капитала. Первый Интернационал, писал Ленин, «заложил фундамент международной организации рабочих для подготовки их революционного натиска на капитал» (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 38, стр. 302).

Руководимый Марксом и Энгельсом Первый Интернационал поднял мировое пролетарское движение на новую ступень. Благодаря деятельности Интернационала идеи научного коммунизма и пролетарского интернационализма получили широкое распространение среди пролетарских масс, марксизм - единственно правильное, научное мировоззрение пролетариата - одержал победу над различными формами домарксового социализма. Интернационал значительно продвинул вперед осуществление исторической задачи соединения научного коммунизма с подлинно массовой освободительной борьбой пролетариата, подготовил наступление эпохи гегемонии марксизма в рабочем движении, заложил основы интернационального единства рабочих, создав прочные международные связи, продолжавшие развиваться и укрепляться и после прекращения деятельности Международного Товарищества Рабочих. К Первому Интернационалу восходят нити, связывающие современ-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVII

ное освободительное движение пролетариата с предшествующими этапами его развития.

Уже Энгельс в письме к Зорге в 1874 г. высказывал надежду, что будущее международное объединение пролетариата «будет чисто коммунистическим и провозгласит именно наши принципы» (см. настоящий том, стр. 538). Традиции, идеи, опыт Первого Интернационала были унаследованы, развиты и обогащены Коммунистической партией Советского Союза и другими марксистско-ленинскими партиями. Международное Товарищество Рабочих является славным историческим предшественником современного мирового коммунистического движения.

В письмах Маркса и Энгельса, вошедших в данный том, нашли яркое отражение огромные масштабы и разносторонний характер их борьбы за победу идей научного коммунизма.

Вместе с тем эти письма дают ценнейший биографический материал о великом содружестве основоположников научного коммунизма и их тесных дружеских связях с выдающимися деятелями революционного рабочего движения всех стран. Публикуемые в приложениях к тому письма членов семьи Маркса дополняют эти данные, а также раскрывают активное участие жены и дочерей Маркса в пролетарском движении.

Письма Маркса и Энгельса, вошедшие в 33 том Сочинений, являются замечательным по богатству и глубине содержания источником для изучения истории революционносоциалистической мысли, истории рабочего движения и деятельности великих вождей пролетариата в эпоху Первого Интернационала и Парижской Коммуны.

* * *

В настоящий том включено значительное количество писем Маркса и Энгельса, не входивших в первое издание их Сочинений (61 документ); из вновь включаемых писем 27 писем вообще публикуются впервые, 18 - были первоначально опубликованы в зарубежных изданиях, а 16 - публиковались на страницах советских журналов и газет. Особый интерес представляют впервые публикуемые в Сочинениях 14 писем Маркса и Энгельса Полю и Лауре Лафарг, а также письма Энгельса итальянскому социалисту Кафьеро, которые не только дают богатейший материал, характеризующий деятельность Маркса и Энгельса по руководству Интернационалом, но и содержат важнейшие теоретические положения, высказанные ими в ходе борьбы с анархизмом. Письма Маркса немецкому демократу



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVIII

Освальду проливают дополнительный свет на позицию Маркса и Энгельса во время франкопрусской войны.

В приложениях к тому печатаются 14 писем, написанных по поручению Маркса его женой и дочерьми Женни и Элеонорой, и одно письмо, написанное В. Либкнехтом по поручению Энгельса. Из писем, публикуемых в приложениях, 4 письма публикуются впервые, а 5 других - впервые включены в состав Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА ИЮЛЬ 1870- ДЕКАБРЬ 1874


1

Часть первая ПЕРЕПИСКА МЕЖДУ К. МАРКСОМ и Ф. ЭНГЕЛЬСОМ ИЮЛЬ 1870 - ДЕКАБРЬ 1874

Карл Маркс (середина 70-х годов)


3
3

1870 год 1

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон]. 20 июля 1870 г.

Дорогой Фред!

Прилагаю письмо Кугельмана, которое в значительной мере разъяснит тебе политические тайны нынешней войны. Он прав в своей критике обращения брауншвейгского собрания, которое я посылаю в нескольких экземплярах1. Кроме того, посылаю «Reveil». Ты найдешь в нем первую половину обвинительного акта Верховного суда в Блуа; какими жалкими, по сравнению с фениями, оказываются французские заговорщики, которые без всякого повода превращаются в шпиков! Но газета интересна также из-за передовой статьи старого Делеклюза2. Хотя он и в оппозиции к правительству, но является полнейшим воплощением шовинизма, «ибо Франция - единственная страна идеи» (а именно идеи относительно себя самой). Эти республиканские шовинисты сердятся лишь на то, что реальное воплощение их идола - Л. Бонапарт с длинным носом и биржевая спекуляция - не соответствует их фантастическим представлениям. Французы нуждаются в колотушках. Если победят пруссаки, то централизация государственной власти будет полезна для централизации немецкого рабочего класса. Кроме того, при перевесе немцев центр тяжести западноевропейского рабочего движения переместится из Франции в Германию. Стоит только сравнить движение в обеих странах с 1866 г. до нынешнего дня, чтобы увидеть, что немецкий рабочий класс в теоретическом и организационном отношении превосходит французский. Его перевес на мировой сцене над французским был бы в то же время перевесом нашей теории над теорией Прудона и т. д.


4
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ИЮЛЯ 1870 г.

Наконец, прилагаю критику моей книги в гильдебрандовском «Zeitschrift fur Okonomie und Statistik»3. Мое физическое состояние мало располагает к веселью, но я смеялся до слез над этим произведением, bona fide* до слез. С наступлением реакции и концом героической эпохи философии в Германии вновь проявил себя сидящий в самой крови немецкого бюргера «мелкий буржуа» - в философии сплошное пустословие, достойное Моисея Мендельсона, умничающее, угрюмое, претенциозное брюзжание. А теперь даже политическая экономия вырождается в болтовню о правовых понятиях! Это превосходит даже «логарифм раздражения»4. Мещанин, как заметил еще Шиллер, компетентный судья по этой части, разрешает все вопросы, перенося их «в область совести».

Кстати. Одна американская газета, которую я вчера читал в Центральном Совете, печатает ряд статей о капитале и т. д. и среди прочего говорит также о моей книге**. Я полагаю, говорится там, что рабочий должен определенную часть дня работать для своих собственных потребностей, поэтому избыток над этим временем, который я называю прибавочным трудом, образует прибавочную стоимость и потому является источником прибыли и т. д. В этом, - продолжает автор, - пожалуй, есть кое-какой смысл, но это не соответствует истине. Товары, которые производит, например, фабрикант, равны для него нулю, пока они не проданы. Теперь предположим, что «real value»*** (он имеет в виду издержки производства [Kostpreis]) платьев и т. п. равняется а. Затем фабрикант при продаже их торговцу прибавляет b, а различные торговцы, через руки которых проходит этот товар, - с.

Таким образом, «value» = а. Надбавка = b + с. Поэтому «value in use»**** = а + b + с. Итак, прибавочная стоимость = избытку потребительной стоимости (!) над стоимостью. Это превосходит даже «формулу» Франкеля, которую он выучил в Париже!5

Меня только что прервали. Таран*****, французский итальянец (сотрудник «Pall Mall Gazette »), прикатил в кебе; он привез обратно работы Лассаля и т. п., которые я ему одолжил.

Уезжает в качестве военного корреспондента в Париж. Осведомлялся у меня, не хочу ли я отправиться в роли такового в Пруссию или, если нет, не могу ли предложить кого-нибудь другого? Через него я теперь настолько связан с «Pall Mall», что если


* - действительно, искренне. Ред.

** - первом томе «Капитала». Ред.

*** - буквально: «действительная стоимость». Ред.

**** - буквально: «потребительная стоимость». Ред.

***** - Тиблин. Ред.


5
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ИЮЛЯ 1870 г.

захочу во время этой комедии написать что-нибудь на политические темы или, если ты захочешь, - на военные, то это будет принято и вдобавок оплачено.

Наше решение*, в силу которого признан Романский федеральный комитет в Женеве в противовес образованному Бакуниным-контркомитету, произвело среди молодчиков, как сообщил вчера Перре из Женевы, впечатление разорвавшейся бомбы6. Они тотчас же телеграфировали Бакунину. Генеральный Совет собираются на ближайшем конгрессе посадить за это покушение на скамью подсудимых. В настоящий момент безусловно необходимо, чтобы Дюпон прислал мне наконец копии наших решений по поводу Альянса**. Немедленно серьезно поговори с ним от моего имени по этому поводу.

Генеральный Совет поручил мне вчера составить воззвание***. Это мало приятно в моем теперешнем состоянии - при болезни печени и усталости. Аллен и Маддисон, у которых я вчера был, советуют мне, если не станет лучше, отправиться на море, а именно на восточное побережье Англии, где более прохладно.

Сердечный привет миссис Лиззи**** и друзьям.

Твой К. М.

Кстати. Не находишь ли ты, что в смысле глупости Вильгельм превзошел самого себя в последнем номере «Volksstaat».


* К. Маркс. «Резолюция Генерального Совета о Федеральном комитете Романской Швейцарии». Ред.

** К. Маркс. «Международное Товарищество Рабочих и Альянс социалистической демократии». «Генеральный Совет Международного Товарищества Рабочих - центральному бюро Альянса социалистической демократии». Ред.

*** К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

**** - Бёрнс. Ред.

***** См. предыдущее письмо, стр. 3. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV. Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 22 июля 1870 г.

Дорогой Мавр!

Браво, Кугельман! Видно, его занятия пошли ему впрок. Гипотеза совсем в духе обвинителей и объясняет все*****. Но


6
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ИЮЛЯ 1870 г.

если она на самом деле правильна, то, по крайней мере, Бисмарку теперь уже не справиться с событиями. Этим господам, очевидно, удалось вызвать в Германии настоящую национальную войну. Многочисленные попытки Луи Бонапарта позондировать почву относительно уступки ему немецких областей, Люксембурга и пр., посредством которых он, как обычно, хотел уже заранее примирить публику с предстоявшим fait accompli*, оказали на немецкого Михеля прямо противоположное действие. На этот раз он, очевидно, окончательно решил, что этим махинациям раз навсегда должен быть положен конец. Вопреки им, а также вопреки обеим армиям и старому упрямому Вильгельму, показная война невозможна, on ira au fond**.

Внезапно проявившиеся нерешительность и медлительность во французских операциях - явно намечавшихся на середину текущей недели - доказывают, что Луи Бонапарт убедился, насколько он просчитался. Быстрое вступление в войну южных немцев и затем очевидность того, что ему придется иметь дело с самим немецким народом, сорвали внезапный захват Майнца посредством бомбардировки и быстрое продвижение в направлении на Вюрцбург с еще лишь наполовину собранными силами. Если вообще наступать, то он должен это делать теперь, всеми силами. Но для этого нужно еще время. Приказ относительно формирования в полках четвертых батальонов издан лишь 15-го или 16-го, их кадры, которые состоят из четырех рот трех полевых батальонов каждого полка, должны быть, таким образом, сперва увеличены на 6-8 рот и пополнены за счет резервов. Призыв отпускников последовал в Париже 19-го и 20-го, резервистов, прошедших службу, - 21 и 22 июля, резервистов, не проходивших службы, назначен на завтра. Нужно, чтобы две первые категории сначала попали в свои полки, лишь тогда последние будут укомплектованы. И поэтому начало кампании - не считая стычек - будет отложено по меньшей мере до середины следующей недели. Но к тому времени немцы могут быть уже настолько сильны, что Бонапарту придется ждать четвертые батальоны, а это, в свою очередь, дает еще 1-2 недели отсрочки. А тогда он погиб.

Вчера один здешний немецкий филистер рассказал мне, что в субботу он в Вестфалии ехал в поезде с одним прусским генералом, принявшим его за англичанина и говорившим с ним по-английски. Он сказал: «Совершенно верно, мы опоздали на десять дней, но если в течение десяти дней вы не услышите, что мы потерпели большое поражение, то мы скоро завоюем


* - совершившимся фактом. Ред.

** - пойдут до конца. Ред.


7
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ИЮЛЯ 1870 г.

ваши симпатии». На вопрос, что он под этим подразумевает, он ответил: «Видите ли, симпатии англичан всегда на стороне тех, кто имеет успех».

Мобилизация в Северной Германии началась 16-го, в Баварии - 17-го. Резервисты и пехота ландвера могут быть вполне готовы приблизительно через 8 дней, остальные- через 13 дней с начала мобилизации; таким образом, 25-го вся пехота, а 30-го все остальное будут в состоянии готовности. Но так как резервисты являются массами, не дожидаясь призыва, то полевая армия будет готова еще раньше. На Рейне наверняка стоят 7-й, 8-й, 11-й и 12-й армейские корпуса. Гвардия тоже выступила из Берлина, как сказал мне Борхардт, прибывший вчера оттуда; и я полагаю, - в Баварию, чтобы действовать под командованием прекрасного кронпринца*. Переброска войск с востока через Берлин должна была начаться вчера. Бонапарт с воскресенья или с понедельника сможет, самое большее, занять Пфальц, но не сумеет продвинуться дальше за Рейн, если только другая сторона не допустит крупных ошибок. С конца следующей недели немцы могут начать наступление и бросить во Францию армию, которая, хотя и после многих тяжелых боев, должна опрокинуть все, что выставит против нее Бонапарт. Судя по тому, как обстоят теперь дела, я считаю счастливый исход кампании для Бонапарта невозможным.

Я согласился бы, пожалуй, писать для «Pall Mall Gazette» 2 статьи в неделю о войне за хорошую плату наличными; на пробу напишу статью о военной организации. Надо, чтобы за статью платили 3 или 4 гинеи; «Guardian»** платила мне тогда по 2 и готова была бы платить больше7. Если ты можешь завтра уладить это дело, дай мне сейчас же знать. Поездка в качестве корреспондента в прусскую главную квартиру связана со многими препятствиями; самое большое - Штибер, да и к тому же там у меня было бы меньше возможности критически смотреть на вещи, чем здесь.

Из прилагаемых вырезок ты увидишь, что мы тут проделали. Отчет в «Guardian» написан нами самими8; но что из этого способен сделать penny-a-liner***, показывает прилагаемый отчет «Courier»****. Можно умереть со смеху. Пожалуй, впервые французские рабочие получили в Манчестере бурное одобрение со стороны немецких филистеров и приказчиков.


* - Фридриха-Вильгельма. Ред.

** - «Manchester Guardian». Ред.

*** -мелкий репортер, наемный писака. Ред.

**** - «Manchester Courier». Ред.


8
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ИЮЛЯ 1870 г.

Дюпону написал, рассчитываю повидаться с ним сегодня вечером.

Куда именно ты думаешь поехать на море? На восточном побережье южнее Хамбера нет ничего. Севернее - Скарборо - дорого и переполнено, то же и в Бридлингтоне Ки; если выберешь последнее, то мы могли бы там встретиться. 40 фунтов пошлю тебе, как только пожелаешь.

Я хотел бы, чтобы несколько улеглась проклятая паника; я должен продать акции.

Рёсслера* я пока отложил.

Последнего номера вильгельмовского «Volksstaat» не получил. Теперь это особенно досадно.

Сердечный привет от Лиззи и от меня вам всем.

Твой Ф. Э.

Прилагаемое Кугельмана возвращаю.

Читал ли ты, как Бонапарт кокетничает теперь «Марсельезой», а благородная Тереза каждый вечер исполняет ее своим грубым солдатским голосом?

«Марсельеза» в устах Терезы - это поистине олицетворение бонапартизма. Что за мерзость!


* [Г. Рёсслер]. «Карл Маркс. Капитал. Критика политической экономии»». Ред.

** Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - I». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 3

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 июля 1870 г.

Дорогой Фред!

Я только что отослал твою статью** редактору «Pall Mall» (Ф. Гринвуду) с просьбой немедленно вернуть ее, если он не захочет напечатать. Не сомневаюсь, что в этом случае смогу пристроить ее в «Times» или в «Daily News».


9
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ИЮЛЯ 1870 г.

«Times» всячески заверяла нас через Эккариуса, что напечатает наше (Интернационала) воззвание*. Это не было сделано, вероятно, из-за замечаний о России.

После этого (в понедельник**) я сейчас же послал эту вещь в «Pall Mall», а также, согласно договоренности с их военным корреспондентом (Тиблином, который сейчас в Люксембурге), написал редактору относительно военных статей, попросив его ответить. Никакого ответа.

Воззвание тоже не было напечатано. Поэтому я сегодня послал вместе с твоей статьей краткое сопроводительное письмо редактору «Pall Mall», в котором речь шла только о военной корреспонденции; то есть просто спросил его: да или нет?

Генеральный Совет во вторник постановил напечатать воззвание в 1000 экземплярах. Жду сегодня корректурные листы.

Пение «Марсельезы» во Франции - пародия, как и вся Вторая империя. Но, по крайней мере, эта собака*** чувствует, что «Отправляясь в Сирию»9 - теперь не к месту. В Пруссии, напротив, нет нужды в подобном кривляний. «Иисус, мое прибежище!»10, пропетое Вильгельмом I, с Бисмарком по правую руку и Штибером - по левую, - вот немецкая марсельеза! Как в 1812 г. и тому подобное. Немецкий филистер, кажется, буквально в восторге от того, что может теперь, не стесняясь, проявлять свое прирожденное холопство. Кто мог бы подумать, что через 22 года после 1848 г. национальная война в Германии получит такое теоретическое выражение!

К счастью, все эти демонстрации исходят от буржуазии. Рабочий класс, за исключением прямых приверженцев Швейцера, не принимает в них никакого участия. К счастью, война классов в обеих странах, во Франции и в Германии, достигла такого развития, что никакая внешняя война не может серьезно повернуть назад колесо истории.

С опубликованием истории, касающейся договора (о Бельгии), Бисмарк тоже перестарался11. Даже респектабельные круги Лондона не отваживаются больше говорить о честности Пруссии. Макер12 и К°! Я вспоминаю, впрочем, что незадолго до 1866 г. читал в газете достойного Брасса**** и в «Kreuz-Zeitung» статьи, в которых Бельгию поносили как «гнездо якобинцев» (!) и рекомендовали Франции ее аннексировать. С другой стороны, не менее смешно нравственное возмущение Джона Буля. Право,


* К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

** - 25 июля 1870 г. Ред.

*** - Наполеон III. Ред.

**** - «Norddeutsche Allgemeine Zeitung». Ред.


10
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ИЮЛЯ 1870 г.

основанное на договорах! Черт побери! И это после того, как Пальмерстон ввел в английском государстве принцип, по которому подписать договор вовсе не означает обязаться его соблюдать, и после того, как Англия с 1830 г. поступала в соответствии с этим! Повсюду только войны и бесстыдство.

Хороша «Kreuz-Zeitung» со своим требованием к Англии не поставлять французам уголь, то есть нарушить англо-французский торговый договор, иными словами объявить войну Франции13. Что уголь может рассматриваться как военный груз, этот довод английская оппозиция в свое время энергично выдвигала против Пама*. Он отделывался от нее дешевыми остротами. Этот момент, таким образом, отнюдь не был упущен из виду при заключении договора. Уркарт выступал с резкими обличениями по этому поводу во время переговоров. Поэтому если Англия с самого начала не объявляет войны, то она должна снабжать французов углем. Что же касается объявления войны, то это могло бы вызвать весьма серьезное столкновение между powers that be** и лондонским пролетариатом. Рабочие решительно настроены против подобного рода «лицедейства».

Наконец, письмо от русских из Женевы14. Прилагаю его. Необходимо быстро вернуть, скажем, в ближайший понедельник***, так как я должен ответить.

Из прилагаемого письма Э. Освальда (он - уркартист, но сравнительно рационализированный в континентальном духе) ты видишь, что и с демократической стороны хотят что-нибудь предпринять15. Я ответил ему****, что уже подписал воззвание Интернационала, которое, если брать его чисто политическое содержание, в существенных пунктах развивает ту же точку зрения. Он настаивает в последних письмах, сегодняшнем и вчерашнем, на том, чтобы я присутствовал сегодня днем на их собрании в его доме (он живет совсем близко от нас). Посылает мне также выдержку из письма Л. Блана. Но для меня это невозможно. Кто поручится мне в том, что там, где будет Луи Блан, не будет также Карла Блинда?

Иду сейчас прямо к Смиту по поводу дома16.

Привет.

Твой К. М.


* - Пальмерстона. Ред.

** - власть имущими. Ред.

*** - 1 августа. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 109-110. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


11
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1870 г.

4

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 29 июля 1870 г.

Дорогой Фред!

Из прилагаемого видишь, что пока с «Pall Mall» все в порядке и что сегодня вечером появляется твоя первая статья*. Неприятно только, что г-н Гринвуд (которому я до сих пор, кстати, не сообщил твоей фамилии) ничего не говорит об условиях, хотя я в моем первом письме к нему ясно осведомлялся об этом. С другой стороны, Тиблин (то есть Таран), прощаясь со мной перед своим отъездом на континент, сказал мне, что оплата подразумевается само собой и производится в конце каждого месяца.

Во всяком случае, мне кажется наиболее разумным послать им еще несколько статей, чтобы стать хозяевами положения, прежде чем отправлять официальную ноту по этому вопросу.

Вчера был у Смита16. Там выяснилось, что из Лондона о тебе не посылали запрос в Манчестер, так как у твоего домовладельца поблизости от Манчестера тоже есть имение и он пожелал сам навести там справки. Однако следовало бы ему написать, чтобы он ускорил дело. Во всяком случае, я слежу за тем, чтобы кто-либо «третий» не стал поперек дороги.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - I». Ред.

** Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - III». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 5

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 31 июля 1870 г.

Дорогой Мавр!

При сем прусский план кампании. Прошу тебя немедленно взять кеб и отвезти это** в «Pall Mall Gazette», чтобы статья


12
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1870 г.

появиласьв понедельник вечеров. Она необычайно повысит репутацию «Pall Mall Gazette» и мою; во вторник события могут так развернуться, что любой осел будет в состоянии разобраться в этом. Не знаю, появился ли в субботу мой № II*, так как «Pall Mall Gazette» сегодня здесь в клубах не было. Я немного горжусь этой историей, так как в самом деле было не легко разгадать этот план. Решающим моментом явилось известие, что двоюродный брат Гумперта, ротный командир 77-го полка, авангарда 7-го армейского корпуса, 27-го выступил из Ахена в Трир. Тогда все это дело стало для меня ясным.

Кроме того, необходимо, чтобы ты договорился с Гринвудом о том, что я буду посылать статьи прямо ему, чтобы они могли появляться в тот же день. Потеря времени теперь для такого рода статей убийственна. Я думаю посылать ему статьи в среднем два раза в неделю; в настоятельных случаях - чаще, при затишье в ходе событий - реже. Время от времени, при случае, - мелкие заметки, которые он сможет использовать по своему усмотрению.

Для нас, однако, становится все позорнее вести войну под предводительством Вильгельма. Но все же хорошо, что он делает себя ужасным посмешищем своей божественной миссией и своим Штибером, без которого так никогда и не сможет осуществиться германское единство. Воззвание Интернационала** было здесь напечатано в субботу в торийской газете «Courier»***; будь то другой день недели, его поместили бы и остальные газеты, но этому помешали субботние объявления. Воззвание научит все классы народа понимать, что теперь только у рабочих имеется подлинная внешняя политика. Оно очень хорошо, и «Times», несомненно, не поместила его только из-за русских****. Правительства, как и буржуазия, будут невероятно удивлены, когда после войны рабочие спокойно возобновят свою прерванную борьбу, точно совсем ничего не случилось.

Моя уверенность в военных успехах немцев растет с каждым днем. Итак, первое серьезное сражение мы действительно выиграли. Французы, по-видимому, еще совсем не понимают, чем они располагают, имея ружье, заряжающееся с казенной части.

Игра, которую ведет Мольтке, очень рискованна. По моим расчетам, он не закончит сосредоточения раньше вторника или


* Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - II». Ред.

** К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

*** - «Manchester Courier». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 9. Ред.


13
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1870 г.

среды*. От Ахена до границы около 20 немецких миль, 4-5 тяжелых переходов, особенно при жаре. Таким образом, 7-й корпус вряд ли сможет до завтра прибыть в полном составе к Саару, а сегодня, возможно, уже происходит большое сражение. Во всяком случае, все построено на таком тонком расчете, что от 24 часов в ту или другую сторону зависит колоссально много. Настоящее сражение, пожалуй, разыграется на Сааре между Мерцигом и Саарбрюккеном17.

Хорошо, что французы первые напали на немецкую территорию. Когда немцы следуют по пятам отбитого вторжения, это, несомненно, производит во Франции совсем иное впечатление, чем если бы они вступили во Францию без такого предшествующего вторжения. Тем самым война с французской стороны оказывается более бонапартистской.

Окончательный результат - что в конце концов победят немцы - для меня вне всякого сомнения, но план Мольтке говорит о полной уверенности в том, что уже в первом же сражении можно будет действовать с подавляющим перевесом сил. Мы узнаем, пожалуй, уже во вторник вечером, не просчитался ли он. Мольтке часто строит расчеты без своего Вильгельма.

Чем больше раболепствует немецкий филистер перед своим богобоязненным, уповающим на милость божью Вильгельмом, тем наглее становится он по отношению к Франции. Старый вой по поводу Эльзаса и Лотарингии уже снова раздается вовсю - на первом месте «Аугсбургская газета»**. Но лотарингские крестьяне еще покажут пруссакам, что это не такто просто.

Относительно договора ты совершенно прав***. Люди совсем не так глупы, как это воображает Бисмарк. Это дело имеет лишь ту хорошую сторону, что теперь вся эта мерзость должна всплыть наружу и что тогда наступит конец жульническому торгу между Бисмарком и Бонапартом.

Во всей истории с нейтралитетом, включая уголь13, немцы, что исторически вполне обосновано, ведут себя совершенно как дети. Подобные вопросы перед этим народом еще никогда не вставали. Кому, в самом деле, было заниматься ими?

Русских возвращаю14. Русский остается русским. Что за обывательская грызня. Шестеро русских ссорятся между собой так, словно от этого зависит господство над миром. Обвинительных пунктов против Бакунина тут еще также нет, есть лишь жалобы по поводу раздоров в Швейцарии. Во всяком случае, наши, по-видимому, люди честные, насколько это возможно для


* - 2 или 3 августа. Ред.

** - «Allgemeine Zeitung». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 9-10. Ред.


14
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1870 г.

русского, но я все же был бы осторожен с ними. А между тем очень хорошо было бы знать всю эту болтовню, это ведь относится к области дипломатии пролетариата.

«Volksstaat» по вине почты я получаю очень неаккуратно. Номер от 23-го имел на бандероли почтовый штемпель от 19-го; таковы манипуляции этих субъектов. Многих номеров вообще не хватает. В двух последних номерах Вильгельм* был уже не так вызывающе глуп, он прикрыл свое отступление вопросом о братании между немецкими и французскими рабочими.

У Шорлеммера два брата служат в гессенской дивизии, вольноопределяющимися, унтерофицерами.

От Смита больше ничего не слышно16. Большое спасибо за хлопоты. Если я на этой неделе ничего не получу, то напишу этому Смиту что-нибудь весьма резкое. Что за странная идея у этого аристократа - самому наводить здесь справки! Если бы он предоставил это дело своему банкиру, то через 3 дня имел бы все сведения. Но этот господин, должно быть, сам считает себя деловым человеком. Скотина!

Сердечный привет всем вам. У Лиззи колено заживает.

Дюпон дал себе навязать, конечно, через Моттэ, квартиру по соседству, в самой нездоровой части города, около вонючей реки, но я позаботился о том, чтобы он снял другую. Но не говори с ним об этом, дело улажено. Моттэ, однако, он ко мне больше не приводил. Серрайе, как видно, писал ему об этом, и Дюпон, по-видимому, сам теперь чувствует облегчение в связи с тем, что этот субъект больше не сидит у него на шее днем и ночью.

Твой Ф. Э. [Заметки, приложенные к письму]18

Северогерманская союзная армия** 1 гвардейский корпус и 12 линейных корпусов: всего 114 полков пехоты трехбатальонного состава ............ 342 бат. батальоны егерей и стрелков .......................................................... 16 »

Гессенская дивизия: 4 полка двухбатальонного состава и 2 батальона егерей .......................................................... 10 » ------------------------- Линейных ................................................................ 368 батальонов


* - Либкнехт. Ред.

** Первая страница заметок до слов «У французов» в оригинале перечеркнута. Ред.


15
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1870 г.

Ландвер 93 полка двухбатальонного состава и 12 отдельных батальонов ..................................................... 198

В Гессене приблизительно ............................................................... 6 204 бат. ------------------- Полностью сформированных 572 батальона Войска запаса, организуемые, как только будут мобилизованы полевая армия и ландвер, даже без дальнейшего специального приказа: Линейные войска - четвертые батальоны 114 полков .........................................114

Ландвер - третьи батальоны 93 полка .....................................................................93 ------------ 779 батальонов Для этих войск запаса должны быть выделены офицеры в момент самой мобилизации; они могут быть готовы через 4-6 недель после приказа о мобилизации; это - самые лучшие батальоны армии. Как только они будут организованы, приступят к формированию пятых батальонов линейных войск и четвертых батальонов ландвера и т. д. Таким образом, организовано: Линейных войск 368 батальонов численностью по 1 000 чел 368 000

Ландвера 204 батальона » » 800 чел 163 200 ------------------------- 531 200

Намечено к организации: Линейных войск 114 батальонов численностью по 1 000 чел ........114 000

Ландвера 93 батальона » » 800 чел ...........74400 188 600 ------------------------- Всего пехоты ................................................................719800

Бавария: 2 армейских корпуса, около 50 батальонов + 30 батальонов ландвера = 80 бат.

Вюртемберг: 1 дивизия, около 16 батальонов +10 батальонов ландвера = 36 »

Баден: 1 дивизия, около 9 батальонов + 5 батальонов ландвера = 14 » 130 бат. = около 110 000


16
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1870 г.

Для Южной Германии я беру минимально низкие цифры. Кавалерию и артиллерию я совершенно не принимаю в расчет для того, чтобы сравнивать лишь численность пехоты, ибо она играет решающую роль.

У французов: Гвардия - 33 батальона - линейные войска, 100 полков трехбатальонного состава ...........................................................................333 бат.

Зуавы, 3 полка = 9 бат.

Тюркосы, 3 полка = 9 бат.

Иностранные и др. формирования 5 бат. ------------- 23 ».

Chasseurs-a-pied* ......................................................................20 » ------- 376 бат.

При этом батальон имеет 8 рот; если, как в 1859 г., 24 роты поделены между четырьмя батальонами по 6 рот в каждом, тогда роту можно увеличить на 150 человек и образовать четвертый учебно-запасной батальон, что на 115 полков составит ..........................................115 бат. ------- 491 бат.

Если организована значительная часть мобильной гвардии, то это составит............................100 бат. ------- Пехота 580 000 человек = 591 бат.

Все остальное должно быть вновь сформировано с помощью удержанных из состава полевой армии или вновь призванных на службу офицеров. При этом мобильную гвардию как таковую можно будет использовать в полевых условиях, по крайней мере, не раньше чем через два-три месяца, так как с 1868 г. она обучается только в течение двух недель в году. С другой стороны, кадры французской армии (линейных войск) слишком ограничены, чтобы вобрать многочисленные резервы (более или менее обученные). Вся эта новая система существует только с 1868 года. Впрочем, я должен подождать более подробных сведений об этой новой системе, которая оставила почти в неприкосновен-


* - пеших стрелков. Ред.


17
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 АВГУСТА 1870 г.

ности внутреннюю организацию французской армии; возможно, что втихомолку кое-что и было сделано. Во всяком случае, обученных войск достаточно лишь для того, чтобы привести в боевую готовность организованные линейные батальоны.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 1 августа 1870 г.

Очень спешу.

Дорогой Фред!

Обе последние твои статьи великолепны*. Я сразу поскакал в «Pall Mall». Но так как Гринвуда там не было, ничего нельзя было решить. Однако он будет до 12 часов.

Пишу ему сегодня, что ты (я назову теперь тебя) будешь посылать статьи непосредственно.

Что касается «русских», то они увидят, что и я буду a corsaire corsaire et demi**.

Здешняя Олигархия хочет, чтобы Англия воевала на стороне Пруссии. После того как в течение 18 лет она пресмыкалась перед Бонапартом и должным образом использовала его как спасителя рент и прибылей, она рассчитывает теперь найти в лице солидной богобоязненной монархической Пруссии более респектабельного и надежного жандарма для континента. Однако этим молодцам следует быть осторожнее. В народе уже повсюду говорят: «эта наша проклятая немецкая династия хочет ради своих семейных целей вовлечь нас в континентальную войну!»

Здешняя «Figaro», характерный номер которой я дал Дюпону, это - английская газета, основанная французским посольством.


* Ф. Энгельс. «Заметки о войне», статьи II и III. Ред.

** - «с разбойниками по-разбойничьи» (буквально; против одного пирата полтора пирата). Ред.


18
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 АВГУСТА70 г.

Бисмарк, со своей стороны, основательно подкупил лондонскую прессу, среди прочих «Lloyd» и «Reynolds»!* Последняя во вчерашнем номере требует расчленения Франции. Эта свинья ne menage pas les transitions**. Субъект этот, который всегда ругал немцев и восхвалял французов, внезапно превратился в своего рода Блинда.

А что касается этого молодчика, то он надеется, с помощью патриотических воплей и шумного «принесения» своего республиканизма на алтарь отечества, быть избранным на ближайших выборах депутатом в рейхстаг.

Освальд не давал мне покоя, пока я вчера не пришел на собрание, созываемое в третий раз***. Я был настолько предусмотрительным, что явился за четверть часа до 11 (установленное время). Я объяснил ему, что не могу подписать 1) прежде всего потому, что уже подписал воззвание Интернационала****, 2) что частное обращение (то есть не Интернационала) не могу подписать без тебя, а так как на переговоры с тобой требуется время, то они упустили бы благоприятный момент. В будущем, если представится возможность, мы пригласим его и его друзей присоединиться к Интернационалу для совместных действий.

Затем я ему сказал, что есть еще второй личный момент. Где Луи Блан, там, несомненно, и его лакей - Карл Блинд.

Он прервал меня: «Блинд на последнем собрании вел себя как неистовый шовинист. Вы нам нужны против него».

«Я не могу находиться в одном помещении с этим субъектом и заявляю Вам, что, если он явится, я сейчас же покину Ваш дом».

Я был внизу, в кабинете Освальда, выходящем на улицу. Так и есть! Сквозь очки издали вижу важную персону экс-студиозуса, хотя он и выкрасил волосы в черный цвет, в сопровождении двух прощелыг. Освальд говорит, что отправит их пока наверх, в гостиную - помещение, где будет совещание.

После этого он предлагает мне: он сообщит наверху, что я здесь, и заявит ему, что не могу встречаться с Блиндом. Другими словами, он хотел выставить его.

Я сказал ему, что это не годится. Он пригласил Блинда, произойдет ненужный скандал и т. д.

Я взял шляпу и самым дружеским образом распростился с Освальдом, который - весьма порядочный малый, хотя пороха и не изобрел.


* «Lloyd's Weekly Newspaper» и «Reynolds's Newspaper». Ред.

** - не считает нужным сводить концы с концами. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 10. Ред

**** К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.


19
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 3 АВГУСТА 1870 г.

Серрайе по моему предложению написал Дюпону о Моттэ настолько резко, что Дюпон обиделся и 2 недели не писал Серрайе.

Будет кстати, если ты пришлешь мне деньги для поездки на море. Я хочу еще на этой неделе отправиться в Брайтон. Позже я не смогу при данных обстоятельствах отлучиться из Лондона.

Привет.

Твой К. М.

Итак, посылай теперь свои статьи непосредственно: Фредерику Гринвуду, эскв., редактору «Pall Mall Gazette», 2 Northumberland Street, Strand, London.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 7

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 3 августа 1870 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаю: W/2 86721, Манчестер, 20 июня 1869 г. - 20 ф. ст., W/2 77454, » 23 января 1869 г. - 20 ф. ст., на Брайтон, а также S/11 13062, Ливерпуль, 17 мая 1869 г. - 5 ф. ст.; это взнос Мура для Интернационала. Мой ты получишь в начале сентября, я сижу без денег и вынужден ждать дивидендов. Мне придется продать акции, так как предстоят платежи; как ты думаешь, следует мне еще немного подождать с этим или сразу спустить их? Я еще могу продать их без потерь.

Я рад тому, что французы продвигаются вперед и заняли Саарбрюккен (в котором были размещены 1 батальон, 4 эскадрона и, возможно, немного артиллерии). Во-первых, из моральных соображений. Во-вторых, потому что первое сражение немцы будут вести в положении обороняющихся, а оборона чрезвычайно усилилась благодаря ружью, заряжающемуся


20
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 3 АВГУСТА 1870 г.

с казенной части. Так как немцы, по моему расчету, вчера вечером начали стратегическое наступление, то я предполагаю, что сражение - стычки, служащие его завязкой, пожалуй, уже происходят сегодня - разыграется завтра на линии Отвейлер - Нёйнкирхен - Хомбург. При этом армии Фридриха-Карла и кронпринца* будут действовать с фронта, а Штейнмец нападет на французов с фланга (левого). Или наоборот.

Очень глупо, что Гринвуд напечатал статью** лишь вчера вечером, когда уже пришла целая масса подтверждающих сообщений. Он сделал также различные нелепые изменения в словах, изобличающие незнакомство с военной терминологией. Тем не менее статья уже подействовала. Сегодня «Times» поместила передовую, целиком списанную с моих двух статей - 2-й и 3-й. Я пишу поэтому Гринвуду заявление19.

Деньги ты получил бы вчера, но твое письмо пришло только со второй почтой, и ко мне оно попало лишь около 4-х часов.

Шутка с Блиндом очень хороша. Освальд не из баденских ли Освальдов 1849 года? Их было трое.

Существует все еще известный риск, что французы нападут на немцев еще до того, как те закончат сосредоточение и развертывание своих войск. Если бы благородный Луи*** нанес удар в пятницу****, то он мог бы без особых трудностей достичь Рейна. Но во вторник немцы должны были быть почти готовы. Наилучшие шансы для наступления он упустил по собственной вине, то есть из-за bas empire*****, из-за мошеннических злоупотреблений в управлении армией, что задержало его на 5 дней и, вероятно, вынудило и теперь выступить неподготовленным.

Если немцы, против ожидания, проиграют это первое сражение, то через 4 недели они снова могут быть значительно сильнее, чем теперь; от полного поражения их спасает линия Рейна, а французов ничто не сможет уберечь.

Будь так добр и сейчас же сообщи мне о получении денег, иногда пропадают и заказные письма. Сердечный привет всем вам.

Твой Ф. Э.


* - Фридриха-Вильгельма. Ред.

** Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - III». Ред.

*** - Наполеон III. Ред.

**** - 5 августа. Ред.

***** - империи времен упадка (обозначение поздней Римской или Византийской империи); здесь имеется в виду Вторая империя во Франции. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


21
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 АВГУСТА 1870 г.

8

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 августа 1870 г.

Дорогой Фред!

Только что - в 7 часов вечера - меня оставил злосчастный Освальд, и, хотя уже поздно для почты, пишу эти строки, так как не уверен, что завтра мне что-нибудь не помешает.

Субъект, который пришел с Блиндом, - профессор Гольдштюккер, давний националлиберал. Сцена была очень резкой*. Студиозус Блинд даже солгал, будто д-р Якоби на его стороне (это было сделано для присутствовавших французов). Удаляясь, эти субъекты дали понять, не буквально, а намеками, что Освальд «куплен» Бонапартом.

Это довело беднягу Освальда до конвульсий. Из-за этого он пришел и ко мне. Я должен подписать, чтобы поддержать его. Иначе его положение в Лондоне будет сильно поколеблено. Он принес с собой напечатанное обращение (только корректуру)15. Я прежде всего повторил ему все, что высказал раньше. Затем прочел произведение - слабо, фразисто и нет даже намека, хотя бы из вежливости по отношению к французам, ведущим с ним переговоры, на оборонительный характер войны со стороны немцев (я не говорю со стороны Пруссии).

Тогда я предложил ему оставить всю затею, так как эффект может быть «небольшим», поскольку, как я ему уже писал раньше в ответ на его первое письмо**, только рабочий класс представляет активную силу, способную противостоять национальному угару.

Он возразил: прежде всего, некоторые французы уже подписали, и Луи Блан заявил, что готов присоединиться, (чем подтверждается, что он не участвовал в составлении обращения).

Во-вторых: если он теперь не опубликует обращения, то завтра Блинд станет расписывать повсюду в немецких газетах, будто он помешал напечатанию этого изменнического обращения. Лучше поэтому его напечатать.

Последнее справедливо. Должен сознаться, мне стало жалко парня. Я поставил поэтому следующий ультиматум: Я готов присоединиться (но, как и Луи Блан, не просто ставя свою подпись) на следующих двух условиях:


* См. настоящий том, стр. 18. Ред.

** См. настоящий том, стр. 109. Ред.


22
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 АВГУСТА 1870 г.

1) что в виде примечания к моему имени будет напечатано: «Я присоединяюсь к опубликованному выше обращению в той мере, в какой оно в общем соответствует по своему духу воззванию Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих*»; 2) что будет вставлена фраза, указывающая, хотя бы в самых умеренных и дипломатичных выражениях, на оборонительный характер войны со стороны немцев.

Это он принял. Завтра в 5 часов у него снова собрание, на которое я пойду.

Потом он спросил: не подпишет ли Энгельс с той же оговоркой, что и я?

Я сказал, что это - лондонское обращение. Я подписываю на определенных условиях, только из любезности к нему и совершенно вопреки моему критическому сознанию. Я не вижу пока абсолютно никаких оснований, почему, кроме меня, должен также компрометировать себя и ты из-за того, что Освальд сделал ошибку, привлекши вообще к этому делу экс-студиозуса Блинда. На том и кончилось.

Впрочем, после воскресенья** я письменно обратил внимание Освальда на другой блиндовский маневр***. А именно, я прочел в «Rappel» корреспонденцию (в виде исключения неглупую) из Франкфурта, ее автор настроен весьма антишовинистически для француза. Все же он делает против немцев следующее замечание: «Frankfurter Zeitung»**** напечатала корреспонденцию из Лондона, согласно которой «проживающие в Лондоне французские республиканцы пригласили всех известных немецких республиканцев выразить совместный протест против этой наполеоновской войны. Немецкие республиканцы отказались, потому что война с прусской стороны является оборонительной».

Это стряпня экс-студиозуса, который всегда пишет по поводу, для, в интересах и относительно К. Блинда и его геройских деяний.

Администрация «Pall Mall» прислала мне вчера чек на две с половиной гинеи за 1-ю статью о войне***** (за июль) с указанием, что выплата всем корреспондентам постоянно произво-


* К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

** - 31 июля. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 117-118. Ред.

**** - «Frankfurter Zeitung und Handelsblatt». Ред.

***** Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - I». Ред.


23
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 АВГУСТА 1870 г.

дится в конце месяца. Младшая ветвь семьи Маркса, состоящая из отчаянной девицы* и знаменитого Уильямса**, заявила, что «она намерена конфисковать эту первую военную добычу, как следуемое ей комиссионное вознаграждение». Если ты возбуждаешь протест, то он должен последовать быстро, ввиду энергичного характера этих «нейтральных». Прилагаю вырезку из вчерашней «Pall Mall», в которой она протестует против плагиата со стороны «Times». Если война продолжится еще некоторое время, ты будешь скоро признан первым военным авторитетом в Лондоне.

Несмотря на все недостатки, «Pall Mall» имеет два преимущества: 1) из солидных газет она единственная, выступающая с известной оппозицией по отношению к России. Это в ходе войны может приобрести важное значение; 2) как аристократическая газета par excellence***, она задает тон во всех клубах и, в особенности, в военных; 3) она единственная не продажная газета в Лондоне.

Кстати. Купи себе последний номер «London Illustrated News», так как в нем портрет негодяя Бруннова. Ты найдешь, что его физиономия является воплощением русской дипломатии.

Между прочим. Дизраэли распространялся по поводу смехотворной гарантии, которую получила Пруссия в силу Венских договоров на прусскую Саксонию, и обосновывал этим необходимость союза между Англией и Россией (он вовремя позабыл, что самостоятельность Польши - условие этой гарантии со стороны Англии)20. Это была лишь попытка позондировать почву. Но англо-русский союз действительно является также настоящим планом и Гладстона. Тут должны энергично вмешаться английские члены Интернационала. Об этом я пошлю письмо Совету к следующему вторнику21.

Бельгийцы предложили созвать конгресс 5 сентября в Амстердаме. Это - план господина Бакунина. Конгресс состоял бы главным образом из его приспешников. В противовес этому я предложил: обратиться ко всем секциям, не считают ли они, что при настоящих обстоятельствах, когда французские и немецкие делегаты были бы лишены возможности присутствовать на конгрессе, нужно было бы предоставить Генеральному Совету следующие полномочия:


* - Элеоноры. Ред.

** - Женни Маркс (дочь), подписывавшая свои статьи по ирландскому вопросу псевдонимом Уильямс. Ред.

*** - по преимуществу. Ред.


24
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 АВГУСТА 1870 г.

1) отложить конгресс; 2) уполномочить Совет созвать конгресс в тот момент, когда он сочтет это целесообразным. Предложение прошло22.

Это тем более важно, так, как мы видим из открытого нападения на нас в последнем номере «Solidarite» (в связи с нашим решением по делу швейцарцев)23, Бакунин подготовил свои предупредительные меры к амстердамскому конгрессу. Он побил бы нас на последнем конгрессе в Базеле24, если бы не немецкие элементы Швейцарии.

Лопатин уехал из Брайтона, где почти умирал со скуки, в Лондон. Он - единственный «солидный» русский из всех, кого я до сих пор встречал, а национальные предрассудки я скоро из него выбью. От него я узнал также, что Бакунин распространяет слух, будто бы я - агент Бисмарка. Mirabile dictu!* И действительно забавно, что в тот же вечер (во вторник, вчера), как мне рассказал Серрайе, Шатлен, член Французской секции25 и близкий друг Пиа, даже сообщил Французской секции на ее общем заседании сумму, которую заплатил мне Бисмарк, а именно 250000 франков. Это, по крайней мере, приличная цена, если, с одной стороны, учесть, что представляют собой французские франки, и, с другой стороны, иметь в виду прусскую скупость!

Привет.

Твой К. М.


* - Здорово сказано! Ред.

** - Самюэла Мура. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 9

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 августа [1870 г.]

Дорогой Фред!

Благодарю за 40 фунтов стерлингов. Получил также 5 ф. ст. для Интернационала от угольного короля**.

Что касается продажи акций, то мое мнение таково: они снова поднимутся, но в самом ближайшем времени упадут, потому что лондонская фондовая биржа, давно уже находящаяся в угнетенном состоянии, использует ситуацию для


25
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 АВГУСТА 1870 г.

организации банкротств, а это подействует также и на континентальные биржи, следовательно, на рынок обязательно будет выброшена масса бумаг.

Что касается «различных» Освальдов, то я сегодня расспрошу его на этот счет.

Привет.

Твой К. М.

Р. S. Одна из первых жертв войны - Лафарги и Шнаппи*. Их домик находится в районе укреплений26 и будет снесен при первом же неблагоприятном повороте событий.


* - Шарль Этьенн Лафарг. Ред.

** См. настоящий том, стр. 22-23. Ред.

*** - слово «Молодец» написано Энгельсом по-русски. Ред.

**** - 7 августа. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 10

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 5 августа 1870 г.

Дорогой Мавр!

Очень спешу. Комиссионные честно заработаны**.

Но что ты скажешь о наших солдатах, которые берут штыковой атакой укрепленную позицию, защищаемую митральезами и ружьями, заряжающимися с казенной части? Молодец!*** Держу пари, завтра Бонапарт сфабрикует победу, чтобы смазать это.

Если ты придаешь этому какое-нибудь значение и есть еще время, то можешь поставить с той же оговоркой и мое имя под обращением Освальда15.

Гринвуд очень любезно пишет сегодня, что я могу посылать статьи так часто, как захочу.

Так и будет.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.

Завтра или в воскресенье**** произойдет решительное сражение, теперь, вероятно, у самой лотарингской границы17.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


26
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 АВГУСТА 1870 г.

11

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 8 августа 1870 г.

Дорогой Фред!

Я уезжаю только завтра (задержали дела Интернационала) и притом не в Брайтон, а в Рамсгет27, так как, по полученным сведениям, в первом слишком жарко; кроме того, присутствии Арнольда Винкельрида-Руге* делает это место не безопасным.

Империя создана, то есть германская империя. По-видимому, все эти мошенничества со времени основания Второй империи в конечном счете, так или иначе, и не тем путем, который предусматривался, и не тем способом, который намечался, вели к осуществлению «национальных» целей 1848 г. - Венгрия, Италия, Германия! Мне представляется, что подобное движение будет доведено до конца лишь тогда, когда дело дойдет до потасовки между Пруссией и Россией. Это отнюдь не невероятно. Пресса московитской партии (я кое-что из нее посмотрел у Боркхейма) столь же резко напала на русское правительство за его дружественную позицию по отношению к Пруссии, как французские газеты тьеровского направления нападали в 1866 г. на Бустрапу28 за его флирт с Пруссией. Только император**, немецкорусская партия и официальный орган «Journal de Saint-Petersbourg» выступают все вместе против Франции. Но и они отнюдь не ожидали столь решительных прусско-немецких успехов. Они полагали, как и Бонапарт в 1866 г., что воюющие державы истощат друг друга в длительной борьбе и святая Русь сможет выступить тогда в качестве верховного арбитра.

Но теперь! Если Александр не желает быть отравленным, то что-нибудь должно быть сделано для успокоения национальной партии. Престиж России будет, очевидно, еще более «подорван» германо-прусской империей, чем был подорван престиж «Второй империи» Северогерманским союзом29.

Поэтому Россия будет, так же как это делал Бонапарт в 1866-1870 гг., торговаться с Пруссией, чтобы добиться уступок в отношении Турции, и вся эта торговля, несмотря на русскую религию Гогенцоллернов, кончится войной между торгующимися. Как ни глуп всегда немецкий Михель, но его вновь усилившееся национальное чувство (как раз теперь, когда уже


* - Маркс иронически сравнивает Руге по аналогии имен с Винкельридом, полулегендарным швейцарским воином, - обоих звали Арнольдами. Ред.

** - Александр II. Ред.


27
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 АВГУСТА 1870 г.

нельзя будет внушать ему, что он должен все вынести, ради того чтобы сначала добиться осуществления немецкого единства) вряд ли уже удастся использовать в интересах России, для чего нет никаких оснований и даже малейшего предлога. Qui vivra verra*. Если наш красавец Вильгельм проживет еще некоторое время, то мы можем еще быть свидетелями его обращений к полякам. Если бог хочет сотворить нечто особенно великое, говорит старый Карлейль, он всегда избирает для этого самых глупых людей.

В данный момент меня беспокоит положение вещей в самой Франции. Следующее крупное сражение вряд ли может кончиться иначе, чем неудачей французов. А что тогда? Если разбитая армия бросится под предводительством Бустрапы в Париж, то это приведет к самому унизительному для Франции миру, возможно, с реставрацией Орлеанов. Если в Париже вспыхнет революция, то, спрашивается, будет ли она располагать средствами и вождями, чтобы оказать серьезное сопротивление пруссакам? Нельзя же отрицать, что двадцатилетний бонапартистский фарс оказал чрезвычайно деморализующее воздействие. Едва ли есть основания рассчитывать на революционный героизм. Что ты думаешь об этом?

Я ничего не понимаю в военном деле, но все же мне кажется, что редко какая-либо кампания велась более бессмысленно, бессистемно и посредственно, чем та, которую ведет Баденге**, и ко всему этому прекрасный пролог, совершенно в стиле мелодрам lower empire***, исполнявшихся в театре Порт-Сен-Мартен, - отец с сыном у жерла пушки; и это «возвышенное» зрелище сопровождается гнусностью - бомбардировкой Саарбрюккена! Негодяй, с головы до пят.

Мак-Магон на первоначальном военном совете в Меце настаивал на быстром наступлении, но Лебеф держался противоположного мнения.

Кстати. Из одного письма из Вены (от двоюродного брата Эккариуса, 72-летнего старца) мы узнаем, что Бисмарк тайно находился там!

В этой войне - в интендантстве и дипломатии - совсем в духе lower empire обнаружилось действие лозунга: обкрадывай друг друга и обманывай друг друга; так что во Франции решительно все, от министра до конторщика, от маршала до


* - Поживем, увидим. Ред.

** - так называли Наполеона III, по фамилии каменщика Баденге, в одежде которого Луи Бонапарт в 1848 г. бежал из тюрьмы. Ред.

*** - империи времен упадка (обозначение поздней Римской или Византийской империи); здесь имеется в виду Вторая империя во Франции. Ред.


28
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 АВГУСТА 1870 г.

рядового солдата, от императора до чистильщика его сапог, пришли в полное замешательство, когда гром пушек обнаружил подлинное положение вещей.

Г-н Джон Стюарт Милль удостоил большими похвалами наше воззвание*. Оно вообще произвело большое впечатление в Лондоне. Между прочим, филистерское кобденовское «Общество мира» письменно предложило распространять его30.

Ad vocem** обращения Освальда. Я воспользовался твоим разрешением, так как мне действительно было неприятно фигурировать без «тебя»***. Благодаря промедлению обращение будет выглядеть, разумеется, еще глупее. Нам это безразлично, поскольку мы разделяем только его общее направление и т. д., лишь в той мере, в какой и т. п. Отказаться - несмотря на смехотворность - теперь нельзя, так как Луи Блан и пр. могут подумать, что причиной этому прусские победы.

Кстати. Старый Руге неделю тому назад написал Освальду, что не может подписать. Почему? Он «убежден, что пруссаки провозгласят в Париже французскую республику!» Не узнаешь ли ты в этом старого скота и теоретизирующего путаника во всем его прежнем блеске?

При сем кое-что от пророка Уркарта.

Привет.

Твой К. М.

Р. S. В статье «Fortnightly Review» (августовский номер) о «наших невозделанных землях»**** говорится следующее об ирландской почве: «что ее почва плодородна, доказывается свидетельствами и т. д., и т. п. и г-на де Лавеле; последний господин утверждает и т. д. и т. д.» (стр. 204).

Так как Лавеле считается у англичан крупным авторитетом в области агрономии, благодаря своим книгам о бельгийском и итальянском земледелии, то это место тебе пригодится31.


* К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

** - По поводу. Ред.

*** См. предыдущее письмо, стр. 25. Ред.

**** Ф. А. Макси. «Наши невозделанные земли». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


29
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 АВГУСТА 1870 г.

12

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Манчестер, 10 августа 1870 г.

Дорогой Мавр!

Сегодня 10 августа. Неужели парижане совсем забыли об этом? Судя по сегодняшнему вечернему выпуску «Pall Mall Gazette», как будто нет32. Bas empire*, кажется, разваливается с треском. Баденге** отставлен от армии и вынужден сдать ее Базену (!!), который теперь является лучшим его человеком из числа еще не побитых. На деле это значит, что он вообще уходит в отставку. Кажется, революция должна совершиться очень легко, все разваливается само собой, как, впрочем, и следовало ожидать. Ближайшие день-два, несомненно, решат это.

Я думаю, орлеанисты - без армии - недостаточно сильны, чтобы сразу рискнуть на реставрацию. Так как теперь их династия единственная еще возможная, то, вероятно, они сами вновь предпочтут республиканское междуцарствие. Не окажется ли в этом случае у кормила правления экс-«Marseillaise»33?

Думаю, что с республикой пруссаки пойдут на почетный в общем мир. Им невыгодно вызывать вновь 1793 и 1794 годы. Вся тронная речь Вильгельма рассчитана на то, чтобы спекулировать революцией и продемонстрировать свое намерение не доводить дело до крайности.

Вопреки этому, с того времени национальное неистовство в Германии весьма усилилось и вопли об Эльзасе и Лотарингии сделались всеобщими. Да и на Вильгельма нельзя полагаться. Но все же я пока еще думаю, что удовлетворятся меньшим. Некоторую часть территории Франция, пожалуй, должна будет отдать. А для того, чтобы повторился подъем 1793 г. и притом в полную силу, нужны также и враги 1793 г. и, как ты справедливо говоришь, также и иного рода французы, чем те, которые только что вышли из bas empire.

Впрочем, я предполагаю, что пруссаки уже вели переговоры с Орлеанами.

Что Бисмарк был в Вене, кажется мне тамошней биржевой сплетней. Вена отличается в этом отношении.


* - империя времен упадка (обозначение поздней Римской или Византийской империи); здесь имеется в виду Вторая империя во Франции. Ред.

** - Наполеон III. Ред.


30
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 АВГУСТА 1870 г.

Вполне согласен с тем, что ты говоришь о русских*. И потребуется немного времени, чтобы дело дошло до этого. Я убежден, что Бисмарк на этот случай заранее пощадит французов.

По поводу стратегии Баденге смотри «Pall Mall Gazette», вчерашний номер (передовую) и сегодняшний вечерний**. С тех пор я обнаружил еще новую глупость. 7-й корпус Феликса Дуэ 1 августа еще совершенно беззаботно продвигался из Бельфора в Альткирх, и, таким образом, поскольку линия Страсбург - Нанси перехвачена или будет перехвачена у Цаберна*** немцами, его придется теперь перевозить в Мец или Шалон через Везуль и Шомон. Такого безобразия еще никогда не бывало. Великолепно, что именно немцы одним ударом разрушают все это шарлатанство!

Какие представления о противниках существовали во французской армии, лучше всего видно из писем капитана Жанро, публикуемых с воскресенья в «Temps». Этот честный малый был взят в плен в Саарбрюккене и видел 8-й корпус (наших рейнцев). Изумление парня поистине уморительно. Уж один внешний вид прусского лагеря произвел на него сильнейшее впечатление. «Превосходная армия, нация, обладающая мощной организацией для войны» - обнаруживается перед ним во всем блеске, вплоть до прусского унтер-офицера, «моральному достоинству» которого, к сожалению, «мы можем позавидовать»! А ведь это был один из наиболее толковых офицеров, который хорошо знает немецкий язык! Он признает к тому же, что пруссаки стреляют куда лучше французов.

Немцы имеют теперь под ружьем 11/4 миллиона солдат, так что даже 100000-200000 итальянцев (что равняется половине французов) мало что могут изменить. Австрия, если только она пошевельнется, рискует революцией в Вене. Россия, вероятно, будет чувствовать себя в безопасности, пока не заключат мир, либо пока в Париже не образуется революционное правительство, на интриги с которым ей нельзя рассчитывать. Там будут всячески остерегаться еще больше раздразнить доведенного до бешенства немецкого Михеля. Ты видишь теперь, насколько я был прав, рассматривая эту прусскую военную организацию как огромную силу, которая в случае национальной войны, как в настоящее время, оказывается совершенно непобедимой.

Теперь официально даны названия: I, II, III германские армии.


* См. предыдущее письмо, стр. 26. Ред.

** Ф. Энгельс. «Заметки о войне», статьи V и VII. Ред.

*** Французское название: Саверн. Ред.


31
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 АВГУСТА 1870 г.

Хочу еще раз заглянуть в Шиллеровское общество34, чтобы там просмотреть последние телеграммы. Сердечный привет всем вам.

Твой Ф. Э.

О доме все еще ничего не слышно. При данных условиях было бы, может быть, все же лучше не связывать себя на 31/2 года; я подожду еще несколько дней, прежде чем написать этому субъекту*.


* - Смиту (см. настоящий том, стр. 14). Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 13

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Рамсгет, 12 августа 1870 г.

36, Hardres Street Дорогой Фред!

Посылаю массу материала, который по прочтении я должен получить обратно с твоим письменным отзывом35.

Еще до приезда сюда начались боли в левой ягодице, а затем распространились на поясницу. Я не знал, что это такое, но теперь появились определенные признаки. Это ревматизм, и притом чертовски сильный, так что ночью едва могу заснуть. Один англичанин здесь, страдающий тем же, принимает горячие морские ванны. Что ты думаешь об этом?

Привет миссис Лиззи и Фреду от всего семейства, а также благодарность моей жены за твои строки.

Твой Мавр Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Рамсгет, 15 августа 1870 г.

36, Hardres Street Дорогой Фред!

Ты увидишь из «Daily News» и из перепечатки в сегодняшней «Pall Mall», что «выдающийся писатель» собирается выпустить


32
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 АВГУСТА 1870 г.

на английском языке памфлет в защиту аннексии Германией Эльзаса.

«Выдающийся писатель», который поместил эту заметку о себе самом в «Daily News», разумеется, не кто иной, как экс-студиозус Карл Блинд. Этот негодяй может в настоящий момент причинить вред своими махинациями с английской прессой.

Так как ты теперь имеешь связи в «Pall Mall», то должен взяться за его мазню, как только она появится, и отделать скотину по заслугам36.

Говоря между нами, пруссаки могли бы нанести большой дипломатический удар, если бы они, не требуя для себя ни одной пяди французской земли, потребовали возвращения Италии Савойи и Ниццы, а Швейцарии - той полосы земли, которая была объявлена нейтральной договорами 1815 года37. Против этого никто не мог бы возразить. Но не нам давать советы насчет такого обмена земель.

Семья развлекается здесь по-королевски. Тусси и Женничка не расстаются с морем и набирают здоровья. Я, напротив, вынужден почти все время лежать из-за ревматизма и бессонных ночей.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 15

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Манчестер, 15 августа 1870 г.

Дорогой Мавр!

Когда, как я, испытываешь в течение трех дней резкие боли в желудке и временами тебя еще слегка лихорадит, то даже при начавшемся улучшении доставляет немного удовольствия распространяться о политике Вильгельма*. Но так как ты должен эту ерунду получить обратно, то быть по сему.

Не знаю, насколько Бракке, безусловно очень неустойчивый, дал себя лично увлечь национальному воодушевлению. Не могу я также, получая, самое большее, один номер «Volks-


* - Либкнехта. Ред.


33
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 АВГУСТА 1870 г.

staat» в две недели, судить о позиции Комитета* в этом вопросе, разве только по письму Бонхорста Вильгельму, в общем сдержанному, но обнаруживающему его теоретическую неуверенность. По сравнению с этим ограниченная уверенность Либкнехта, вытекающая из его доктринерства, производит в известном смысле выгодное впечатление35.

Мне кажется, что дело обстоит так: Германия втянута Баденге** в войну за ее национальное существование. Если она окажется побежденной Баденге, то бонапартизм укрепится на многие годы, а Германии на многие годы, может быть на целые поколения, - конец. О самостоятельном немецком рабочем движении в таком случае не будет и речи, борьба за восстановление национального существования будет поглощать все силы, и, в лучшем случае, германские рабочие окажутся на буксире у французских. Если Германия победит, то с французским бонапартизмом будет во всяком случае покончено, вечные раздоры из-за создания германского единства наконец прекратятся, германские рабочие смогут организоваться в совершенно ином национальном масштабе, чем до сих пор, а французские, какое бы там ни создалось правительство, будут, несомненно, иметь более свободное поле деятельности, чем при бонапартизме. Вся масса немецкого народа, всех классов, поняла, что в первую очередь дело идет именно о национальном существовании, и потому сразу проявила готовность выступить. Мне представляется невозможным, чтобы при таких условиях какая-либо немецкая политическая партия проповедовала а la Вильгельм полное противодействие и выдвигала всякого рода побочные соображения взамен главного.

К тому же Баденге не смог бы вести эту войну без шовинизма массы французского населения: буржуа, мелких буржуа, крестьян и созданного Бонапартом в больших городах империалистически настроенного, османовского строительного пролетариата, вышедшего из крестьянства38. До тех пор, пока этому шовинизму не будет нанесен смертельный удар, мир между Германией и Францией невозможен. Можно было ожидать, что это сделает пролетарская революция; но после того как началась война, немцам не остается ничего другого, как сделать это самим, и притом немедленно.

Теперь второстепенные соображения. Тем, что эта война ведется под руководством Лемана***, Бисмарка и К°и, если они


* - Комитета немецкой Социал-демократической рабочей партии в Брауншвейге. Ред.

** - Наполеоном III. Ред.

*** - прозвище Вильгельма I. Ред.


34
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 АВГУСТА 1870 г.

удачно закончат ее, будет способствовать их временной славе, мы обязаны убожеству немецкой буржуазии. Это, конечно, очень гнусно, но тут ничего не поделаешь. Однако было бы абсурдом возводить по этой причине антибисмаркизм в единственный руководящий принцип. Во-первых, Бисмарк и теперь, как и в 1866 г., выполняет частицу нашей работы, он это делает по-своему и сам того не желая, но все же он ее делает. Он еще более расчищает для нас почву. И затем, сейчас уже не 1815 год. Южные немцы теперь неизбежно войдут в рейхстаг, и тем самым будет создан противовес пруссачеству. К тому же национальные обязанности, которые лежат на Бисмарке, делают, как ты сам писал, заведомо невозможным союз с Россией. Вообще глупо желать a la Либкнехт переделать всю историю с 1866 г., потому что она ему не нравится. Но мы ведь знаем наших образцовых южных немцев. С этими дураками ничего не поделаешь. Я думаю, наши могли бы: 1) примкнуть к национальному движению - как оно сильно, ты видишь из письма Кугельмана39 - поскольку и до тех пор, пока оно ограничивается защитой Германии (что не исключает при известных обстоятельствах наступления вплоть до заключения мира); 2) подчеркивать при этом различие между национально-германскими и династическопрусскими интересами; 3) противодействовать всякой аннексии Эльзаса и Лотарингии - Бисмарк дает теперь понять, что он намерен присоединить их к Баварии и Бадену; 4) как только в Париже окажется у власти республиканское, нешовинистическое правительство, - добиваться почетного мира с ним; 5) постоянно подчеркивать единство интересов немецких и французских рабочих, которые не одобряли войну и не воюют друг с другом; 6) Россия, - как в воззвании Интернационала*. Забавно утверждение Вильгельма**, что поскольку Бисмарк бывший сообщник Баденге, то правильная точка зрения - сохранять нейтралитет. Если бы таково было в Германии общее мнение, то мы скоро снова получили бы Рейнский союз40, и благородный Вильгельм увидел бы, какую роль пришлось бы ему играть в нем и что стало бы с рабочим движением. Народ, действительно способный совершить социальную революцию, и притом в излюбленных Вильгельмом бесчисленных


* К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

** - Либкнехта. Ред.


35
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 АВГУСТА 1870 г.

мелких государствах, это, разумеется, тот, который получает все время пинки и удары!

Ты видишь, между прочим, как этот жалкий Вильгельм продолжает заигрывать с реакционными партикуляристами41 - Вульстером, Обермюллером и т. п. - и впутывает партию в скверную историю.

Вильгельм, очевидно, рассчитывал на победу Бонапарта, лишь бы его Бисмарк таким образом сломал себе шею. Ты помнишь, как он постоянно грозил ему французами. Ты, понятно, тоже на стороне Вильгельма!

Как мило, что этот несчастный пытается обвинить меня по поводу чего-то, что «якобы» было напечатано в «Elberfelder Zeitung»42. Бедное животное!

Крах Франции, по-видимому, ужасен. Все разваливается, распродано, расхищено. Шаспо* плохо изготовлены и оказываются негодными в бою, их уже больше не хватает, приходится разыскивать старые кремневые ружья. Тем не менее революционному правительству, если оно скоро появится, не следует отчаиваться. Но оно должно предоставить Париж его участи и продолжать войну, опираясь на юг. Тогда еще, возможно, оно сумеет продержаться до тех пор, пока не будет закуплено оружие и организованы новые войска, при помощи которых враг постепенно будет вновь оттеснен к границе. Собственно говоря, это было бы лучшим концом войны, когда обе страны доказали бы друг другу свою непобедимость. Но если это скоро не произойдет, то комедии конец. Операции Мольтке весьма образцовы - старый Вильгельм, по-видимому, предоставил ему полную свободу действий, и четвертые батальоны уже вливаются в армию, тогда как у французов они еще не существуют.

Если Баденге еще не отошел от Меца, ему придется плохо.

При ревматизме морское купанье вредно. Но Гумперт, который уехал на месяц в Уэльс, утверждает, что морской воздух действует особенно благотворно. Надеюсь, ты скоро избавишься от болей, это очень гнусная вещь. Во всяком случае, это не опасно, а общее восстановление здоровья гораздо важнее.

Сердечный привет. Твой Ф. Э.


* - ружье Шаспо - система заряжающейся с казенной части винтовки, названной по имени изобретателя. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса. 1 изд., т. XXIV. 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


36
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АВГУСТА 1870 г.

16

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Рамсгет], 17 августа* 1870 г.

Дорогой Фред!

Большое спасибо от меня (также и от г-жи Маркс за письмо к ней**) за труд, который ты при таких тяжелых обстоятельствах взял на себя. Твое письмо полностью совпадает с планом ответа, который я уже составил в голове. Тем не менее, в таком важном деле - тут речь идет не о Вильгельме***, а о директивах, намечающих линию поведения для немецких рабочих - я не хотел действовать, не посоветовавшись с тобой43.

Вильгельм делает вывод о совпадении его точки зрения с моей: 1) на основании воззвания Интернационала****, которое он, конечно, предварительно перевел на свой, вильгельмовский язык; 2) на том основании, что я одобрил его и Бебеля заявление в рейхстаге44. То был «момент», когда доктринерство являлось актом мужества, но отсюда отнюдь не следует, что момент этот продолжается, и еще менее, что позиция германского пролетариата в этой войне, сделавшейся национальной, в итоге всего определяется антипатией Вильгельма к пруссакам.

Это было бы равносильно тому, как если бы мы на том основании, что в свое время выступали с протестом против «бонапартистского» освобождения Италии, стали бы возражать против той относительной независимости, какую Италия получила в результате этой войны.

Притязания на Эльзас и Лотарингию преобладают, по-видимому, в двух сферах: среди прусской камарильи и южногерманских квасных патриотов. Это было бы величайшим несчастьем, как для Европы, так, в особенности, и для Германии. Ты, вероятно, заметил, что большинство русских газет говорит уже о необходимости европейского дипломатического вмешательства для сохранения европейского равновесия.

Кугельман смешивает оборонительную войну с оборонительными военными операциями.

Значит, если какой-либо субъект нападет на меня на улице, то я могу лишь парировать


* В оригинале описка: «17 апреля». Ред.

** См. настоящий том, стр. 120-121. Ред.

*** - Либкнехте. Ред.

**** К. Маркс. «Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.


37
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АВГУСТА 1870 г.

его удары, но не смею побить его, потому что превращусь тогда в нападающего! У всех этих людей в каждом слове проглядывает недостаток диалектики.

Уже четвертая ночь, как я совсем не сплю из-за ревматизма и фантазирую все это время о Париже и т. п. Сегодня вечером приму снотворное, прописанное Гумпертом.

Я попал в точку в отношении Бонапарта, говоря о похоронном звоне по Второй империи, которая кончится тем же, чем началась - пародией*! Можно ли себе представить лучшую пародию на наполеоновскую кампанию 1814 года? Полагаю, мы оба были единственными людьми, которые с самого начала распознали все ничтожество Бустрапы28, считая его простым комедиантом, и ни разу не позволили ввести себя в заблуждение его временными успехами.

Кстати. Буржуазное «Общество мира»30 послало Генеральному Совету Интернационала 20 ф. ст. для напечатания воззвания на французском и немецком языках.

Привет.

Твой К. М.

«Times», «Telegraph»**, «Daily News» и пр., - как они в течение 20 лет пресмыкались перед Бонапартом!

Предложение брауншвейгцев, чтобы Генеральный Совет просил Боркхейма составить брошюру против России, в самом деле забавно!

Эти люди поразительно наивны!

Морской воздух очень хорошо на меня действует, и, во всяком случае, в Лондоне этот приступ был бы гораздо мучительнее.

Что касается найма дома на три с половиной года, то я не разделяю твоего мнения***. Цены на приличные квартиры в Лондоне, вследствие французской катастрофы, будут расти, и ты в любой момент сможешь «приятным образом» отделаться от дома.


* Имеется в виду первое воззвание Генерального Совета о франко-прусской войне. Ред.

** - «Dally Telegraph». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 31. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса. 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


38
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АВГУСТА 1870 г.

17

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Манчестер, 20 августа 1870 г.

Дорогой Мавр!

Надеюсь, что твой ревматизм стал менее острым. Хлорал принесет тебе облегчение; если же нет, то обратись к врачу, чтобы он дал тебе какое-нибудь средство от бессонницы. Гумперт в Уэльсе, а потому с ним не так легко проконсультироваться.

Сегодня я написал Смиту энергичное письмо по поводу дома16. Я не могу дольше давать себя морочить этому аристократу, охотящемуся на куропаток, через месяц я должен быть уже там. Вчера истекло пять недель, как я договорился со Смитом, а все еще нет никакого ответа!

Я думаю, что аннексия территории с немецко-французским населением теперь решенное дело. Если бы на прошлой неделе в Париже образовалось революционное правительство, то что-нибудь еще можно было бы сделать. Теперь оно явилось бы слишком поздно и могло бы себя поставить лишь в смешное положение как пародия на конвент. Я убежден, что с революционным правительством, выступившим своевременно, Бисмарк заключил бы мир без отторжения территории. Но при таком поведении Франции, как теперь, у него нет никакого основания противиться давлению извне и своему собственному тщеславию. Это - большое несчастье, но мне оно кажется неизбежным. Если бы Германия была государством, подобным Франции, то это еще могло быть оправдано. Но теперь, когда завоеванное должно быть поделено между тремя граничащими с нею соседними государствами, это нелепо. Еще нелепее то, что немцы хотят навязать себе на западе говорящую по-немецки Венецию45. Увесистый памфлет тяжеловесного Блинда я постараюсь добыть, но, пожалуй, он прибудет слишком поздно36.

Что скажешь ты по поводу Макка-Базена? Мак-Магон был уже достаточно плох, теперь появляется попросту Макк (из Ульма)*. Если 120000 французов вынуждены будут сложить оружие - это уж будет слишком; а до этого, пожалуй, дойдет дело46. Старый осел Вильгельм на старости лет лишит еще невинности девственницу Мец! Подобного банкротства, какое обнаруживает эта Вторая империя, еще не бывало. Меня интере-


* Иронический намек на сходство фамилий Мак-Магона и австрийского генерала Макка, капитулировавшего перед Наполеоном в Ульме в 1805 году. Ред.


39
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 АВГУСТА 1870 г.

сует лишь одно: неужели парижане наконец не восстанут, когда узнают правду о событиях последней недели47. Но и это, конечно, уже не помогло бы. Для того чтобы сделать Париж способным к обороне, нужно произвести вокруг него столь большие разрушения, что я не могу себе представить, можно ли вообще это в такой мере осуществить. С 1840 г. население города почти утроилось, и в соответствии с этим возросли и трудности его снабжения продовольствием. Наконец, весь товарооборот теперь настолько зависит от железных дорог, что если несколько железнодорожных мостов на каждой линии будет взорвано, то станет почти невозможным подвезти в город сколько-нибудь значительное количество запасов, даже при неполной блокаде.

Потери прошлой недели, должно быть, громадны. Немцы в ходе всей войны с величайшей решимостью постоянно переходили в штыковую атаку, а теперь необычайно стойкую пехоту атакует также и кавалерия; при этом люди должны падать как мухи. Красавец Вильгельм об этом не говорит ни слова. Но несомненно, во всяком случае, что немцы - солдат против солдата, батальон против батальона - показали свое решительное превосходство над французами. Прежде всего при Шпихерне, где 27 батальонов сражались против 42 (по меньшей мере) французских батальонов, которые занимали почти неприступную позицию. После сражения, происходившего в четверг48, деморализация во французском лагере будет расти неудержимо.

В Карлсбаде* ли Кугельман? Я не знаю, куда послать фотографию.

Сердечный привет от Лиззи и меня всем вам. Надеюсь скоро услышать утешительные вести по поводу твоего ревматизма.

Твой Ф. Э.


* Чешское название: Карлови-Вари. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 22 августа 1870 г.

Дорогой Фред!

Приступы ревматизма были так ужасны, что семейный совет решил послать меня в Лондон, чтобы посоветоваться там


40
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 АВГУСТА 1870 г.

с д-ром Маддисоном. Поэтому в субботу* днем я поехал в Лондон, откуда сегодня возвращаюсь снова в Рамсгет.

Вчера был на консультации у Маддисона. Он говорит, что это острая форма ишиаса. Прописал мне лекарство, вместе с ним мазь для втирания. Пребывание на море полезно для общего состояния здоровья, несколько расстроенного бессонницей. Он за то, чтобы в очень жаркие дни я принимал горячие морские ванны.

В Париже, по-видимому, заняты исключительно тем, чтобы удержать население от выступлений до тех пор, пока не будут приняты необходимые меры для передачи временного правления представителям Орлеанов.

Привет.

Твой К. М.

Читал ли ты паршивое письмо Луи Блана49? Высший патриотизм состоит в том, чтобы быть пассивным и возложить всю ответственность на бонапартистов.

Шотландский осел Элко считает себя, очевидно, британским Мольтке50.

Фрейлиграт: «Ура! Германия!»51. В этом с трудом вымученном стихотворении не обошлось также без «бога» и «галла».

Котенком лучше стать мне и мяукать, Чем быть кропателем баллад несносных!**


* - 20 августа. Ред.

** Шекспир. «Король Генрих IV», часть I, акт III, сцена первая. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 19

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Рамсгет, 30 августа 1870 г.

Дорогой Фред!

Завтра утром возвращаюсь пароходом в Лондон. Во-первых, пребывание здесь для 5 человек слишком дорого, так как англичане из-за войны переполнили все морские курорты.


41
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

Во-вторых: в помещении, и при такой цене, дьявольские «сквозняки». Сильные боли прекратились, но известная часть тела у меня как будто парализована, так что должен буду снова обратиться к доктору.

Подробности - из Лондона.

Твой К. М.

«Spectator» - неделю тому назад - объявил твои статьи единственно значительными в английской прессе, но выразил сожаление, что автор так скуп на слова и факты.

Кстати. Боркхейм вчера приезжал сюда из Маргета. Его, по-видимому, удручает следующее: он, собственно, сам хотел писать на твои темы, еще до нас заявил об этом в «Pall Mall», но остался с носом.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 2 сентября 1870 г.

Дорогой Фред!

Позавчера вечером прибыл сюда. Сегодня пойду к д-ру Маддисону.

Вчера вечером была получена прилагаемая записка от-«Pall Mall Gazette» с чеком. Перевести мне его на твое имя и послать в Манчестер или получить по нему деньги и послать их тебе?

Теперь настало время, после столь блестящего подтверждения твоей первой статьи о Мак- Магоне*, начать следующую статью с резюме твоих собственных «Заметок о войне». Ты знаешь, что англичан нужно ткнуть носом в «points»** и что слишком большая сдержанность и скромность не годятся для нахального Джона Буля. Женская часть семейства пришла в ярость, обнаружив, что все лондонские газеты обкрадывают твои статьи, но ни разу не цитируют их.


* Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - XII». Ред.

** - «суть дела». Ред.


42
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 АВГУСТА 1870 г.

По-моему, вся оборона Парижа - лишь полицейский фарс, цель которого - поддерживать спокойствие парижан до тех пор, пока пруссаки не окажутся у ворот и не спасут порядок, а именно династию и ее мамелюков.

Плачевное зрелище, которое представляет Париж в настоящее время, то есть в течение всей войны, показывает, что для спасения Франции нужен был трагический урок.

Истинно по-прусски звучит заявление, что тот, кто не носит мундира, не имеет права защищать свое «отечество»!

Пруссакам следовало бы усвоить из своей собственной истории, что «вечная» гарантия безопасности со стороны разбитого врага достигается не путем расчленения и т. п. И даже после потери Лотарингии и Эльзаса Франция далеко не так обессилена, как была Пруссия после преподнесенной ей Наполеоном лошадиной дозы тильзитского лекарства52. И какова была польза от этого Наполеону I? Это поставило Пруссию на ноги.

Не думаю, чтобы Россия уже активно вмешалась в эту войну. Не думаю, чтобы она была к этому подготовлена. Но поистине мастерский дипломатический шаг - уже теперь провозглашать себя спасителем Франции53.

В моем подробном ответе брауншвейгскому Комитету* я раз навсегда покончил с противной манерой нашего Вильгельма «отождествлять» меня и себя перед другими, когда это служит его целям. Хорошо, что своей инициативой он дал мне повод объясниться официально относительно недоразумения, которое он вызывал намеренно и недобросовестно.

Что скажешь о певце семейных радостей Фрейлиграте? Даже исторические катастрофы, как нынешняя, служат ему лишь поводом для воспевания своих собственных отпрысков. При этом «доброволец-санитар» превращается для англичан в «хирурга»54.

Обмен письмами между бывшим швабским семинаристом Д. Штраусом и бывшим французским питомцем иезуитов Ренаном - веселый эпизод55. Поп остается попом. Повидимому, источником исторических познаний г-на Штрауса является книга Кольрауша** или аналогичный учебник.

До свидания!

Твой К. М.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Письмо Комитету Социал-демократической рабочей партии». Ред.

** Ф. Кольрауш. «Краткое изложение немецкой истории для народных школ». Ред.


43
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

Что касается обстрела Саарбрюккена, то пруссаки, видно, порядком наврали.

В Париже один фарс лучше другого. Но великолепнее всего солдаты, вступающие через одни ворота и возвращающиеся через другие!

Прилагаю также письмо от Лауры*. Эти дураки все еще непозволительно медлят с возвращением в Бордо.


* - Лафарг. Ред.

** Гейне. «Гренадеры». Ред.

*** - Наполеон III. Ред.

**** - Вильгельм I. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 21

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 4 сентября 1870 г.

Да что мне? Просить Христа ради Пущу и детей и жену...

Иная на сердце забота: В плену император, в плену!**

Мировая история - величайшая поэтесса, она сумела пародировать самого Гейне. В плену император***, в плену! И притом еще у «вонючих пруссаков», а бедный Вильгельм**** стоит тут же и уверяет в сотый раз, что он, право же, не виноват во всей этой истории и что все это чисто божья воля! Вильгельм смахивает при этом на школьника: Кто создал вселенную? - Я, господин учитель, я это сделал, но, право, я больше не буду!

И тут появляется жалкий Жюль Фавр и предлагает, чтобы Паликао, Трошю и несколько аркадцев56 составили правительство. Такой сволочной компании еще свет не видывал. Но все-таки надо ожидать, что когда это станет известно в Париже, то что-нибудь да произойдет. Не могу представить себе, чтобы этот поток новостей, которые сегодня или завтра должны стать известными, не оказал никакого действия. Может быть,


44
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

появится левое правительство, которое, после некоторого показного сопротивления, заключит мир.

Война подходит к концу. Армии во Франции больше нет. Как только Базен капитулирует, что, наверное, случится на этой неделе, половина немецкой армии направится к Парижу, другая перейдет Луару и очистит страну от всех скоплений вооруженных людей.

Что касается моих статей, то ты увидишь, что в статье от третьего дня я сделал необходимое*. Но мой злейший враг в английской прессе - сам г-н Гринвуд. Этот дурак регулярно вычеркивает у меня всю отповедь его конкурентам за их плагиаты, и, более того, он сам с величайшим простодушием приводит в своем обзоре извлечения из списанной у меня накануне статьи, без малейшего намека на то, что это плагиат. Субъект этот, в частности, не хочет лишить себя личного удовольствия иметь свое собственное мнение в военных вопросах, которое является чистейшей чепухой. Каждый филистер считает делом чести не только уметь ездить верхом, но и разуметь кое-что в стратегии. Но и этим дело не ограничивается.

Несколько дней тому назад он добавил к моей статье - исключительно для того чтобы заполнить столбец - несколько совершенно бессмысленных строк по поводу осады Страсбурга. При первом подходящем случае я напишу об этом статью и выскажу совершенно противоположное мнение57. Но чего ты хочешь? Ведь писание для газет в мирное время - в сущности не что иное, как постоянное резонирование по поводу вещей, которых не изучал, и потому я, собственно говоря, не имею права жаловаться.

Предъяви чек и оставь у себя деньги. Половина принадлежит тебе по праву, а другая - аванс в счет следующего срока, тогда я пошлю тебе, таким образом, еще 70 фунтов.

В надувательстве с Эльзасом, наряду с древнетевтонскими мотивами, выдвигаются главным образом стратегические соображения: желание получить в качестве пограничной зоны линию Вогезов и немецкую Лотарингию. (Языковая граница: если ты от Донона или Скирмека в Вогезах проведешь прямую линию на час пути восточнее Лонгви, - где сходятся бельгийско-люксембургская и французская границы, то почти точно ее обозначишь - от Донона вдоль Вогезов к швейцарской границе.) Вогезы севернее Донона не так высоки и круты, как южные. Полагать, что Франция будет «скована», благодаря тому, что у нее отнимут эту узкую полосу, в которой живет около 11/4 миллиона жителей, могут только ослы из «Staats-Anzeiger» и Брасс


* Ф. Энгельс. «Заметки о войне. - XV». Ред.


45
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

и К°. Вопли филистера о «гарантиях» вообще бессмысленны, но они поддерживаются, потому что это входит в расчеты придворных кругов.

Великую поэму о санитаре* еще не читал. Она, должно быть, хороша. К тому же эти санитары величайшие бездельники, которых нет на месте именно тогда, когда они нужны, но которые зато много жрут, пьют и без умолку болтают, так что в армии они уже всем изрядно надоели. Только немногие составляют исключение.

В Саарбрюккене французы причинили столько вреда, сколько смогли. Но, конечно, обстрел длился только несколько часов, а не дни и ночи в течение недель, как в Страсбурге.

Письмо от Какаду** с благодарностью возвращаю. Оно очень интересно. Защита Парижа - если тем временем не произойдет ничего чрезвычайного - будет забавным эпизодом.

Наблюдая, как французы вечно впадают в подобного рода паническое состояние из-за боязни таких ситуаций, когда приходится смотреть правде в глаза, - получаешь гораздо лучшее представление о периоде господства террора. Мы понимаем под последним господство людей, внушающих ужас; в действительности же, наоборот, - это господство людей, которые сами напуганы. Террор - это большей частью бесполезные жестокости, совершаемые ради собственного успокоения людьми, которые сами испытывают страх. Я убежден, что вина за господство террора в 1793 г. падает почти исключительно на перепуганных, выставлявших себя патриотами буржуа, на мелких мещан, напускавших в штаны от страха, и на шайку прохвостов, обделывавших свои делишки при терроре. Теперешний малый террор дело рук тех же классов.

Сердечный привет от всех нас, включая Джоллимейера*** и Мура, всем вам.

Твой Ф. Э.


* Ф. Фрейлиграт. «Вольфгангу, на поле брани» (см. настоящий том, стр. 42). Ред.

** - шутливое прозвище Лауры Лафарг, по имени персонажа старинного романа - модного портного. Ред.

*** - шутливое прозвище Шорлеммера. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


46
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

22

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 6 сентября 1870 г.

Дорогой Фред!

Я только что «засел», чтобы написать тебе, как явился Серрайе и сообщил, что завтра он уезжает из Лондона в Париж, но только на несколько дней. Главная цель: наладить дела тамошнего Интернационала (Парижский федеральный совет). Это тем более необходимо, что сегодня в Париж отправляется вся Французская секция25, чтобы от имени Интернационала натворить там глупостей. «Они» хотят свергнуть временное правительство, учредить в Париже коммуну, назначить Пиа французским посланником в Лондоне и т. п.

Сегодня я получил от Парижского федерального совета обращение к немецкому народу58 (которое я тебе завтра пошлю) вместе с настоятельной просьбой к Генеральному Совету выпустить новое воззвание специально к немцам. Последнее я уже намеревался предложить сегодня вечером. Будь так добр, как можно скорее пришли мне по-английски необходимые военные соображения относительно Эльзаса и Лотарингии, которые можно было бы использовать в воззвании*.

Федеральному совету я уже сегодня обстоятельно ответил и вместе с тем проделал неблагодарную работу, заключавшуюся в том, чтобы открыть им глаза на действительное положение вещей59.

Из Брауншвейга получил ответ, что они будут действовать согласно моим указаниям.

Кстати. Лонге телеграфировал мне в воскресенье о провозглашении республики. Я получил телеграмму в 4 часа утра.

Жюль Фавр, хотя и известный прохвост и участник июньской бойни**, pour le moment*** хорош в качестве министра иностранных дел. Он всегда боролся против старой политики Тьера, высказывался за единые Италию и Германию.

Жалею только, что Рошфор - член этого правительства, в котором также и подлец Гарнье-Пажес. Впрочем, ему в качестве члена комитета обороны60 было неудобно отказаться действовать.


* К. Маркс. «Второе воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

** См. настоящий том, стр. 144-145. Ред.

*** - пока. Ред.


47
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

Большое спасибо за деньги. Какое право имею я на половину твоего гонорара, неизвестно даже богам.

Привет.

Твой К. М.

Поль, Лаура и Шнаппи* 2 сентября благополучно прибыли в Бордо. Тем лучше, так как Лафарг, при нынешних обстоятельствах, сам никогда не покинул бы [Париж].

Лондон буквально наводнен беженцами, спасающими свои кошельки. Как я писал тебе, приличные квартиры растут в цене.

Не думаешь ли ты, что, если во Франции продолжится теперешняя отвратительная погода, как это весьма вероятно после предшествовавшей небывало долгой засухи, пруссаки будут иметь «основание» образумиться; тем более что грозит англо-русско-австрийский союз?

Дюпону, который раньше переписывался с Пиготтом, следовало бы написать этой скотине резко ругательное письмо от имени французских республиканцев. Уговори его сделать это.


* - Лафарги. Ред.

** См. настоящий том, стр. 43-45. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Предисловие ко второму изданию «Крестьянской войны в Германии»». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 23

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 7 сентября 1870 г.

Дорогой Мавр! (Продолжение)**. Благодаря неожиданным, а также и незаслуженным победам немецкого филистера, мерзкий шовинизм ударил ему в голову, и сейчас самое время что-нибудь предпринять против этого. Если бы только «Volksstaat» не была так жалка! Но тут ничего не поделаешь. Пока выйдет из печати в виде брошюры «Крестьянская война» с моим предисловием***,


48
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

события давно оставят его позади. Новое воззвание Интернационала (ты на этот раз должен приготовить также и немецкий текст) поэтому тем более необходимо.

Если обращение парижских членов Интернационала58 более или менее верно передано сюда по телеграфу, то оно, разумеется, доказывает, что люди еще целиком находятся во власти фразы. Эти люди, которые в течение 20 лет терпели Баденге, которые еще полгода назад не могли помешать тому, чтобы он получил 6 миллионов голосов против 11/2 61 и чтобы он натравил их без всяких оснований и повода на Германию, эти люди требуют теперь, - по той причине, что немецкие победы подарили им республику, и какую! - чтобы немцы немедленно покинули священную землю Франции; иначе - guerre a outrance*! Это целиком старая фантазия о превосходстве Франции, об освященной 1793 годом земле, которую не смогли осквернить никакие позднейшие французские свинства, о святости слова «республика». На деле это выступление напоминает датчан, которые в 1864 г. подпустили пруссаков на 30 шагов и дали по ним залп, а потом сложили оружие, в надежде что за подобную формальность им не будут платить той же монетой.

Хочу надеяться, что люди образумятся, как только пройдет первое опьянение, иначе будет дьявольски трудно поддерживать с ними интернационалистские отношения.

Вся эта республика, как и само ее появление на свет без борьбы, пока что чистейший фарс. Как я полагал уже две недели тому назад**, орлеанисты хотят временной республики, которая заключила бы позорный мир, чтобы onus*** пала не на Орлеанскую династию, которую они собираются затем реставрировать. Орлеанисты обладают реальной властью: Трошю - военным командованием, а Кератри - полицией, господа же из левой имеют лишь посты, предназначенные для болтовни. Так как Орлеаны сейчас единственная возможная династия, то они могут спокойно дожидаться более удобного момента для прихода к власти.

Только что ушел Дюпон. Он был вечером здесь и пришел в негодование по поводу этого прекрасного парижского обращения. Успокаивает его то, что Серрайе едет туда, поговорив предварительно об этом с тобой. У него абсолютно ясные и правильные взгляды по данному вопросу: использовать неизбежную при республике свободу для организации партии во Франции; переходить к действию, когда, после создания орга-


* - война не на жизнь, а на смерть. Ред.

** См. настоящий том, стр. 29. Ред.

*** - ответственность, бремя. Ред.


49
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

низации, представится возможность; Интернационалу во Франции до заключения мира держаться в стороне.

Господа из временного правительства и буржуа в Париже (судя по корреспонденции «Daily News») хорошо знают, по-видимому, что продолжение войны - простая фраза. Дожди мало помешают немцам; солдаты, находящиеся теперь в походе, уже привыкли к ним и чувствуют себя лучше, чем при жаре. Впрочем, к этому могут, конечно, прибавиться эпидемические заболевания, в особенности после капитуляции Меца, где они, вероятно, уже начались, хотя точно это неизвестно. Партизанская война, которая принудила бы пруссаков к массовым расстрелам, представляется тоже маловероятной, но может все-таки кое-где вспыхнуть под влиянием первых впечатлений от революции. Как только мы узнаем, какое впечатление произведет в Париже капитуляция Меца, которая, наверно, произойдет не позднее будущей недели62, можно будет судить и о дальнейшем ходе войны. До сих пор мероприятия, то есть фразы новых правителей, как мне кажется, не обещают ничего иного, кроме скорой капитуляции.

Рошфор, наверное, не долго останется с этой бандой; когда снова появится «Marseillaise», безусловно, вскоре произойдет разрыв между ним и ими.

Шорлеммер выехал отсюда сегодня с Венером, чтобы прямо через Бельгию доставить для раненых в Седан от здешнего Комитета помощи63 водку, вино, шерстяные одеяла, фланелевые рубашки и т. п. (всего более чем на 1000 фунтов). Если у него будет хоть немного времени, он зайдет к тебе, но им предстоит в Лондоне масса дел; только вчера утром приступили к закупкам и упаковке. Из Седана они хотят, если будет возможность, добраться к Мецу, где у каждого из них в армии служит брат.

Характерно для паршивого правительства в Париже, что оно тоже не решается говорить публике правду, как, собственно, обстоят дела. Боюсь, что если не произойдет чуда, то для развития борьбы в ее чистом виде неминуем этап непосредственного господства буржуазии во главе с Орлеанами. Жертвовать теперь рабочими - это была бы стратегия а la Бонапарт и Мак-Магон; до заключения мира они ни при каких условиях не могут что-либо сделать, а после того им поначалу потребуется еще время для организации.

Угроза создания союза*, пожалуй, окажет на пруссаков некоторое давление. Но они знают, что русские ружья, заряжающиеся с казенной части, негодны, что англичане не имеют


* Речь идет о слухах об англо-русско-австрийском союзе против Пруссии (см. настоящий том, стр. 47). Ред.


50
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

армии и что австрийцы очень слабы. В Италии Бисмарк, по-видимому, отношением к папе* (поскольку флорентийское правительство официально объявляет, что еще в сентябре отправится в Рим), далее обещанием Савойи и Ниццы сделал невозможным для правящих кругов всякое противодействие; это был тонкий ход. Впрочем, Бисмарк, кажется, сам ждет лишь некоторого давления, чтобы удовлетвориться деньгами и городом Страсбургом с окрестностями. Французы еще могут ему понадобиться, и он, возможно, воображает, что они сочтут это великодушием.

До свидания, сердечный привет.

Твой Ф. Э.


* - Пию IX. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Письмо Комитету Социал-демократической рабочей партии». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 сентября 1870 г.

Дорогой Фред!

Вы с Дюпоном должны извинить меня за то, что я отвечаю кратко и с опозданием. Я перегружен политическими делами.

Как приятно возиться со всем этим, ты увидишь из прилагаемых глупостей, прибывших из противоположных пунктов - Брауншвейга и Парижа.

Ты знаешь, что я написал в Брауншвейг инструкции**. При этом предполагалось, и напрасно, что имеешь дело не с невоспитанными молокососами, а с образованными людьми, которым следовало бы знать, что резкий язык писем не предназначен «для печати» и что, кроме того, в инструкциях приходится давать конфиденциальные указания, которые нельзя возвещать трубными звуками. И вот! Эти ослы не только перепечатывают «буквально» выдержки из моего письма. Они прямо-таки вилами показывают на меня как на автора письма.

Они к тому же печатают такие места, как «о перенесении центра тяжести кон-


51
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

тинентального рабочего движения из Франции в Германию» и т. п., которые должны были служить им для воодушевления, но которые ни при каких условиях не следовало предавать гласности в настоящий момент64. Мне еще, пожалуй, нужно поблагодарить их за то, что они, по крайней мере, не напечатали моей критики французских рабочих. И вдобавок эти парни со всей поспешностью шлют свою компрометирующую стряпню - в Париж! (Не говоря уже о Брюсселе и Женеве.)

Я задам им головомойку, но глупость уже сделана! А с другой стороны, и эти дураки в Париже! Они шлют мне пачками свой смехотворный шовинистический манифест58, вызвавший здесь у английских рабочих насмешки и возмущение, от открытого выражения которого мне с трудом удалось их удержать. Я должен это произведение в большом количестве послать в Германию, вероятно для того, чтобы показать немцам, что они должны сперва «уйти обратно за Рейн», прежде чем попадут к себе домой! Эти молодцы позволяют себе, далее, вместо того чтобы прислать разумный ответ на мое письмо, посылать мне телеграфные инструкции (инструкции экс-студиозуса Лонге!), как я должен агитировать в Германии! Какое несчастье!

Я привел здесь все в движение, чтобы рабочие (в понедельник созывается ряд митингов) заставили свое правительство признать Французскую республику65. Гладстон в первый момент был склонен к этому. Но королева*, послушная прусским наставлениям, и олигархическая часть кабинета!

Жаль, что к Груссе из «Marseillaise», человеку очень дельному, твердому и смелому, привязался жалкий, навязчивый, тщеславный и честолюбивый болтун Клюзере.

Новое воззвание (спасибо за твою лепту для него)** будет до вторника напечатано. Длинно, но нельзя было иначе.

Твои статьи об укреплениях Парижа и бомбардировке Страсбурга написаны мастерски***.

Скажи Дюпону, что я совершенно согласен с его взглядами и прямо поручил Серрайе написать ему, чтобы он pro nunc**** не покидал Манчестера.

Позавчера вечером у нас был Шорлеммер.

Привет.

Твой К. М.


* - Виктория. Ред.

** К. Маркс. «Второе воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Заметки о войне», статьи XVI и XVII. Ред.

**** - временно. Ред.


52
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

Кстати. Профессор Шеффле из Тюбингена выпустил против меня нелепую толстую книгу* (стоит 121/2 шиллингов!).


* А. Шеффле. «Капитализм и социализм, рассмотренные в особенности в отношении форм экономической деятельности и имущественного положения». Ред.

** - Либкнехт. Ред.

*** - «Volksstaat». Ред.

**** К. Маркс. «Второе воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франкопрусской войне». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 25

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 12 сентября 1870 г.

Дорогой Мавр!

Наши тамошние друзья - в Германии, как и во Франции - превосходят, разумеется, друг друга в политической ловкости. Эти ослы в Брауншвейге! Они опасались, что ты будешь недоволен ими, если они обработают данные им разъяснения, и потому привели их буквально64. В сущности, неприятно тут лишь место о перенесении центра тяжести. Напечатание этого - верх бестактности. Однако надо надеяться, что у парижан теперь слишком много других дел, чтобы заниматься изучением этого манифеста, тем более что они не понимают по-немецки. Их немецкий язык в обращении поистине превосходен. А Вильгельм** в своей газете*** хвалит эту шовинистическую стряпню66. Лонге тоже хорош. Раз Вильгельм I подарил им республику, значит сейчас же должна быть совершена революция в Германии. Почему же они сами не совершили ее после испанской67?

В сегодняшней «Zukunft» перепечатан отрывок из воззвания**** об Эльзасе и Лотарингии, но якобы как исходящий от брауншвейгцев. Пришли мне два или более оттисков нового воззвания, как только оно будет готово.

Если бы в Париже можно было что-либо сделать, то следовало бы помешать выступлению рабочих до заключения мира. Бисмарк вскоре должен будет заключить мир либо в результате взятия Парижа, либо потому, что положение в Европе прину-


53
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 12 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

дит его к окончанию войны. Каков бы ни был мир, его надо заключить прежде, чем рабочие смогут что-либо сделать. Если они победят сейчас, служа делу национальной обороны, то им придется принять наследство Бонапарта и нынешней паршивой республики; они будут без всякой пользы разгромлены немецкими армиями и снова отброшены на 20 лет назад. Сами они ничего не потеряют от выжидания. Возможные изменения границ являются, впрочем, только временными и будут снова ликвидированы. Сражаться с Пруссией ради буржуазии было бы безумием. Каково бы ни было правительство, которое заключит мир, оно уже в силу одного этого окажется недолговечным, а возвратившаяся из плена армия будет не так уж опасна во внутренних конфликтах. После заключения мира все шансы будут благоприятнее для рабочих, чем когда-либо. Но не дадут ли они себя увлечь под давлением чужеземного нападения и не провозгласят ли социальную республику накануне штурма Парижа? Было бы ужасно, если бы немецким армиям в виде последнего акта войны пришлось вести баррикадную борьбу против парижских рабочих. Это отбросило бы нас на 50 лет назад и породило бы такую путаницу, что все на свете очутились бы в фальшивом положении, и к тому же - национальная ненависть и господство фразы, которые тогда расцветут среди французских рабочих!

Чертовски скверно, что в Париже так мало людей, которые отваживаются в теперешнем положении видеть вещи такими, каковы они есть в действительности. Есть ли в Париже хоть кто-нибудь, кто осмеливается хотя бы думать, что активная сила сопротивления Франции в данной войне сломлена и что благодаря этому рушится надежда на изгнание вторгшегося врага путем революции! Именно потому, что люди не хотят слышать действительной правды, боюсь, что дело еще дойдет до этого. Ибо апатия, которой рабочие были охвачены перед свержением империи, теперь, пожалуй, прошла.

Ты мог бы также сообщить, как озаглавлена книга Шеффле*. Вот уж истинный противник для тебя! Этот субъект был в Таможенном парламенте68 и является совершенно ординарным вульгарным экономистом; он крупнее Фаухера, но шваб. Книга доставит тебе удовольствие.

Так как, по-видимому, какая-то аннексия во всяком случае произойдет, то нам было бы вполне своевременно подумать о форме, в какой немецкие и французские рабочие договорились бы о том, чтобы считать это все недействительным и в подходящее


* А. Шеффле. «Капитализм и социализм, рассмотренные в особенности в отношении форм экономической деятельности и имущественного положения». Ред.


54
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 12 СЕНТЯБРЯ 1870 г.

время аннулировать. Я считал, что это было бы полезно уже в самом начале войны; но теперь, когда судьба утрачиваемого волнует французов, это становится необходимым, иначе эта публика поднимет ужасный крик.

Скажи Тусси, что моя жена* очень благодарна ей за письмо и на днях ответит. Сердечный привет всем вам.

Твой Ф. Э.


* - Лиззи Бёрнс. Ред.

** - Сиверса. Ред.

*** Польское название: Гижицко. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 13 сентября 1870 г.

Дорогой Мавр!

Что за неисправимые ослы эти пруссаки! Весь несчастный социал-демократический Комитет в Брауншвейге и даже типографа**, напечатавшего благонамеренный и, по существу, сдержанный манифест, они по приказу Фогеля фон Фалькенштейна арестовали и в кандалах отправили в Лётцен***, в Восточную Пруссию69. Ты знаешь, что под предлогом возможности высадки французов почти вся Северная Германия объявлена на военном положении, и потому военные власти могут арестовывать любого по своему произволу. К счастью, немедленная ссылка в Восточную Пруссию доказывает, что их намерены держать под арестом лишь до заключения мира, а не предать военному суду; в последнем случае они наверняка получили бы от лейтенантов, командированных для ра&