К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, том 16


Содержание тома 16

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва 1960

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
16



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Шестнадцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит произведения, написанные с сентября 1864 по июль 1870 г., со времени основания Международного Товарищества Рабочих (Первого Интернационала) до начала франко-прусской войны 1870-1871 годов.

В связи с оживлением в 60-х годах буржуазно-демократических движений, усилением национально-освободительной борьбы угнетенных народов, политическим пробуждением рабочего класса и назреванием революционного подъема в ряде стран Европы особенно широко развернулась теоретическая и практическая революционная деятельность основоположников научного коммунизма, направленная на подготовку международного пролетариата к новым классовым боям.

Гигантский труд по завершению первого тома главного экономического произведения научного коммунизма - «Капитала» - Маркс сочетал в это время с неутомимой, кипучей работой по руководству Международным Товариществом Рабочих, работой, которая, по словам Энгельса, была «венцом всей его партийно-политической деятельности».

Предметом теоретических занятий Энгельса, принимавшего живое участие в деятельности Интернационала и оказывавшего постоянную помощь Марксу в руководстве этой международной организацией пролетариата, было изучение ряда актуальных исторических и военных проблем, разработка национального и крестьянского вопросов. С 1869 г. Энгельс особое место уделял исследованию истории Ирландии с целью научного обоснования интернационалистской позиции пролетариата в ирландском



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

вопросе, который приобрел в это время особую остроту и политическое значение. Деятельность Маркса и Энгельса в эти годы является ярким образцом характерного для научного коммунизма сочетания революционной теории с революционной политикой, с практикой классовой борьбы.

Эта многосторонняя научная и политическая деятельность Маркса и Энгельса находит свое отражение в работах настоящего тома. Большая их часть тесно связана с деятельностью основоположников марксизма в Интернационале, с их борьбой за пролетарскую партию. Ряд публикуемых в томе материалов посвящен главному труду Маркса - «Капиталу», который составит содержание томов 23-26 настоящего издания.

После выхода в 1859 г. работы «К критике политической экономии» Маркс с некоторыми перерывами продолжает свои экономические исследования. Обширная рукопись 1861- 1863 гг. явилась первым систематическим наброском, правда еще черновым и незаконченным, всех частей задуманного Марксом труда. В ходе дальнейшей работы Маркс со свойственной ему величайшей научной добросовестностью привлекал все новые и новые материалы, уточнял план и структуру исследования, писал новые и переделывал по нескольку раз уже готовые главы.

В 1863-1865 гг. им был создан новый вариант рукописи трех томов «Капитала». Приступив в январе 1866 г. к окончательной подготовке первого тома для печати, Маркс начал, как он писал Энгельсу, «вылизывать дитя после стольких родовых мук». Работа над «Капиталом» потребовала от Маркса огромного напряжения сил, так как, наряду с ней, он много времени отдавал своей деятельности в Международном Товариществе Рабочих, преодолевая тяжелую материальную нужду и болезни. В апреле 1867 г. Маркс отвез готовую рукопись первого тома издателю в Гамбург. 16 августа 1867 г. был подписан в печать последний лист.

Опубликование первого тома «Капитала» имело величайшее историческое значение для освободительной борьбы пролетариата, для развития его революционной теории - научного коммунизма. «С тех пор как на земле существуют капиталисты и рабочие, - писал Энгельс, - не появлялось еще ни одной книги, которая имела бы такое значение для рабочих» (см. настоящий том, стр. 240).

Экономическое учение Маркса, основы которого были заложены в таких произведениях как «Нищета философии», «Наемный труд и капитал», «Манифест Коммунистической партии», «К критике политической экономии», приобрело в «Капитале» наиболее развитый, стройный, классический характер.



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

Созданное Марксом экономическое учение произвело коренной переворот, подлинную революцию в политической экономии. Только идеолог пролетариата - класса, свободного от ограниченности и своекорыстных предрассудков эксплуататорских классов, - мог исследовать законы капиталистического общества и научно доказать неизбежность его гибели и торжества более высокого общественного строя - коммунизма. В «Капитале» научный коммунизм получил свое наиболее глубокое и всестороннее обоснование. Это бессмертное творение Ознаменовало собой гигантский шаг в дальнейшем развитии всех составных частей марксизма - политической экономии, философии, учения о социалистической революции, о диктатуре пролетариата. «Капитал» явился могучим и несокрушимым теоретическим оружием пролетариата в его борьбе против капиталистического рабства.

К первому тому «Капитала» Маркса примыкает ряд работ основоположников научного коммунизма, включенных в настоящий том: «Заработная плата, цена и прибыль» Маркса, «Конспект первого тома «Капитала» К. Маркса», составленный Энгельсом, рецензии, написанные им в связи с выходом «Капитала» и др.

Работа Маркса «Заработная плата, цена и прибыль» относится к числу важнейших произведений марксистской политической экономии. В этой работе за два года до выхода в свет первого тома «Капитала» Маркс в сжатой и популярной форме изложил основы своего экономического учения. Вместе с тем она служит превосходным образцом использования выводов революционной теории для определения практических задач рабочего движения.

Направленная непосредственно против ошибочных взглядов члена Интернационала Уэстона, эта работа, представляющая собой доклад Маркса в Генеральном Совете Интернационала, наносила в то же время удар прудонистам, а также лассальянцам, которые, исходя из лассалевской догмы о «железном законе» заработной платы, отрицательно относились к экономической борьбе рабочих и к профессиональным союзам. В своем докладе Маркс решительно выступает против этой реакционной проповеди пассивности и смирения пролетариев перед эксплуатирующим их капиталом. Раскрыв экономическую суть заработной платы и прибавочной стоимости, Маркс доказывает, что капитал жаждет максимальной наживы, и, если рабочие не будут оказывать ему противодействия, они рискуют превратиться в «сплошную массу опустившихся бедняков, которым уже нет спасения» (см. настоящий том, стр.

154).



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

Исходя из своего экономического учения, Маркс дает в этой работе теоретическое обоснование роли и значения экономической борьбы рабочих и подчеркивает необходимость подчинять ее конечной цели пролетариата - уничтожению системы наемного труда.

Работа «Заработная плата, цена и прибыль» имеет большое значение для правильного понимания марксовой теории обнищания пролетариата. Маркс доказывает в ней, что общая тенденция капиталистического способа производства состоит в понижении заработной платы, цены рабочей силы до ее минимальной границы, то есть до стоимости средств существования, физически необходимых для рабочего и его семьи. Однако эта тенденция вовсе не является фатальной и непрерывной, она наталкивается на сопротивление и решительное противодействие рабочих. В разных странах, в разных исторических и общественных условиях, в разные фазы промышленного цикла эта тенденция проявляется то с большей, то с меньшей силой.

В томе публикуется ряд рецензий, написанных Энгельсом для рабочей, демократической и буржуазной печати в связи с опубликованием I тома «Капитала», чтобы положить конец умышленному замалчиванию гениального труда Маркса буржуазной наукой и прессой, а также с целью популяризации этого труда в массах. В рецензиях, написанных анонимно для буржуазной прессы, Энгельс критикует книгу как бы «с буржуазной точки зрения», чтобы, применив, по выражению Маркса, это «военное средство», заставить буржуазных экономистов заговорить о книге.

Составленный Энгельсом «Конспект первого тома «Капитала» К. Маркса» заканчивается 13-й главой «Машины и крупная промышленность» (по первому изданию - четвертым разделом 4-й главы). Он помогает понять наиболее трудные проблемы «Капитала», в частности, теорию стоимости и прибавочной стоимости.

Статья Маркса «Плагиаторы» представляет собой разоблачение лассальянских вульгаризаторов экономического учения Маркса, которые почти дословно заимствовали отдельные положения из «Капитала», искажая их и не называя имени автора.

В статье Маркса «Мой плагиат у Ф. Бастиа» дается отпор неоднократно возобновлявшимся впоследствии попыткам буржуазных ученых приписать те или иные положения «Капитала» предшественникам или современникам Маркса, чтобы умалить всемирно-историческое значение этого великого труда основоположника научного коммунизма.



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

Основное содержание шестнадцатого тома составляют статьи и документы Маркса и Энгельса, отражающие их деятельность в Интернационале.

Историческая обстановка, сложившаяся к середине 60-х годов, благоприятствовала воплощению в жизнь великой идеи единства и боевой солидарности международного пролетариата, которую неустанно пропагандировали Маркс и Энгельс. Мировой экономический кризис 1857-1858 гг. и развернувшиеся вслед за ним стачечные бои в различных странах Европы воочию показали рабочим необходимость братской солидарности различных национальных отрядов международного пролетариата в борьбе против капитала. Наряду с развертыванием экономических боев росла и политическая активность пролетариата. Новый подъем буржуазно-демократических движений в Германии и Италии; назревание кризиса Второй империи во Франции; самоотверженная борьба английских рабочих против планов господствующих классов Англии организовать интервенцию в США для оказания помощи рабовладельческому Югу; развертывавшаяся в Англии борьба за избирательную реформу; польское восстание 1863-1864 гг., вызвавшее глубокое сочувствие европейского пролетариата, - все это способствовало вовлечению широких рабочих масс в политическую борьбу и усиливало тягу к согласованным действиям пролетариев разных стран.

Успеху Международного Товарищества Рабочих способствовала не только создавшаяся к тому времени историческая обстановка, но и то обстоятельство, что во главе этой организации стоял Карл Маркс. Среди всех тех, кто 28 сентября 1864 г. присутствовал на международном рабочем собрании в Сент-Мартинс-холле в Лондоне, положившем начало Интернационалу, Маркс был единственным человеком, «который ясно понимал, что происходит и что следует основать: это был тот человек, который еще в 1848 г. бросил в мир призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»» (Ф. Энгельс).

Маркс был подлинным организатором, вождем и душой Интернационала. Он был автором его программных документов, множества обращений, заявлений, резолюций, отчетов и других документов, являющихся важнейшими вехами славной истории Интернационала. Маркс был фактически главой руководящего органа Интернационала, Генерального Совета, боевого штаба международного рабочего движения. Опираясь на помощь Энгельса, Маркс лично и через своих соратников - когда обстоятельства делали невозможным его собственное присутствие - направлял деятельность конференций и конгрессов



ПРЕДИСЛОВИЕ X

Международного Товарищества Рабочих, разрабатывал важнейшие решения конгрессов, вел борьбу за победу в Интернационале идейных и организационных принципов революционного пролетариата.

При основании Интернационала Маркс должен был считаться с различными условиями борьбы пролетариата, с неодинаковой степенью развития и разным теоретическим уровнем рабочего движения в различных странах. Он видел первоочередную задачу Интернационала в том, чтобы, направляя различные потоки рабочего движения в единое русло, способствовать выделению пролетариата из мелкобуржуазной демократии, созданию действительно самостоятельных рабочих организаций и установлению общности действий различных отрядов международного пролетариата. Строя Интернационал на широкой основе существовавших в то время разнородных рабочих организаций, Маркс стремился, опираясь на практический опыт рабочих масс, поднять их до осознания своих революционных задач, постепенно, шаг за шагом привести их к единой теоретической программе и соединить таким образом социализм с рабочим движением.

Эта гибкая и последовательно революционная тактика Маркса ярко сказалась уже при выработке первых программных документов Интернационала. Сообщая о тех трудностях, с которыми он встретился при разработке «Учредительного Манифеста Международного Товарищества Рабочих» и «Временного Устава Товарищества», Маркс писал Энгельсу 4 ноября 1864 года: «Было очень трудно так поставить дело, чтобы наши взгляды были выражены в форме, которая делала бы их приемлемыми для современного уровня рабочего движения...

Требуется время, пока вновь пробудившееся движение сделает возможной прежнюю смелость речи. Необходимо быть сильнее на деле и умереннее по форме».

В «Учредительном Манифесте» Маркс на основе конкретного анализа экономического развития, а также изменений в положении рабочих масс за время с 1848 по 1864 год формулирует следующий весьма важный теоретический вывод: «... на современной порочной основе всякое дальнейшее развитие производительной силы труда неизбежно углубляет общественные контрасты и обостряет общественные антагонизмы» (см. настоящий том, стр. 7).

Отмечая две крупные победы, одержанные рабочим классом- завоевание закона о десятичасовом рабочем дне в Англии и развитие кооперативного движения, - Маркс доказывает, что кооперативное производство, ведущееся без капиталистов,



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

только тогда может освободить рабочий класс, когда оно будет «развиваться в общенациональном масштабе и, следовательно, на общенациональные средства». Но этому будут препятствовать господствующие классы, пользующиеся своей политической властью. «Завоевание политической власти стало, следовательно, великой обязанностью рабочего класса» (см. настоящий том, стр. 10). Маркс обосновывает далее мысль, что необходимыми условиями для освобождения пролетариата являются создание пролетарской партии, а также братский союз между рабочими разных стран.

Так, опираясь на практический опыт рабочих масс, Маркс подводит их к выводу о всемирно-исторической миссии пролетариата, о необходимости борьбы за пролетарскую революцию и установление диктатуры рабочего класса, теоретическое обоснование которой было дано в «Манифесте Коммунистической партии».

В вводной части «Временного Устава» Маркс сформулировал положение, которое, по словам В. И. Ленина, явилось основным принципом Интернационала: «Освобождение рабочего класса должно быть завоевано самим рабочим классом» (см. настоящий том, стр. 12). В этой предельно сжатой формулировке, ставшей боевым кличем рабочих всех стран, выражена важнейшая мысль о пролетариате как самом прогрессивном, последовательно революционном классе, непримиримо враждебном капитализму, классе, политическая и идейная самостоятельность которого является необходимым и важнейшим условием его освобождения.

При разработке «Временного Устава» Маркс также тщательно учитывал исторически сложившиеся формы рабочего движения в разных странах. Интернационал не противопоставлял себя уже существующим рабочим организациям, а стремился опереться на них и направить их деятельность к единой общей цели. Эта гибкая организационная структура Интернационала отвечала его задаче «объединить в одну великую армию все боеспособные силы рабочего класса Европы и Америки» (Ф. Энгельс).

«Инструкция делегатам Временного Центрального Совета по отдельным вопросам», написанная Марксом в связи с предстоявшим в 1866 г. конгрессом Интернационала в Женеве, является дальнейшей конкретизацией и развитием первых программных документов Интернационала. Маркс ограничил ее вопросами, самым непосредственным образом затрагивающими интересы рабочих масс, связав их с конечной целью борьбы пролетариата. Маркс придерживается здесь основного



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

тактического принципа, выдвинутого в «Манифесте Коммунистической партии» - в движении сегодняшнего дня отстаивать будущность движения.

В «Инструкции» Маркс выдвинул в качестве одной из основных задач Интернационала объединение действий рабочих разных стран в их экономической борьбе против капитала.

Какое значение придавал Маркс помощи со стороны Интернационала экономической борьбе рабочих, которая особенно усилилась в связи с кризисом 1866 г., и крепнувшей в этой борьбе международной солидарности пролетариата, показывают также написанные Марксом воззвания и статьи «Предостережение», «Бельгийские избиения», «Локаут строительных рабочих в Женеве» и составленный Энгельсом по просьбе Маркса «Доклад о цеховых товариществах горняков в угольных копях Саксонии». Большой конкретный материал, освещающий эту сторону деятельности Интернационала, содержится также в написанных Марксом «Четвертом годовом отчете Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих» и «Отчете Генерального Совета IV ежегодному конгрессу Международного Товарищества Рабочих». Постоянная материальная и моральная поддержка со стороны Интернационала бастующим и локаутированным рабочим повышала его авторитет и способствовала распространению его влияния среди рабочих разных стран.

Особое значение придается в «Инструкции» борьбе за ограничение рабочего дня, которое Маркс рассматривает как необходимое условие для восстановления физической силы рабочего класса, его умственного развития и для его общественной и политической деятельности.

Отстаивая это важнейшее требование в противовес прудонистам и другим противникам законодательного ограничения рабочего дня, Маркс разъясняет значение этого требования и в ряде более поздних своих документов (см. «Проект резолюции о сокращении рабочего дня, предложенный Генеральным Советом Брюссельскому конгрессу» и «Запись речи К. Маркса о сокращении рабочего дня», стр. 330 и 585 настоящего тома). Выдвинутое в «Инструкции» требование 8-часового рабочего дня стало одним из основных лозунгов борьбы пролетариата во всех капиталистических странах.

Важной задачей рабочих Маркс считал также заботу об охране труда детей и подростков и о воспитании детей рабочих, так как «будущее их класса, и, следовательно, человечества, всецело зависит от воспитания подрастающего рабочего поколения» (см. настоящий том, стр. 198). В гармоническом сочетании производительного труда детей и подростков, их умственного



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

и физического воспитания и политехнического обучения Маркс видит одно из важнейших средств духовного подъема рабочего класса. Вопросам воспитания и образования были посвящены также речи Маркса в Генеральном Совете (см. запись этих речей, стр. 595-597 настоящего тома).

В разделе «Инструкции» о кооперативном труде Маркс, вопреки прудонистам и другим мелкобуржуазным реформаторам, доказывает, что кооперативное движение само по себе не может преобразовать капиталистическое общество и что коренные изменения общественного строя «могут быть достигнуты только путем перехода организованных сил общества, то есть государственной власти, от капиталистов и землевладельцев к самим производителям» (см. настоящий том, стр. 199).

Огромное значение имеют страницы «Инструкции», посвященные профессиональным союзам, их прошлому, настоящему и будущему. Развивая положения, выдвинутые им еще в «Нищете философии» и получившие дальнейшее развитие в докладе «Заработная плата, цена и прибыль», Маркс рассматривает профессиональные союзы не только как центры «партизанской борьбы между капиталом и трудом», но и как организующие центры рабочего класса в борьбе за уничтожение самой системы наемного труда. О принятой на основе «Инструкции» резолюции Женевского конгресса о профессиональных союзах и экономической борьбе В. И. Ленин писал: «Резолюция этого конгресса точно указала значение экономической борьбы, предостерегая социалистов и рабочих, с одной стороны, от преувеличения ее значения (заметного у английских рабочих в то время), с другой стороны, от недостаточной оценки ее значения (что замечалось у французов и у немцев, особенно у лассальянцев)... Убеждение в том, что единая классовая борьба необходимо должна соединять политическую и экономическую борьбу, перешло в плоть и кровь международной социал-демократии» (В. И.

Ленин. Соч., т. 4, стр. 158-159).

Вопреки прудонистам и другим противникам политической борьбы, в «Инструкции» выдвинуты две конкретные политические задачи - борьба за восстановление Польши на демократических основах и борьба против грабительских войн и их орудия - постоянных армий.

Написанная Марксом «Инструкция» явилась разработанной на основе практического опыта рабочего движения конкретной программой действий Интернационала.

Основные принципы Интернационала Марксу, Энгельсу и их сторонникам приходилось отстаивать в борьбе против различных социалистических или полусоциалистических сект,



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

пытавшихся навязать свои догмы Международному Товариществу Рабочих. Хотя уже революции 1848-1849 гг. нанесли сокрушительный удар всем многочисленным формам мелкобуржуазного социализма, однако забвение традиций революционных годов, втягивание новых масс в рабочее движение, постоянное влияние мелкобуржуазной среды, в особенности в странах, где еще преобладало мелкое производство, - все это способствовало временному оживлению различных разновидностей сектантства. По мере развития действительного рабочего движения эти секты становились все более и более реакционными.

Ряд статей и документов, входящих в настоящий том, направлен против прудонистских идей, имевших значительное влияние во Франции и в Бельгии.

В статье «О Прудоне» Маркс, как бы подводя итог той критике философских, экономических и политических воззрений Прудона, которую он дал в «Нищете философии» и в других своих работах, вскрыл всю несостоятельность идеологии прудонизма. Касаясь практических проектов Прудона, направленных на «решение социального вопроса», Маркс подвергает уничтожающей критике выдвинутую Прудоном идею «дарового кредита» и основанного на нем «народного банка», эту, по словам Маркса, «насквозь мещанскую фантазию», усиленно рекламируемую прудоновской школой. Резюмируя свою оценку Прудона, Маркс характеризует его как типичного идеолога мелкой буржуазии.

В отличие от прудонистов, отрицавших всякое политическое действие рабочего класса и стремившихся ограничить интересы пролетариата кругом «чисто рабочих» вопросов, Маркс видел задачу секций Интернационала в разных странах «не только в том, чтобы служить организационными центрами рабочего класса, но также и в том, чтобы поддерживать в различных странах всякое политическое движение, способствующее достижению нашей конечной цели - экономического освобождения рабочего класса» (см. настоящий том, стр. 443).

Маркс стремился к тому, чтобы рабочий класс выполнял почетную роль авангарда в общедемократическом движении, чтобы он выступал как самостоятельная политическая сила на национальной и международной арене.

Ярким примером этой политики Маркса являются написанные им обращения Международного Товарищества Рабочих к президентам США А. Линкольну и Э. Джонсону. В этих обращениях Маркс подчеркнул огромное значение войны против рабства в Америке для судеб международного пролетариата.



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

Выступая за поддержку всякого прогрессивного, демократического движения, Маркс и Энгельс воспитывали у пролетариата и его передовых деятелей в Интернационале подлинно интернационалистское отношение к борьбе угнетенных народов за свое освобождение. Борясь против национализма мадзинистов в Италии и лассальянцев в Германии, Маркс и Энгельс в то же время решительно выступали против свойственного прудонистам игнорирования национального вопроса, в частности их отрицательного отношения к борьбе польского народа за свою независимость.

В конкретно-исторических условиях 40 и 60-х годов XIX века Маркс и Энгельс придавали особенно важное значение созданию независимой демократической Польши как союзника европейской демократии в борьбе против реакционного влияния царизма. «Пока народные массы России и большинства славянских стран спали еще непробудным сном, пока в этих странах не было самостоятельных, массовых, демократических движений, шляхетское освободительное движение в Польше приобретало гигантское, первостепенное значение с точки зрения демократии не только всероссийской, не только всеславянской, но и всеевропейской» (В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 403).

Публикуемые в томе заметка «Поправка» и «Речь на польском митинге в Лондоне 22 января 1867 года» раскрывают позицию Маркса в польском вопросе, кратко выраженную им в резолюции, внесенной на митинге: «Свобода в Европе не может быть утверждена без независимости Польши» (см. настоящий том, стр. 204).

В направленной против прудонистов работе «Какое дело рабочему классу до Польши?»

Энгельс обосновал непримиримое отношение рабочего класса к политике национального угнетения, необходимость для пролетариата быть в первых рядах борцов за освобождение угнетенных народов. В то же время Энгельс предупреждал об опасности использования национального движения, в особенности малых народов, реакционными силами. Он раскрыл в своей работе подлинную сущность бонапартистского «принципа национальностей», который использовался заправилами Второй империи, русским царизмом и правящими кликами других стран для того, чтобы подчинить национальную борьбу угнетенных народов интересам реакционных держав. Основоположники марксизма рассматривали борьбу польского народа за свободу и независимость как составную часть борьбы за революционное, демократическое преобразование Европы, которое создало бы более благоприятные условия для борьбы пролетариата за свое освобождение.



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

В том входят также документы («Резолюции Генерального Совета о конфликте в парижской секции», «Резолюция Генерального Совета по поводу выступления Ф. Пиа», заявление Генерального Совета «О преследованиях членов французских секций» и др.), свидетельствующие о непосредственном участии, которое Маркс принимал в руководстве французскими рабочими - членами Интернационала. Резко осуждая левое фразерство и авантюристическую тактику мелкобуржуазных демократов типа Ф. Пиа, Маркс в то же время стремился высвободить французских рабочих из-под влияния реформистских идей Прудона, вовлечь их в общедемократическую борьбу против Второй империи.

Большое место в томе занимают статьи и другие документы Маркса и Энгельса, посвященные Германии и рабочему движению в этой стране, где в 60-х годах с новой силой встали вопросы, не решенные революцией 1848-1849 гг., в первую очередь вопрос об объединении. В противоположность Ф. Лассалю, который выступал за поддержку Пруссии в деле объединения Германии сверху, Маркс и Энгельс боролись, как и в 1848- 1849 гг., за объединение Германии снизу, революционным путем. Важнейшее условие победы революционно-демократического пути объединения Маркс и Энгельс видели в организованности, сплоченности и политической сознательности самого прогрессивного класса Германии - пролетариата. Однако основанный в 1863 г. Всеобщий германский рабочий союз, хотя и помогал высвобождению рабочих из-под влияния буржуазной партии прогрессистов, не мог выполнить тех задач, которые история поставила перед германским пролетариатом: возглавивший этот Союз Лассаль встал на путь соглашения с реакционным правительством Бисмарка.

Маркс и Энгельс не знали всех фактов об отношениях Лассаля с Бисмарком (переписка между ними была опубликована лишь в 1928 г.), однако он» ясно видели заигрывания вождя Всеобщего германского рабочего союза с «железным канцлером». Узнав уже после смерти Лассаля о том, что он обещал Бисмарку поддержку со стороны Всеобщего германского рабочего союза в деле аннексии Пруссией Шлезвиг-Гольштейна взамен обещанного Бисмарком введения всеобщего избирательного права, Маркс и Энгельс расценили это как предательство интересов рабочего класса.

После смерти Лассаля основоположники научного коммунизма предприняли серьезные шаги, чтобы ликвидировать последствия глубоко ошибочной и вредной тактики Лассаля и направить Всеобщий германский рабочий союз на правильный революционный путь. Не располагая в то время другими сред-



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

ствами для критики лассальянства и пропаганды своих взглядов в Германии, Маркс и Энгельс дали согласие на сотрудничество в создаваемой Швейцером газете «Social-Demokrat».

К этому их побудило и то, что в полученном ими проспекте газеты «не фигурировали ни лозунги Лассаля, ни его имя» (см. настоящий том, стр. 86), а также то обстоятельство, что неофициальным редактором газеты должен был явиться их старый соратник, бывший член Союза коммунистов В. Либкнехт.

Маркс послал в «Social-Demokrat» упомянутую выше статью «О Прудоне»; в ней, как он писал Энгельсу, чувствительные удары, которые он наносил Прудону, попадали также и в Лассаля. Маркс имел в виду то место своей статьи, где говорится о свойственном мелкому буржуа шарлатанстве в науке и политическом приспособленчестве. В свою очередь Энгельс в комментарии к стародатской народной песне «Барин Тидман», посланной им в «Social- Demokrat», подчеркнул огромное революционное значение борьбы крестьянства против помещиков в противовес лассальянцам, которые, исходя из лассальянской теории «единой реакционной массы», отрицали революционную роль крестьянства.

Убедившись в том, что, несмотря на все их предупреждения, редактор «Social-Demokrat»

Швейцер следует по стопам Лассаля и направляет газету на путь соглашения с юнкерским правительством Бисмарка, Маркс и Энгельс публично заявили о своем разрыве с газетой. В публикуемом в томе заявлении они охарактеризовали лассальянство как «королевскопрусский правительственный социализм» (см. настоящий том, стр. 79).

Критике политической позиции лассальянцев посвящена и работа Энгельса «Военный вопрос в Пруссии и немецкая рабочая партия». В этом произведении содержится глубокий анализ расстановки классовых сил в Германии и позиций политических партий в конституционном конфликте, возникшем между прусским правительством и либеральной буржуазией в связи с вопросом о реорганизации армии. Энгельс, исходя из существующих военных и политических условий, подвергает правительственный проект реорганизации армии глубокой и всесторонней критике. Анализируя позицию прогрессистской партии в конституционном конфликте, Энгельс бичует трусливую, колеблющуюся политику буржуазной оппозиции, готовой из страха перед народом пойти на компромисс с силами реакции. Большое место в своей брошюре Энгельс отводит обоснованию тактики рабочего класса в обстановке сложившейся в стране революционной ситуации. Энгельс доказывает всю тщетность надежд



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

на то, что правительство Бисмарка пойдет на уступки рабочим. Разоблачая социальную демагогию бисмарковского правительства, Энгельс опирается при этом на опыт Франции, на аналогичную политику бонапартизма, в частности, на результаты введенного Луи Бонапартом всеобщего избирательного права. Тем самым Энгельс предостерегает рабочих от свойственной лассальянцам идеализации всеобщего избирательного права как всеспасающего средства, способного при любых условиях избавить пролетариат от политического гнета и экономической эксплуатации.

Энгельс видит главную задачу немецкого пролетариата в создании действительно самостоятельной рабочей партии, не зависимой как от либерально-буржуазного влияния, так и от еще более тлетворного влияния прусской реакции. Политика рабочей партии в конституционном конфликте должна состоять в том, чтобы поддерживать буржуазную партию прогрессистов в борьбе за всеобщее избирательное право и политические свободы, в то же время беспощадно бичуя каждый ее непоследовательный шаг и каждую слабость, «на лицемерные же заигрывания реакции отвечать: «С копьем в руке примем мы дары твои, с копьем наперевес»» (см. настоящий том, стр. 78).

Борьба Маркса и Энгельса против лассальянства расчищала путь для проникновения идей научного коммунизма и для распространения влияния Интернационала в Германии. Успеху этой борьбы способствовало то, что рабочие массы на практическом опыте рабочего движения Германии и других стран убеждались в несостоятельности лассальянских догм. В письме Маркса «Президенту и правлению Всеобщего германского рабочего союза» и в статьях Энгельса «К роспуску лассальянского рабочего Союза» с удовлетворением отмечается, что под влиянием самой жизни, под давлением рабочих масс Союз должен был поставить вопросы об агитации за политическую свободу, о нормировании рабочего дня, о международном сотрудничестве рабочего класса - вопросы, «которые действительно должны быть исходными пунктами всякого серьезного рабочего движения» (см. настоящий том, стр. 329).

Большое внимание, сочувствие и поддержку встретила у Маркса и Энгельса деятельность А. Бебеля и В. Либкнехта по созданию подлинно пролетарской партии в Германии. Несмотря на некоторые ошибки и промахи, подвергавшиеся критике со стороны Маркса и Энгельса, Бебель и Либкнехт в основном вопросе политической жизни Германии занимали, в отличие от лассальянцев, правильную революционную позицию. «Лассаль и лассальянцы, видя слабые шансы проле-



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

тарского и демократического пути, вели шаткую тактику, приспособляясь к гегемонии юнкера Бисмарка. Их ошибки сводились к уклону рабочей партии на бонапартистскигосударственно-социалистический путь. Напротив, Бебель и Либкнехт последовательно отстаивали демократический и пролетарский путь, борясь с малейшими уступками пруссачеству, бисмарковщине, национализму» (В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 265).

В «Заявлении в лондонское Коммунистическое просветительное общество немецких рабочих» Маркс высоко оценивает значение состоявшегося в 1868 г. в Нюрнберге съезда немецких рабочих союзов, который проходил под руководством А. Бебеля и В. Либкнехта и высказался за присоединение к Интернационалу.

Огромное значение для всей последующей истории германского рабочего движения имело основание в 1869 г. в Эйзенахе Социал-демократической рабочей партии. Несмотря на известную теоретическую незрелость эйзенахцев, особенно обнаружившуюся при разработке их теоретической программы, на которой отчасти сказалось влияние лассальянства, им все же с помощью Маркса и Энгельса удалось «заложить прочный фундамент действительно социал-демократической рабочей партии. А дело шло тогда именно о фундаменте партии» (В.

И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 266).

Основание Социал-демократической рабочей партии, примкнувшей к Международному Товариществу Рабочих, знаменовало собой крупную победу идей Интернационала в рабочем движении Германии.

Ряд произведений, публикуемых в томе, отражает неуклонное стремление Маркса и Энгельса помочь формированию Социал-демократической рабочей партии, поднять теоретический уровень немецких рабочих путем пропаганды идей научного коммунизма.

В статье «Карл Маркс» Энгельс выступает против легенды о Лассале как родоначальнике немецкого рабочего движения и как оригинальном мыслителе. Напоминая революционные традиции 1848-1849 гг., важнейшие вехи истории Союза коммунистов, Энгельс подчеркивает, что у Лассаля «был предшественник, стоявший неизмеримо выше его в интеллектуальном отношении, о существовании которого он, правда, умалчивал, вульгаризируя в то же время его труды; имя его - Карл Маркс» (см. настоящий том, стр. 378). В краткой, но богатой по содержанию биографии Маркса Энгельс характеризует развитие его идей, дает оценку его важнейших теоретических



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

трудов и его партийно-политической деятельности, вплоть до руководящей роли в Интернационале, организации, которая «знаменует собой эпоху в рабочем движении» (см. настоящий том, стр. 382).

В целях оживления революционных традиций 1848-1849 гг. и ознакомления немецких рабочих с важнейшими произведениями научного коммунизма Маркс и Энгельс предприняли переиздание двух своих работ - «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и «Крестьянская война в Германии».

В «Предисловии ко второму изданию «Восемнадцатого брюмера Луи Бонапарта»» Маркс, коснувшись вновь вопроса о сущности бонапартизма, выступает против подмены конкретного классового анализа исторических событий поверхностными историческими аналогиями.

Высказанные Марксом по этому вопросу замечания были в значительной мере направлены против ошибочных воззрений некоторых руководителей германской социал-демократии, некритически воспринявших ходячую фразу о цезаризме.

В «Предисловии ко второму изданию «Крестьянской войны в Германии»», Энгельс анализирует изменения, происшедшие в экономической и политической жизни страны с 1848 г., и роль различных классов и партий в этот период германской истории. Оценивая результаты австро-прусской войны 1866 г., ход которой он освещал в «Заметках о войне в Германии» (см. настоящий том, стр. 169-193), Энгельс дает яркую характеристику позиции прусской буржуазии и вскрывает причины свойственной ей трусости и готовности пойти на сделку с реакцией. Говоря о переменах, которые произошли в немецком рабочем движении за 20 лет и о будущности этого движения, Энгельс выдвигает как главную проблему вопрос о союзниках пролетариата, о необходимости для рабочего класса бороться за руководство крестьянскими массами. Важнейший теоретический и политический вывод о необходимости союза пролетариата с крестьянством, сформулированный на опыте революций 1848-1849 гг. в работах Маркса «Классовая борьба во Франции» и «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», а также в работе Энгельса «Крестьянская война в Германии», получил здесь свое дальнейшее развитие и конкретизацию. Энгельс показывает необходимость дифференцированного подхода к крестьянству и анализирует, какие слои крестьянства и по каким причинам могут стать союзниками в революционной борьбе пролетариата.

Подчеркнув важность решения Базельского конгресса Интернационала о земельной собственности, Энгельс оказал помощь в выработке правильной линии Социалдемократической



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

рабочей партии, руководство которой в известной мере недооценивало значение для Германии этого важнейшего решения.

Резолюция Базельского конгресса о необходимости упразднить частную собственность на землю и превратить ее в собственность общественную имела громадное теоретическое и политическое значение для всего Интернационала. Эта резолюция, в подготовке которой самое непосредственное участие принимал Маркс (см. «Запись речей К. Маркса о земельной собственности», настоящий том, стр. 590-591), свидетельствовала об идейной победе марксизма над защитниками частной собственности - прудонистами, о победе социализма над мелкобуржуазным реформаторством.

С первых шагов деятельности Международного Товарищества Рабочих Маркс приложил немало труда, чтобы вовлечь в Товарищество пролетариат Англии в лице самых мощных его организаций - тред-юнионов (см. «Проект резолюций об условиях приема рабочих организаций в Международное Товарищество Рабочих», настоящий том, стр. 16). В заметке «О связях Международного Товарищества Рабочих с английскими рабочими организациями»

Маркс в октябре 1868 г. отмечал: «... не существует ни одной сколько-нибудь значительной организации британского пролетариата, которая не была бы прямо, через своих собственных вождей, представлена в Генеральном Совете Международного Товарищества Рабочих» (см. настоящий том, стр. 346).

Маркс надеялся, что под идейным влиянием Интернационала, подкрепляемым опытом самого рабочего движения, удастся преодолеть свойственную тред-юнионам цеховую замкнутость, ограниченность целей борьбы, сводившейся лишь к защите непосредственных экономических нужд рабочих, отрицательное отношение к политической борьбе рабочего класса, в результате чего английский пролетариат превратился в политическом отношении в придаток либеральной партии. Маркс стремился освободить английских рабочих от опеки либеральной буржуазии, изолировать оппортунистических лидеров тред-юнионов и таким образом помочь формированию английского пролетариата в самостоятельную общественную и политическую силу. Развертывавшаяся в это время в Англии кампания за новую избирательную реформу благоприятствовала разрешению этих задач. Интернационал, по инициативе Маркса, предпринял энергичные шаги для основания Лиги реформы, которая должна была стать руководящим и организующим центром борьбы английских рабочих за всеобщее избирательное право. Маркс считал, что в отличие от Франции и Германии, где преобладало



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

крестьянское население и отсутствовали буржуазно-демократические свободы, в Англии, где большинство населения составлял пролетариат, где военщина и бюрократия не играли еще значительной роли, всеобщее избирательное право могло быть использовано революционным пролетариатом как рычаг для своего освобождения.

Испуганные размахом движения за избирательную реформу оппортунистические лидеры тред-юнионов приложили всё усилия к тому, чтобы ограничить рамки движения, урезать его лозунги, добиться компромисса с правительством. Ряд публикуемых в томе материалов («Проект резолюции Генерального Совета о газете «Bee-Hive»» и др.) свидетельствует о решительной борьбе Маркса против соглашательства в важнейших вопросах лидеров тредюнионов - этих представителей «рабочей аристократии», вскормленной за счет сверхприбылей, которые получала буржуазия в результате промышленной и колониальной монополии Англии. Соглашательская политика оппортунистических вождей тред-юнионов явилась главной причиной того, что широко развернувшееся движение имело своим результатом куцую избирательную реформу, оставившую без политических прав большинство трудящегося населения Англии.

Одной из серьезных причин неудачи борьбы за реформу Маркс считал отказ Лиги реформы от поддержки национально-освободительной борьбы ирландского народа, что способствовало углублению пагубного для рабочего движения раскола между английскими и ирландскими рабочими. Бурный подъем революционной борьбы ирландского народа за свою независимость заставил Маркса вплотную заняться ирландским вопросом, которому он придавал огромное теоретическое и политическое значение. Учтя соотношение классовых сил в самой Англии и революционные возможности ирландского освободительного движения, Маркс творчески пересмотрел свой прежний взгляд на ирландский вопрос. Если раньше Маркс считал, что рабочее движение угнетающей, английской нации принесет свободу Ирландии, то теперь он пришел к выводу, что национальное освобождение Ирландии и осуществление революционно-демократических преобразований в аграрном строе «Зеленого острова» должно послужить «предварительным условием освобождения английского рабочего класса» (см. настоящий том, стр. 407). Обоснование Марксом требования предоставления Ирландии национальной независимости, вплоть до ее отделения от Англии, в качестве лозунга английского рабочего движения явилось новым вкладом в разработку принципов пролетарской национальной политики. На опыте Ирландии



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

Маркс, сделав дальнейший шаг в развитии своих идей по национальному и колониальному вопросу, пришел к исключительно важному выводу о необходимости сочетания национально-освободительного движения в этой первой английской колонии с борьбой пролетариата за социализм в метрополии. Руководствуясь этим теоретическим положением, Маркс воспитывал английских рабочих и их руководителей в Генеральном Совете в духе решительной и действенной поддержки освободительного движения угнетенных ирландцев и разоблачал оппортунистическую позицию лидеров английских тред-юнионов, зараженных буржуазным шовинизмом. Маркс был душой и вдохновителем кампаний, митингов, дискуссий в защиту и поддержку борющейся Ирландии, докладчиком и автором резолюций по ирландскому вопросу.

Маркс решительно выступил в защиту жестоко преследуемых английским правительством ирландских мелкобуржуазных революционеров - фениев, хотя и подвергал критике их заговорщическую тактику. Написанная им резолюция Генерального Совета «Заключенные в Манчестере фении и Международное Товарищество Рабочих» (20 ноября 1867 г.) рассматривала смертный приговор, вынесенный четырем фениям, как акт политической мести английского правительства и разоблачала судебный подлог, на основании которого был вынесен приговор. «Проект резолюции Генерального Совета о политике британского правительства по отношению к ирландским заключенным» (16 ноября 1869 г.) был внесен Марксом на открытой им дискуссии по ирландскому вопросу, в ходе которой он выступал дважды (см. настоящий том, стр. 604-608). В этой резолюции Маркс обнажил фальшивую и антинародную политику либерального правительства, показав, что она, несмотря на демагогические обещания и жалкие реформы Гладстона, по существу ничем не отличается от колонизаторской политики консерваторов. Статьи Маркса «Английское правительство и заключенные фении», а также статьи по ирландскому вопросу, написанные под влиянием Маркса его дочерью Женни для французской газеты «Marseillaise» раскрыли перед лицом европейской общественности факты свирепой расправы правящих классов Англии с участниками национальноосвободительного движения в Ирландии, варварского обращения с заключенными фениями в тюрьмах «человеколюбивой» гладстоновской Англии.

В документах Интернационала - «Генеральный Совет - Федеральному совету Романской Швейцарии» (январь 1870 г.) и «Конфиденциальное сообщение» (март 1870 г. ) - Маркс



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

обосновал интернациональное значение ирландского вопроса, показав важность разрешения ирландской проблемы для развития международного рабочего движения, прежде всего для успехов борьбы английского пролетариата. Он указал, что одной из основ экономического могущества английских господствующих классов является колониальная эксплуатация Ирландии, ставшей «цитаделью английского лендлордизма» (см. настоящий том, стр. 406). В этих документах Маркс, наиболее полно раскрывая позицию Интернационала в ирландском вопросе, писал: «Его главная задача- ускорить социальную революцию в Англии. Для этой цели необходимо нанести решающий удар в Ирландии» (см. настоящий том, стр. 407). Маркс призывал рабочий класс угнетающей нации к решительной борьбе против всякого национального гнета. Он показал, что одной из главных причин слабости английского рабочего движения, несмотря на его организованность, является всячески разжигаемая английской буржуазией национальная рознь между английскими и ирландскими рабочими. Угнетение Ирландии и других колоний, подчеркивал Маркс, служит огромным тормозом для прогрессивного развития самой Англии. «Народ, порабощающий другой народ, кует свои собственные цепи» - так сформулировал Маркс важнейший принцип пролетарского интернационализма (см. настоящий том, стр. 438).

В разделе «Из рукописного наследства К. Маркса и Ф. Энгельса» впервые публикуются рукописи Маркса «Набросок непроизнесенной речи по ирландскому вопросу» (ноябрь 1867 г.) и «Набросок доклада по ирландскому вопросу в лондонском Коммунистическом просветительном обществе немецких рабочих 16 декабря 1867 года», а также рукопись незаконченной работы Энгельса «История Ирландии» и несколько написанных им фрагментов на эту же тему. Эти рукописи, впервые включаемые в состав Сочинений, ярко свидетельствуют о том, что свои выводы в ирландском вопросе основоположники марксизма строили на основе всестороннего изучения истории Ирландии и англо-ирландских отношений.

В «Наброске непроизнесенной речи по ирландскому вопросу» Маркс глубоко анализирует социально-экономические процессы, протекавшие в Ирландии, рисует картину ужасающих бедствий народных масс в первой английской колонии и на основе этого анализа дает классическую характеристику фенианского движения - нового этапа национальноосвободительной борьбы ирландцев.

Во второй рукописи - «Набросок доклада по ирландскому вопросу», - в основу которой был положен первый набросок,



ПРЕДИСЛОВИЕ XXV

Маркс характеризует основные исторические этапы колониального порабощения Ирландии Англией, показывая губительные для ирландского народа результаты английского господства, процесс уничтожения зачатков ирландской промышленности и превращения этой страны в сельскохозяйственный придаток метрополии. В обоих набросках Маркса, являющихся ярким обличением колониальной политики господствующих классов Англии и методов их хозяйничания в порабощенных странах, с исключительной наглядностью и силой раскрыта грабительская сущность того переворота в земельных отношениях в Ирландии, который осуществлялся в интересах английских крупных землевладельцев и выразился в экспроприации ирландских крестьян, в массовом сгоне их с земли.

Публикуемая в томе рукопись «История Ирландии» отражает работу Энгельса над задуманной им книгой, охватывающей историю этой страны с древнейших времен по 1870 год.

Судя по дошедшему до нас отрывку и фрагментам, Энгельс намеревался в этой книге дать широкую картину порабощения Ирландии английскими колонизаторами и многовековой борьбы ирландского народа против своих угнетателей, а также нанести удар буржуазным апологетам колониального господства, Англии, защитникам реакционных расистскоколонизаторских идей. В главе «Природные условия» Энгельс решительно опровергает попытки английских географов, экономистов, историков возвести географическую среду в определяющий фактор в истории и доказать с помощью мнимо научных географических изысканий, что Англия якобы призвана покорить Ирландию (см. настоящий том, стр. 482). Энгельс дает подробное описание климата и почвы Ирландии с целью разоблачения лживых измышлений буржуазных авторов, оправдывавших сгон ирландских крестьян с земли тем, что «Ирландия якобы самим своим климатом осуждена, вместо производства хлеба для ирландцев, поставлять мясо и масло англичанам» (см. настоящий том, стр. 497). В главе «Древняя Ирландия» Энгельс, выступая против некритического подхода к ранним периодам ирландской истории и их националистического приукрашивания, в то же время главный огонь своей критики направляет против шовинистических попыток английских буржуазных историков (Голдуина Смита и др.) изобразить древних ирландцев отсталым народом, неспособным к созданию своей собственной культуры и цивилизации и заимствовавшим ее у пришельцев-норманнов и англичан.

История древней Ирландии, показывает Энгельс в своей работе и в фрагментах к ней, свидетельствует о самостоятельности



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVI

и одаренности ирландского народа; историческое прошлое этой страны, подчеркивает Энгельс, изобилует героическими эпизодами борьбы с иноземными захватчиками. Критикуя работы об Ирландии английских буржуазных историков, Энгельс вскрывает некоторые черты, присущие буржуазной историографии в целом. Разоблачая буржуазный объективизм, Энгельс подчеркивает, что пресловутая «объективность» является лишь маскировкой, прикрывающей апологетическую сущность писаний буржуазных историков, готовых в угоду буржуазии фальсифицировать историческую действительность, превращать историческую науку в выгодно сбываемый товар.

Важное значение имеет сделанный Энгельсом вывод о характере так называемого норманского завоевания ряда стран Европы в период раннего средневековья. Энгельс опровергает реакционные норманистские теории, приписывающие норманнам роль основателей многих государств Европы, и показывает подлинный результат вторжений норманнов в Ирландию и другие страны. Характеризуя эти вторжения как «разбойничьи набеги», он доказывает, что выгода для исторического развития от них «была совершенно ничтожна по сравнению с теми огромными и бесплодными даже для самих скандинавских стран смутами, которые были этими набегами вызваны» (см. настоящий том, стр. 516).

Разоблачая жестокую эксплуататорскую политику английских колонизаторов в Ирландии, Энгельс развивает мысль, что в конечном счете эта насильственная, ассимиляторская политика обречена на крах. Английским господствующим классам, указывает Энгельс, не удалось и не удастся, несмотря на все усилия, искоренить национальные традиции ирландского народа и примирить его с английским господством. Работа Энгельса проникнута горячим сочувствием к угнетенному народу и ненавистью к колониальной системе капитализма. Дополняя выступления Маркса по ирландскому вопросу, она является примером отстаивания пролетарских принципов в национальном вопросе. «Политика Маркса и Энгельса в ирландском вопросе, - указывал В. И. Ленин, - дала величайший, доныне сохранивший громадное практическое значение, образец того, как должен относиться пролетариат угнетающих наций к национальным движениям» (В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 412).

Подлинно пролетарская, интернационалистская позиция Маркса и Энгельса в ирландском вопросе вызвала ожесточенное сопротивление со стороны шовинистически настроенных



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVII

лидеров тред-юнионов, а также со стороны нового противника марксизма в Интернационале - бакунизма.

Ряд статей и документов, входящих в настоящий том, отражают непримиримую борьбу Маркса и Энгельса как против теоретических воззрений Бакунина, так и против его дезорганизаторской, подрывной деятельности в Интернационале.

В написанном Марксом документе «Международное Товарищество Рабочих и Альянс социалистической демократии» разоблачается замысел Бакунина и его сторонников ввести в Интернационал Альянс социалистической демократии в качестве особой международной организации со своей программой, своей организационной структурой и своими руководящими органами, чтобы, опираясь на эту организацию, овладеть Интернационалом и подчинить его анархистскому влиянию. В письме Генерального Совета центральному бюро Международного альянса социалистической демократии от 9 марта 1869 г. подвергнут критике главный пункт программы бакунистов - требование «политического, экономического и социального уравнения классов». Вскрыв подлинную суть этого требования, сводящегося к буржуазной проповеди «гармонии труда и капитала», Маркс писал: «Не уравнение классов - бессмыслица, на деле неосуществимая - а, наоборот, уничтожение классов - вот подлинная тайна пролетарского движения, являющаяся великой целью Международного Товарищества Рабочих» (см. настоящий том, стр. 364).

Получив отказ в приеме Альянса на выдвинутых ими условиях, бакунисты заявили о согласии распустить свою организацию с тем, чтобы ее члены вступили в местные секции Интернационала. Однако на деле Бакунин и его сторонники сохранили Альянс как тайную организацию, направленную на борьбу против Генерального Совета и его вождя Маркса.

Эту борьбу бакунисты намеревались развернуть уже на ближайшем конгрессе Интернационала в Базеле, в повестку дня которого был по их настоянию включен вопрос об отмене права наследования.

В написанном Марксом докладе Генерального Совета о праве наследования развивается мысль, что признание отмены права наследования отправной точкой социального переворота, заимствованное Бакуниным у Сен-Симона, «ошибочно теоретически и реакционно на практике» (см. настоящий том, стр. 384). Ставя вопрос о праве наследования на конкретную историческую почву, Маркс доказывает, что оно зависит от существующего общественного строя и изменяется в связи с изменениями этого строя. «Как и все гражданское право вообще, - пишет



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVIII

Маркс, - законы о наследовании являются не причиной, а следствием, юридическим выводом из существующей экономической организации общества, которая основана на частной собственности на средства производства, то есть на землю, сырье, машины и пр. ... Нам надлежит бороться с причиной, а не со следствием, с экономическим базисом, а не с его юридической надстройкой» (см. настоящий том, стр. 383). Маркс доказывает, что требование отмены права наследования не только несостоятельно теоретически, но и вредно в политическом отношении, так как оно может лишь отвлечь пролетариат от его действительных задач и оттолкнуть от него его союзника - крестьянство. Вместо того, чтобы положить начало социальной революции, это бакунистское требование может положить ей конец.

На Базельском конгрессе попытка бакунистов захватить руководство в Интернационале потерпела крах. Это послужило сигналом для открытой и непрерывной войны бакунистов против Генерального Совета и всех секций Интернационала, отвергавших воззрения Бакунина, в особенности его проповедь полного воздержания от политической деятельности. Центром подрывной работы бакунистов стала Швейцария, где им удалось временно превратить в свое орудие печатный орган Романского федерального комитета «Egalite».

В упомянутом выше циркуляре «Конфиденциальное сообщение» Маркс прослеживает всю историю отношений Интернационала с Альянсом. Касаясь тех вопросов, которые служили поводом для нападок бакунистов на Генеральный Совет, Маркс дает глубокое теоретическое обоснование политике руководящего органа Интернационала, в частности в ирландском вопросе. Маркс разоблачает дезорганизаторскую, двурушническую позицию Бакунина, доказывая, что, несмотря на официальное заявление о роспуске Альянса, он сохранил его как тайную организацию.

В борьбе против бакунистов - этих типичных представителей мелкобуржуазного бунтарства, - Маркс нашел поддержку у Русской секции Интернационала, созданной весной 1870 г. в Женеве русскими политическими эмигрантами, учениками Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова. Русская секция направила Марксу свою программу и устав, а также письмо с просьбой быть ее представителем в Генеральном Совете. Марко проявлял особый интерес к революционному движению в России, как к силе, направленной против общего врага европейской демократии - русского царизма. Дав свое согласие представлять Русскую секцию в Генеральном Совете, Маркс писал



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIX

ей: «Такие труды, как Флеровского и как вашего учителя Чернышевского, делают действительную честь России и доказывают, что ваша страна тоже начинает участвовать в общем движении нашего века» (см. настоящий том, стр. 428).

Деятельность Русской секции В. И. Ленин рассматривал как попытку «перенести в Россию самую передовую и самую крупную особенность «европейского устройства» - Интернационал» (В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 260).

Хотя члены Русской секции по своему мировоззрению были в общем сторонниками мелкобуржуазного социализма, их огромной исторической заслугой было то, что они решительно выступали против бакунистской проповеди воздержания от политической борьбы, а также против его бунтарской анархистской тактики.

Требование воздержания от политической борьбы было основным требованием, вокруг которого бакунисты стремились в это время объединить все антимарксистские течения в Интернационале. Поэтому в повестку дня очередного конгресса Интернационала, который должен был собраться летом 1870 г. в Майнце, Маркс включил пункт: «Соотношение между политической деятельностью и социальным движением рабочего класса» (см. настоящий том, стр. 456). Однако конгресс не смог состояться ввиду начавшейся в июле 1870 г. франкопрусской войны.

Деятельность Маркса и Энгельса по созданию и укреплению Интернационала - первой в истории массовой революционной международной организации пролетариата, заложившей, по словам В. И. Ленина, «фундамент пролетарской, международной борьбы за социализм» (В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 281) - имела всемирно-историческое значение. Эта деятельность явилась важнейшим этапом в борьбе основоположников марксизма за пролетарскую партию, за распространение великих идей научного коммунизма. Как показывают материалы настоящего тома, уже в течение первых лет истории Международного Товарищества Рабочих революционное учение Маркса и Энгельса завоевывает прочные позиции в рабочем движении, марксизм одерживает важные победы над различными течениями, чуждыми и враждебными пролетариату. Период развития Интернационала, отраженный в данном томе, весь ход и результаты борьбы течений в рабочем движении в этот период подготовили почву для неизбежного торжества марксистского учения - могучего идейного оружия пролетариата в его борьбе за революционное преобразование общества.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXX

* * *

В состав настоящего тома включено 36 работ, не вошедших в первое издание Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. Среди них «Конспект первого тома «Капитала»» и «История Ирландии» Энгельса, наброски непроизнесенной речи и доклад Маркса по ирландскому вопросу, ряд документов Интернационала и записи речей Маркса и т. д. Из вновь включенных работ 16 впервые печатаются на русском языке, из них 14 работ вообще публикуются впервые.

В раздел «Из рукописного наследства К. Маркса и Ф. Энгельса» вошли подготовительные работы Маркса и Энгельса по ирландскому вопросу. Рукописи рецензий Энгельса на первый том «Капитала» для «Rheinische Zeitung» и «The Fortnightly Review» и его конспекта этого тома, а также статьи Маркса «Мой плагиат у Ф. Бастиа», тесно примыкающие к аналогичным, публиковавшимся-при жизни авторов работам, посвященным популяризации «Капитала», даются вместе с печатными произведениями.

В «Приложения» входят документы, в составлении или редактировании которых участвовал Маркс, протокольные записи речей на заседаниях Генерального Совета и газетные отчеты о речах, которые из-за краткости и несовершенства записи не могут быть помещены в основной текст тома. В раздел «Приложения» входят также статьи, написанные женой Маркса и его дочерью Женни при его непосредственном участии. Все эти документы чрезвычайно важны для раскрытия деятельности Маркса по руководству Интернационалом.

Международный характер деятельности Маркса нашел свое выражение и в том, что документы Интернационала подготовлялись им на разных языках, часто параллельно на нескольких. При подготовке русского текста использованы многочисленные печатные и рукописные варианты этих документов на различных языках, причем важнейшие из разночтений отражены в подстрочных примечаниях к соответствующим работам. Заглавия статей даны в соответствии с оригиналом.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС СЕНТЯБРЬ 1864 - ИЮЛЬ 1870

Титульный лист первого издания Учредительного Манифеста и Временного Устава Международного Товарищества Рабочих 3

К. МАРКС УЧРЕДИТЕЛЬНЫЙ МАНИФЕСТ МЕЖДУНАРОДНОГО ТОВАРИЩЕСТВА РАБОЧИХ, ОСНОВАННОГО 28 СЕНТЯБРЯ 1864 г. НА ПУБЛИЧНОМ СОБРАНИИ, СОСТОЯВШЕМСЯ В СЕНТ-МАРТИНС-ХОЛЛЕ, ЛОНГ-ЭЙКР, В ЛОНДОНЕ Рабочие!

Что нищета рабочих масс с 1848 по 1864 г. не уменьшилась, - это факт бесспорный, а, между тем, по развитию промышленности и по росту торговли этот период не имеет себе равных в истории. В 1850 г. один умеренный, хорошо осведомленный орган британской буржуазии предсказывал, что если ввоз и вывоз Англии возрастут на 50%, то пауперизму в этой стране придет конец. Увы! 7 апреля 1864 г. канцлер казначейства обрадовал свою парламентскую аудиторию заявлением, что общая сумма импорта и экспорта Англии увеличилась в 1863 г. «до 443955000 фунтов стерлингов! Эта поразительная сумма почти втрое больше суммы торговых оборотов сравнительно недавно минувшей эпохи 1843 года!» При всем том, канцлер красноречиво говорил о «бедности». «Подумайте, - восклицал он, - о тех, которые находятся на грани бедности», о «заработной плате, которая... не повысилась», о «человеческой жизни, которая... в девяти случаях из десяти сводится к борьбе за существование!»2 Но он умолчал об ирландском народе, который на севере постепенно вытесняется машинами, а на юге - стадами овец; впрочем, даже число овец идет на убыль в этой несчастной стране, правда, не с такой быстротой, как число людей. Он не повторил того, о чем только что проговорились высшие представители аристократии в припадке внезапно овладевшего ими страха. Когда паника, вызванная «душителями»3, достигла известных размеров, палата лордов постановила произвести обследование условий ссылки и каторжных работ и опубликовать результаты в виде отчета. Истина раскрылась на страницах объемистой


1


4
К. МАРКС

Синей книги 1863 г.4, и официально подтвержденными фактами и цифрами было доказано, что в Англии и Шотландии худшие из уголовных преступников - каторжники - работают гораздо меньше и питаются гораздо лучше, чем английские и шотландские сельскохозяйственные рабочие. Но это еще не все. Когда вследствие Гражданской войны в Америке рабочие Ланкашира и Чешира были выброшены на улицу, та же палата лордов послала в промышленные округа врача с поручением установить то минимальное количество углерода - и азота, которое, будучи предоставлено по самой дешевой цене и в наиболее простой форме, было бы в среднем достаточно для «предупреждения заболеваний, вызываемых голодом».

Доктор Смит, медицинский уполномоченный, установил, что 28000 гранов углерода и 1330 гранов азота в неделю составляют тот минимум, который может поддерживать жизнь среднего взрослого человека... ровно на том уровне, ниже которого начинаются заболевания, вызываемые голодом; он обнаружил, далее, что это количество почти в точности соответствует той скудной пище, которой под гнетом крайней нужды фактически вынуждены довольствоваться рабочие хлопчатобумажных фабрик*. Но слушайте дальше! Тот же ученый доктор спустя некоторое время был снова послан медицинским инспектором Тайного совета для обследования питания беднейшей части рабочего класса. Результаты его изысканий изложены в «Шестом отчете о здоровье населения», изданном по распоряжению парламента в нынешнем году5. Что же обнаружил этот доктор? Что питание ткачей шелка, швей, перчаточников, чулочников и т. д. в среднем** хуже пайка безработных хлопчатобумажной промышленности и не содержит даже того количества углерода и азота, которого «как раз достаточно для предупреждения заболеваний, вызываемых голодом».

«Мало того», - читаем мы в отчете, - «при обследовании семей, принадлежащих к сельскохозяйственному населению, оказалось, что более одной пятой этих семей не получает необходимого минимума углеродистой пищи, что более одной трети этих семей не получает необходимого минимума азотистой пищи и что в трех графствах (Беркшир, Оксфордшир и Сомерсетшир) недостаток азотистой пищи был обычным явлением».

«Следует вспомнить», - добавляет официальный отчет, - «что значительное ухудшение питания становится фактом лишь после упорного


* Вряд ли нужно напоминать читателю, что углерод и азот, наряду с водой и некоторыми неорганическими веществами, составляют сырье для человеческой пищи. Однако для питания человеческого организма эти простые химические составные части должны быть доставляемы в виде растительных или животных веществ; картофель, например, содержит главным образом углерод, между тем как пшеничный хлеб содержит углерод и азот в надлежащей пропорции.

** В немецком тексте добавлено: «из года в год». Ред.


5
УЧРЕДИТЕЛЬНЫЙ МАНИФЕСТ МЕЖДУНАРОДНОГО ТОВАРИЩЕСТВА РАБОЧИХ

противодействия и что, как правило, оно следует за другими лишениями... Даже поддержание чистоты становится дорогим или затруднительным, и если еще из чувства собственного достоинства и делаются попытки поддерживать ее, то всякая такая попытка ведет к новым мукам голода». «Это наводит на грустные размышления, особенно если вспомнить, что бедность, о которой идет речь, вовсе не является заслуженным наказанием за леность; это - во всех случаях бедность трудящегося населения. На самом деле труд, за который рабочие получают это скудное питание, в большинстве случаев оказывается чрезвычайно продолжительным».

Отчет приводит странный и весьма неожиданный факт, что «из всех частей Соединенного королевства» - Англии, Уэльса, Шотландии и Ирландии - «именно в Англии», в самой богатой части королевства, «сельскохозяйственное население питается всего хуже»; но даже сельскохозяйственные рабочие Беркшира, Оксфордшира и Сомерсетшира питаются лучше, чем огромное число квалифицированных рабочих домашней промышленности в восточной части Лондона.

Таковы официальные данные, опубликованные по распоряжению парламента в 1864 г., в золотой век свободной торговли, в то самое время, когда канцлер казначейства сообщал палате общин, что «в положении среднего рабочего в Великобритании наступило улучшение, которое надо признать исключительным и не имевшим себе равного ни в одной стране и ни в одну эпоху».

Этому официальному славословию резко противоречит сухое замечание официального отчета о здоровье населения: «Под общественным здравием страны подразумевается здоровье масс ее населения, а эти массы вряд ли будут здоровы, если вплоть до самых их низов не будет обеспечено хоть некоторое благосостояние».

Ослепленный пляской статистических цифр в отчетах о прогрессе нации, канцлер казначейства восклицает в диком восторге: «С 1842 по 1852 г. подлежащий обложению доход страны повысился на 6%... За восемь лет, с 1853 по 1861 г., он повысился, если принять за основу доход 1853 г., на 20%! Факт столь поразительный, что он представляется почти невероятным!.. Это ошеломляющее увеличение богатства и мощи», - добавляет г-н Гладстон, - «всецело ограничивается имущими классами!»6.

Если вы хотите узнать, при каких условиях, влекущих за собой потерю здоровья, деморализацию и умственное вырождение, создавалось и создается рабочим классом это «ошеломляющее увеличение богатства и мощи, всецело ограничивающееся имущими классами», то взгляните на описание типографий, портняжных и швейных мастерских в последнем «Отчете о здоровье населения»!7 Сопоставьте с этим изданный в 1863 г.


6
К. МАРКС

«Отчет комиссии по обследованию условий детского труда», где, например, сообщается, что «гончары, как мужчины, так и женщины, в физическом и умственном отношениях являются наиболее вырождающейся категорией населения», что «нездоровый ребенок, в свою очередь, становится нездоровым родителем», что «прогрессирующее ухудшение расы неизбежно» и что «вырождение населения Стаффордшира было бы еще более значительным, если бы не постоянный приток из соседних местностей и не браки с более здоровыми группами населения»8.

Просмотрите Синюю книгу г-на Трименхира «Жалобы пекарей-поденщиков»!9 А кого не заставило содрогнуться парадоксальное заявление фабричных инспекторов, подтвержденное официальной статистикой рождений и смертности, что состояние здоровья ланкаширских рабочих, хотя и посаженных на голодный паек, фактически улучшилось, потому что, вследствие хлопкового голода, они временно прекратили работу на хлопчатобумажных фабриках, что смертность детей в этот период уменьшилась, так как матери получили, наконец, возможность кормить их грудью, а не опиумной микстурой Годфри.

Но взглянем еще раз на лицевую сторону медали! Отчет о подоходном и поимущественном налоге, представленный палате общин 20 июля 1864 г., показывает нам, что, по оценке сборщика, число лиц с ежегодным доходом в 50000 ф. ст. и выше увеличилось с 5 апреля 1862 по 5 апреля 1863 г. на тринадцать, то есть возросло за один этот год с 67 до 80. Из этого же отчета обнаруживается, что приблизительно 3000 человек ежегодно делят между собой доход в 25000000 ф. ст., сумму, превышающую ту сумму, которая приходится ежегодно на долю всей массы сельскохозяйственных рабочих Англии и Уэльса. Посмотрите перепись 1861 г., и вы увидите, что число землевладельцев мужского пола в Англии и Уэльсе уменьшилось с 16934 в 1851 до 15066 в 1861 году; это означает, что концентрация земли за 10 лет выросла на 11%. Если в Англии концентрация земельной собственности в руках немногих будет и далее происходить с такой же скоростью, то земельный вопрос чрезвычайно упростится, как это было в Римской империи, когда Нерон злорадно усмехнулся, услышав, что половина африканской провинции принадлежит шести владельцам.

Мы так подробно остановились на этих «фактах, столь поразительных, что они представляются почти невероятными», потому что Англия занимает первое место в Европе в отношении торговли и промышленности*, Вспомните, что несколько ме-


* В немецком тексте добавлено: «и фактически представляет ее на мировом рынке». Ред.


7
УЧРЕДИТЕЛЬНЫЙ МАНИФЕСТ МЕЖДУНАРОДНОГО ТОВАРИЩЕСТВА РАБОЧИХ

сяцев назад один из эмигрировавших сыновей Луи-Филиппа публично поздравлял английских сельскохозяйственных рабочих с их участью, которая якобы лучше участи их менее счастливых товарищей по ту сторону Ла-Манша. В самом деле, при несколько измененных местных условиях и в меньшем масштабе, те же факты, что и в Англии, повторяются во всех промышленных и передовых странах континента. Во всех этих странах с 1848 г. имело место неслыханное развитие промышленности и никому не снившееся расширение ввоза и вывоза.

Во всех этих странах «увеличение богатства и могущества, всецело ограничивающееся имущими классами», действительно было «ошеломляющим». Во всех этих странах, так же как и в Англии, реальная заработная плата* слегка повысилась для меньшинства рабочего класса, тогда как для большинства повышение денежной заработной платы так же мало означало реальное увеличение благосостояния, как, например, для обитателей лондонского дома для бедных или сиротского приюта - тот факт, что необходимые для их содержания продукты в 1861 г. стоили 9 ф. ст. 15 шилл. 8 пенсов вместо 7 ф. ст. 7 шилл. 4 пенсов в 1852 году. Повсюду широкие массы рабочего класса опускались все ниже и ниже, по меньшей мере в такой же степени, в какой стоящие над ними классы поднимались вверх по общественной лестнице. Во всех странах Европы теперь стало очевидной истиной для каждого непредубежденного ума и отрицается только людьми, заинтересованными в том, чтобы убаюкивать других ложными надеждами, что ни усовершенствование машин**, ни применение науки к производству, ни улучшение средств сообщений, ни новые колонии, ни эмиграция, ни новые рынки, ни свободная торговля, ни все это вместе взятое не устранит нищеты трудящихся масс; что на современной порочной основе всякое дальнейшее развитие производительной силы труда неизбежно углубляет общественные контрасты и обостряет общественные антагонизмы. Во время этой «ошеломляющей» эпохи экономического прогресса голодная смерть в столице Британской империи почти приобрела характер общественного установления. Эта эпоха отмечена в летописях мира все более частыми повторениями, все более обширными размерами и все более гибельными результатами социальной чумы, именуемой торговопромышленным кризисом.


* В немецком тексте добавлено: «то есть количество продуктов питания, которое может быть приобретено на получаемую денежную плату». Ред.

** В немецком тексте добавлено: «ни химические открытия». Ред.


8
К. МАРКС

После неудачи революции 1848 г. все партийные организации и органы партийной печати рабочего класса на континенте были уничтожены грубым насилием, наиболее передовые сыны рабочего класса в отчаянии бежали в заатлантическую республику, и недолговечные мечты об освобождении исчезли с наступлением эпохи промышленной лихорадки, нравственного разложения и политической реакции. Поражение рабочего класса на континенте, которому отчасти способствовала дипломатия английского правительства, действовавшего тогда, как и теперь, в братском союзе с санкт-петербургским кабинетом, распространило вскоре свое заразительное действие и по эту сторону Ла-Манша. Поражение братьев по классу на континенте привело английский рабочий класс в уныние и подорвало в нем веру в свое собственное дело, а земельным и денежным магнатам оно вернуло их несколько поколебленную самоуверенность. Они нагло взяли обратно уступки, о которых уже было объявлено. Открытие новых золотоносных земель вызвало огромную эмиграцию, в результате которой британский пролетариат понес невозместимые потери. Другие, ранее активные его представители, соблазненные временным увеличением количества работы и заработной платы, превратились в «политических штрейкбрехеров». Все попытки поддержать или преобразовать чартистское движение потерпели решительную неудачу; органы печати рабочего класса один за другим прекратили свое существование вследствие равнодушия масс; в самом деле, никогда ранее рабочий класс Англии, казалось, не мирился до такой степени с положением политического ничтожества. Если раньше между рабочим классом Англии и рабочим классом континента не было солидарности в действиях, то теперь во всяком случае наблюдалась солидарность в поражении.

И все же истекший со времени революций 1848 г. период имел и положительные черты.

Отметим здесь лишь два крупных факта.

После тридцатилетней борьбы, которую английский рабочий класс вел с изумительным упорством, он использовал временный раскол между землевладельческой и денежной аристократией, чтобы добиться билля о десятичасовом рабочем дне10. Чрезвычайно благотворные последствия этого билля для фабричных рабочих в физическом, нравственном и умственном отношении, отмечаемые каждые полгода в отчетах фабричных инспекторов, стали теперь общепризнанными. Большинство европейских правительств должны были принять, с более или менее значительными изменениями, английский фабричный закон, и сам английский парламент вынужден ежегодно расширять сферу


9
УЧРЕДИТЕЛЬНЫЙ МАНИФЕСТ МЕЖДУНАРОДНОГО ТОВАРИЩЕСТВА РАБОЧИХ

действия этого закона. Но в этом мероприятии для рабочих, помимо его практического значения, было еще нечто другое, что содействовало его удивительному успеху. Устами своих известнейших ученых, вроде д-ра Юра, профессора Сениора и других мудрецов того же сорта, буржуазия предсказывала и без конца твердила, что всякое законодательное ограничение рабочего времени должно прозвучать похоронным звоном для британской промышленности, которая, подобно вампиру, может существовать лишь питаясь кровью, да притом еще детской кровью. В старину убийство детей принадлежало к таинствам религии Молоха, но практиковалось оно лишь в некоторых высокоторжественных случаях, не чаще, вероятно, одного раза в год; притом Молох не обнаруживал исключительной склонности к детям бедняков. Эта борьба вокруг законодательного ограничения рабочего времени велась с тем большим ожесточением, что, независимо от испуга жаждущих прибыли, здесь дело шло о великом споре между слепым господством закона спроса и предложения, в котором заключается политическая экономия буржуазии, и общественным производством, управляемым общественным предвидением, в чем заключается политическая экономия рабочего класса.

Поэтому билль о десятичасовом рабочем дне был не только важным практическим успехом, но и победой принципа; впервые политическая экономия буржуазии открыто капитулировала перед политической экономией рабочего класса.

Но предстояла еще более значительная победа политической экономии труда над политической экономией собственности*. Мы говорим о кооперативном движении, в частности о кооперативных фабриках, основанных без всякой поддержки усилиями немногих смелых «рук». Значение этих великих социальных опытов не может быть переоценено. Не на словах, а на деле рабочие доказали, что производство в крупных размерах и ведущееся в соответствии с требованиями современной науки, осуществимо при отсутствии класса хозяев, пользующихся трудом класса наемных рабочих; они доказали, что для успешного производства орудия труда вовсе не должны быть монополизированы в качестве орудий господства над рабочим и для его ограбления и что, подобно рабскому и крепостному труду, наемный труд - лишь преходящая и низшая** форма, которая должна уступить место ассоциированному труду, выполняемому добровольно, с готовностью и воодушевлением.


* В немецком тексте вместо слов «политической экономии собственности» напечатано: «политической экономии капитала». Ред.

** В немецком тексте добавлено: «общественная». Ред.


10
К. МАРКС

В Англии семена кооперативной системы были посеяны Робертом Оуэном; опыты, произведенные рабочими на континенте, представляют собой по существу практический вывод из теорий, не изобретенных, но провозглашенных во всеуслышание в 1848 году.

В то же время опыт периода 1848-1864 гг. неоспоримо доказал*, что как бы кооперативный труд ни был превосходен в принципе и полезен на практике, он никогда не будет в состоянии ни задержать происходящего в геометрической прогрессии роста монополии, ни освободить массы, ни даже заметно облегчить бремя их нищеты, пока он не выходит за узкий круг случайных усилий отдельных рабочих. Именно поэтому, вероятно, благонамеренные аристократы, буржуазные болтуны-филантропы и даже изворотливые экономисты - все как один вдруг стали расточать вызывающие отвращение похвалы той самой системе кооперативного труда, которую они тщетно старались погубить в зародыше, которую они осмеивали как утопию мечтателей или клеймили как кощунство социалистов. Чтобы освободить трудящиеся массы, кооперативный труд должен развиваться в общенациональном масштабе и, следовательно, на общенациональные средства. Но магнаты земли и магнаты капитала всегда будут пользоваться своими политическими привилегиями для защиты и увековечения своих экономических монополий. Они не только не будут содействовать делу освобождения труда, но, напротив, будут и впредь воздвигать всевозможные препятствия на его пути.

Вспомните, с какой насмешкой лорд Пальмерстон во время последней парламентской сессии обрушился на защитников билля о правах ирландских арендаторов: палата общин, - воскликнул он, - есть палата землевладельцев11.

Завоевание политической власти стало, следовательно, великой обязанностью рабочего класса. Рабочие, по-видимому, поняли это, так как в Англии, Германии, Италии и Франции одновременно началось оживление и одновременно были предприняты шаги в целях политической реорганизации рабочей партии.

Один из элементов успеха - численность - у рабочих уже есть; но численность только тогда решает дело, когда масса охвачена организацией и ею руководит знание. Опыт прошлого показал, что пренебрежительное отношение к братскому союзу, который должен существовать между рабочими разных стран и побуждать их в своей борьбе за освобождение крепко стоять друг за друга, карается общим поражением их разрозненных


* В немецком тексте добавлено: «положение, которое виднейшие вожди рабочего класса уже в 1851- 1852 гг. отстаивали применительно к кооперативному движению в Англии». Ред.


11
УЧРЕДИТЕЛЬНЫЙ МАНИФЕСТ МЕЖДУНАРОДНОГО ТОВАРИЩЕСТВА РАБОЧИХ

усилий. Эта мысль побудила рабочих разных стран, собравшихся 28 сентября 1864 г. на публичном митинге в Сент-Мартинс-холле, основать Международное Товарищество.

Еще одно убеждение воодушевляло участников этого собрания.

Если освобождение рабочего класса требует братского сотрудничества рабочих*, то как же они могут выполнить эту великую задачу при наличии внешней политики, которая, преследуя преступные цели, играет на национальных предрассудках и в грабительских войнах проливает кровь и расточает богатство парода? Не мудрость господствующих классов, а героическое сопротивление рабочего класса Англии их преступному безумию спасло Западную Европу от авантюры позорного крестового похода в целях увековечения и распространения рабства по ту сторону Атлантического океана12. Бесстыдное одобрение, притворное сочувствие или идиотское равнодушие, с которым высшие классы Европы смотрели на то, как Россия завладевает горными крепостями Кавказа и умерщвляет героическую Польшу, огромные и не встречавшие никакого сопротивления захваты этой варварской державы, голова которой в Санкт-Петербурге, а руки во всех кабинетах Европы, указали рабочему классу на его обязанность - самому овладеть тайнами международной политики, следить за дипломатической деятельностью своих правительств и в случае необходимости противодействовать ей всеми средствами, имеющимися в его распоряжении; в случае же невозможности предотвратить эту деятельность - объединяться для одновременного разоблачения ее и добиваться того, чтобы простые законы нравственности и справедливости, которыми должны руководствоваться в своих взаимоотношениях частные лица, стали высшими законами и в отношениях между народами.

Борьба за такую иностранную политику составляет часть общей борьбы за освобождение рабочего класса.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!


* В немецком тексте добавлено: «разных стран». Ред.

Написано К. Марксом между 21 и 27 октября 1864 г.

Напечатано в брошюре «Address and Provisional Rules of the Working Men's International Association, Established September 28, 1864, at a Public Meeting held at St. Martin's Hall, Long Acre, London», изданной в Лондоне в ноябре 1864 г. Авторский перевод на немецкий язык напечатан в газете «Social-Demokrat» №№ 2 и 3, 21 и 30 декабря 1864 г.

Печатается по тексту брошюры, сверенному с текстом газеты «Social-Demokrat»

Перевод с английского


12

К. МАРКС

ВРЕМЕННЫЙ УСТАВ ТОВАРИЩЕСТВА

Принимая во внимание: что освобождение рабочего класса должно быть завоевано самим рабочим классом; что борьба за освобождение рабочего класса означает борьбу не за классовые привилегии и монополии, а за равные права и обязанности и за уничтожение всякого классового господства; что экономическое подчинение трудящегося монополисту средств труда, то есть источников жизни, лежит в основе рабства во всех его формах, всякой социальной обездоленности, умственной приниженности и политической зависимости; что экономическое освобождение рабочего класса есть, следовательно, великая цель, которой всякое политическое движение должно быть подчинено как средство; что все усилия, направленные к этой великой цели, оказывались до сих пор безуспешными вследствие недостатка солидарности между рабочими различных отраслей труда в каждой стране и отсутствия братского союза рабочего класса разных стран; что освобождение труда - не местная и не национальная проблема, а социальная, охватывающая все страны, в которых существует современное общество, и что ее разрешение зависит от практического и теоретического сотрудничества наиболее передовых стран; что нынешний новый подъем движения рабочего класса в наиболее развитых промышленных странах Европы, вызывая


13


13
ВРЕМЕННЫЙ УСТАВ ТОВАРИЩЕСТВА

новые надежды, служит вместе с тем серьезным предупреждением против повторения прежних ошибок и требует немедленного объединения все еще разрозненных движений; принимая во внимание указанные соображения, нижеподписавшиеся члены комитета, уполномоченные на это постановлением публичного собрания, состоявшегося 28 сентября 1864 г. в Сент-Мартинс-холле в Лондоне, предприняли необходимые шаги для основания Международного Товарищества Рабочих.

Они заявляют, что это Международное Товарищество и все вступившие в него общества и отдельные лица будут признавать истину, справедливость и нравственность основой в своих отношениях друг к другу и ко всем людям, независимо от цвета их кожи, их верований или национальности.

Они считают долгом человека требовать прав человека и гражданина не только для себя самого, но и для всякого человека, выполняющего свои обязанности. Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав14.

Исходя из всего этого они составили следующий Временный Устав Международного Товарищества: 1. Настоящее Товарищество основано для того, чтобы служить центром сношений и сотрудничества между рабочими обществами, существующими в различных странах и преследующими одинаковую цель, а именно - защиту, развитие и полное освобождение рабочего класса.

2. Общество принимает название «Международное Товарищество Рабочих».

3. В 1865 г. в Бельгии будет созван общий рабочий конгресс, состоящий из представителей тех рабочих обществ, которые к тому времени присоединятся к Международному Товариществу. Конгресс призван провозгласить перед лицом Европы общие стремления рабочего класса, утвердить окончательный устав Международного Товарищества, обсудить пути и средства для его успешной деятельности и назначить Центральный Совет Товарищества15.

Общий конгресс созывается один раз в год.

4. Центральный Совет заседает в Лондоне; в его состав входят рабочие различных стран, представленных в Международном Товариществе. Он избирает из своей среды должностных лиц, необходимых для ведения дел, а именно: председателя, казначея, генерального секретаря, секретарей-корреспондентов для разных стран и т. д.

5. На своих ежегодных заседаниях общий конгресс заслушивает гласный отчет о годичной деятельности Центрального


14
К. МАРКС

Совета. Центральный Совет, ежегодно назначаемый конгрессом, имеет право пополнять свой состав новыми членами. В случае крайней необходимости Центральный Совет может созвать общий конгресс ранее установленного годичного срока.

6. Центральный Совет служит международным органом, осуществляющим связь между различными сотрудничающими обществами, добиваясь того, чтобы рабочие одной страны были постоянно осведомлены о движении их класса во всех других странах; чтобы одновременно и под общим руководством проводилось обследование социальных условий в различных странах Европы; чтобы вопросы, поднятые в одном обществе, но представляющие общий интерес, обсуждались всеми и чтобы в тех случаях, когда требуются немедленные практические меры, например в случае международных конфликтов, все общества, входящие в Товарищество, действовали одновременно и согласованно. Во всех надлежащих случаях Центральный Совет берет на себя инициативу внесения предложений в различные национальные или местные общества.

7. Так как успех рабочего движения в каждой стране может быть обеспечен только силой единения и организацией, а, с другой стороны, польза, приносимая международным Центральным Советом, в значительной степени зависит от того, будет ли он иметь дело с немногими национальными центрами рабочих товариществ или с множеством мелких и разрозненных местных обществ, то члены Международного Товарищества должны, каждый в своей стране, приложить все усилия для объединения разрозненных рабочих обществ в национальные организации, представленные национальными центральными органами. Само собой разумеется, однако, что применение этой статьи устава зависит от особенностей законов каждой страны и что, независимо от наличия препятствий, чинимых законами, самостоятельным местным обществам не возбраняется входить в непосредственные сношения с Центральным Советом в Лондоне.

8. До созыва первого конгресса комитет, избранный 28 сентября 1864 г., действуя в качестве Временного Центрального Совета, приложит усилия к установлению связей между рабочими организациями различных стран, привлечению членов в Соединенном королевстве, проведению подготовительных мер к созыву общего конгресса и обсуждению с национальными и местными обществами основных вопросов, которые должны быть предложены этому конгрессу.

9. Каждый член Международного Товарищества, переезжающий на жительство из одной страны в другую, получит


15
ВРЕМЕННЫЙ УСТАВ ТОВАРИЩЕСТВА

братскую поддержку со стороны объединенных в Товариществе рабочих.

10. Объединяясь в нерушимый союз братского сотрудничества, рабочие общества, вступающие в Международное Товарищество, сохраняют, однако, в неприкосновенности свои существующие организации.

Написано К. Марксом между 21 и 27 октября 1864 г.

Напечатано в брошюре «Address and Provisional Rules of the Working Men's International Association, Established September 28, 1864, at a Public Meeting held at St. Martin's Hall, Long Acre, London», изданной в Лондоне в ноябре 1864 г.

Печатается по тексту брошюры Перевод с английского


16

К. МАРКС

ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИЙ ОБ УСЛОВИЯХ ПРИЕМА

РАБОЧИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

В МЕЖДУНАРОДНОЕ ТОВАРИЩЕСТВО РАБОЧИХ

I Обратиться к рабочим организациям с приглашением присоединяться к Товариществу в коллективном порядке, предоставив им определить размер своих взносов по своему усмотрению, в зависимости от средств, которыми они располагают.

II Общества, присоединяющиеся к Товариществу, получают право избрать по одному представителю в состав Центрального Совета; Совет оставляет за собой право принять или отвергнуть этих делегатов*.


* В отчете о заседании Совета, помещенном в «Bee-Hive Newspaper» № 163, 26 ноября 1864 г., вторая резолюция сформулирована следующим образом: «Лондонские общества, присоединяющиеся к Товариществу, получают право избрать по одному представителю в состав Центрального Совета; Совет оставляет за собой право принять или отвергнуть этих представителей. Что касается обществ вне Лондона, желающих присоединиться к Товариществу, то им предоставляется право избрать одного из своих членов в качестве корреспондента». Ред.

Внесено К. Марксом 22 ноября 1864 г.

Напечатано в «The Bee-Hive Newspaper» № 163, 26 ноября 1864 г.

Печатается по тексту протокольной книги Генерального Совета, сверенному с текстом газеты Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 16


17

К. МАРКС

ПРЕЗИДЕНТУ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ

АВРААМУ ЛИНКОЛЬНУ

Милостивый государь!

Мы шлем поздравления американскому народу в связи с Вашим переизбранием огромным большинством.

Если умеренным лозунгом Вашего первого избрания было сопротивление могуществу рабовладельцев, то победный боевой клич Вашего вторичного избрания гласит: смерть рабству!

С самого начала титанической схватки в Америке рабочие Европы инстинктивно почувствовали, что судьбы их класса связаны со звездным флагом. Разве борьба за территории, которая положила начало этой суровой эпопее, не должна была решить, будет ли девственная почва необозримых пространств предоставлена труду переселенца или опозорена поступью надсмотрщика над рабами?

Когда олигархия 300000 рабовладельцев дерзнула впервые в мировой истории написать слово «рабство» на знамени вооруженного мятежа, когда в тех самых местах, где возникла впервые, около ста лет назад, идея единой великой демократической республики, где была провозглашена первая декларация прав человека18 и был дан первый толчок европейской революции XVIII века, когда в тех самых местах контрреволюция с неизменной последовательностью похвалялась тем, что упразднила «идеи, господствовавшие в те времена, когда создавалась прежняя конституция», заявляя, что «рабство - благодетельный институт, единственное, в сущности, решение великой проблемы отношения капитала к труду», и цинично провозглашала собственность на человека «краеугольным камнем нового здания», - тогда рабочий класс Европы понял сразу, - еще 17


18
К. МАРКС

раньше, чем фанатичное заступничество высших классов за дело джентри-конфедератов послужило для него зловещим предостережением, - что мятеж рабовладельцев прозвучит набатом для всеобщего крестового похода собственности против труда и что судьбы трудящихся, их надежды на будущее и даже их прошлые завоевания поставлены на карту в этой грандиозной войне по ту сторону Атлантического океана. Поэтому рабочий класс повсюду терпеливо переносил лишения, в которые вверг его хлопковый кризис19, горячо выступал против интервенции в пользу рабовладения, которой настойчиво добивались власть имущие, - и в большинстве стран Европы внес свою дань крови за правое дело.

Пока рабочие - подлинная политическая сила Севера - позволяли рабству осквернять их собственную республику, пока перед негром, которого покупали и продавали, не спрашивая его согласия, они кичились высокой привилегией белого рабочего самому продавать себя и выбирать себе хозяина, - они не были в состоянии ни добиться истинной свободы труда, ни оказать своим европейским братьям поддержку в их борьбе за освобождение; но это препятствие на пути к прогрессу теперь снесено кровавой волной гражданской войны.

Рабочие Европы твердо верят, что, подобно тому как американская война за независимость положила начало эре господства буржуазии, так американская война против рабства положит начало эре господства рабочего класса. Предвестие грядущей эпохи они усматривают в том, что на Авраама Линкольна, честного сына рабочего класса, пал жребий провести свою страну сквозь беспримерные бои за освобождение порабощенной расы и преобразование общественного строя, Подписано от имени Международного Товарищества Рабочих Центральным Советом: Ле Любе - секретарь-корреспондент для Франции, Ф. Рыбчинский (Польша), Эмиль Холторп (Польша), Ж. Б. Бокке, Г. Юнг - секретарь-корреспондент для Швейцарии, Морисо, Джордж У. Уилер, Ж. Денуаль, П. Бордаж, Леру, Таландье, Журден, Дюпон, Р. Грей, Д. Лама, Сетаччи, Ф. Солюстри, П. Альдовранди, Дж. Баньягатти, Дж. П. Фонтана - секретарь-корреспондент для Италии, Дж. Лейк, Дж. Бакли, Дж. Хауэлл, Дж. Осборн, Дж. Д. Стейнсби, Дж. Гросмит, Г.

Эккариус, Фридрих Лесснер, Вольф,


19
ПРЕЗИДЕНТУ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ ЛИНКОЛЬНУ

К. Кауб, Генрих Боллетер, Людвиг Отто, Н. П. Хансен (Дания), Карл Пфендер, Георг Лохнер, Петер Петерсен, Карл Маркс - секретарь-корреспондент для Германии, А. Дик, Л.

Вольф, Дж. Уитлок, Дж. Картер, У. Морган, Уильям Делл, Джон Уэстон, Питер Фокс, Роберт Шо, Джон Лонгмейд, Роберт Генри Сайд, Уильям Уорли, Блакмор, Р. Хартуэлл, У.

Пиджин, Б. Лекрафт, Дж. Найасс, Дж. Оджер - председатель Совета, Уильям Р. Кример - почетный генеральный секретарь.

Написано К. Марксом между 22 и 29 ноября 1864 г.

Напечатано в «The Bee-Hive Newspaper» № 169, 7 января 1865 г.

Печатается по тексту письменного адреса, сверенному с текстом газеты Перевод с английского


20

К. МАРКС

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «BEOBACHTER»

28 ноября 1864 г.

1, Модена-Виллас, Мейтленд-парк, Хаверсток-Хилл, Лондон Господин редактор!

Прошу Вас поместить прилагаемый документ, касающийся г-на Карла Блинда*.

То же самое заявление и в такой же форме - в виде письма в редакцию штутгартского «Beobachter» - послано мною для опубликования нескольким прусским газетам, и я ditto** приму меры к напечатанию его в здешней немецкой газете, так что ответственность за него несу исключительно я.

Уважающий Вас К. Маркс


* См. следующую статью. Ред.

** - также. Ред.

Напечатано в газете «Der Beobachter» № 282, 3 декабря 1864 г.

Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого 20


21

К. МАРКС

РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ «BEOBACHTER» В ШТУТГАРТЕ

Милостивый государь!

При посредстве своего подставного лица, д-ра Броннера из Брадфорда, г-н Карл Блинд отправил Вам послание, написанное г-ном Карлом Блиндом, в интересах г-на Карла Блинда и по поводу г-на Карла Блинда, где среди прочих курьезов проскользнула следующая фраза: «К исчерпанному путем всесторонних разъяснений и снова извлеченному редакцией на свет божий старому спору» по поводу листовки «Предостережение», направленной против Фогта, «я здесь не желаю возвращаться».

Он «не желает возвращаться»! Какое великодушие!

В доказательство того, что самонадеянное тщеславие г-на Карла Блинда то и дело заставляет г-на Карла Блинда выходить за пределы чистого комизма, достаточно упомянуть о моей работе против Фогта22. Из ответа Блинда Вы и Ваши читатели должны вывести заключение, что обвинения, выдвинутые в этой работе против г-на Карла Блинда, опровергнуты «путем всесторонних разъяснений». В действительности же г-н Карл Блинд, проявляющий обычно такую страсть к писанию, ни разу со времени появления моего сочинения, то есть на протяжении четырех лет, не отважился обмолвиться ни единым словечком и уж тем более «возвращаться к старому спору» со «всесторонними разъяснениями».

Наоборот, г-н Карл Блинд успокоился на том, что его заклеймили как «гнусного лжеца» (см. стр. 66 и 67 моей работы23). Г-н Карл Блинд неоднократно публично заявлял, что он будто бы не знает, кто выпустил в свет листовку против Фогта, будто «он совершенно непричастен к этому делу» и т. д. Кроме того, г-н Карл Блинд опубликовал свидетельское показание владельца типографии Фиделио Холлингера, подкрепленное другим 21


22
К. МАРКС

свидетельским показанием наборщика Вие, о том, что листовка якобы не была отпечатана в типографии Холлингера и не исходила от г-на Карла Блинда. В моем сочинении против Фогта приведены affidavits (показания, равносильные данным под присягой) наборщика Фёгеле и самого Вие в полицейском суде на Боу-стрит в Лондоне, которыми доказано, что тот же самый г-н Карл Блинд написал рукопись листовки, отдал ее для напечатания в типографию Холлингера, собственноручно правил корректурные листы и что для опровержения этих фактов он состряпал ложное показание, посулив за это ложное показание деньги от имени Холлингера и благодарность в будущем от своего собственного имени, выманил подпись у наборщика Вие и, наконец, отправил этот состряпанный им фальшивый документ с добытой им самим подписью Вие в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung»24 и другие немецкие газеты как полное благородного негодования доказательство моего «злостного измышления».

Пригвожденный таким образом к позорному столбу, г-н Карл Блинд умолк. Почему? Потому что (см. стр. 69 моей работы25) он мог опровергнуть опубликованные мною affidavits только посредством контр-affidavits, но при этом, однако, он предстал бы «перед внушающим серьезные опасения английским судом», где «с уголовными делами шутки плохи».

В упомянутом послании в Вашу газету содержатся также фантастические сообщения относительно американских подвигов г-на Карла Блинда. Для выяснения этого вопроса разрешите мне привести выдержку из письма И. Вейдемейера, которое было мною получено несколько дней тому назад. Как вы, вероятно, помните, И. Вейдемейер редактировал в свое время вместе с О. Люнингом «Neue Deutsche Zeitung»26 во Франкфурте и был всегда одним из лучших борцов немецкой рабочей партии. Вскоре после начала Гражданской войны в Америке он вступил в ряды федералистов. Фримонт вызвал его в Сент-Луис, где он служил сперва капитаном в местном корпусе инженерных войск, затем подполковником в артиллерийском полку, а когда недавно штату Миссури снова угрожало вражеское вторжение, он получил вдруг приказ организовать 41-й полк миссурийских волонтеров, во главе которого он находится сейчас в чине полковника. Из Сент-Луиса, главного города штата Миссури, где стоит его полк, Вейдемейер сообщает следующее: «В приложении ты найдешь вырезку из одной здешней газеты «Westliche Post»27, в которой литературный мародер Карл Блинд опять с невероятно важным видом разглагольствует якобы от имени «немецких республиканцев». Правда, здешним людям довольно-таки безразлично, каким образом он искажает стремления и агитацию Лассаля: тот, кто читал работы последнего, знает, как ему отнестись к шутовству Блинда; но кто не дал


23
РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ «BEOBACHTER» В ШТУТГАРТЕ

себе труда ознакомиться несколько поближе с лассалевской агитацией, может, пожалуй, доверчиво восхищаться мудростью и «стойкостью убеждений» этого великого баденца, заговорщика par excellence* и члена всех тайных обществ и будущих временных правительств; суждения его никакого значения не имеют. К тому же люди здесь сейчас слишком заняты другими делами, чтобы интересоваться протестами Блинда. Но на родине несомненно стоило бы как следует ударить по рукам этого важничающего шута, и потому я посылаю тебе эту статью, которая служит только образчиком его прежних творений подобного же рода».

Присланная И. Вейдемейером вырезка из «Westliche Post» озаглавлена «Республиканский протест, Лондон, 17 сентября 1864 г.» и является американским изданием «Республиканского протеста», который все тот же неизбежный г-н Карл Блинд поместил одновременно под тем же заглавием в «Neue Frankfurter Zeitung»28, а затем со свойственным ему муравьиным трудолюбием переслал в лондонскую газету «Hermann»29 в виде перепечатки из «Neue Frankfurter Zeitung».

Сравнение обоих изданий блиндовской стряпни показало бы, что тот же самый г-н Карл Блинд, который во Франкфурте и в Лондоне заявляет протест с честно-республиканско- катоновской горестной миной, в то же самое время в отдаленном Сент-Луисе без всяких стеснений дает волю своей самой злостной глупости и пошлейшей наглости. Сравнение обоих изданий протеста, которое здесь не к месту, дало бы, кроме того, новый презабавный материал для выяснения методов фабрикации писем, циркуляров, памфлетов, протестов, предостережений, защитительных статей, воззваний, обращений и тому подобных глубокомысленно-торжественных политических рецептов Блинда, от которых столь же трудно избавиться, как от пилюль г-на Холлуэя или от солодового экстракта г-на Хоффа.

Я далек от намерения разъяснять значение такой личности, как Лассаль, и подлинную тенденцию его агитации этому нелепому Мадзини-Скапену**, за которым не стоит ничего, кроме его собственной тени. Наоборот, я убежден, что, лягая мертвого льва, г-н Карл Блинд выполняет лишь то призвание, которым наделили его природа и Эзоп30.

Карл Маркс 28 ноября 1864 г.

1, Модена-Виллас, Мейтленд-парк, Лондон


* - по преимуществу. Ред.

** В газете «Nordstern» вместо «einem grotesken Mazzini-Scapin» напечатано; «einem grotesken Clown» (нелепому клоуну). Ред.

Напечатано в газете «Nordstern» № 287, 10 декабря 1864 г.

Печатается по копии с рукописи, переписанной женой Маркса Женни Маркс и выправленной автором Перевод с немецкого


24

К. МАРКС

О ПРУДОНЕ

(ПИСЬМО И. Б. ШВЕЙЦЕРУ)

Лондон, 24 января 1865 г.

Милостивый государь!

Я получил вчера письмо, в котором Вы требуете от меня подробной оценки Прудона. Недостаток времени не позволяет мне удовлетворить Ваше желание. К тому же здесь у меня нет под рукой ни одного из его произведений. Однако в доказательство своей готовности пойти Вам навстречу, я наскоро сделал краткий набросок. Вы его можете потом пополнить, сделать к нему добавления, сократить его, - словом, делать с ним, что Вам заблагорассудится*.

Первых опытов Прудона я уже не помню. Его ученическая работа о «Всемирном языке»32 показывает, с какою бесцеремонностью брался он за проблемы, для решения которых ему недоставало даже самых элементарных знаний.

Его первое произведение «Что такое собственность?»33 является безусловно самым лучшим его произведением. Оно составило эпоху, если не новизной своего содержания, то хотя бы повой и дерзкой манерой говорить старое. В произведениях известных ему французских социалистов и коммунистов «propriete»**, разумеется, не только была подвергнута разносторонней критике, но и утопически «упразднена». Этой книгой Прудон стал приблизительно в такое же отношение к Сен-Симону и Фурье, в каком стоял Фейербах к Гегелю. По сравнению с Гегелем Фейербах крайне беден. Однако после Гегеля он сделал эпоху, так как выдвинул на первый план некоторые неприятные хри-


* Мы сочли за лучшее поместить письмо без всяких изменений. (Примечание редакции газеты «Social- Demokrat».)

** - «собственность». Ред.

31


25
О ПРУДОНЕ

стианскому сознанию и важные для успехов критики пункты, которые Гегель оставил в мистическом clair-obscur*.

Если можно так выразиться, в этом произведении Прудона преобладает еще сильная мускулатура стиля. И стиль этого произведения я считаю главным его достоинством. Видно, что даже там, где Прудон только воспроизводит старое, для него это самостоятельное открытие; то, что он говорит, для него самого было ново и расценивается им как новое. Вызывающая дерзость, с которой он посягает на «святая святых» политической экономии, остроумные парадоксы, с помощью которых он высмеивает пошлый буржуазный рассудок, уничтожающая критика, едкая ирония, проглядывающее тут и там глубокое и искреннее чувство возмущения мерзостью существующего, революционная убежденность - всеми этими качествами книга «Что такое собственность?» электризовала читателей и при первом своем появлении на свет произвела сильное впечатление. В строго научной истории политической экономии книга эта едва ли заслуживала бы упоминания. Но подобного рода сенсационные произведения играют свою роль в науке, так же как и в изящной литературе. Возьмите, например, книгу Мальтуса «О народонаселении»34. В первом издании это было не что иное, как «sensational pamphlet»** и вдобавок - плагиат с начала до конца. И все-таки какое сильное впечатление произвел этот пасквиль на человеческий род!

Будь книга Прудона у меня под рукой, легко было бы показать на нескольких примерах его первоначальную манеру писать. В тех параграфах, которые он сам считал наиболее важными, он подражает в трактовке антиномий Канту, - это единственный немецкий философ, с которым он был тогда знаком по переводам, - и создается определенное впечатление, что для него, как и для Канта, разрешение антиномий является чем-то таким, что лежит «по ту сторону» человеческого рассудка, то есть что для его собственного рассудка остается неясным.

Несмотря на всю кажущуюся архиреволюционность, уже в «Что такое собственность?» наталкиваешься на противоречие: с одной стороны, Прудон критикует общество с точки зрения и сквозь призму взглядов французского парцелльного крестьянина (позже - petit bourgeois***), а с другой стороны, прилагает к нему масштаб, заимствованный им у социалистов.

Уже само заглавие указывало на недостатки книги. Вопрос был до такой степени неправильно поставлен, что на него невозможно было дать правильный ответ. Античные «отношения


* - полумраке. Ред.

** - «сенсационный памфлет». Ред.

*** - мелкого буржуа. Ред.


26
К. МАРКС

собственности» были уничтожены феодальными, а феодальные - «буржуазными». Сама история подвергла таким образом критике отношения собственности прошлого. То, о чем в сущности шла речь у Прудона, была существующая, современная буржуазная собственность. На вопрос: что она такое? - можно было ответить только критическим анализом «политической экономии», охватывающей, совокупность этих отношений собственности не в их юридическом выражении как волевых отношений, а в их реальной форме, то есть как производственных отношений. Но так как Прудон спутал всю совокупность этих экономических отношений с общим юридическим понятием «собственность», «la propriete», то он и не мог выйти за пределы того ответа, который дал Бриссо еще до 1789 г. в тех же словах и в подобном же сочинении35: «La propriete c'est le vol»*.

В лучшем случае из этого вытекает только то, что буржуазно-юридические понятия о «краже» применимы также к «честному» доходу самого буржуа. С другой стороны, ввиду того, что «кража», как насильственное нарушение собственности, сама предполагает собственность, Прудон запутался во всевозможных, для него самого неясных, умствованиях относительно истинной буржуазной собственности.

Во время моего пребывания в Париже в 1844 г. у меня завязались личные отношения с Прудоном. Я потому упоминаю здесь об этом, что и на мне до известной степени лежит доля вины в его «sophistication», как называют англичане фальсификацию товара. Во время долгих споров, часто продолжавшихся всю ночь напролет, я заразил его, к большому вреду для него, гегельянством, которого он, однако, при незнании немецкого языка не мог как следует изучить. То, что я начал, продолжал после моей высылки из Парижа г-н Карл Грюн. В качестве преподавателя немецкой философии он имел передо мною еще то преимущество, что сам ничего в ней не понимал.

Незадолго до появления своего второго крупного произведения - «Философия нищеты и т. д.»36, - Прудон сам известил меня о нем в очень подробном письме, в котором, между прочим, имеются следующие слова: «J'attends votre ferule critique»**. Действительно, эта критика вскоре обрушилась на него (в моей книге «Нищета философии и т. д.», Париж, 184737) в такой форме, что навсегда положила конец нашей дружбе.

Из того, что здесь сказано, Вы видите, что в книге Прудона «Философия нищеты, или Система экономических противоречий»


* - «Собственность - это кража». Ред.

** - «Жду вашей строгой критики». Ред.


27
О ПРУДОНЕ

в сущности впервые он давал ответ на вопрос: «Что такое собственность?». В самом деле, только после появления своей первой книги Прудон начал свои экономические занятия; он открыл, что на поставленный им вопрос можно ответить не бранью, а лишь анализом современной «политической экономии». В то же время он сделал попытку диалектически изложить систему экономических категорий. Вместо неразрешимых «антиномий» Канта теперь в качестве средства развития должно было выступить гегелевское «противоречие».

Критику его двухтомного пухлого произведения Вы найдете в моем ответном сочинении.

Я показал там, между прочим, как мало проник Прудон в тайну научной диалектики и до какой степени, с другой стороны, он разделяет иллюзии спекулятивной философии, когда, вместо того чтобы видеть в экономических категориях теоретические выражения исторических, соответствующих определенной ступени развития материального производства, производственных отношений, он нелепо превращает их в искони существующие, вечные идеи, и как таким окольным путем он снова приходит к точке зрения буржуазной экономии*.

Далее я еще показываю, сколь недостаточным, порой просто ученическим, является его знакомство с «политической экономией», критику которой он предпринял, и как вместе с утопистами он гоняется за так называемой «наукой», с помощью которой можно было бы a priori** изобрести формулу для «решения социального вопроса», вместо того, чтобы источником науки делать критическое познание исторического движения, движения, которое само создает материальные условия освобождения. Особенно же там показано, насколько неясными, неверными и половинчатыми остаются понятия Прудона об основе всего - меновой стоимости; вот почему он видит в утопическом истолковании теории стоимости Рикардо основу новой науки. Свое суждение о его общей точке зрения я резюмирую в следующих словах: «Каждое экономическое отношение имеет свою хорошую и свою дурную сторону - это единственный пункт, в котором г-н Прудон не изменяет самому себе. Хорошая сторона


* «Говоря, что существующие отношения - отношения буржуазного производства - являются естественными, экономисты хотят этим сказать, что это именно те отношения, при которых производство богатства и развитие производительных сил совершаются сообразно законам природы. Следовательно, сами эти отношения являются не зависящими от влияния времени естественными законами. Это - вечныв законы, которые должны всегда управлять обществом. Таким образом, до сих пор была история, а теперь ее более нет» (см. стр. 113 моей работы38).

** - заранее, до опыта, исходя лишь из отвлеченных соображений. Ред.


28
К. МАРКС

выставляется, по его мнению, экономистами; дурная - изобличается социалистами. У экономистов он заимствует убеждение в необходимости вечных экономических отношений; у социалистов - ту иллюзию, в силу которой они видят в нищете только нищету (вместо того, чтобы видеть в ней революционную, разрушительную сторону, которая ниспровергнет старое общество*). Он соглашается и с теми и с другими, пытаясь сослаться при этом на авторитет науки. Наука же сводится в его представлении к тощим размерам некоторой научной формулы; он находится в вечной погоне за формулами. Вот почему г-н Прудон воображает, что он дал критику как политической экономии, так и коммунизма; на самом деле он стоит ниже их обоих. Ниже экономистов - потому, что он как философ, обладающий магической формулой, считает себя избавленным от необходимости вдаваться в чисто экономические детали; ниже социалистов - потому, что у него не хватает ни мужества, ни проницательности для того, чтобы подняться - хотя бы только умозрительно - выше буржуазного кругозора ...

Он хочет парить над буржуа и пролетариями, как муж науки, но оказывается лишь мелким буржуа, постоянно колеблющимся между капиталом и трудом, между политической экономией и коммунизмом»**.

Как ни сурово звучит этот приговор, я и теперь подписываюсь под каждым его словом.

При этом, однако, не следует забывать, что в то время, когда я объявил книгу Прудона кодексом социализма petit bourgeois и теоретически это доказал, экономисты, а вместе с ними и социалисты все еще предавали Прудона анафеме как завзятого ультрареволюционера. Вот почему я и позднее никогда не присоединял своего голоса к тем, кто кричал о его «измене» революции. Не его вина, если, с самого начала ложно понятый как другими, так и самим собой, он не оправдал необоснованных надежд.

В противоположность к «Что такое собственность?» в «Философии нищеты» все недостатки прудоновской манеры изложения очень невыгодно бросаются в глаза. Стиль сплошь и рядом am poule***, как говорят французы. Высокопарная спекулятивная тарабарщина, выдаваемая за немецкую философскую манеру, выступает повсюду, где ему изменяет галльская острота ума. Так и режет ухо самохвальство, базарно-крикливый, рекламный тон, в особенности чванство мнимой «наукой», бесплодная болтовня о ней. Искренняя теплота, которой проникнута его


* Фраза, заключенная в скобки, добавлена Марксом в данной статье. Ред.

** Там же, стр. 119, 12039.

*** - напыщенный. Ред.


29
О ПРУДОНЕ

первая работа, здесь, в определенных местах, систематически подменяется лихорадочно возбужденной декламацией. К тому же это беспомощное и отвратительное старание самоучки щегольнуть своей ученостью, самоучки, у которого естественная гордость оригинальностью и самостоятельностью своего мышления уже сломлена и который, вследствие этого, как parvenu* в науке, воображает, что должен чваниться тем, что ему не присуще и чего у него совсем нет. И вдобавок эта психология мелкого буржуа, который до непристойности грубо, неостроумно, неглубоко и прямо-таки неправильно обрушивается на такого человека, как Кабе, заслуживающего уважения за его практическую роль в движении французского пролетариата40; зато он весьма учтив, например, по отношению к Дюнуайе (как-никак «государственный советник»), хотя все значение этого Дюнуайе заключается в комичной серьезности, с какой он на протяжении трех толстых и невыносимо скучных томов41 проповедует ригоризм, так охарактеризованный Гельвецием: «On veut que les malheureux soient parfaits». (От несчастных требуют совершенства.)

Февральская революция произошла для Прудона действительно совсем некстати, ведь он всего лишь за несколько недель до нее неопровержимо доказал, что «эра революций» навсегда миновала. Его выступление в Национальном собрании, хотя оно и обнаружило, как мало понимал он все происходящее, заслуживает всяческой похвалы42. После июньского восстания это было актом высокого мужества. Кроме того, его выступление имело тот положительный результат, что г-н Тьер в произнесенной против предложений Прудона речи43, которая потом была издана в виде отдельной брошюры, доказал всей Европе, какой жалкий детский катехизис служил пьедесталом этому духовному столпу французской буржуазии. В сравнении с г-ном Тьером Прудон и в самом деле вырастал до размеров допотопного колосса.

Изобретение «credit gratuit»** и основанного на нем «народного банка» («banque du peuple ») принадлежит к последним экономическим «подвигам» Прудона. В моей книге «К критике политической экономии», вып. 1, Берлин, 1859 (стр. 59-6444) доказывается, что теоретическая основа его взглядов имеет своим источником незнание основных элементов буржуазной «политической экономии», а именно - отношения товаров к деньгам, тогда как практическая надстройка была простым воспроизведением гораздо более старых и значительно лучше разработанных


* - выскочка. Ред.

** - «дарового кредита». Ред.


30
К. МАРКС

проектов. Что кредит - подобно тому, как он, например, в Англии в начале XVIII века, а затем снова в начале XIX века способствовал переходу имущества из рук одного класса в руки другого, - при определенных экономических и политических условиях может содействовать ускорению освобождения рабочего класса, это не подлежит ни малейшему сомнению и разумеется само собой. Но считать капитал, приносящий проценты, главной формой капитала, пытаться сделать особое применение кредита, мнимую отмену процента, основой общественного преобразования - это насквозь мещанская фантазия. И действительно, мы видим, что эта фантазия подробно развивалась уже экономическими идеологами английской мелкой буржуазии семнадцатого века. Полемика Прудона с Бастиа (1850 г.) о капитале, приносящем проценты45, стоит значительно ниже «Философии нищеты». Он доходит до того, что даже Бастиа удается его побить, и он комично неистовствует всякий раз, когда его противник наносит ему удар.

Несколько лет тому назад Прудон написал на конкурс, объявленный, кажется, лозаннскими властями, сочинение о «Налогах»46. Здесь исчезают и последние следы гениальности, и остается только petit bourgeois tout pur*.

Что касается политических и философских сочинений Прудона, то во всех них обнаруживается тот же самый противоречивый, двойственный характер, что и в экономических работах. К тому же они имеют чисто местное значение - только для Франции. Однако его нападки на религию, церковь и т. д. были большой заслугой в условиях Франции в то время, когда французские социалисты считали уместным видеть в религиозности знак своего превосходства над буржуазным вольтерьянством XVIII века и немецким безбожием XIX века.

Если Петр Великий варварством победил русское варварство, то Прудон сделал все от него зависящее, чтобы фразой победить французское фразерство.

Его книгу о «Государственном перевороте»47 надо рассматривать не просто как плохое произведение, а как прямую подлость, которая, однако, вполне соответствует его мелкобуржуазной точке зрения; здесь он заигрывает с Луи Бонапартом и действительно старается сделать его приемлемым для французских рабочих; таково же его последнее произведение против Польши48, в котором он в угоду царю обнаруживает цинизм кретина.

Прудона часто сравнивали с Руссо. Нет ничего ошибочнее такого сравнения. Он скорее похож на Ник. Ленге, книга кото-


* - чистейший мелкий буржуа. Ред.


31
О ПРУДОНЕ

рого «Теория гражданских законов»49, впрочем, очень талантливое произведение.

Прудон по натуре был склонен к диалектике. Но так как он никогда не понимал подлинно научной диалектики, то он не пошел дальше софистики. В действительности это было связано с его мелкобуржуазной точкой зрения. Мелкий буржуа, так же как и историк Раумер, составлен из «с одной стороны» и «с другой стороны». Таков он в своих экономических интересах, а потому и в своей политике, в своих религиозных, научных и художественных воззрениях. Таков он в своей морали, таков он in everything*. Он - воплощенное противоречие.

А если при этом, подобно Прудону, он человек остроумный, то он быстро привыкает жонглировать своими собственными противоречиями и превращать их, смотря по обстоятельствам, в неожиданные, кричащие, подчас скандальные, подчас блестящие парадоксы. Шарлатанство в науке и политическое приспособленчество неразрывно связаны с такой точкой зрения. У подобных субъектов остается лишь один побудительный мотив - их тщеславие; подобно всем тщеславным людям, они заботятся лишь о минутном успехе, о сенсации. При этом неизбежно утрачивается тот простой моральный такт, который всегда предохранял, например, Руссо от всякого, хотя бы только кажущегося компромисса с существующей властью.

Быть может, потомство, характеризуя этот недавний период французской истории, скажет, что Луи Бонапарт был его Наполеоном, а Прудон - его Руссо-Вольтером.

А теперь я всецело возлагаю на Вас ответственность за то, что Вы так скоро после смерти этого человека навязали мне роль его посмертного судьи.

Уважающий Вас Карл Маркс


* - во всем. Ред.

Написано 24 января 1865 г.

Напечатано в газете «Social-Demokrat» № 16, 17 и 18; 1, 3 и 5 февраля 1865 г.

Печатается по тексту галеты, сверенному с частично сохранившейся рукописью Перевод с немецкого


32

Ф. ЭНГЕЛЬС

БАРИН ТИДМАН

СТАРОДАТСКАЯ НАРОДНАЯ ПЕСНЯ

Ранним утром, - светлый день едва настал, - Барин Тидман одеваться в спальне стал И красивую сорочку надевал.

Это любят сюдерхардцы.

Обтянув красивою сорочкой стан И надев зеленый шелковый кафтан, Он сафьянные сапожки шнуровал.

Это любят сюдерхардцы.

И сафьянные сапожки затянув, Золоченые к ним шпоры пристегнув, Он спесиво в Сюдерхарде шел на тинг.

Это любят сюдерхардцы.

И потребовал тотчас, придя на тинг, Чтоб платил налоги каждый эделинг: С плуга каждого семь шеффелей зерна.

Это любят сюдерхардцы.

С плуга каждого семь шеффелей зерна, С четырех свиней - одну, да чтоб жирна.

Но старик один разгневался на то.

Это любят сюдерхардцы.

Но старик один разгневался на то: «Столько дать не можем мы никто, никто!

Прежде чем нам эту подать заплатить» - Это любят сюдерхардцы.

50


33
БАРИН ТИДМАН

«Прежде чем нам эту подать заплатить, С тинга пусть никто не смеет уходить!

Сюдерхардцы, стойте крепко все стеной!»

Это любят сюдерхардцы.

«Сюдерхардцы, стойте крепко все стеной, Чтобы Тидман не ушел от нас живой!»

И старик ему дал первый кулаком, - Это любят сюдерхардцы.

И старик ему дал первый кулаком.

Барин Тидман - сразу наземь кувырком.

Вот лежит он, барин Тидман, кровь вокруг.

Это любят сюдерхардцы.

Вот лежит он, барин Тидман, кровь вокруг;

Но свободно в черноземе ходит плуг, И свободно свиньи кормятся в лесу.

Это любят сюдерхардцы.

Этот эпизод средневековой крестьянской войны разыгрался в Сюдерхарде («харде» - судебный округ) к северу от Орхуса в Ютландии. На тинге - окружном судебном собрании - помимо судебных разбирались также и податные и административные дела. Песня показывает, как крепнущее дворянство выступало против эделингов, то есть свободных крестьян, а также и те средства, с помощью которых крестьяне умели положить конец дворянским домогательствам. В такой стране, как Германия, где имущие классы включают в себя столько же феодального дворянства, сколько и буржуазии, а пролетариат состоит из такого же или даже большего количества сельскохозяйственных пролетариев, как и промышленных рабочих, - старая бодрая крестьянская песня как раз к месту.

Фридрих Энгельс Написано около 27 января 1865 г.

Напечатано в газете «Social-Demokrat» № 18, 5 февраля 1865 г.

Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого


34

К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «SOCIAL-DEMOKRAT»

ЗАЯВЛЕНИЕ В номере 16 Вашей газеты г-н М. Гесс из Парижа ставит под подозрение совершенно ему неизвестных французских членов лондонского Центрального Комитета Международного Товарищества Рабочих, заявляя следующее: «Действительно нельзя понять, какое кому дело до того, что некоторые друзья Пале-Рояля52 состоят также в лондонском обществе; ведь оно публичное и т. д.»

В одном из прежних номеров, в болтливой заметке о газете «L'Association»53, тот же господин М. Г. пустил в ход аналогичные инсинуации против парижских друзей лондонского Комитета. Мы объявляем его инсинуации вздорной клеветой.

Вообще же мы рады, что этот инцидент подтвердил наше убеждение, что парижский пролетариат, как и прежде, непримиримо враждебен бонапартизму в обоих его видах - и в образе Тюильри54, и в образе Пале-Рояля - и что ни на миг у него не появлялась мысль продать свою историческую честь (или, может быть, надо сказать вместо «свою историческую честь» - «свое историческое право первородства как носителя революции»?) за чечевичную похлебку. Мы рекомендуем этот пример немецким рабочим.

Лондон и Манчестер Написана К. Марксом 6 февраля 1865 г.

Впервые напечатано в книге «Der Briefwechsel zwischen Friedrich Engels und Karl Marx 1844 bis 1883». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по черновой рукописи Перевод с немецкого 51


35

Ф. ЭНГЕЛЬС

--- ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ и НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ Написано Ф. Энгельсом в конце января - 11 февраля 1865 г.

Напечатано отдельной брошюрой в Гамбурге в конце февраля 1865 г.

Подпись: Фридрих Энгельс Печатается по тексту брошюры Перевод с немецкого 55

Титульный лист первого издания брошюры Ф. Энгельса «Военный вопрос в Пруссии и немецкая рабочая партия» 39

Прения по военному вопросу велись до сих пор исключительно между правительством и феодальной партией, с одной стороны, и либеральной и радикальной буржуазией - с другой. Теперь, когда приближается кризис, настало время высказаться также и рабочей партии.

В критике военных дел, о которых идет речь, мы можем исходить только из существующих реальных отношений. Мы не можем ожидать от прусского правительства, чтобы оно действовало иначе, чем исходя из прусской точки зрения, пока в Германии и Европе сохраняются нынешние отношения. Столь же мало можем мы требовать и от буржуазной оппозиции, чтобы она исходила из иной точки зрения, чем точка зрения ее собственных буржуазных интересов.

Партия рабочих, которая во всех вопросах, разделяющих реакцию и буржуазию, стоит вне непосредственного конфликта, имеет то преимущество, что может обсуждать такие вопросы совершенно хладнокровно и беспристрастно. Только она и может обсуждать их научно, исторически, как если бы они уже были достоянием прошлого, - анатомически, как если бы они уже стали трупами.


40
Ф. ЭНГЕЛЬС

I Каково было состояние прусской армии при прежней системе, об этом после опыта мобилизации 1850 и 1859 гг.56 не может быть двух мнений. Абсолютная монархия с 1815 г. была связана официальным обещанием не взимать никаких новых налогов и не выпускать никаких займов без предварительного согласия будущего представительного учреждения. Нарушить это обещание было невозможно; без такого согласия ни один заем не сулил ни малейшего успеха. Налоговая же система была в общем такова, что доходы от налогов возрастали отнюдь не в той же пропорции, в какой возрастало богатство страны. Абсолютизм был беден, очень беден, и чрезвычайных расходов, вызванных бурями 1830 г.57, было достаточно, чтобы принудить его к крайней бережливости. Отсюда введение двухгодичного срока службы, отсюда система экономии во всех отраслях военного управления, которая свела к самому низкому количественному и качественному уровню запас вооружения, подготовленный на случай мобилизации. Несмотря на это, положение Пруссии, как великой державы, надо было сохранять; для этого к началу войны ей нужна была возможно более сильная первоочередная полевая армия, вот почему к ней был присоединен ландвер первого призыва58. Следовательно, позаботились о том, чтобы при первой же угрозе войны стала необходимой мобилизация и чтобы вместе с мобилизацией рухнуло и все здание. Такой случай произошел в 1850 г. и закончился полнейшим фиаско Пруссии.

В 1850 г. обнаружились только материальные недостатки системы; вся эта история закончилась раньше, чем могли обнаружиться моральные изъяны. Вотированные палатами фонды были употреблены на то, чтобы по возможности устранить материальные недостатки. По возможности, так как ни при каких


41
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

условиях нельзя держать материальную часть подготовленной таким образом, чтобы за две недели снарядить и привести в боевую готовность призванные резервы, а еще через две недели - весь первый призыв ландвера. Не следует забывать, что в кадровых войсках числилось самое большее три призывных возраста, между тем как резерв и ландвер первого призыва вместе насчитывали девять призывных возрастов; следовательно, на каждых трех солдат кадровых войск, находящихся в боевой готовности, надо было в течение четырех недель снарядить не менее семи призванных. Но вот началась Итальянская война 1859 г., а с ней и новая всеобщая мобилизация. И на этот раз материальные недостатки еще в значительной мере давали себя чувствовать, но они были гораздо менее значительны по сравнению с моральными изъянами системы, которые вскрылись только теперь, когда армия была мобилизована на более продолжительный срок. На ландвер не обращалось никакого внимания, это бесспорно; кадры его батальонов большей частью не существовали, и их еще только нужно было создавать; из наличных офицеров многие были непригодны к полевой службе. Но даже если бы все это обстояло иначе, все же оставалось фактом, что офицеры не могли не быть совершенно чуждыми для своих солдат, чуждыми именно в силу своих военных качеств, и что у большинства из них эти военные качества были слишком низки, чтобы батальоны с такими офицерами можно было с полной уверенностью посылать против испытанных войск.

Если офицеры ландвера прекрасно сражались во время Датской войны59, то не следует забывать, что существует большое различие между батальоном, имеющим 4/5 кадровых офицеров и 1/5 офицеров ландвера, и батальоном, в котором соотношение обратное. К этому присоединился еще один решающий момент. Сразу обнаружилось то, что могли бы предвидеть заранее: хотя с ландвером можно идти в бой, именно в бой для защиты своей собственной страны, однако с ним ни при каких обстоятельствах нельзя вести наступательной войны. Ландвер до такой степени является организацией оборонительной, что идти с ним в наступление можно только лишь в результате отраженного неприятельского нашествия, как это было в 1814 и 1815 годах. Ландвер, состоящий в большинстве своем из женатых людей в возрасте от 26 до 32 лет, не позволит месяцами держать себя на границах без дела, когда из дому ежедневно прибывают письма о том, что жена и дети терпят нужду, так как пособия семьям призванных оказались в высшей степени недостаточными. К этому присоединилось еще и то, что солдаты не знали, против кого они должны сражаться: против французов или против австрийцев -


42
Ф. ЭНГЕЛЬС

ведь ни те, ни другие в ту пору не причинили Пруссии никакого вреда. Можно ли было с такими войсками, деморализованными месяцами бездействия, идти в наступление против хорошо организованных и обладающих военным опытом армий?

Ясно, что должна была наступить перемена. Пруссия должна была при данных условиях иметь более крепкую организацию первоочередной полевой армии. Как же она создавалась?

Тридцать шесть призванных пехотных полков ландвера были задержаны на время и превращены постепенно в новые линейные полки. Мало-помалу численность кавалерии и артиллерии была также увеличена настолько, чтобы она соответствовала этому усиленному составу пехотных войск, и, наконец, крепостная артиллерия была отделена от полевой, что во всяком случае было улучшением, в особенности для Пруссии. Словом, пехота была удвоена, а кавалерия и артиллерия увеличены приблизительно в полтора раза. Для того, чтобы сохранить этот усиленный состав армии, было предложено увеличить срок службы в кадровых войсках с пяти до семи лет, - три года на действительной службе (в пехоте), четыре в резерве, - напротив, воинскую повинность в ландвере второго призыва сократить на четыре года и, наконец, увеличить контингент ежегодного рекрутского набора с прежних 40000 до 63000. Ландвер же тем временем был оставлен без всякого внимания.

Увеличение батальонов, эскадронов и батарей в установленных таким образом размерах почти в точности соответствовало увеличению населения Пруссии с 10 миллионов в 1815 до 18 миллионов в 1861 году; а так как богатство Пруссии за это время росло быстрее, чем ее население, и так как другие европейские великие державы усилили свои армии с 1815 г. в гораздо большей степени, то такое увеличение кадрового состава армии нисколько не было чрезмерным. При этом из всех тягот воинской повинности по проекту увеличивалось только пребывание в резерве для наиболее молодых возрастов, зато для старших возрастов пребывание в ландвере было вдвое облегчено, а ландвер второго призыва фактически почти совсем уничтожался, тогда как первый призыв занял теперь примерно место, отводившееся ранее второму.

Однако против проекта можно было возразить следующее: Всеобщая воинская повинность, - кстати сказать, единственный демократический институт, существующий в Пруссии, хотя бы только на бумаге, - представляет собой такой огромный прогресс в сравнении со всеми прежними военными системами, что там, где она уже существовала, хотя бы и в несовершенном виде, она не может быть снова упразднена на длитель-


43
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

ный срок. Имеется только два ясно выраженных принципа организации наших нынешних войск: либо вербовка, - но она устарела и возможна только в исключительных случаях, как, например, в Англии, - либо всеобщая воинская повинность. Всякие конскрипции и жеребьевки60 - только очень несовершенные формы последней. Основная идея прусского закона 1814 г. - каждый гражданин государства, физически к тому годный, обязан в течение тех лет, когда он способен носить оружие, лично защищать страну - эта основная идея значительно выше принципа найма заместителя, практикуемого во всех странах с конскрипционной системой, и после своего пятидесятилетнего существования эта идея, конечно, не будет принесена в жертву страстному желанию буржуазии ввести, как говорят французы, «торговлю человеческим мясом».

Но раз уж прусская военная система основана на всеобщей воинской повинности без заместительства, то она может развиваться в свойственном ей духе и с успехом только при условии, если все больше будет осуществляться ее основной принцип. Посмотрим, как обстоит дело в этом отношении.

В 1815 г. на 10 миллионов жителей - 40000 призванных, что составляет 4 на тысячу. В 1861 г. на 18 миллионов - 63000 призванных, то есть 31/2 на тысячу. Следовательно, шаг назад, хотя и это - прогресс в сравнении с положением вещей до 1859 г., когда призывалось только 22/9 на тысячу. Чтобы снова достигнуть хотя бы процентной нормы 1815 г., надо было бы призывать 72000 человек. (Мы увидим, что на самом деле в армию ежегодно вступает приблизительно такое или даже большее количество.) Но разве военная мощь прусского народа исчерпывается ежегодным набором четырех человек на тысячу населения?

Дармштадтская «Allgemeine Militar-Zeitung»61 многократно доказывала на основании статистики средних немецких государств, что в Германии ровно половина являющихся к набору молодых людей годна к военной службе. Число же молодых людей, явившихся к набору в 1861 г., равнялось, согласно «Zeitschrift des preussischen statistischen Bureaus»62 (март 1864 г.) - 227005. Это давало бы ежегодно 113500 годных к службе рекрутов. Если мы исключим отсюда 6500 человек как незаменимых или морально непригодных, то все же остается еще 107000. Почему же из них служат только 63000 или самое большее 72000-75000 человек?

Во время сессии 1863 г. военный министр фон Роон сообщил военной комиссии палаты депутатов следующие данные о наборе 1861 года:


44
Ф. ЭНГЕЛЬС

Общая численность населения (перепись 1858 г.) ....................................... 17 758 823

Двадцатилетние военнообязанные призыва 1861 г. ..................................... 217 438

Перенесенные из списков прежних лет военнообязанные, о которых еще нет окончательного решения ............................................... 348 364 565 802

Из них: 1) Оставшихся неразысканными ............................................................. 55 770 2) Переехавших в другие округа и там подлежавших призыву ............ 82 216 3) Не явившихся без уважительных причин ........................................... 10 960 4) Поступивших вольноопределяющимися сроком на три года ........... 5 025 5) Имеющих права вольноопределяющихся с одногодичным сроком службы ............................................................. 14 811 6) Получивших отсрочку или освобожденных как лиц духовного звания ......................................................................... 1 638 7) Обязанных к морской службе .............................................................. 299 8) Исключенных из списков как морально непригодных .............................................................................................. 596 9) Освобожденных окружными комиссиями как явно непригодных .............................................................................. 2 489 10) Освобожденных окружными комиссиями как длительно непригодных ..................................................................... 15 238 11) Перечисленных в эрзац-резерв63: а) ростом ниже 5 футов после троекратного освидетельствования ..................................................................8 998 б) ростом ниже 5 футов 1 дюйма 3 линий после троекратного освидетельствования ................................9 553 в) временно непригодных после троекратного освидетельствования ................................................................46 761 г) по домашним обстоятельствам после троекратного освидетельствования ..........................................4 213 д) оставшихся до распоряжения после пятикратного освидетельствования .....................................................................291 69 816 12) Предназначенных для службы в обозе, кроме призванных в обоз ......................................................................... 6 774 13) Получивших отсрочку на год: а) временно непригодных ......................................................219 136 б) по домашним обстоятельствам ...........................................10 013 в) лишенных прав гражданского состояния и состоящих под следствием .....................................................1 087 230 236 495 868

Остается к призыву ......................................................................................... 69 934

Фактически призвано ..................................................................................... 59 459

Остаются впредь до распоряжения ......................................... 10 475


45
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

Как бы несовершенна ни была эта статистика, как бы ни затемняла она все дело тем, что в каждой статье, с 1 до 13, смешиваются лица призыва 1861 г. с лицами двух предыдущих возрастных контингентов, оставшихся впредь до распоряжения, все же она содержит несколько очень ценных признаний.

В качестве рекрутов было призвано 59459 человек. В качестве вольноопределяющихся с трехгодичным сроком поступило 5025 человек. На одногодичный срок службы имели право 14811 человек; как известно, годность к службе вольноопределяющихся с одногодичным сроком не подвергается слишком строгому испытанию ввиду того, что их содержание ничего не стоит; поэтому мы можем допустить, что, по крайней мере, половина из них, следовательно 7400, действительно поступили на службу. Это по очень скромному подсчету; ведь категория лиц, проходящих аттестацию для одногодичной службы, состоит большей частью из годных к службе людей; те, которые заведомо негодны, вообще не считают нужным подвергаться аттестации. Все же возьмем цифру 7400. В соответствии с этим, в 1861 г. в армию вступило всего 71884 человека.

Посмотрим дальше. В качестве духовных лиц получило отсрочку, либо освобождено 1638 человек. Почему господа духовные не должны служить, - понять невозможно. Напротив, год военной службы, жизнь на открытом воздухе, соприкосновение с внешним миром могут быть им только полезны. Итак, смело внесем их в списки; 1/3 из общего количества, которая приходится на текущий год, считая, что 3/4 из них будет негодных, все же составит 139 человек, которых следует взять.

18551 человек были отпущены потому, что они не вышли ростом. Заметим себе, что они «уволены в резерв», а не вообще освобождены от службы. Следовательно, в случае войны они все-таки должны будут служить. Они освобождаются только от парадной службы мирного времени, так как для этого они недостаточно представительны на вид. Тем самым признается, что эти низкорослые люди вполне годны для службы, и в случае необходимости их даже намереваются использовать. Что эти низкорослые люди могут быть отличными солдатами, доказывает французская армия, в которой служат люди до 4 футов 8 дюймов ростом.

Поэтому мы безусловно причисляем их к военным ресурсам страны. Вышеупомянутая цифра включает только тех, которые после троекратного освидетельствования окончательно отставлены вследствие их небольшого роста; это, следовательно, то количество, которое повторяется ежегодно. Мы вычеркиваем отсюда половину, негодную по другим причинам, и у нас, таким образом, остается 9275 парней небольшого


46
Ф. ЭНГЕЛЬС

роста, из которых опытный офицер наверняка быстро сделал бы великолепных солдат.

Дальше мы находим 6774 человека, предназначенных в обоз, кроме призванных в обоз людей. Но обоз тоже относится к армии, и совершенно непонятно, почему эти люди не должны отбыть короткую шестимесячную службу в обозе, что было бы лучше как для них, так и для обоза.

Следовательно, мы имеем: Действительно поступивших на службу людей ..........................................71 884

Духовных лиц ..............................................139

Людей годных, но ростом ниже установленной нормы ..............................9 275

Лиц, предназначенных в обоз ..................6 774 ------------------ Всего ..................................88 072 человека, которые, по собственному признанию рооновской статистики, ежегодно могли бы вступать в армию, если бы всеобщую воинскую повинность проводили всерьез.

Возьмем теперь непригодных: Получили отсрочку на год как временно непригодные ................................................................ 219 136 человек После троекратного освидетельствования, как ditto*, перечислены в резерв .................................. 46 761 »

Исключены из списков как длительно непригодные только ..................................................... 17 727 » ------------------------- Всего ...................................................... 283 624 человека Таким образом, лица, длительно непригодные вследствие действительных физических недостатков, составляют менее 7% всех освобожденных от службы вследствие непригодности и менее 4% всех являющихся ежегодно в призывные комиссии. Почти 17% временно непригодных, после троекратного освидетельствования, ежегодно перечисляются в резерв.

Это, следовательно, 23-летние люди, то есть люди, находящиеся в таком возрасте, когда человеческий организм начинает уже окончательно складываться. Мы, несомненно, не преувеличим, если предположим, что треть из них по достижении 25-летнего возраста окажется вполне годной к службе, а это составит 15587 человек. Самое меньшее, чего можно требовать от этих людей, это чтобы в течение, двух лет они ежегодно отбывали службу в пехоте по три месяца для того, чтобы пройти хотя бы школу рекрутов. А это было бы равно-


* - сказано. Ред.


47
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

сильно увеличению армии мирного времени на 3897 человек.

Однако всей системе медицинского освидетельствования рекрутов в Пруссии придан своеобразный характер. Рекрутов было всегда больше, чем их можно набрать, и все же хотели сохранить при этом видимость всеобщей воинской повинности. Что могло быть проще, как отбирать в желательном количестве самых лучших людей, а остальных под тем или иным предлогом объявлять непригодными? При таких условиях, которые, кстати сказать, существовали в Пруссии с 1815 г. и существуют по сей день, понятие непригодности к военной службе получило совершенно ненормально растяжимое толкование, как это лучше всего доказывает сравнение со средними немецкими государствами. В тех из них, где существует конскрипция и жеребьевка, не было никаких оснований объявлять непригодными большее количество лиц, чем их было в действительности. Условия в них таковы же, как и в Пруссии; в отдельных государствах, как, например, в Саксонии, даже хуже, так как там процент населения, занятого в промышленности, выше. Однако, как уже говорилось выше, в «Allgemeine Militar-Zeitung» неоднократно было доказано, что в средних государствах Германии ровно половина людей, являющихся на призыв, годна; точно так же должно обстоять дело и в Пруссии. Как только начнется серьезная война, в представлении о пригодности к военной службе в Пруссии произойдет внезапная революция, и тогда поймут, на беду для себя слишком поздно, как много пригодных сил было упущено.

Но вот что удивительнее всего. Среди 565802 военнообязанных, о которых еще нет решения, имеется: Оставшихся неразысканными ..................................... 55 770 человек Переехавших в другие округа или там подлежащих призыву ................................................... 82 216 »

Не явившихся без уважительных причин ................... 10 960 » ------------------------ Всего ...................................................... 148 946 человек Таким образом, несмотря на прославленный прусский контроль, - а тот, кому когда-либо довелось быть военнообязанным в Пруссии, знает, что это значит, - каждый год исчезает целых 27% военнообязанных. Как же это может быть? И куда девается 82216 человек, которых исключают из списков как «переехавших в другие округа или там подлежащих призыву»? Неужели для того, чтобы освободиться от воинской повинности, в настоящее время достаточно просто переехать из Берлина в Потсдам? Мы склонны думать, что в данном случае - ведь и на старуху


48
Ф. ЭНГЕЛЬС

бывает проруха - господа чиновники попросту дали маху в своей статистике, а именно, что эти 82216 человек фигурируют дважды в общей сумме 565802: один раз в своем родном округе и вторично в округе, куда они переехали. Было бы очень желательно установить это точно, - и лучше всего может это сделать военная комиссия палаты, - ибо уменьшение действительного числа военнообязанных до 483586 значительно изменило бы все процентные отношения. Но допустим пока, что это правильно, - тогда все еще остается 66730 человек, ежегодно исчезающих и улетучивающихся, которых ни прусский контроль, ни полиция не могут призвать под ружье. Это составляет почти 14% военнообязанных. Отсюда следует, что все помехи в свободе передвижения, существующие в Пруссии под предлогом контроля военнообязанных, совершенно излишни. Действительная эмиграция из Пруссии, как известно, очень незначительна и не может идти ни в какое сравнение с числом испарившихся рекрутов. Из этого количества - около 67000 человек - эмигрируют из Пруссии далеко не все.

Большая часть либо все время остается внутри страны, либо отправляется за границу лишь на короткий срок. Вообще все предупредительные мероприятия против уклонения от воинской повинности бесполезны и, в крайнем случае, они толкают к эмиграции. Тем не менее основная масса молодых людей не имеет возможности эмигрировать. Стоит только тех лиц, которые уклоняются от призыва, заставить исправно и без послабления отбывать службу - и не нужна будет вся эта бестолковая канитель и бумагомаранье, а рекрутов будет больше, чем раньше.

Впрочем, для полной уверенности, будем считать доказанным только то, что вытекает из собственной статистики г-на фон Роона, а именно, что, не считая вольноопределяющихся с одногодичным сроком, ежегодно может быть призвано 85000 молодых людей. Численность же теперешней армии мирного времени составляет приблизительно 210000 человек. При двухлетнем сроке службы 85000 человек ежегодно составят вместе 170000; к этому нужно добавить офицеров, унтер-офицеров и сверхсрочнослужащих - от 25000 до 35000 человек; всего получается, таким образом, от 195000 до 205000 человек; с одногодичными же вольноопределяющимися - от 202 до 212 тысяч человек. Следовательно, при двухгодичном сроке службы в пехоте и пешей артиллерии (о кавалерии будет сказано позже) все кадры реорганизованной армии могут быть доведены, даже согласно собственной статистике правительства, до полной численности мирного времени. При действительном проведении всеобщей воинской повинности, при двухгодичном сроке служ-


49
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

бы, в армии, по всей вероятности, было бы на 30000 человек больше; следовательно, чтобы не превышать все же количество в 200000-210000 человек, можно было бы часть людей увольнять уже после 1-11/2 лет службы. Это досрочное увольнение в качестве награды за усердие по службе было бы полезней для всей армии, чем удлинение срока службы на шесть месяцев.

Численный состав армии военного времени получился бы следующий: Четыре возрастных контингента, согласно плану реорганизации, по 63000 человек каждый - дают в сумме 252000 резервистов. Три же возрастных контингента - по 85000 каждый - дают 255000 резервистов. Следовательно, результат несомненно столь же благоприятный, как и по плану реорганизации. (Так как здесь речь идет только о численных соотношениях, то ничего не изменится, если мы в данном случае совершенно не станем принимать в расчет уменьшения числа возрастных групп резерва.)

В этом-то и заключается слабое место плана реорганизации. Под видом возвращения к первоначальной всеобщей воинской повинности, которая, разумеется, не может существовать без ландвера, как мощного резерва армии, он делает скорее уклон в сторону франкоавстрийской кадровой системы64 и тем самым вносит неустойчивость в прусскую военную систему, что должно повлечь за собой самые худшие последствия. Нельзя смешивать обе системы, нельзя одновременно иметь преимущества обеих. Несомненно - и это никогда не оспаривалось, - что кадровая система с продолжительными сроками воинской повинности и пребывания на действительной службе обеспечивает армии в начале войны большие преимущества. Люди лучше знают друг друга; даже отпускники, которым большей частью отпуска даются каждый раз лишь на короткий срок, считают себя в течение всего отпускного времени солдатами и всегда готовы к тому, чтобы быть призванными на действительную службу, чего, конечно, нельзя сказать о прусских резервистах; благодаря этому батальоны, впервые участвующие в бою, несомненно обнаруживают большую стойкость. Против этого, однако, следует возразить, что если считать это самым важным, то можно с таким же успехом принять английскую систему десятилетнего срока действительной службы; что для французов безусловно гораздо полезнее оказались их алжирские походы, войны в Крыму и в Италии65, чем долгосрочная служба; что, наконец, при этой системе можно подготовить только часть способного носить оружие человеческого материала и что, следовательно,


50
Ф. ЭНГЕЛЬС

далеко не все силы нации приводятся в действие. Кроме того, немецкий солдат, как показывает опыт, очень легко привыкает к боевой обстановке, и три значительных сражения, проведенных хотя бы с переменным успехом, уже да ют исправному в других отношениях батальону столько же, сколько целый лишний год службы. Для такого государства, как Пруссия, кадровая система невозможна. При кадровой системе Пруссия могла бы располагать армией самое большее в 300000-400000 человек, при составе ее в мирное время в 200000 человек. Однако, чтобы поддержать свое положение великой державы, такое количество необходимо ей уже для выступления в поход первоочередной полевой армии, то есть ей потребуется для всякой серьезной войны, включая крепостные гарнизоны, пополнения и т. д., 500000-600000 человек. Если 18 миллионов пруссаков должны во время войны выставить приблизительно такую же многочисленную армию, как 35 миллионов французов, 34 миллиона австрийцев и 60 миллионов русских, то это может быть достигнуто только посредством всеобщей воинской повинности, непродолжительной, но напряженной службы и сравнительно длительного пребывания в ландвере. При такой системе всегда приходится кое-чем пожертвовать в отношении боевой готовности войск и даже их боеспособности в первый момент войны; государство и политика приобретают нейтральный, оборонительный характер; но следует также помнить, что заносчивая наступательная тактика кадровой системы привела от Йены к Тильзиту, а скромная оборонительная тактика системы ландвера и всеобщей воинской повинности привела от Кацбаха к Парижу66. Итак, либо конскрипционная система и заместительство с семи-восьмигодичным сроком службы, из которого почти половина на действительной службе, без дальнейшего отбывания повинности в ландвере; либо же всеобщая воинская повинность с пятигодичным, самое большее шестигодичным сроком службы, из которых два года на действительной службе с последующим отбыванием повинности в ландвере прусского или швейцарского типа67. Но чтобы народные массы несли сперва тяготы конскрипционной системы, а затем еще системы ландвера, - этого не сможет выдержать ни одна европейская нация, даже турки, которые, сохраняя свое воинственное варварство, все еще обладают наибольшей выносливостью. Большое количество обученных людей при коротком сроке службы и продолжительном пребывании военнообязанными или же небольшое количество обученных при длительном сроке службы и коротком сроке пребывания военнообязанными - вот в чем вопрос; но нужно выбирать либо то, либо другое.


51
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

Уильям Нейпир, который, разумеется, считает английского солдата лучшим в мире, говорит в своей истории войны на Пиренейском полуострове, что английский пехотинец после трехлетней службы вполне подготовлен во всех отношениях68. А ведь нужно иметь в виду, что элементы, из которых формировалась английская армия в начале этого столетия, были наихудшими из всех элементов, из которых вообще может быть создано войско. Теперешняя английская армия сформирована из гораздо лучших элементов, но и они в моральном и интеллектуальном отношении все еще бесконечно хуже состава прусской армии. И разве того, чего достигали английские офицеры в три года, имея дело с таким сбродом, нельзя достигнуть в Пруссии в два года при наличии превосходно поддающегося обучению, частью уже хорошо обученного, с самого начала морально подготовленного сырого рекрутского материала?

Конечно, в настоящее время учиться солдат должен больше. Но это обстоятельство никогда не выдвигалось в качестве серьезного возражения против двухгодичного срока службы.

Обычно ссылаются на необходимость воспитания настоящего солдатского духа, который вырабатывается-де только на третьем году службы. Если господам угодно говорить откровенно и если они не желают принять во внимание признанное выше лучшее качество батальонов, то это соображение скорее политического, чем военного характера. Настоящий солдатский дух должен проявить себя больше при внутреннем Дюппеле69, чем при внешнем. Нам никогда не приходилось видеть, чтобы прусский солдат на третьем году службы выучился чему-нибудь большему, чем скучать, вымогать у рекрутов деньги на выпивку и отпускать плоские остроты по адресу своего начальства. Если бы большинство наших офицеров прослужило хоть один год в качестве рядовых или унтер-офицеров, они не могли бы этого не заметить. «Настоящий солдатский дух», поскольку он имеет политический характер, как это показывает опыт, очень быстро испаряется и к тому же безвозвратно. Военный же дух остается и после двух лет службы.

Двухгодичного срока, следовательно, вполне достаточно, чтобы обучить наших солдат службе в пехоте. С тех пор как полевая артиллерия отделена от крепостной, это относится и к пешей артиллерии; отдельные трудности, которые могут здесь встретиться, можно будет устранить либо еще большим разделением труда, либо и без того желательным упрощением материальной части полевой артиллерии. Равным образом никаких трудностей не встретил бы набор большего количества сверхсрочников; но именно эту категорию людей, если они не годятся


52
Ф. ЭНГЕЛЬС

в унтер-офицеры, в прусской армии считают весьма нежелательной. Какое это хорошее доказательство против продолжительного срока службы! Только в крепостной артиллерии с ее столь разнообразной материальной частью и в инженерных войсках с их многосторонними отраслями работы, которые, однако, нельзя полностью отделить друг от друга, опытные сверхсрочники становятся ценными, хотя и здесь они редки. Конная артиллерия потребует такого же срока службы, как и кавалерия.

Что касается кавалерии, то тот, кто привык с детства к верховой езде, нуждается только в кратком сроке службы, вновь обучаемые же обязательно требуют длительного срока. У нас мало людей, привыкших с детства к верховой езде, и потому нам бесспорно нужен четырехгодичный срок службы, намеченный в плане реорганизации. Единственной настоящей формой боя для конницы является атака в сомкнутом строю с саблями наголо, для проведения которой необходимо величайшее мужество и полнейшее взаимное доверие людей. Следовательно, люди должны знать, что они могут положиться как друг на друга, так и на своих командиров. А для этого нужен продолжительный срок службы. Но и без уверенности всадника в своей лошади кавалерия тоже никуда не годится; человек ведь должен уметь ездить верхом, а чтобы достигнуть уверенности в том, что он может управлять лошадью, то есть почти любой лошадью, которая ему может достаться, - для этого также необходим длительный срок службы. Для этого рода войск сверхсрочники безусловно желательны, и чем больше они будут настоящими ландскнехтами, тем лучше, - лишь бы у них была любовь к делу. Со стороны оппозиции нас будут упрекать в том, что это означает создание кавалерии из одних только наемников, готовых принять участие в любом государственном перевороте. Мы отвечаем: возможно. Но при существующих условиях кавалерия всегда будет реакционной (вспомним баденских драгун 1849 г.70), подобно тому как артиллерия всегда будет либеральной. Это заложено в природе вещей. Дело нисколько не изменится от того, будет ли несколькими сверхсрочниками больше или меньше. К тому же при баррикадной борьбе кавалерия все равно непригодна, а баррикадная борьба в больших городах, особенно поведение приэтом пехоты и артиллерии, решает в настоящее время судьбу всех государственных переворотов.

Но кроме увеличения числа сверхсрочников существуют еще другие средства для поднятия боеспособности и внутренней сплоченности армии при непродолжительном сроке службы. Сюда относятся, между прочим, учебные лагеря, которые сам военный министр фон Роон назвал средством, компенсирующим более


53
ВОЕННЫЙ ВОПРОС В ПРУССИИ И НЕМЕЦКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ. - I

короткий срок службы. Далее, рациональная постановка обучения, - и в этом отношении в Пруссии нужно сделать еще очень много. Предрассудок, что при непродолжительном сроке службы для компенсации его краткости необходимы якобы преувеличенная точность парадного марша, «муштровка» при экзерцициях, смехотворно высокое выбрасывание ног, чтобы «без сгиба в колене» пробивать дыру в воздухе, - весь этот предрассудок покоится на явном преувеличении. О необходимости всего этого в прусской армии болтали до тех пор, пока это не превратилось, наконец, в неподлежащую сомнению аксиому. Но какая польза в том, что солдаты при ружейных приемах с такой силой ударяют ружьем о собственное плечо, что почти опрокидываются, причем по всему строю пробегает отнюдь не воинственное содрогание, чего не увидишь ни в какой другой армии? - Наконец, в качестве эквивалента сокращенного срока службы, и самого существенного эквивалента его, следует считать лучшее физическое воспитание юношества. Необходимо только позаботиться, чтобы действительно что-нибудь делалось в этом направлении. Правда, во всех сельских школах поставлены параллельные брусья и турники, но наши бедняги школьные учителя еще плохо умеют с ними обращаться. Пусть назначат в каждый округ хотя бы по одному отставному унтер-офицеру, пригодному к работе в качестве учителя гимнастики, и поручат ему руководство обучением гимнастике; пусть позаботятся о том, чтобы школьная молодежь постепенно научилась маршировать в строю, усвоила движения взвода и роты и твердо бы знала соответствующие команды. В течение 6-8 лет это возместится сторицей, и рекрутов будет больше, и они будут крепче.

В вышеизложенной критике пл&#